Разделы сайта

Свежие новости

Гран При 70-летия: Расписание пресс-конференций

Во время второго подряд этапа в Сильверстоуне FIA повторит формат официальных пресс-конференций в условиях «закрытых» Гран При, опробованный на первых этапах сезона. Вновь все пресс-конференции будут виртуальными и вновь в четверг на вопросы по очереди ответят гонщики всех десяти команд. В пятницу перед камерой в пресс-центре соберутся две тройки руководителей.

«Да у тебя энергии завались!» Лучшие радиопереговоры Гран При Великобритании

Злой Кими Райкконен, невнимательный Лэнс Стролл и везучий Льюис Хэмилтон – в подборке радиопереговоров гонки Формулы 1 в Сильверстоуне... Хюлькенберг: «Мы можем прервать круг? Моя правая ягодица немного онемела. Ощущения не из приятных. Сменщику Серхио Переса оказалось не совсем комфортно в машине в первой тренировке. Окон: «Мда, опять Ферстаппен! Как всегда, он едет посередине трассы».

Полезные статьи

Хэмилтон: Это лучшая машина из всех, что у нас были

Хэмилтон: Это лучшая машина из всех, что у нас были

Перед Гран При Венгрии гонщики Mercedes Валттери Боттас и Льюис Хэмилтон поделились ожиданиями, связанными с третьим этапом сезона, при этом шестикратный чемпион мира подчеркнул, что машина W11 – лучшая из всех, что ему доводилось пилотировать.

Вопрос: В Шпильберге вы были быстрее Red Bull на прямых и в скоростных поворотах, но Хунгароринг по конфигурации заметно отличается от австрийской трассы, здесь нужно больше прижимной силы. Чего вы ожидаете от команды Red Bull на этой трассе, ожидаете ли, что борьба в группе лидеров обострится?
Валттери Боттас: Она действительно не такая, как австрийская, но пока мы провели две гонки на одной и той же трассе и видели только, на что машины разных команд способны на Red Bull Ring.

Интересно посмотреть, как всё будет складываться здесь. Пока мы этого не знаем, и можно лишь строить догадки. На Хунгароринге меньше прямых, это факт, здесь больше поворотов и требуется больше прижимной силы. Обычно машины Red Bull Racing очень хорошо справляются с поворотами, так что посмотрим.

Безусловно, наша машина способна на высокий темп, это обнадёживает, и мы настраиваемся на хорошие результаты на венгерской трассе, но в пятницу, субботу и воскресенье будем выяснять, на что мы способны на трассе такого типа.

Льюис Хэмилтон: Понятно, что эта трасса совсем другая, здесь всё в основном зависит от прижимной силы и эффективности шасси. Если вспомнить предыдущие годы, то обычно Red Bull хорошо выступали на таких трассах, как Хунгароринг и Монако, где важно, чтобы аэродинамика обеспечивала хороший прижим. Поэтому борьба однозначно обострится.

Думаю, нам придётся поднапрячься, но будет интересно! Red Bull были вполне конкурентоспособными и в предыдущий уик-энд, особенно в гонке, а на Хунгароринге они ещё прибавят.

Вопрос: Вы не раз одерживали победы на этой трассе, но какая из них вам больше всего запомнилась и почему?
Льюис Хэмилтон: Вообще-то у меня не очень хорошая память, и обычно я запоминаю только проигранные гонки. Болезненные воспоминания заставляют стремиться к победам. Например, ещё когда я выступал за McLaren, здесь проходила дождевая гонка, а мы поставили слики (Льюис имеет в виду Гран При Венгрии 2011 года, когда он финишировал 4-м). Помнится, тогда победил Дженсон Баттон, мой напарник.

Такого рода вещи я помню, хотя, разумеется, победы – это здорово. Но, пожалуй, я назову свою первую победу в Венгрии, одержанную вместе с Mercedes в 2013 году. Я тогда начинал новую стадию карьеры, и было очень важно, что я выиграл гонку в своём первом же сезоне с этой командой.

Вопрос: Вскоре вам, Джорджу Расселлу и Ландо Норрису предстоит домашняя гонка в Сильверстоуне, которая, как и предыдущие этапы сезона, пройдёт при пустых трибунах. Что вы думаете по этому поводу?
Льюис Хэмилтон: В предыдущий уик-энд я уже говорил, что когда ты находишься в команде, работаешь в гараже с инженерами, то понятно, что у тебя включается особый гоночный режим, и на другие темы ты почти не думаешь. Но когда я выезжаю на трассу, то замечаю пустые трибуны, и всё это влияет на общую атмосферу. Особенно остро это ощущалось в Австрии, когда я вылезал из машины после квалификации и после финиша гонки.

Гран При Великобритании – лучшая гонка чемпионата, и такой её делают болельщики, которые заполняют трибуны до отказа, ведь зрителей на этой гонке всегда десятки тысяч, так что сейчас ощущение будут очень странные, словно мы на тестах.

Я лишь надеюсь, что по ходу сезона ещё будут гонки, на которые смогут прийти болельщики.

Вопрос: Валттери, обычно на Гран При Венгрии приезжает немало финских болельщиков, но в этот уик-энд на трибунах Хунгароринга не будет финских флагов…
Валттери Боттас: Понятно, что сейчас ощущения несколько иные. Я уже привык, что здесь всегда много флагов Финляндии, но и венгерские болельщики меня горячо поддерживают, так что всего этого будет не хватать. Но я всегда знал, что они найдут какой-нибудь способ выразить свою поддержку, особенно если мы добьёмся успеха. Всё-таки лучше гоняться при пустых трибунах, чем не гоняться вообще.

Вопрос: Джордж Расселл подтвердил, что продолжит выступать за Williams и в 2021 году, но насколько вы близки к продлению контракта с Mercedes?
Валттери Боттас: Мы уже начали переговоры, поскольку все вдруг осознали, что время летит очень быстро, а когда три гонки проходят подряд, ты этого просто не замечаешь, ведь график очень плотный. Разумеется, пока ничего не подписано, но мы движемся в правильном направлении. Главное сейчас, как я говорил на прошлой неделе, это сохранять собранность, стремиться к победе в чемпионате, ведь перед нами стоят сложные задачи.

Разумеется, если рассуждать с позиций гонщика, то когда всё затягивается, это не очень приятно, но сейчас в целом всё нормально, нет ни паники, ни спешки.

Вопрос: В продолжение разговора: Льюис, вы уже четвёртый год сотрудничаете с Валттери, видите ли вы его прогресс? Можно ли говорить, что он вышел на какой-то новый уровень?
Льюис Хэмилтон: По-моему, этот же вопрос мне задавали и на предыдущей гонке! Что я могу сказать? Каждый год я вижу, что он продолжает прогрессировать как гонщик, как командный игрок, но также развивается как личность. Естественно, по мере роста проявляются не только его сильные стороны, но и какие-то слабости, но это относится ко всем. Конечно, он всё это анализирует, и над этим работает.

Мне кажется, что в этом году он стал ещё крепче физически, ещё целеустремлённее, и это здорово. Мне нравится, что наше сотрудничество продолжается, и наше взаимное уважение только растёт.

Вопрос: Какие ощущения вы испытываете за рулём новой машины Mercedes, насколько она лучше прошлогодней? Стало ли вам комфортнее и проще работать на трассе?
Льюис Хэмилтон: Начну с того, что у меня никогда не было машины, к которой я бы легко адаптировался, ведь условия на трассах всегда разные, повороты тоже, и с какими-то из них машины справляются хорошо, с какими-то – хуже. И в этом смысле ничего не меняется.

В прошлом пару раз приходилось иметь дело с машинами, к которым было трудно найти подход – одну из них Тото Вольфф как-то назвал «капризной примадонной», хотя лично я употреблял другое слово.

Но наша новая машина уже лучше. В прошлом году мы хорошо потрудились, стараясь выявить слабости W10, разобраться с ними и добиться прогресса. Этот процесс продолжается благодаря отличному взаимопониманию между нами, гонщиками, и инженерами. Команда внимательно к нам прислушивается, после чего воплощает наши идеи в новой машине.

Впрочем, пока мы работали с ней только на одной трассе. Добиться высоких результатов на одном быстром круге по-прежнему не просто, но это типично для Формулы 1. Но W11 – лучшая машина из всех, что у нас когда-либо были.

Источник