Разделы сайта

Свежие новости

Виртуальный Ле-Ман выиграла команда RealTeam Redline

Макс Ферстаппен считался фаворитом 24-часового марафона Le Mans Virtual и на первой стадии гонки вполне оправдывал эти авансы, но затем допустил ошибку и разбил машину в шикане Ford.

Деймон Хилл объяснил, почему Серхио Перес справился с ролью пилота Red Bull лучше предшественников

Чемпион мира Ф1 1996 года Деймон Хилл объяснил, почему Серхио Перес справился с ролью напарника Макса Ферстаппена лучше, чем другие.

Полезные статьи

Кристиан Хорнер: Я хотел бы отметить стойкость Макса

16.12.2021 23:27

Кристиан Хорнер: Я хотел бы отметить стойкость Макса

На пресс-конференции, предварявшей церемонию награждения FIA, руководитель команды Red Bull Racing Кристиан Хорнер подвёл итоги непростого сезона, завершившегося чемпионским титулом Макса Ферстаппена.

Вопрос: Что вы можете сказать о работе Макса в этом году?
Кристиан Хорнер: Год был невероятный, и если вспоминать, как складывался сезон в целом – сезон, состоявший из 22 гонок, самый долгий в истории Формулы 1 – то надо отметить, что соперничество между двумя претендентами на титул было предельно острое. Макса и Льюиса по ходу всего чемпионата разделяли буквально одна-две десятые.

Макс пилотировал великолепно весь год, но я хотел бы отметить его стойкость, проявлявшуюся именно в сложные моменты: он просто продолжал упорно работать, верить в себя, атаковать, продолжал вести за собой команду. Мы знали, что когда он садится за руль, то всегда выкладывается на 100%. И это всех воодушевляло.

Это было особенно важно во второй половине чемпионата, когда у нас была не самая быстрая машина. Но благодаря Максу мы продолжали сражаться за победу и очень гордимся тем, чего он добился в этом году.

Вопрос: Стал ли он лучше, как гонщик? Вы видите разницу по сравнению с предыдущим сезоном?
Кристиан Хорнер: Думаю, мы просто предоставили ему более быструю машину, и он очень эффективно её использовал! (смеётся) В большинстве гонок он финишировал первым или вторым, за исключением Гран При Венгрии, где его машина была сильно повреждена. Статистика говорит сама за себя: посмотрите, сколько у него было поулов, кругов лидирования и побед.

Он пилотировал просто здорово, почти не допуская ошибок. Надо помнить, что по ходу сезона прессинг неуклонно возрастал, но то, как он с этим справлялся, вдохновляло всю команду.

Вопрос: Какие моменты чемпионата вы считаете ключевыми?
Кристиан Хорнер: Ярких моментов было немало, но кроме побед, кроме череды отличных результатов были и моменты другого рода, например, сход в Азербайджане, после чего нам пришлось отыгрываться. Была авария в Сильверстоуне, но Макс справился и этой неприятностью.

Во второй половине чемпионата я бы выделил Остин, где преимущество было явно не на нашей стороне, однако Максу удалось одержать невероятную победу.

Вопрос: В какой мере вас тревожило, что команда Mercedes намеревалась опротестовать результаты Гран При Абу-Даби?
Кристиан Хорнер: Мы не считали, что у нас были серьёзные причины для беспокойства. После гонки мы провели достаточно много времени в комнате стюардов, обсуждая случившееся, но появление автомобиля безопасности – обычное дело в Формуле 1. При этом директор гонок FIA всегда стремится, чтобы борьба на трассе возобновилась как можно быстрее – это входит в его прямые обязанности.

Случившееся наделало немало шума, но в начале той гонки принимались решения, направленные против нас. Нам казалось, что такие решения принимались и на этапе в Саудовской Аравии. Мы также считаем, что нам не повезло в Имоле, где Льюис застрял в гравийной ловушке, отстал на круг, но его напарник разбил машину, столкнувшись с гонщиком Williams. В результате Льюису сначала получил возможность вернуться в один круг с лидером, а потом смог финишировать вторым в гонке.

А в Сильверстоуне Макс попал в аварию, гонка была остановлена красными флагами, Льюис получил штраф, но всё равно выиграл гонку, да ещё получил дополнительное очко за лучший круг.

В общем, мы считаем, что в этом году многое было против нас. Но обычно в течение года всё само собой уравновешивается, и в Абу-Даби гоночные боги вмешались, когда я уже считал, что победу в чемпионате мы упустили, ведь машина Mercedes была быстрее.

Вопрос: Можно ли сказать, что этот сезон был самый тяжёлый за все годы вашей работы в Формуле 1?
Кристиан Хорнер: Безусловно, с самого начала дел было очень много, ведь сначала были переговоры о моратории на доработку двигателей, очень важные для нас, поскольку от их исхода зависела наша дальнейшая политика, ведь именно тогда решалось, сможем ли мы договориться с Honda. Всё это происходило в феврале, а потом мы занялись созданием собственного моторостроительного подразделения.

За кулисами шла очень напряжённая работа, когда надо было найти высококлассных специалистов и договориться с ними о сотрудничестве. Конечно, в это же самое время многое происходило и на гоночных трассах, так что год выдался очень непростой.

Победу в этом чемпионате можно сравнить с первым титулом, который в 2010 году мы выиграли вместе с Себастьяном Феттелем – она тоже занимает особое место в среди наших успехов. Высочайший уровень соперников заставил нас превзойти самих себя, мы даже не думали, что на это способны. Поэтому мы испытываем невероятную гордость за достижения нашей команды и за достижения Макса.

Вопрос: Как вы полагаете, как долго вам удастся удерживать Макса в вашей команде?
Кристиан Хорнер: После финиша Гран При Абу-Даби он сказал, что готов выступать за Red Bull Racing ещё 15 лет. А у меня в кармане готовый контракт, поэтому нам будет легко договориться! (смеётся)

Если серьёзно, то отношения с гонщиком зависят не только от контракта. Когда Макс пришёл в нашу команду, он был ещё почти мальчишкой, но постепенно взрослел и превратился в молодого человека. Он рос вместе с командой, и я считаю, что доверие, которое установилось между нами, стоит любых договорённостей, изложенных на бумаге.

Поэтому я в предвкушении дальнейшего сотрудничества с Максом, которое продолжится ещё не один год, и я считаю, что у нас ещё очень многое впереди.

Источник