Разделы сайта

Свежие новости

Чейз Кэри: Календарь Формулы 1 продолжит расширяться

Нынешний сезон Формулы 1 состоит из двадцати одного этапа – это повторение рекорда 2016 года. Многие гонщики и руководители команд против дальнейшего увеличения числа Гран При, но на встрече с инвесторами исполнительный директор Формулы 1 Чейз Кэри заявил, что в ближайшие годы гонок станет еще больше.

Роберт Шварцман: Итоги квалификации меня не устраивают, конечно

Российский гонщик Роберт Шварцман поделился впечатлениями от второй квалификации в Макао, состоявшейся в пятницу. Если в первый день слушатель гоночной Академии Ferrari был только 19-м, то во второй прибавил, поднявшись на 11-е место, с которого начнет квалификационную гонку в субботу.

Полезные статьи

Лео Туррини вспоминает, как Серджио Маркионе любил Ferrari

Лео Туррини вспоминает, как Серджио Маркионе любил Ferrari

Известный итальянский блоггер Лео Туррини поделился воспоминаниями о бывшем президенте Ferrari Серджио Маркионе и рассказал о том, как изменил свое мнение о нем.

Скончался экс-президент Ferrari Серджио Маркионе

«Когда бурной осенью 2014 года Серджио Маркионе стал президентом Ferrari, я был одним из тех, кто с огромным недоверием отнесся к его назначению. Скажу даже больше: я был против. Мне было непонятно, как человек из финансовой отрасли может ассоциироваться с «Красной страстью», тем самым чувством, которое делает компанию из Маранелло такой особенной. А моя более чем 20-летняя дружба с Лукой ди Монтедземоло только добавляла противоречий, – пишет Туррини в своем блоге. – Но затем, в один прекрасный день произошло то, что до сих пор трогает меня до глубины души. В тот день я был на студии телеканала Sky, только закончил прямой эфир и готовился к следующему, когда зазвонил телефон. На дисплее было написано «Неизвестный номер». Я ответил. «Добрый вечер, я Серджио Маркионе» – сказал голос в телефоне.

Предугадать мою реакцию было несложно. «А я тогда Наполеон Бонапарт! Скажи мне, кто ты на самом деле и что хочешь! У меня нет времени ...», – сказал я.

«Послушайте, я не Маурицио Кроцца [итальянский комедиант]. Я Серджио Маркионе и хочу говорить с вами. У вас есть желание?» – ответил он.

Конечно, у меня было желание! Я был поглощен любопытством и даже забыл о прямом эфире. Но что меня удивило еще больше, так это то, что при всей своей занятости, начиная от Fiat Chrysler и заканчивая Magneti Marelli и Alfa Romeo, в постоянных перелетах из Турина в Детройт и обратно, он заговорил о команде Ferrari.

«Понимаете, я хочу, чтобы вы знали об одном: я искренне люблю Ferrari, и говорю так не потому, что являюсь президентом. Я итальянец, выросший за границей. А когда ты живешь за пределами своей страны, то держишься за то, благодаря чему можешь гордиться своим происхождением. Для меня предметом гордости всегда была Ferrari, поэтому я никогда не сделаю команде плохого и, наоборот, приложу все усилия для ее возвращения на вершину Формулы 1».

С тех пор я старался гнать от себя чувство недоверия к нему. Да, я не всегда разделял его взгляды, иногда считал его действия и выражения неадекватными. Но я был уверен, что этот человек – настоящий «феррарист».

Удивительно, что будучи гражданином мира и полиглотом, этот человек поставил цель сделать Ferrari полностью итальянской. Я помню, какое недоумение вызвало его публичное заявление о том, что к работе в команде нет необходимости привлекать специалистов из других стран. Но всем, кто говорил, что это решение продиктовано отсутствием достойных альтернатив, Маркионне дал ответ, ставший программным манифестом. «Серьезно, я не понимаю, почему считается, что итальянские инженеры, которые строят самые красивые в мире автомобили, не могут строить самые быстрые гоночные машины».

За все это Серджио Маркионе нужно отдать должное. А еще лично я должен отдать ему должное за доверие, оказанное на прошлое Рождество. В кулуарах традиционной встречи с журналистами он попросил меня отойти с ним в сторону. Но не для не того, чтобы раскрыть какую-нибудь тайну о контракте Себастьяна Феттеля, нет.

«Вы знаете, я так жду момента, когда в 2019-м уйду с поста главы FCA и посвящу себя исключительно Ferrari. Я люблю эти земли и наконец-то я нашел место, где могу обосноваться. Я хочу купить дом здесь, в Маранелло…»

Увы, этого никогда не будет, дорогой Серджио. Судьба распорядилась иначе…»

Источник