Разделы сайта

Свежие новости

Гран При 70-летия: Расписание пресс-конференций

Во время второго подряд этапа в Сильверстоуне FIA повторит формат официальных пресс-конференций в условиях «закрытых» Гран При, опробованный на первых этапах сезона. Вновь все пресс-конференции будут виртуальными и вновь в четверг на вопросы по очереди ответят гонщики всех десяти команд. В пятницу перед камерой в пресс-центре соберутся две тройки руководителей.

«Да у тебя энергии завались!» Лучшие радиопереговоры Гран При Великобритании

Злой Кими Райкконен, невнимательный Лэнс Стролл и везучий Льюис Хэмилтон – в подборке радиопереговоров гонки Формулы 1 в Сильверстоуне... Хюлькенберг: «Мы можем прервать круг? Моя правая ягодица немного онемела. Ощущения не из приятных. Сменщику Серхио Переса оказалось не совсем комфортно в машине в первой тренировке. Окон: «Мда, опять Ферстаппен! Как всегда, он едет посередине трассы».

Полезные статьи

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, 86-я победа! До рекорда Михаэля Шумахера, который еще недавно казался недостижимым, осталось пять. Сегодня вы абсолютно контролировали ситуацию, великолепный пилотаж!
Льюис Хэмилтон: Хотите верьте, хотите – нет, но мне действительно пришлось постараться – особенно в конце гонки, чтобы показать быстрейший круг. Мои поздравления всем сотрудникам Mercedes и особенно специалистам из отдела силовых установок – им удалось сработать отменно и добиться прогресса от предыдущего сезона к нынешнему.

Для меня Гран При Венгрии – одна из любимых гонок, но большую часть дистанции я сегодня ехал совершенно один. Но это тоже был вызов, пусть и иного рода. Да, машина была быстра, но без слаженных действий механиков, без верной стратегии я не смог бы победить. Я долго контролировал износ шин Medium, на последних кругах получил Soft и заработал дополнительное очко за быстрейший круг!

Вопрос: (Мартин Брандл) Восьмая победа в Венгрии, притом вы перехватили лидерство в личном зачете! Первый этап сезона сложился для вас не вполне удачно, но вы сумели вернуть себе преимущество!
Льюис Хэмилтон: У меня было ощущение, что в первый уик-энд сезона я оказался не вполне готов к некоторым моментам и ситуациям. После той гонки я, как, впрочем, после любого Гран При, много времени посвятил анализу и работе, и следующие две гонки провел очень здорово. Надеюсь выступать так и дальше!

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, примите поздравления! По пути на стартовую решетку вы врезались в защитный барьер, однако в гонке сумели вклиниться между гонщиками Mercedes, а болельщики назвали вас гонщиком дня! Как всё прошло?
Макс Ферстаппен: Конечно, начало получилось совсем не таким, как хотелось: я врезался в барьер по дороге на стартовое поле, но механики проделали невероятную работу и отремонтировали машину. Не знаю, как им это удалось, и я им отплатил, финишировав вторым.

Конечно, я очень рад. Крайне важно было хорошо проехать первый круг, после чего, по-моему, мы принимали правильные решения, продолжали следовать нашим планам и смогли вклиниться между двумя машинами Mercedes.

Вопрос: (Мартин Брандл) Как вела себя машина? Ваши механики успели закончить работу за считанные секунды до того, как для них прозвучал сигнал отойти от машины. Если бы они хоть немного замешкались, вы бы получили штраф и потеряли несколько позиций.
Макс Ферстаппен: Управляемость машины была абсолютно нормальная, хотя механики успели закончить работу буквально в последний момент.

Вопрос: (Мартин Брандл) В какой момент вы поняли, что Валттери не сможет вас опередить?
Макс Ферстаппен: Это невозможно знать наверняка. Под конец дистанции я ехал в своем темпе, Валттери Боттас с каждым кругом сокращал отставание на секунду, но когда между нами осталось 1.5 секунды, преследовать меня ему стало намного сложнее. Кроме того, на последнем круге пришлось ещё и с трафиком разбираться, а я ехал на изношенных шинах, так что мне тоже пришлось непросто. Но мы всё-таки удержались впереди, и я вполне доволен вторым результатом.

Вопрос: (Мартин Брандл) Наверняка это второе место воспринимается как победа?
Макс Ферстаппен: Поскольку я думал, что вообще не смогу стартовать, то сегодняшнее второе место – это как победа!

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, третье место в захватывающей, но очень непростой гонке!
Валттери Боттас: Неудачная гонка. Стартуя вторым, вы всегда надеетесь на победу. Но я провалил старт, среагировав, когда погас сигнал на моём дисплее – не знаю, почему, это произошло – вместо того, чтобы реагировать на сигнал светофора. Пришлось разгоняться снова.

Вопрос: (Мартин Брандл) Стюардов устроило, что вы оставались внутри стартовой разметки, а ваша машина не находилась в движении, когда погасли огни светофоров. Получается, удалось избежать проблем из-за возможного фальстарта, верно?
Валттери Боттас: Да, этих проблем удалось избежать, но я потерял много позиций и осложнил себе гонку. Я боролся до конца, у нас был напряженный поединок с Максом… Но я всё равно заработал много очков.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вам не хватило буквально одного круга. Стоило ли, как вам кажется, идти на риск и проводить третий пит-стоп?
Валттери Боттас: Да, нам стоило рискнуть: я получил более свежую резину, но в итоге это не сработало.

Вопрос: (Мартин Брандл) Впереди две гонки в Сильверстоуне. На скоростной британской трассе ваша машина должна быть очень быстра, не так ли?
Валттери Боттас: Надеюсь, машина будет конкурентоспособна в Сильверстоуне. С нетерпением жду следующую гонку, этот уик-энд многому меня научил.

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, поздравляем! Вы полностью контролировали ситуацию и в гонке, и по ходу уик-энда в целом. Были ли какие-то моменты, из-за которых пришлось понервничать?
Льюис Хэмилтон: Нет, если честно, это был замечательный день. Правда, перед самым стартом прошел дождь, и это усилило прессинг, ведь всем известно, насколько сложно гоняться в Венгрии на мокрой трассе. Дождь быстро прекратился, но асфальт оставался очень скользким – кажется, Макс в этом лично убедился!

Макс Ферстаппен: Да, проверил по пути на стартовую решетку!

Льюис Хэмилтон: Да, когда мы ехали на стартовую решетку, промежуточные шины едва держали трассу, настолько низким был уровень сцепления. Но мне, к счастью, удалось уверенно стартовать, а далее оставалось лишь следить за состоянием шин и отрывом от соперников.

В каждой гонке мы узнаем нечто новое о машине, о поведении шин. Условия отличаются от трассы к трассе, шины везде ведут себя по-разному, потому приходится везде быть предельно внимательным. Но сегодня мы продемонстрировали невероятный темп, за что огромное спасибо команде – она работает совершенно фантастически, я горжусь тем, что выступаю за неё.

В предыдущие два года у нас тоже была очень быстрая машина, но всегда есть области, в которых, по мнению гонщика, можно добиться прогресса и за счёт этого отыграть еще немного времени. Здорово, что инженеры прислушались к моему мнению и к мнению Валттери, сделали кое-какие доработки – в результате поведение машины в большей степени соответствует нашим предпочтениям. Оно стало практически идеальным, что вы и наблюдали сегодня.

Вопрос: Льюис, насколько агрессивно вы атаковали по ходу гонки? И насколько сложно было с шинами Medium проехать так много кругов?
Льюис Хэмилтон: Сегодня шины Medium вели себя не идеально, но всё же лучше, чем Soft. Пожалуй, на одном комплекте Hard можно было бы проехать еще больше кругов, но чтобы стартовать на нём… В любом случае, мы сработали здорово, когда прошли в финал квалификации с шинами Medium.

После старта мне удалось создать отрыв, притом на дистанции я мог ехать в темпе Макса и притом беречь шины, что было очень здорово! В какой-то момент темп Макса начал падать, но мой собственный оставался прежним. Знаете, я постоянно стремлюсь к тому, чтобы как можно лучше контролировать ресурс шин по ходу отрезка, ведь никогда не знаешь, как скоро они начнут терять эффективность. К счастью, Medium у нас продержался довольно долго и позволял ехать достаточно быстро даже в конце отрезка.

Но меня всё-таки позвали в боксы вскоре после того, как Макс совершил свой второй пит-стоп. Далее я рассчитывал просто держать отрыв, однако круг за кругом он постепенно увеличивался. Поскольку условия были относительно прохладными, я не мог сильно сбросить темп, так как шины тут же бы остыли. Требовалось ехать стабильно быстро – в противном случае температура шин упала бы, и они стали бы изнашиваться намного быстрее.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, непростой уик-энд для вас и Red Bull Racing. Что произошло на пути к стартовой решетке?
Макс Ферстаппен: Я заблокировал колеса, отпустил тормоза, снова нажал на них, но колеса заблокировались повторно, и я просто проехал прямо. С самого начала того круга машине не хватало сцепления с трассой, из-за блокировки колес я был не в силах что-либо предпринять и врезался в стену. Мне казалось, что на этом всё и закончится, однако я смог продолжить движение.

Мне не хотелось всё бросить и сдаться, я сказал себе: «Доберись до стартовой решетки, а там будет видно». Я мог бы выбраться из кокпита и тем самым поставить точку, но в итоге механики успели всё починить, и я стартовал в гонке. Мне удался отличный первый круг, мы здорово сориентировались по стратегии, и я смог вклиниться между Льюисом и Валттери. После непростого начала уик-энда это отличный результат, которого мы совершенно не ожидали!

Вопрос: Валттери, после старта вы беспокоились о том, назначат ли вам штраф?
Валттери Боттас: Нет, ведь моё беспокойство ни на что бы не повлияло. Старт я в любом случае провалил, так что далее предпочел сосредоточиться на гонке, чтобы как можно скорее прорваться вперед. Если спустя какое-то время мне не сообщили о фальстарте, значит, всё было в пределах нормы, но ситуация в любом случае получилась досадной, я сильно испортил себе гонку/

Вопрос: Макс, о чем вы думали в те минуты, когда механики чинили вашу машину? Вы сходили на пит-лейн, послушали гимн – вы выглядели абсолютно спокойным, но на деле, полагаю, было иначе.
Макс Ферстаппен: Нет, я в самом деле был спокоен. Я воспринимал ситуацию так: «Давайте посмотрим, получится ли стартовать, а если нет – что ж, тогда этот досадный уик-энд, наконец, закончится». Но механики сработали отлично, я очень хотел добиться результата и доказать, что их старания не были напрасными.

Вопрос: Макс, что в той ситуации сказали вам Хельмут Марко и Кристиан Хорнер?
Макс Ферстаппен: Я с ними не разговаривал, мы просто пожали друг другу руки перед тем, как я вернулся в восстановленную механиками машину. Конечно, можно было долго беседовать, но какой в этом смысл? Ситуация была предельно понятной: я врезался в стену, машина получила повреждения – давайте попробуем успеть устранить повреждения, а дальше будет видно.

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, стремление показать быстрейший круг в конце гонки всегда сопряжено с риском. Почему вам так хотелось проехать быстрее всех? Считаете ли вы, что борьба за титул с Валттери будет настолько плотной, что вам необходимо брать максимум очков на случай, что далее что-то может пойти не так, чтобы не уступить напарнику, как вы уступили Нико Росбергу в 2016-м?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос. Конечно, мы всегда должны оценивать риски, и я не атаковал на грани ошибки – ситуация была полностью под контролем. Мне уже доводилось упускать титул из-за нескольких очков, и я знаю, насколько важно брать максимум от каждой гонки.

Мы не знаем, насколько надежной будет машина, как долго продлится сезон. Валттери здорово выступил в первой гонке, сегодня тоже удерживал быстрейший круг, но я чувствовал, что должен перехватить результат – не зря же я лидировал с таким отрывом!

Дополнительный пит-стоп – это всегда риск возникновения непредвиденных ситуаций. Но мы профессиональная команда, и если действуем сосредоточенно, то крайне редко ошибаемся. Так получилось и в этот раз, всё прошло успешно, решение оказалось верным.

Вопрос: Валттери, не могли бы вы рассказать чуть подробнее о заминке на старте? На какие сигналы вы среагировали – на индикатор переключения передач, на другую индикацию на дисплее? И в продолжение темы: в прошлом году вы говорили, что на фоне Льюиса вам не хватает стабильности. Нет ли ощущения, что сегодня именно стабильности и не хватило?
Валттери Боттас: Что касается старта… Не знаю, какой конкретно сигнал сработал. Я следил за светофорами, все пять уже горели красным, и я ждал, что они вот-вот погаснут, когда за мгновение до этого на руле то ли включился какой-то индикатор, то ли основной дисплей загорелся иным цветом, причем довольно ярко – и я среагировал. Я думал, что это огни светофора, из-за Halo со своей стартовой позиции я не видел их полностью. Досадная получилась ситуация, только так я могу её объяснить.

Уверен, мы с командой заново оценим всю индикацию на руле, разберемся, что именно произошло, и сделаем так, чтобы в важный момент на дисплее ничего не менялось – не хочется иметь даже один отвлекающий фактор. Всегда стараешься выступать стабильно, но в этот раз не получилось, причем именно из-за заминки на старте. В любом случае, она уже в прошлом, нужно сделать выводы и двигаться дальше.

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Борьба продолжается, это была всего одна неудачная гонка. Если удается даже в неудачной гонке финишировать на подиуме, ничего не потеряно, так что у меня нет причин сомневаться в собственных силах. Скорее наоборот, в гонке я сражался здорово, просто уик-энд в целом сложился не в мою пользу. Я не позволю этой ситуации сбить меня с пути, буду продолжать работать и постараюсь отлично выступить в Сильверстоуне.

Вопрос: Макс, уик-энд оказался непростым для Red Bull Racing. Были сложности с машиной, механикам приходилось то устанавливать новинки, то снимать их. Очевидно, команда ищет ответы на определенные вопросы. Удалось ли получить ответы хотя бы на некоторые из них? Реально ли в короткие сроки сделать машину по-настоящему конкурентоспособной, или же отставание слишком велико, чтобы отыграть его достаточно быстро?
Макс Ферстаппен: Безусловно, одолеть Mercedes будет очень сложно, но для нас главное – понять, что идёт не так, внести корректировки, сделать выводы и продолжить сражение на трассе. Как только вы нашли верное направление, можно довольно быстро подготовить немало эффективных доработок, но сперва нужно разобраться, в какой области у машины наиболее серьезные проблемы.

Вопрос: Насколько близки в Red Bull Racing к этому пониманию?
Макс Ферстаппен: Мы к нему всё ближе и ближе!

Вопрос: Льюис, наверное, вас это мало заботит, но есть ли риск, что борьба за титул превратится в формальность, особенно если учесть, насколько здорово вы выступаете, и насколько быстра ваша машина?
Льюис Хэмилтон: Для меня борьба за титул точно не будет формальностью! Мы работаем на пределе и будем продолжать выкладываться по максимуму. Я не знаю, как сложатся следующие гонки.

Хотел бы я большей конкуренции со стороны других команд? Конечно, да. Например, в Red Bull Racing проделали большую работу, и я не сомневаюсь, что в какой-то момент по ходу сезона они сумеют добиться прогресса. В прошлом году в Венгрии у нас с ними было захватывающее сражение, я предполагал, что и в этот уик-энд Red Bull Racing будут очень быстры – не знаю, что произошло у них в квалификации, но в гонке они прибавили и были вполне конкурентоспособны.

Но дело в том, что наша команда в этот уик-энд оказалась безупречна буквально во всём, а всегда сложно конкурировать с тем, кто работает на 100%. Впрочем, я всё же надеюсь, что соперники смогут навязать нам борьбу – посмотрим, какой будет ситуация в следующих гонках.

Вопрос: Льюис, в первой гонке Mercedes пришлось поволноваться за надежность машины. Во второй Максу удалось организовать серьезный прессинг, но в Венгрии у вас было колоссальное преимущество в квалификации, а в гонке все, кроме первой пятерки, уступили вам минимум один круг. Вы даже смогли провести на один пит-стоп больше, чем Макс, а финишировавшему четвертым Лэнсу Строллу привезли почти минуту! Можно ли сказать, что мы видели всё, на что способна Mercedes W11?
Льюис Хэмилтон: В этой фазе сезона – да, и лично я сегодня выжал из W11 максимум. После этой гонки все команды вернутся на свои базы, но режим работы, которому следуют в Mercedes…

Знаете, такое ощущение, что все в коллективе радуются успеху буквально пару минут, после чего вновь становятся предельно серьезными и продолжают прилагать усилия. Иногда я спрашиваю их: «Эй, вы там вообще счастливы?», - они уверенно кивают в ответ, а затем мы снова говорим только о работе и машине!

Притом, когда мы обсуждаем машину, мы не говорим «всё было отлично» - наоборот, мы говорим, что можно было бы сработать лучше вот здесь, добиться большего вот в этой области.

Валттери всегда даёт очень ценные комментарии, мы вместе помогает команде двигаться вперед, каждый сотрудник Mercedes неустанно ищет возможности для улучшений. И не важно, есть ли у нас преимущество над соперниками, насколько оно велико – мы в любом случае продолжаем стараться, снова и снова оцениваем разные идеи, и это, пожалуй, больше всего впечатляет в Mercedes.

Вопрос: Валттери, в конце гонки, получив свежий комплект шин, вы стремительно приближались к Максу. Вы были уверены в том, что сумеете догнать? Считаете ли вы, что упустили возможность взять второе место, или всё равно довольны тем, что сумели подъехать настолько близко?
Валттери Боттас: Мне нужно взглянуть на телеметрию, чтобы охватить все факторы. Уверен, в команде проанализируют, какой из вариантов теоретически был самым выгодным. На тот момент казалось, что перейти на свежий комплект – верное решение, так как шины у меня и Макса работали практически одинакова, разница в эффективности была минимальной. Если бы я не провел пит-стоп, организовать атаку на столь сложной для обгонов трассе было бы практически нереально.

Меня устраивала идея с пит-стопом, так как я понимал, что на последних кругах мои шины будут в лучшем состоянии. Этот план практически сработал, но пришлось обгонять многочисленных круговых, терять на этом время – в итоге не хватило одного-двух кругов. В конце гонки на более свежих шинах я был явно быстрее Макса, но этого не хватило. Мы внимательно всё проанализируем.

Вопрос: Макс, насколько вас беспокоил темп Валттери в конце гонки?
Макс Ферстаппен: Всё это напоминало прошлогоднюю ситуацию. Я старался ехать в своем темпе, поскольку не мог внезапно помчаться на полсекунды быстрее и просто берёг шины. Всё складывалось неплохо, но на последних кругах я попал в трафик. Когда оказываешься в трех секундах позади другой машины, твоя собственная начинает вести себя нестабильно, а если соперник позади при этом мчится на более свежих шинах, ситуация становится особенно неприятной.

Заключительные три круга получились откровенно непростыми, но я удержал второе место и очень этому рад! К слову, даже в конце гонки мои шины довольно неплохо держали трассу.

Вопрос: Вопрос для Макса и Льюиса. Льюис, в начале гонки вы за три круга оторвались от всех на восемь секунд, а вы, Макс, уже на первом круге прорвались с седьмого места на третье. Расскажите, как вы оценивали условия на влажной трассе, как соизмеряли риск и возможности? О чем вы думаете, когда видите, что мчитесь настолько быстрее всех остальных?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос! Знаете, в момент старта случается, что соперник оказывается вплотную позади, и ты чувствуешь, что борьба идёт на пределе. Иногда ты действуешь менее уверенно, а соперник добивается лучшего сцепления с трассой и выходит вперед, но бывает и так, что ты стремительно увеличиваешь отрыв, а преследователи либо не успели среагировать, либо чувствуют себя не настолько комфортно.

Когда мы ехали на стартовую решетку, трасса была очень скользкой, и я смог более-менее прикинуть, в каких условиях придется начинать гонку. Правда, за те 15-20 минут, что мы ждали старта, трасса успела заметно подсохнуть, но все равно требовалось найти оптимальный баланс и не допустить лишнего риска.

Это не спринт, скорее марафон, и чтобы не потерять всё на первых метрах, нужно действовать аккуратно. Конечно, при старте с поула машин впереди нет, и тебе не приходится иметь дело с возмущенным потоком воздуха – в такой ситуации всё же чуть проще. Но когда приходится стартовать из пелотона, как сегодня Максу, всё намного труднее.

Пресс-конференция в воскресенье. Макс Ферстаппен и Льюис Хэмилтон

Мы как раз обсуждали с ним, насколько здорово он сориентировался, когда в первом повороте сместился к внешней кромке трассы. Мне нужно посмотреть запись того момента, поскольку я не понимаю, зачем гонщики впереди сместились на внутренний радиус, фактически открыв дорогу Максу. Но я знаю, что такой ситуации чувствует гонщик, так как сам в своей дебютной гонке в Мельбурне поступил аналогичным образом – все сместились вовнутрь, а я проехал снаружи! Когда видишь пространство для атаки, нужно смело туда бросаться – Макс в самом деле сработал очень здорово и сумел отыграться.

Макс Ферстаппен: Мне кажется, нужно доверять своим инстинктам. Старты невозможно спланировать заранее, каждый из них складывается по-своему. Конечно, просмотр видеозаписей предыдущих стартов помогает составить представление, как всё может сложиться, и что может пойти не так, но в целом каждая ситуация уникальна. Кроме того, из года в год рядом стартуют разные соперники на разных машинах.

Сегодня мне удалось здорово сорваться с места, я начал смещаться к внутренней кромке трассы, но быстро сообразил, что на подходе к повороту там будет тесно, и решил проехать по внешнему радиусу. Мне хватило тех кругов по мокрой трассе, что я успел проехать в этот уик-энд, чтобы понимать – сцепления хватит. В итоге всё получилось – пока внутри поворота все пытались заблокировать друг друга, я просто объехал их снаружи.

Это очень помогло, ведь если бы я остался седьмым, мне было бы нелегко опередить так много машин. А тут я сразу пробился на третье место, сообразил, что могу ехать быстрее Racing Point, и когда Лэнс Стролл отправился в боксы, проехал еще один круг и после своего пит-стопа выехал впереди него. Когда ты уже в первой тройке, тебе не хочется первым переходить с промежуточных шин на слики, это всегда риск – в той ситуации пит-стоп на круг позже Racing Point ничуть мне не навредил.

Вопрос: Макс, в продолжение разговора о соотношении риска и выгоды. Допустив ошибку на установочном круге, в гонке вы старались не рисковать в том же месте трассы?
Макс Ферстаппен: Вовсе нет. На первом круге гонки в любом случае действуешь осмотрительно, оцениваешь ситуацию, но до старта я ошибся лишь потому, что шины были холодными, я допустил блокировку и проехал прямо. Да, я немного сместил баланс тормозов в сторону задней оси, чтобы снизить риск блокировки передних колес, но я не планировал проезжать тот поворот, как пожилая леди за рулём малолитражки! От меня требовалось атаковать.

Вопрос: Льюис, вы лидируете в чемпионате, а следующие два этапа пройдут на домашней для вас трассе в Сильверстоуне. Как правило, вас там ждут и поддерживают десятки тысяч болельщиков, но в этом году гонки в Сильверстоуне пройдут без зрителей. На этой неделе вы говорили, как радостно было увидеть в аэропорту нескольких болельщиков, пришедших поприветствовать вас. Скажите, каково вам будет выступать в домашней гонке без болельщиков на трибунах, и чем вы могли бы компенсировать им отсутствие возможности увидеться с вами?
Льюис Хэмилтон: Мне бы не хотелось говорить о негативных моментах, но, к сожалению, ситуация в мире сейчас очень непростая. Здорово, что мы смогли вернуться к работе и вновь сражаемся в гонках, но атмосфера на автодроме, конечно, не идет ни в какое сравнение с тем, что было раньше. В Венгрии нас всегда встречала замечательная погода, на трибунах собирались по-настоящему увлеченные болельщики, а в Сильверстоуне… знаете, ничто не может сравниться с ним. Для меня Гран При Великобритании – самое яркое событие года, а поддержка, которую я там ощущаю, просто колоссальна.

В этот раз мне предстоит иначе взаимодействовать с болельщиками, но для меня в любом случае огромная честь выступать на домашней трассе. Наверняка многие будут следить за гонкой по телевизору, но я знаю, что болельщики, которые каждый год приезжал в Сильверстоун, очень соскучились по возможности снова сделать это. Мы проводили там тесты незадолго до первого этапа сезона, автодром казался таким пустынным, и именно это мы вновь почувствуем через какие-то две недели. Однако мы должны сохранять сосредоточенность и не позволять себе падать духом.

Я чувствую, что болельщики помогают мне ехать быстрее, ведь их поддержка придаёт силы, ты словно бежишь по облакам! В Сильверстоуне всего этого не будет, но если говорить о ситуации в целом, я продолжаю общаться с болельщиками дистанционно. Не знаю, как можно сделать эту коммуникацию еще лучше, особенно в период пандемии и всевозможных ограничений, но я постараюсь что-нибудь придумать.

И я всегда стараюсь делиться позитивом со своими болельщиками и вдохновлять людей вокруг. Я вижу, что кто-то относится к ситуации с коронавирусом достаточно серьезно, а кто-то – и таких немало – менее ответственно. И я хочу, чтобы как можно больше людей следовали нашему примеру и, как все в Формуле 1, носили защитные маски. Уверен, мы сами можем сработать лучше, так как на производство многоразовых масок требуется много сырья, в процессе образуется немало отходов, но всё-таки здорово наблюдать, как все в паддоке выполняют предписания, соблюдают дистанцию – надеюсь, остальной мир последует нашему примеру.

Вопрос: Макс, вернемся к моменту перед стартом, когда механики успели починить машину, и вы снова вернулись в кокпит. Вам рассказали, что именно пришлось чинить? О чем вы думали во время прогревочного круга? Старались удостовериться, что машина в порядке? Как она вела себя?
Макс Ферстаппен: Были сломаны тяги и толкатели подвески. Быстро заменить их довольно сложно, но механики сработали потрясающе.

Льюис Хэмилтон: Они уложились в 12 минут?!

Макс Ферстаппен: Да, и это невероятно! Я вернулся в кокпит и слышал, как механики кричат другу другу: «Осталось 10 секунд, 5 секунд, ставим колеса!» Я не знал, успели ли они все закрепить, и просто поднял большой палец вверх в знак вопроса. Они ответили: «Да, всё исправлено».

Я подумал: «Что ж, поехали, давайте посмотрим!» По ходу прогревочного круга я проверял, насколько хорошо поворачиваются колеса, с ними был полный порядок, а позже по ходу гонки у нас не возникло никаких проблем – парни в самом деле полностью устранили поломку за считанные минуты!

Перевод: Валерий Карташев

Источник