Разделы сайта

Свежие новости

Президент FIA Жан Тодт отмечает юбилей

Президент FIA Жан Тодт отмечает юбилей – ему сегодня исполнилось 75 лет. Французский специалист начинал карьеру в автоспорте в роли раллийного штурмана. В 1981 году вместе с Ги Фекленом он завоевал Кубок конструкторов в WRC для Talbot Lotus и занял второе место в личном зачёте.

Марк Маркес: Кто будет претендовать на титул? Мне это неважно

Гонщик команды Repsol Honda Марк Маркес, отвечая на вопросы журналистов на презентации нового мотоцикла Honda, рассказал, как проходит его восстановление после травмы плеча, полученной на первом этапе сезона-2020 в Хересе. Новый сезон MotoGP начнётся 28 марта в Катаре, однако всё ещё не до конца понятно, сможет ли Марк принять участие в первых гонках сезона.

Полезные статьи

Роман Грожан: После аварии отношение ко мне изменилось

25.01.2021 16:59

Роман Грожан: После аварии отношение ко мне изменилось

Роман Грожан рассказал, как изменилась его жизнь после серьёзной аварии в прошлогоднем Гран При Бахрейна...

Роман Грожан: «В автоспорте не бывает безопасных соревнований, кроме, пожалуй, Формулы E. Когда едешь по трассе на скорости более 300 км/ч… К сожалению, сейчас печальный период для французов: сначала погиб Жюль Бьянки, затем Антуан Юбер… Я надеюсь, что закончил эту серию трагедий. Я мог умереть, но я выжил! Это хорошо.

В Бахрейне я ошибся. Передо мной ехали три машины, а справа оставалось свободное место. Я попробовал этим воспользоваться, но там был Квят. Мне не следовало этого делать. С другой стороны, это нельзя считать ошибкой, ведь я не знал, что он там. Он постоянно находился в моей слепой зоне. Я догонял соперников, значит, мой темп был выше – это логично. Но я забыл, что мотор Honda мощнее Ferrari. Когда я попытался занять свободное место, произошёл контакт.

Я вспоминаю Ники Лауду: он получил сильные ожоги, но спустя 37 дней снова сел за руль Формулы 1, а в 1984-м завоевал ещё один титул. У меня появился второй день рождения, и теперь надо двигаться вперёд. Я хочу думать о будущем, участвовать в новых проектах.

Я продолжу гоночную карьеру и сейчас обсуждаю детали контракта. Мы с женой никогда не проводили голосование по поводу моего участия в гонках. Марион знает, что если я не смогу выступать в гонках, то стану невыносимым. Надо дождаться дня, когда эта потребность пройдёт.

С детьми всё сложнее. Им трудно понять, что автоспорт – это моя страсть, часть меня. Благодаря гонкам, я такой, какой есть. Моей дочке три года – она каждый день рисует мои руки и не вполне понимает, что со мной произошло. Сыну пять лет – бывает, что он просыпается от мысли, что наш дом в огне. Старшему сыну семь лет – он предложил мне сменить сферу деятельности и заняться, например, теннисом, ведь мы часто встречаем Гаэля Монфиса – он наш сосед. Либо стать художником. Мне пришлось ему сказать, что я не умею рисовать, и я слишком стар, чтобы достичь уровня Гаэля.

В принципе, я быстро вернулся к привычному образу жизни. Целый месяц я повторял себе, что могу пропустить сезон и вообще не участвовать в гонках, даже если бы мне это не понравилось. Есть вещи, которые я никогда не буду делать. В IndyCar, а это неплохой вариант для меня, я не буду выступать на овалах, даже в Indy 500. По крайней мере, в этом году не буду. Но я не знаю, что меня ждёт в будущем. До аварии я без проблем гонялся бы на овалах, а теперь подожду с этим.

Авария изменила мою жизнь: теперь я не могу спокойно ходить в супермаркет за покупками. Раньше у меня было 900 000 подписчиков, а через пару дней после аварии – 1,4 миллиона. И хейтеры немного успокоились. Любопытно, что меня перестали воспринимать негативно.

Теперь ко мне относятся, как к парню, который выбрался из огня, но главное – как к гонщику, который ничего не упускает. Они спроецировали мою целеустремлённость после аварии на всю мою карьеру. Да, я делал глупости и много рисковал, но у меня никогда не было быстрой машины вроде Mercedes – тогда мне не пришлось бы агрессивно атаковать. Я ценю такое доброжелательное отношение. Раньше так было не всегда.

Люди начали понимать, что наша работа – это наша страсть. Мы многое вкладываем в неё, но это не развлечение. За рулём Haas, позволявшей бороться только за 19-е место, я едва не отдал свою жизнь, чтобы отыграть три позиции. Те, кто меня критиковал, не понимали, что мы рискуем жизнью. Люди стали забывать об уважении к нам».

Источник