Разделы сайта

Свежие новости

Зак Браун: Регламент стоит сделать менее жёстким

В этом году команды чемпионата перешли на ограниченные бюджеты, а в 2022-м вступит в силу новый технический регламент – это самые серьёзные преобразования, которые происходили в Формуле 1 в последнее время. По идее эти реформы должны создать условия для более острой и плотной борьбы на трассах и сделать гонки интереснее.

«Ты свихнулся? Я гонщик Toro Rosso». Макс Ферстаппен вспоминает замену Даниила Квята

На Гран При Испании в прошлые выходные исполнилось пять лет с рокировки Макса Ферстаппена и Даниила Квята в Red Bull Racing и Toro Rosso. Голландский гонщик поделился воспоминаниями о том, как узнал, что он переходит в топ-команду. Флешбэк: Увольнение Даниила Квята из команды Red Bull Racing «Меня разбудил телефонный звонок – звонил отец.

Полезные статьи

Видео: Чего боятся и чего не боятся гонщики AlphaTauri

Видео: Чего боятся и чего не боятся гонщики AlphaTauri

В третьем эпизоде цикла Behind the Visor («Под забралом шлема»), который выпускает пресс-служба AlphaTauri, гонщики команды из Фаэнцы рассуждают о такой проблеме, как страх. В том смысле, что для них это не проблема.

Юки Цунода: «Если честно, никакого страха я не испытываю, потому что за рулём машины я ничего не боюсь, а просто получаю удовольствие от пилотирования и наслаждаюсь гонкой.

За пределами трассы, пожалуй, я боюсь высоты, это я готов признать. Когда я поднимаюсь на какую-нибудь высокую башню или здание или оказываюсь на мосту, мне всегда страшновато.

А ещё у меня есть воспоминания из детства, связанные с тем, что в наших краях была река, и многие ребята ныряли в неё с моста. Даже моя младшая сестра вполне спокойно прыгнула, но когда я впервые забрался на мост, то не смог прыгнуть.

И всё-таки, увидев, что это сделала сестра, я решился, хотя и не сразу. В общем, высоты я боюсь. Но на трассе никакого страха нет, я просто получаю удовольствие.

Вообще, наверное, больше всего я тревожусь за свой организм, ведь тело – важнейший инструмент в работе гонщика. Если бы с ним что-то было не в порядке, и я не мог бы выступать в гонках, для меня это стало бы шоком. Тело – важнейший инструмент, и только на втором месте – машина».

Пьер Гасли: «Я не большой поклонник авиации, поскольку в полёте я не контролирую ситуацию, а это мне не по душе. В самолётах в голову всегда лезли мысли, что мы можем разбиться ещё до того, как начнётся моя карьера в Формуле 1, а это бы стало огромным разочарованием! Поэтому я всегда боялся летать.

Если на трассе в меня кто-то врезается, я страшно злюсь на этого парня! И, конечно, здорово расстраиваюсь. Если же авария произошла по моей вине, я тоже расстраиваюсь, но вообще всё зависит от конкретных обстоятельств.

Должен сказать, что мне повезло, я не попадал в какие-то серьёзные переделки и не был в ситуациях, когда мне бы пришлось на себе испытать, что это такое. Не знаю, о чём человек думает в первую очередь в таких случаях, и надеюсь, что мне не доведётся это узнать».

Источник