Разделы сайта

Свежие новости

Гран При Бельгии: Ставки букмекеров

Букмекерская контора William Hill опубликовала курс ставок на победу в Гран При Бельгии. Фаворитом гонки в Спа букмекеры считают гонщика Mercedes Льюиса Хэмилтона. На втором месте в рейтинге Себастьян Феттель, на третьем – Шарль Леклер. Шансы Валттери Боттаса и Макса Ферстаппена на победу оцениваются ниже.

Алекс Ринс: Я вновь опередил легенду – это невероятно!

Гонщик Suzuki Алекс Ринс одержал вторую победу в сезоне и в карьере, в последнем повороте Гран При Великобритании обогнав Марка Маркеса. После гонки взволнованный испанец поделился эмоциями с официальным сайтом MotoGP.

Полезные статьи

Клэр Уильямс: Я признаю свою вину

Клэр Уильямс: Я признаю свою вину

Заместитель руководителя Williams Клэр Уильямс о проблемах команды в последние годы и причинах столь бедственного положения...

Вопрос: Все думали, что в прошлом году Williams достигла дна, но похоже, что в этом году может быть ещё хуже. Почему это произошло, ведь у вашей команды столько опыта и такая богатая история?
Клэр Уильямс: Да, у команды богатая история. И мы ей гордимся. Но время идёт, и всё меняется. В Формуле 1 изменения происходят быстрее, чем в повседневной жизни. До того, как мы опустились на 10-е место в Кубке конструкторов, у нас было четыре неплохих сезона, в 2014-м и 2015-м мы занимали третье место. Чтобы это сохранить и даже добиться прогресса, мы кое-что изменили во внутренней структуре, а это оказалось ошибкой. Это была моя инициатива, и я признаю свою вину.

В прошлом году у нас возникла проблема с аэродинамикой, но нельзя опуститься с пятого места на десятое только из-за недостаточно конкурентоспособной машины. Причина наших проблем в том числе в структуре и организации работы команды. Отыграться по ходу сезона очень сложно, и мы оказались на последней строчке Кубка конструкторов.

Мы рассчитывали вернуться в борьбу в этом сезоне, надеялись воспользоваться переменами в техническом регламенте, чтобы отчасти сократить отставание, но нам это не удалось. Если не вдаваться в подробности, аэродинамическая эффективность, в частности, работа переднего антикрыла и нехватка прижимной силы – это две главные наши проблемы. Параллельно с этим мы пытаемся провести реструктуризацию, а это требует времени.

Сейчас наш приоритет – создать достаточное количество запчастей. Кроме того, мы должны улучшить механическое сцепление с трассой, чтобы гонщики почувствовали уверенность в машине, которой им не хватает. Поверьте, мы не прячем голову в песок. Мы знаем, какие у нас позиции, и что нужно сделать, чтобы отыграться. Но это долгий процесс.

Наш бюджет в три раза меньше, чем у топ-команд, но это ничуть не уменьшает нашу ответственность. Если результаты не соответствуют ожиданиям, мы сами в этом виноваты. Сначала нужно решить производственные проблемы. Мы стараемся самостоятельно производить как можно больше деталей, у нас работает 620 человек – это много для такой структуры как наша. Создать Williams будущего, сохранив нашу культуру – вот наша задача.

Вопрос: Разве не в этом заключалась задача Падди Лоу? Разве он ушёл из Mercedes не ради этого вызова?
Клэр Уильямс: Позвольте не отвечать на этот вопрос. Сейчас мне очень сложно говорить о Падди и о его роли в этом.

Вопрос: После его ухода в академический отпуск вам пришлось заново распределить роли в техническом департаменте. Кто сейчас им руководит?
Клэр Уильямс: У нас на базе хорошая команда инженеров. Некоторые из них известны, другие остаются в тени. Сейчас Даг Маккирнан отвечает за аэродинамику, а Адам Картер возглавил отдел проектирования. Я полностью им доверяю и верю, что мы движемся в верном направлении.

Мы с Майком О’Дрисколлом управляем командой, а я присутствую на встречах Технической рабочей группы, чтобы принятые решения не противоречили интересам Williams. К нам вернулся Патрик Хед – он стал консультантом команды, чтобы поддержать инженеров в столь сложный период. У него столько опыта и такой характер, что к нему прислушиваются. Его советы будут очень ценными.

Вопрос: Он вернулся и для того, чтобы вернуть команде уверенность и спокойствие?
Клэр Уильямс: Да. Знать, что он рядом с нами – это обнадёживает и команду, и меня. Это компас, который поможет нам найти ориентиры. Мы должны вернуть уверенность в себе, и в этом нам помогают Роберт Кубица и Джордж Расселл. Они многое делают, чтобы поддержать боевой дух команды, и я не нахожу слов, чтобы их отблагодарить.

Вопрос: Разве со временем команда не стала слишком неповоротливой? Она утратила свою ловкость и умение быстро реагировать?
Клэр Уильямс: Williams – крупная команда, где работает более 600 человек, и мы должны идти своим путём, обходя препятствия. Когда командой управлял Патрик Хед, в ней работали 300 человек, с тех пор штат увеличился вдвое. Важно отвечать требованиям всех и добиться, чтобы команда работала сообща. Это одна из составляющих успеха.

Вопрос: Без Williams Advanced Engineering команду постигла бы та же участь, что Tyrrell в 1990-е годы?
Клэр Уильямс: Williams Advanced Engineering работает в разных областях, в частности, в автомобилестроении, авиационной и космической промышленности и так далее. В этом подразделении компании работает 350 человек, и они фантастически справляются. Хотя это подразделение было создано в 2010 году в поддержку гоночной команды и в ответ на падение интереса спонсоров, сейчас оно мало участвует в финансировании команды. Финансирование команды почти полностью зависит от спонсоров и доходов Формулы 1.

Вопрос: Нынешняя ситуация в Williams – доказательство того, что теперь у частной команды всё меньше возможностей существовать без крепкой связи с автопроизводителем?
Клэр Уильямс: Разве мы не являемся живым доказательством того, что это по-прежнему возможно? Этот вопрос возникает уже не первый год, но мы выживаем. Стало невероятно сложно привлекать новых спонсоров, но нам это до сих пор удается. Мы давно пытаемся добиться у руководства спорта, чтобы нас услышали. Судя по всему, теперь всё начинает двигаться в правильном направлении.

Вопрос: Последние разговоры о регламенте на 2021 год позволяют вам надеяться на более успешное будущее?
Клэр Уильямс: Мы ещё не видели конкретного технического регламента, но полностью поддерживаем общую философию. Что касается ограниченного бюджета, распределения доходов и так далее – всё, что сейчас обсуждается, движется в том направлении, на которое мы рассчитываем.

Вопрос: В каком настроении ваши гонщики?
Клэр Уильямс: У нас хорошие гонщики, они настроены позитивно, по-боевому. Это настоящие гонщики Williams, они проводят много времени с командой. Они ни в чем не полагаются на удачу, не поддаются сомнениям или унынию.

У Джорджа есть всё, чтобы добиться успеха. Я давно не слышала у дебютанта такой подробной обратной связи. У него большое будущее в автоспорте. Как только мы предоставим ему более эффективную машину, он многого добьется.

Что касается Роберта, сейчас редко встретишь столь увлеченного гонщика, и мы гордимся, что он работает у нас. На него возлагали много надежд в Формуле 1, пока он не попал в аварию, и он продемонстрировал такое упорство, чтобы вернуться в Формулу 1, всё построить заново, что заслуживает больше, чем обычной похвалы. Роберт станет центральным элементом нашего возвращения в борьбу.

Вопрос: Следующие несколько недель или месяцев будут не самыми простыми в долгой истории Williams. Ждать от вас очков в этом году – это утопия?
Клэр Уильямс: Наше присутствие на стартовой решетке – это не большая утопия, чем наша способность прогрессировать. Мы уже 42 года профессионально занимаемся гонками, и это является нашей страстью. Мы знаем, что значит побеждать и проигрывать. Да, сейчас мы в самом конце пелотона, но я знаю, что возвращение на позиции, которые мы заслуживаем – это вопрос времени. Я не разговаривала бы с вами сейчас, если бы не была полностью уверена, что мы отыграемся. И станем ещё сильнее!

Источник