Разделы сайта

Свежие новости

Маррей: «Хэмилтон — один из самых успешных спортсменов Великобритании. Он заслуживает рыцарское звание»

Бывшая первая ракетка мира Энди Маррей поддержал инициативу присвоить рыцарское звание гонщику «Мерседес», семикратному чемпиону «Формулы-1» Льюису Хэмилтону.

Зак Браун: Алонсо – абсолютный профессионал

Зак Браун несколько лет работал с Фернандо Алонсо в McLaren – и считает, что с приходом испанца в Renault борьба в средней группе значительно обострится… Зак Браун: «Мне очень нравилось работать с Фернандо. У нас сложились отличные отношения.

Полезные статьи

Вольфф: Ради побед приходится многим жертвовать

01.11.2020 23:07

Вольфф: Ради побед приходится многим жертвовать

После финиша Гран При Эмилии-Романьи Тото Вольфф принимал поздравления, ведь команда Mercedes в седьмой раз подряд выиграла Кубок конструкторов. Отвечая на вопросы прессы, он рассуждал о том, как могут развиваться дальнейшие события и выразил надежду, что Льюис Хэмилтон продолжил выступать в Формуле 1 в 2020 году.

Вопрос: Примите поздравления, ведь команда Mercedes в седьмой раз подряд выиграла Кубок конструкторов! Но вы иногда говорите, что лично вам это даётся весьма дорогой ценой…
Тото Вольфф: Не только я плачу за это высокую цену, но и все остальные, кто имеет отношение к нашему проекту.Кровь, пот и слёзы вы никогда не видите, всё это остаётся за закрытыми дверями. Команде нравится, что мы выигрываем гонки, однако правда состоит в том, ради побед приходится очень многим жертвовать, но такие дни, как сегодня, это компенсируют.

Вопрос: Льюис Хэмилтон на пресс-конференции только что сказал, что он, возможно, в следующем году не будет выступать в Формуле 1. Разумеется, мы в курсе, что его контракт истекает в 2020-м, но вы можете прокомментировать его слова? Есть какие-то признаки того, что это может произойти?
Тото Вольфф: Понимаете, если он решит уйти из Формулы 1 в следующем году – а я думаю, что этого не произойдёт, и надеюсь, что не произойдёт– то рынок пилотов резко оживится. Но мне кажется, что он это сказал в порыве эмоций. Мы все счастливы, но при этом очень устали.

То же самое я могу сказать и о себе. Я хорошо понимаю его чувства, ведь в жизни есть немало других важных вещей. Нам в Формуле 1 везёт, мы занимаемся тем, что развлекаем людей, но потом приходится возвращаться в реальность, а она более суровая. Всё это тоже влияет, и это нормально.

Вопрос: Может быть, для Льюиса важно, чтобы вы остались на посту руководителя команды, а с этим пока нет ясности…
Тото Вольфф: Думаю, можно сказать, что у нас сложился своего рода симбиоз, и мы с ним действуем сообща. Разумеется, важно понять, к чему у тебя лежит сердце. Но я уже говорил, что это моя команда, и готов с гордостью повторить: я никуда не ухожу. Но Льюис хочет знать, какую роль я буду играть в будущем.

И потом, нет ничего вечного и постоянного. Ведь как было с Ники Лаудой в 70-х? Он проснулся однажды утром в один из дней гоночного уик-энда, в пятницу или в субботу, и почувствовал, что всё это больше не доставляет ему удовольствия. Думаю, такое может произойти с кем угодно. Но мы хотим продолжить нашу работу, она ещё не закончена. Это относится и ко мне, и к Льюису, и ко всей команде.

Вопрос: Когда вы планируете определиться со своим будущим? И когда мы узнаем о планах Льюиса – в этом году или уже в следующем?
Тото Вольфф: Если говорить обо мне, то в моих отношениях с Mercedes полная ясность, остаётся только выбрать правильный момент, чтобы подписать контракт. Кроме того, я был полностью сосредоточен на этом чемпионате, на том, что происходит на трассе, ведь сначала надо было его выиграть, и мне казалось неправильным тратить несколько дней на общение с юристами.

Думаю, в этом мы с Льюисом очень похожи. Пока чемпионат не закончен, нам было не до переговоров о контракте. Когда будет закрыт вопрос о чемпионском титуле, до первой гонки в Австралии, с которой начнётся следующий сезон, останется ещё несколько месяцев.

Вопрос: Вы для себя определились, какую роль в команде вы хотели бы играть в будущем?
Тото Вольфф: Работа, которой я занимаюсь, требует огромных усилий. Но я люблю ездить на гонки, мне нравится атмосфера товарищества, которая царит в нашей команде, я вижу, что все выкладываются по максимуму. При этом я уже говорил, что должен подумать, кто заменит меня на этом посту, ведь когда-то это должно произойти.

Кандидатура пока не определена, к тому же этого человека я ещё должен буду подготовить, а на это требуется время. Вместе с руководством Daimler мы решили, что я мог бы перейти на должность исполнительного директора команды или председателя совета директоров, после чего я определюсь, на скольких гонках буду бывать. А может быть, мне понравится смотреть их по ТВ и давать глупые советы, не вставая с дивана.

Вопрос: Хочется, чтобы вы прокомментировали стратегию команды. Как мы видели, на этой трассе тактика более раннего пит-стопа работала не слишком эффективно из-за трафика. В таком случае не очень понятно, почему вы так рано, уже на 19-м круге позвали в боксы Валттери Боттаса? Вы реагировали на то, что кругом раньше в Red Bull поменяли резину на машине Макса Ферстаппена? Или у Валттери были проблемы с шинами из-за того, что его машина подцепила какие-то обломки?
Тото Вольфф: Нет, с шинами всё было нормально, хотя ему приходилось пилотировать машину, аэродинамический обвес которой в значительной степени потерял эффективность, она снизилась на 50 пунктов. Не знаю, видели ли вы обломок, застрявший в его машине? Это чуть ли не половина крыла! Тем не менее, ему удавалось держать вполне адекватную скорость. Мы просто отреагировали на действия Макса и должны были защититься от возможной «подрезки». Отрыв, созданный Валттери, это позволял. Причина была именно в этом.

Понятно, что Льюис придерживался другой тактической схемы, он предпочёл подольше остаться на трассе. Думаю, если бы у Валттери не было проблем с машиной из-за того обломка, мы бы увидели более острое сражение за победу в гонке.

Источник