Разделы сайта

Свежие новости

Эллисон: Роль научных знаний в Ф1 недооценена

Формула 1 – не только вершина автоспорта, чемпионат, в котором принимают участие десять команд, строящих самые быстрые и совершенные гоночные машины в мире. Ф1 ещё и своего рода опытная лаборатория, где разрабатываются новейшие технологические решения, а также испытательный полигон, где они проходят проверку, и после этого какие-то из них находят применение в автомобильной промышленности.

Даниил Квят: Мы должны улучшить машину до конца сезона

Российский гонщик Формулы 1 Даниил Квят рассказал о целях команды AlphaTauri на вторую половину сезона-2020. «Мы должны улучшить машину, прибавить там, где пока отстаем. Такова наша цель на оставшуюся этого года. Нужно добиться максимума от нынешней конфигурации машины, – цитирует Квята британский Autosport. – До конца сезона еще много гонок.

Полезные статьи

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы ведущего, начиная от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: В Австрии вы говорили, что машина Mercedes не лучшим образом справляется с медленными поворотами, кроме того, есть вопросы к её надёжности. В Венгрии вы продемонстрировали, что в медленных поворотах у вас всё в порядке, и с надёжность тоже всё хорошо. Вы по-прежнему видите какие-то слабые места в W11?
Льюис Хэмилтон: Я уже не помню, что мы говорили в Австрии… Но есть ли у машины какие-то слабости?.. Мне ничего в голову не приходит.

Валттери Боттас: Машина вполне эффективная, но, однозначно, она может быть ещё лучше.

Льюис Хэмилтон: И мы над этим работаем.

Вопрос: Какие ожидания связываете с Сильверстоуном?
Льюис Хэмилтон: На этой трассе мы должны выступить уверенно. Перепадов высот здесь нет, она ровная, поверхность асфальта гладкая, так что здесь машина должна себя отлично показать.

Вопрос: Это ваш домашний Гран При – что делает эту гонку особенной? Чего вы ждёте с особым нетерпением?
Льюис Хэмилтон: Мне бы хотелось видеть болельщиков, ведь когда я ехал на автодром, то испытывал странное ощущение, поскольку никого не видел. Обычно, когда ты едешь по этой трассе, то всегда видишь трибуны, заполненные публикой, многочисленные флаги, но в этот уик-энд там пусто, и не чувствуется привычной энергетики.

Вопрос: Роман Грожан сегодня рассказал прессе, что после диалога с вами он осознал, что был неправ, когда сказал, что перед стартом гонок больше не стоит проводить акции, направленные против расизма. Как вы считаете, это уже прогресс?
Льюис Хэмилтон: Я этого не знал. Но беседа, которая у нас состоялась после Гран При Венгрии, и подход Романа произвели на меня хорошее впечатление. Он сам предложил пообщаться, я ему позвонил, и мы отлично поговорили. Думаю, разговор был полезен нам обоим, мы выяснили, что у нас больше общего, чем мы думали.

Однозначно, Роман – неравнодушный человек, ведь признавать свою неправоту – всегда непросто. Это очень хороший первый шаг, и теперь я знаю, что мы едины, и что будем вместе работать ради общей цели. Поэтому я очень ему признателен.

Вопрос: Валттери, в Венгрии вы говорили, что проблема на старте возникла из-за того, что вы отвлеклись на какие-то сигналы на дисплее – можете объяснить, с чем это было связано? И были ли перед этим уик-эндом приняты какие-то меры, чтобы эти проблемы не повторились?
Валттери Боттас: Да, мы провели детальный анализ случившегося на старте: это всего лишь были индикаторы оборотов двигателя, поэтому мы внесли определённые изменения, чтобы это не повторилось, чтобы подобные вещи не отвлекали меня в момент старта, поскольку это может повлечь ошибки.

Вопрос: Говорят, после квалификации в Венгрии вы объяснили финской прессе, что выступили хуже, чем могли бы, поскольку в бак вашей машины по ошибке было залито больше топлива, чем планировалось – так ли это?
Валттери Боттас: Да, когда мы анализировали итоги предыдущего уик-энда, выяснилось, что с топливной системой возникла проблема – то ли из-за шланга, то ли из-за клапана, через который поступает топливо – поэтому перед квалификацией в бак моей машины было залито лишних два килограмма топлива или даже больше.

Мне сказали, что из-за этого я терял в квалификации порядка 0,08 секунды на круге. Но я уверен, что команда отреагировала на это, сделала выводы, и будем надеяться, что это не повторится. Ситуацию идеальной не назовёшь, ведь порой в квалификации счёт идёт на тысячные доли секунды.

А в дни второго гоночного уик-энда в Австрии из-за ошибки, связанной с человеческим фактором, на машине была неправильно отрегулирована высота дорожного просвета. Речь шла о нескольких миллиметрах, и я не думаю, что это так уж сильно влияло на поведение машины в гонке, но в основном проявлялось при движении по мокрой трассе.

Вопрос: Скорость машины Mercedes производит на соперников очень сильное впечатление: как вы считаете, сможет ли ваша команда выиграть все гонки в этом сезоне?
Льюис Хэмилтон: Я не могу прогнозировать, как будут развиваться дальнейшие события. По-моему, конечная цель нашей команды состоит именно в том, чтобы одержать победы во всех гонках, её мы ставим перед собой каждый год. Но вы постоянно сталкиваетесь с новыми сложностями, и на результат может повлиять любая мелочь.

Также надо быть готовыми к тому, что соперники могут прибавить. По опыту предыдущих сезонов мы знаем, что команда Red Bull Racing с каждой гонкой выступает всё более уверенно, и обычно им удавалось сократить отставание. Не сомневаюсь, что в Ferrari уже в этом году усовершенствуют свою силовую установку, поэтому мы определённо не готовы предсказывать, что одержим победы во всех гонках, но будем к этому стремиться.

Вопрос: Валттери, впервые с тех пор, как вы перешли в Mercedes, ваша команда начала сезон столь уверенно. Это как-то меняет ваши подходы к соперничеству с Льюисом?
Валттери Боттас: Если честно, это ничего не меняет. Несмотря на то, что мы так здорово начали сезон, всегда остаются какие-то вопросы, а соперники всегда будут стараться нас догнать и опередить. Все годы, что я сотрудничаю с Mercedes, чемпионом мира становился Льюис, и я знаю, что должен его опередить, если хочу выиграть титул.

А то, что у нас такое преимущество, это идёт на пользу всей команде. Поэтому для меня ничего не меняется. Если же говорить о каком-то другом подходе, всегда встаёт вопрос о каких-то психологических играх или о чём-то в этом роде. Но я намерен всю свою энергию направить на пилотирование, чтобы выступать на максимально высоком уровне.

И добиться этих результатов я хочу за счёт упорного труда, за счёт отличной физической и психологической подготовки – ни на что другое я не собираюсь тратить силы. Я верю, что действовать надо именно так, в том числе и всей нашей команде. Если мы хотим сохранить набранное преимущество, мы должны работать все вместе.

Думаю, что мы с Льюисом всё время подгоняем друг друга, заставляя работать на пределе возможностей, и это очень позитивный момент. Однозначно, поскольку он заставляет меня выкладываться по максимуму, я постоянно открываю что-то новое и в себе, и в своей манере пилотирования – это хорошо. Мой план состоит в том, чтобы продолжать атаковать в полную силу, стараться показать всё, на что я способен, и я надеюсь, что этого будет достаточно для завоевания титула.

Вопрос: Льюис, вы уже говорили, что в этот уик-энд вам не хватает британских болельщиков. Поскольку ваш контракт с Mercedes истекает в этом году, можете ли вы им пообещать, что в следующем сезоне вы вновь выйдете на старт в Сильверстоуне? Что вы можете сказать о своём будущем, сколько ещё лет вы планируете выступать в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос. Начну с того, что я ничего не могу гарантировать, но, конечно, я планирую вновь выступить на этой трассе. Я поставил перед собой такую цель, поэтому будем надеяться, что я смогу её достичь, и в следующем году на трибунах Сильверстоуна вновь будут болельщики.

Что касается того, сколько ещё лет я буду выступать, то с этим ясности нет. Из-за пандемии первую половину сезона отменили, и это было плохо во многих отношениях. С другой стороны, перерыв позволил мне отдохнуть, сосредоточиться на других вещах – и дал много энергии. После многих лет в гонках я впервые получил такую передышку, и теперь хотел бы остаться подольше.

Я хочу иметь возможность выступать на том уровне, на котором я выступаю сейчас. Очевидно, что в какой-то момент физическая и психологическая форма ослабнут. Я не знаю, когда это произойдёт, но не жду таких перемен в краткосрочной перспективе – в ближайшие два или три года. Поэтому в обозримом будущем я однозначно останусь в Формуле 1.

Каждый из нас должен заслужить право выступать здесь – своими гонками и результатами. Моя цель – заслуживать этого как можно дольше. Я считаю, что у меня есть ещё как минимум три года.

Вопрос: Валттери, в прошлом году вы говорили, что затянувшиеся переговоры с Mercedes о новом контракте действовали на вас не лучшим образом. В какой мере ситуация в этом году отличается от той? Ожидаете ли вы, что ваш контракт будет продлён уже в ближайшее время?
Валттери Боттас: Безусловно, этот год отличается от предыдущего, позади только три гонки, поэтому у меня нет ощущения, что переговоры затягиваются или что-то в этом роде. Но однозначно, что всё движется в правильном направлении, мы начали обсуждать эту тему неделю или две назад. Никакой спешки нет, но я надеюсь, что скоро мы договоримся. Пока ничего не подписано, но причин для паники нет, и я чувствую, что стороны доверяют друг другу.

Вопрос: Льюис, вы часто говорите о том, насколько важную роль в ваших достижениях сыграла команда Mercedes, но можете ли рассказать о роли Тото Вольффа?
Льюис Хэмилтон: За время совместной работы наши отношения развивались и крепли – по-моему, это уже восьмой год, как я выступаю за Mercedes. Я считаю Тото своим другом, но при этом он мой босс, и его отличает очень справедливое отношение ко всем, он прекрасный руководитель. Результаты, которых мы достигаем – в огромной степени его заслуга.

В команде работает множество людей, но все мы – звенья одной цепи, и всех объединяет общая философия, что напрямую связано с его энтузиазмом, с его энергией. Он настоящий гонщик, его сердце принадлежит гонкам; как и все мы, он терпеть не может проигрывать, он со всей страстью отдаётся делу, и я очень благодарен, что мы работаем вместе.

Макс Ферстаппен (слева) и Александер Элбон

Вопрос: Александер, чем для вас примечателен уик-энд на домашней для Red Bull Racing трассе?
Александер Элбон: Думаю, всё дело в трассе, гонщики всегда называют её в числе лучших. Скоростная, с высокими боковыми перегрузками – здесь по-настоящему ощущаешь, что такое машина Формулы 1. Всем гонщикам нравится приезжать в Сильверстоун, да и болельщикам тоже. Правда, в случае с болельщиками в этот уик-энд всё будет иначе, но обычно именно они делают Гран При Великобритании совершенно особенным.

Вопрос: Макс, для вас предстоящий уик-энд в каком-то смысле особенный, вам предстоит в 106-й раз выйти на старт гонки. Столько же стартов было у вашего отца, как вам такая новость?
Макс Ферстаппен: (смеется) Думаю, моего отца это ничуть не заботит, как и меня самого! Конечно, сто шесть гонок – это неплохо, гораздо лучше, чем ноль!

Вопрос: Макс, в этом году вам подчас приходится бороться с собственной машиной. Приходилось ли вам сталкиваться с такими трудностями в прошлом? Нет ли ощущения, что в этом аспекте вам не хватает опыта? Другим гонщикам ранее доводилось управлять не самыми послушными машинами, тогда как у вас это, возможно, впервые.
Макс Ферстаппен: Я начинал карьеру в Toro Rosso, и… Знаете, любой машиной непросто управлять на пределе, в такой ситуации её поведение становится непредсказуемым, и в этом основная сложность. Но в Венгрии по ходу гонки я был доволен балансом машины, просто скорости ей пока не хватает. Постараемся прибавить.

Вопрос: После гонки в Венгрии Кристиан Хорнер сказал, что команде нужно разобраться с аномальной работой аэродинамики. Что удалось выяснить инженерам, и что было сделано, чтобы в этот уик-энд машина ехала лучше?
Макс Ферстаппен: Мы по-прежнему разбираемся в ситуации и на эту гонку привезли немало модификаций, чтобы понять, какие из них сработают, а какие – нет. Конечно, все проблемы не решить за пару недель, потребуется больше времени, но мы над этим работаем. Собственно, за счёт тестирования новинок на трассе мы должны понять, в верном ли направлении движемся.

Александер Элбон: Макс всё верно охарактеризовал. В пятницу в обеих сессиях мы будем активно тестировать модификации и постараемся лучше понять поведение машины. Да, прогресс не случится внезапно, но с каждым выездом на трассу мы будем больше знать о машине и постепенно прибавим в скорости, это просто вопрос времени.

Вопрос: Британская трасса отличается от австрийской и венгерской. Какой, как вам кажется, будет разница в скорости между Red Bull Racing и Mercedes в Сильверстоуне?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. В прошлом году в Сильверстоуне все говорили, что Mercedes не оставят нам ни единого шанса, однако в квалификации мы уступили им всего пару десятых. Разница зависит от множества факторов – да, они доминируют в чемпионате, у них невероятно быстрая машина, но я не возьмусь угадать, каким окажется отрыв – две десятые или секунда и две десятые. Надеюсь, всё же не секунда и две… Будет здорово, если мы уступим не более пяти десятых.

Александер Элбон: Согласен с Максом. В этом году Mercedes очень быстры, особенно в скоростных поворотах, а в Сильверстоуне таких большинство. Но мы не станем заранее опускать руки и сосредоточимся на собственных усилиях. Мы думаем не об отставании от Mercedes, а о собственной скорости.

Вопрос: Александер, с этого уик-энда у вас новый гоночный инженер, Саймон Ренни. Почему вы прекратили сотрудничество с Майком Лаггом, и каких результатов ожидаете от сотрудничества с Ренни?
Александер Элбон: Прежде всего, у меня не было никаких проблем с Майком. Просто машиной сейчас очень сложно управлять, и в команде решили, что в такой ситуации нужен кто-то с большим опытом. Саймон давно работает в Формуле 1, он отлично разбирается во многих вопросах и наверняка поможет найти верное направление для дальнейшей работы и прогресса.

Вопрос: Насколько активно вы общались с Саймоном после Гран При Венгрии?
Александер Элбон: Очень активно. Мы давно знакомы, я знаю Саймона еще с прошлогодних тестов в Барселоне. Он уже тогда курировал многие вопросы, а после недавней гонки в Венгрии мы не раз беседовали друг с другом.

Вопрос: Макс, Роман Грожан выразил надежду, что однажды все 20 гонщиков встанут на колено перед стартом и продемонстрируют тем самым единство в борьбе с расизмом. Есть ли шанс, что лично вы всё-таки сочтете возможным преклонить колено?
Макс Ферстаппен: Нет, и я уже объяснял это раньше. Каждый сам выбирает способ выразить своё отношение, главное, что мы едины в неприятии расизма и стремимся покончить с ним. Вряд ли проблема расизма решится в ближайшее время, но мы все готовы ему противостоять. Важно именно это, а не то, встаем ли мы на колено – сам по себе этот жест ничего не изменит. Мы едины в неприятии расизма, это главное.

Вопрос: Макс, усиливает ли досаду от нехватки скорости тот факт, что возможности доработки шасси сильно ограничили, и что глобальных подвижек не приходится ждать, по крайней мере, до 2022 года?
Макс Ферстаппен: Я в любом случае стараюсь каждый уик-энд сработать по максимуму. Конечно, мне бы хотелось приезжать на гонку, зная, что я буду сражаться за победу, но сейчас, к сожалению, всё иначе. Нужно разобраться в ситуации и добиться прогресса. Возможно, к концу нынешнего сезона или к началу следующего мы снова будем сражаться за самые высокие позиции, хотя это, безусловно, непростая задача – в Mercedes тоже стараются изо всех сил. Если у нас получится осложнить им жизнь, это будет здорово.

Я не намерен сидеть тут и жаловаться на жизнь. Это не означает, что я совсем не огорчаюсь – иногда случается испытывать досаду, но это лишь потому, что мне хочется прогрессировать и выигрывать гонки. Все в Red Bull Racing хотят побеждать, мы активно подгоняем друг друга, и никакого негативного настроя нет. Если бы все в команде рассуждали в стиле: «Мне всё равно, я просто отправлюсь на трассу, выполню свои обязанности, а потом вернусь домой» - это было бы совершенно неправильным отношением к работе.

Вопрос: В предыдущие годы Red Bull Racing всякий раз добивались большого прогресса по ходу сезона. Почему команде не удается начинать сезон настолько сильно, как ей самой того хочется?
Макс Ферстаппен: Если бы у меня был ответ, мы бы давно всё исправили! Факторов прогресса очень много, мы работаем с каждым из них.

Вопрос: В продолжение темы расизма вопрос к вам обоим. Насколько мы поняли, в этот раз демонстрация неприятия расизма будет более организованной, как в первый уик-энд в Австрии. Считаете ли вы, что чуть лучшая организация позволит более явно продемонстрировать единство гонщиков в непринятии расизма, даже если не все преклонят колено, но просто будут находиться рядом? Суета во время церемонии в Венгрии оставила впечатление, что единства, возможно, и нет…
Александер Элбон: Более эффективная организация точно поможет – мы сами будем выглядеть лучше и сможем продемонстрировать своё единение. Но не думаю, что в неорганизованности или какой-то суете можно винить гонщиков – в Венгрии времени отведено крайне мало, а мы должны были успеть выбраться из кокпита и добежать до места проведения церемонии. Нужно всё обсудить между организаторами и гонщиками, не стоит во всём нас обвинять.

Вопрос: Макс, желаете что-то добавить?
Макс Ферстаппен: Нет.

Вопрос: Александер, насколько вы довольны своим выступлением в первых трех гонках сезона, и в каких областях вам необходимо добиться прогресса?
Александер Элбон: В первой гонке я претендовал на победу, во второй финишировал четвертым, в третьей – пятым. Вряд ли такие результаты можно назвать плохими. Да, мне немного не хватало скорости в квалификации, иногда темп в гонке был недостаточно хорош, но это во многом объясняется нехваткой опыта. В целом я очень доволен тем, как сработал в трех первых гонках.

Вопрос: Макс, в Венгрии ваши механики сработали потрясающе и успели за несколько минут до старта гонки починить машину. Скажите, насколько сложно вам было в той ситуации, когда механики суетились вокруг машины, сосредоточиться на гонке?
Макс Ферстаппен: Не так уж и сложно. Я и раньше разбивал машину и знаю, что мои механики умеют быстро её чинить! Потому я старался сохранять спокойствие и думал о гонке – даже если и был шанс, что я могу вовсе не принять в ней участия. Я прокручивал в голове все нюансы старта и вскоре увидел… Знаете, у меня было ощущение, что парни успеют, однако времени в самом деле оставалось мало. Но было заметно, что каждый механик знает, что нужно делать, они работали очень слаженно. Когда на прогревочном круге я стал проверять, насколько хорошо работает управление, машина реагировала безупречно – наверное, нам нужно каждый раз вытворять такое перед стартом, и тогда всё будет отлично!

Вопрос: Вопрос к вам обоим. Есть ли повороты, в которых ваша машина особенно нестабильна? В частности, чаще всего вас разворачивало в медленных поворотах.
Александер Элбон: Я бы не сказал, что у нашей машины серьезные проблемы с поворотами конкретного типа. Нам просто нужно добиться большей стабильности во всех поворотах.

Макс Ферстаппен: Я согласен с Алексом, нужно в целом добиться прогресса. Что касается медленных поворотов, в них сложнее «поймать» машину, если её сорвало с траектории. Мы продолжим работу и над этим, и над другими моментами.

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Себастьян, в 2014-м вы ушли из Red Bull, не выиграв ни одной гонки. Та ситуация напоминает вам нынешнюю?
Себастьян Феттель: 2014-й был очень давно. Тогда ситуация была совсем другой: Формула 1 перешла на двигатели V6, и в отличие от сегодняшнего дня я знал, что ждёт меня в будущем. Сейчас намного интереснее.

Вопрос: Шарль, в Ferrari сказали, что не ждут побед раньше 2022 года. Подобная перспектива вас огорчает?
Шарль Леклер: Нет, я не чувствую разочарования. Мы должны быть честными в сложные времена. Нам предстоит много работы, чтобы вернуться на те позиции, на которых мы хотим быть. Никакого огорчения я не чувствую, только мотивацию. Я мотивирован, чтобы работать как можно лучше и прибавить.

Вопрос: Себастьян, учитывая нынешнее положение Ferrari, вы рады, что команда не продлила с вами контракт?
Себастьян Феттель: Честно говоря, я не знаю, что ответить! Очевидно, что я поддерживаю команду, ведь я много лет был её частью и остаюсь её частью до конца года. Мы все напряжённо работаем, чтобы Ferrari вновь побеждала. Есть причины, почему в прошлом нам не удалось выиграть титул, хотя у нас были как успешные годы, так и не очень. Однако я не думаю, что у кого-то могут быть сомнения в нашей страсти и стремлении добиться успеха.

Мы переживаем сложный год, и нам нужно многое преодолеть. В прошлом у меня уже был подобный опыт, но ситуация новая для Шарля. В Формуле 1 его результаты только росли, и это первый такой опыт, когда он откатился назад по сравнению с прошлым годом. С другой стороны, Шарль предельно мотивирован пройти через всё это, и я желаю команде всего наилучшего. Для меня в конце года дальнейшие результаты Ferrari потеряют актуальность. Посмотрим, где я в итоге окажусь.

Вопрос: Когда нам ждать новостей о вашем будущем?
Себастьян Феттель: У меня нет ответа. Я бы хотел вам сказать, если бы знал, но в данный момент не знаю. Нужно набраться терпения и немного подождать. Может потребоваться ещё несколько недель, а может и больше. Время покажет.

Ничего не изменилось с того момента, когда я отвечал на этот вопрос за последние три недели. Я не спешу, поскольку хочу быть уверен, что приму подходящее мне решение.

Вопрос: Вы рассматриваете возможность прервать карьеру на один сезон, чтобы затем вернуться в Формулу 1 в 2022-м?
Себастьян Феттель: Думаю, в последней гонке я ясно дал понять, что за рулём быстрой машины ещё на многое способен. За рулём я физически чувствую себя точно так же, как и несколько лет назад. Я в хорошей форме и ещё многого смогу добиться, но, конечно, всё зависит от доступных вариантов.

В 2022-м произойдут серьёзные перемены в регламенте, которые могут оказаться интересными, а могут и нет – сейчас мы этого не знаем. Всегда надеешься на лучшее, и как настоящий болельщик Формулы 1 я надеюсь, что изменения пойдут на пользу чемпионату, но я не знаю, буду ли я выступать в 2022-м.

Вопрос: Когда в Ferrari решили не продлевать с вами контракт, всё указывало на то, что в команде недовольны вашими результатами. Сейчас же в команде говорят, что не рассчитывают на победы до 2022 года. Вам не кажется, что по отношению к вам поступили нечестно?
Себастьян Феттель: Нет. Я особо не следил за интервью руководства Ferrari, но считаю, что публика и болельщики команды заслуживают знать правду. Правда в том, что мы переживаем сложные времена, и в первых трёх гонках мы в этом убедились. Думаю, в предстоящих этапах мы увидим новые подтверждения этого, поэтому нет причин скрывать. Всегда требуется время, чтобы решить проблемы.

Я не думаю, что решение о моём контракте как-то связано с происходящим. Как я говорил несколько недель назад, для меня решение команды стало сюрпризом, но я его принимаю.

Я не оглядываюсь назад, ни о чём не жалею и смотрю только вперёд. Я оказался в новой для себя и интересной ситуации, но я принимаю этот вызов. Не знаю, увидите вы меня в следующем году или нет – сейчас это неизвестно, но в любой ситуации, в гонках или где-то ещё, я буду стремиться к тому, чтобы делать максимум возможного.

Вопрос: Шарль, какие у Ferrari фундаментальные проблемы?
Шарль Леклер: Не думаю, что с моей стороны было бы правильно показывать на кого-то пальцем. В этом году вся команда выступает недостаточно хорошо, и мы должны приложить усилия, чтобы прибавить. Мы все максимально выкладываемся для этого – команда работает на базе, мы с Себастьяном стараемся предоставить как можно более подробную обратную связь, чтобы команда вернулась на позиции, на которых хочет быть. Мы все стараемся решить проблемы.

Вопрос: Насколько вам комфортно в новой для себя ситуации, когда нужно искать варианты продолжения карьеры и вести переговоры?
Себастьян Феттель: Тот факт, что я уже много лет выступаю в Формуле 1 и знаю многих людей, помогает мне. Однако мне важнее всего принять решение, которое я посчитаю правильным. Конечно, в нём нельзя быть уверенным на 100%, только время покажет, прав я или нет, но я хочу контролировать ситуацию настолько, насколько это возможно.

Я не хочу спешить, поэтому потребуется ещё какое-то время. Я не могу ответить, когда конкретно всё произойдёт, останусь я в Формуле 1 или нет. Время покажет. Конечно, я оказался в новой для себя ситуации, но я не думаю, что потеряю сон из-за переговоров. Скорее, это вызов – мне предстоит решить, продолжать выступать или заняться чем-то другим.

Вопрос: Насколько сложными для Ferrari получатся гонки в Сильверстоуне?
Шарль Леклер: Мы готовимся к двум довольно сложным уик-эндам, однако я всегда стараюсь оставаться оптимистом. Но реальность такова, что нам придётся довольно тяжело.

Себастьян Феттель: В теории Сильверстоун не подходит машине, но мы приехали сюда для того, чтобы бороться. Посмотрим, что мы сможем сделать. Не похоже, что этот уик-энд будет дождливым, но в Великобритании в этом никогда нельзя быть уверенным. Полагаю, нас можно считать отстающими, но это не значит, что мы не сможем дать соперникам отпор.

Вопрос: В октябре Формула 1 приедет на Нюрбургринг. Учитывая ваш опыт, какую погоду стоит ожидать в это время года?
Себастьян Феттель: Мне тоже это интересно! Думаю, нас всех ждёт «немецкая Сибирь». Мы можем увидеть любую погоду. Если повезёт, то будет +20С градусов, но не исключены и околонулевые температуры. В любом случае, просто не будет.

Нюрбургринг – отличная трасса. Когда мы в последний раз туда приезжали, я выиграл гонку, так что теперь я с нетерпением жду возвращения. На современных машинах должно быть весело пилотировать. Посмотрим, но погода сыграет определённую роль. Удивлюсь, если погода не окажет никакого влияния на ход уик-энда.

Вопрос: Роман Грожан выразил надежду, что однажды все гонщики встанут на колено в знак борьбы против расизма. Шарль, вы раньше говорили, что не собираетесь этого делать. После слов Романа ваша позиция изменилась?
Шарль Леклер: Я не думаю, что следует заставлять выражать свою позицию каким-то конкретным способом. Разумеется, я против расизма, мы все едины в этом, и не важно, встаём мы при этом на колено или нет. Я не изменил свою позицию, но считаю, что мы должны продолжать бороться с расизмом, поскольку у этой проблемы нет быстрого решения.

Проблема важна для всего мира. Просто невероятно, что в 2020-м продолжает существовать неравенство. Хорошо, что мы продолжаем бороться, но, как я сказал, за нас не должны решать, в какой форме мы должны выражать свой протест против расизма.

Вопрос: Шарль, насколько сложно было адаптировать стиль пилотирования к машине 2020 года?
Шарль Леклер: Каждый год приходится адаптироваться к машине, так что в этом отношении нет ничего нового. В первой гонке в Австрии мне было вполне комфортно в машине. В Венгрии я ошибся с настройками в квалификации, но они оказались вполне подходящими для гонки. Оглядываясь назад, всегда находишь вещи, которые можно было сделать лучше, но, в целом, у меня не возникло проблем с адаптацией к машине.

Вопрос: Себастьян, если вы финишируете в первой семёрке в этот уик-энд, то заработаете 3000 очков за карьеру. Что это достижение значит для вас? Вам платили за каждое заработанное очко?
Себастьян Феттель: Это ничего для меня не значит. Возможно, если бы я был в возрасте Шарля, то такие цифры произвели бы на меня впечатление, но сейчас это не так важно. В статистике важны только победы и титулы.

Платили ли мне за каждое очко? За какие-то платили, за какие-то нет.

Карлос Сайнс: «С нетерпением жду перехода в Ferrari в следующем году, но сначала нужно как можно лучше провести сезон с McLaren. В этом отношении ничего не изменилось.

Мне ещё предстоит определиться с тем, где я буду жить после перехода в Ferrari. Велика вероятность, что я перееду в Италию. Очень удобно жить рядом с базой. В первый год в McLaren мне это очень помогло – я в любой момент мог приехать к инженерам. Это помогло наладить отношения и освоиться в команде.

Я практически не общаюсь с техническими представителями Ferrari. Поскольку регламент на следующий год «заморожен», нам нечего обсуждать. Что касается руководства, я обсуждал с ними контракт, рассказал о своих планах переехать, чтобы жить рядом с базой. С тех пор больше мы не общались».

В четверг в Сильверстоуне Ландо Норрис говорил о новой раскраске шлема и предстоящем уик-энде…

Ландо Норрис: «В этот уик-энд я буду использовать оригинальную раскраску шлема, которую придумала шестилетняя Ева Муттрем. Её отец прислал на конкурс этот проект.

Увидев его, я вспомнил то время, когда сам был маленьким и придумывал шлемы – мне было пять или шесть лет, я набросал тогда сотни дизайнов в самых удивительных цветах.

Рисунок Евы для меня – настоящий победитель! Это подлинная чистота, совершенно отличная от обычного блеска и гламура, от игры цветов и искорок, которые мы обычно используем в своих шлемах. Это напомнило мне о моем детстве, именно поэтому я выбрал этот рисунок.

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

А это изображение McLaren на задней части шлема – так выглядят наши новинки. Нет, шутки в сторону – мне нравится невинность и искренность этого рисунка, эти цвета. Спасибо большое, Ева!

Приятно иметь возможность добраться до трассы на машине, без постоянных перелётов. Но очень не хватает болельщиков, той наэлектризованной атмосферы, что они создают. К счастью, потрясающая гоночная трасса осталась прежней – и она вызывает улыбку на лице и ощущение счастья, когда вы атакуете».

Лэнс Стролл: «Думаю, в Сильверстоуне мы будем чувствовать себя уверенно. Наша машина хорошо справляется со скоростными поворотами. Но нужно продолжать работать на пределе, ведь впереди немало гонок. Задача на уик-энд – заработать много очков.

Удастся ли побороться с Red Bull Racing? В Венгрии в субботу мы оказались быстрее, но в гонке условия были переменчивыми и нам пришлось непросто. Уверен, если бы там обошлось без дождя, мы смогли бы подняться на подиум. В любом случае, в Венгрии мы были вторыми по чистой скорости и здесь должны подтвердить этот статус.

В сравнении с прошлогодней машиной у нынешней гораздо больше прижимной силы, лучше сцепление с трассой, за счёт чего мы значительно быстрее проходим повороты. Конечно, каждая новая машина, как правило, лучше прошлогодней, но с RP20 нам удалось добиться наибольшего прогресса – она позволяет атаковать максимально агрессивно».

Гонщики Renault на пресс-конференции в четверг

На пресс-конференции FIA в Сильверстоуне гонщика Renault Даниэля Риккардо спросили, в чём сильные стороны его бывшего инженера, и чем Ренни сможет помочь Элбону.

Даниэль Риккардо: «Прежде всего, между гонщиком и его инженером должны сложиться нормальные рабочие отношения. Они должны хорошо ладить и понимать друг друга. Саймон меня понимал, у нас было то особое взаимопонимание, которое помогало мне, ведь я верил ему и мог на него положиться.

Если мы оказывались на перепутье, и нужно было выбирать, как действовать, часто бывало, что я делился с ним своими ощущениями от машины и предоставлял выбор решения ему. Вроде бы всё выглядит довольно просто, но словами всего не объяснить.

Саймон – очень опытный специалист, он очень хорош в своём деле, но всё-таки главное – это взаимопонимание и взаимное доверие. Что касается того, как с Саймоном сработается Алекс, то я уверен, что всё будет хорошо. Конечно, все гонщики разные, но в моём случае годы сотрудничества с Саймоном были очень успешными».

Говоря об ожиданиях, связанных с предстоящим уик-эндом, Риккардо подчеркнул: «Это пока вопрос. Мы кое-что изменили в машине, модернизировали боковые дефлекторы и другие элементы аэродинамики – это хорошо, и на Сильверстоуне должно сработать.

Думаю, что в прошлом году мы неплохо выступили на этой трассе и в квалификации, и в гонке. В этом сезоне во всех Гран При мы занимали 8-е места, однако я чувствую, что машина позволяет бороться за более высокие результаты. И мне кажется, что именно на этой трассе у нас это может получиться, поэтому у нас есть все поводы для оптимизма».

Эстебан Окон: «Мы с командой много обсуждали прошедшую гонку. Все участвовали в этих дискуссиях – и Сирил Абитебул, и Ален Прост, и все наши инженеры. Я считаю, что команда добилась хорошего прогресса в двух первых гонках, но в Будапеште прогресс оказался недостаточно большим. Именно поэтому после гонки было важно всё обсудить, чтобы понять, в каких областях мы должны прибавить.

Команда подготовила несколько новинок к этапу в Сильверстоуне. Мы надеемся, что они помогут сделать машину быстрее. Цель на этот уик-энд очевидна – заработать очки. Нужно проанализировать эффективность новинок и постараться выжать из машины максимум.

В Сильверстоуне отличная трасса с быстрыми поворотами. Некоторые из них фактически стали прямыми – современные машины позволяют проезжать их на максимальной скорости. Я ни разу не работал на этой трассе в столь жарких условиях, какие обещают в пятницу. Меня ждёт новый опыт, но в гонке я постараюсь заработать очки. Если получится, уик-энд можно считать успешным».

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Вы сказали, что даже после трёх Гран При сложно судить о сильных и слабых сторонах машины. Не могли бы уточнить?
Даниил Квят: Мы выступали на разных трассах, с разными настройками, в разных условиях. Я всё ещё продолжаю изучать эту машину, но это нормальный процесс. Так было и в прошлом году.

Мы провели всего три гонки. Есть ещё множество вопросов. Нужно понять, что нравится этой машине, а что нет, что делает её быстрой. Это обычный процесс поиска и экспериментов. У трассы в Сильверстоуне совсем иные характеристики – посмотрим, как она здесь себя покажет.

Вопрос: Что произошло на формировочном круге в Венгрии? Вы предложили перейти на слики, но команда не ответила. Вы могли самостоятельно принять решение?
Даниил Квят: После гонки всегда легко говорить. как следовало поступить. Но на трассе, когда вы в борьбе, бывает непросто принять такие решения. Думаю, если бы мы сделали то, о чём я сказал команде, мы могли заработать очки.

После гонки мы всё проанализировали. Она многому нас научила. Если в будущем такая ситуация повторится, думаю, мы знаем, что делать. Но жаль, что в Венгрии мы упустили хороший шанс.

Вопрос: Есть ощущение, что в квалификации у вас больше проблем с машиной. Что с ней не так?
Даниил Квят: Не могу сказать, что с машиной что-то не так. В Венгрии была только одна сессия, где я не был ей доволен, но такие сессии бывают у каждого. Это нормально.

Каждый уик-энд вы начинаете с нуля, пытаетесь вывести машину в оптимальный режим, заставить её работать. Бывает так, что в пятницу вы считаете выбранное направление работы с настройками верным, а в субботу понимаете, что это не так. Я не особенно беспокоюсь по этому поводу, тем более, что в воскресенье мне удаётся компенсировать субботние потери.

Вопрос: В Mercedes добились серьёзного прогресса в межсезонье. Вы удивлены их скоростью?
Даниил Квят: Они действительно очень сильны. Было бы здорово и нам прибавить. Я знаю, что в Honda серьёзно работают с силовой установкой. Будет здорово, если мы получим какие-то новые решения.

Вопрос: А как вы оцениваете прогресс Honda по сравнению с прошлым годом?
Даниил Квят: Не знаю. Я не спрашивал у команды эту информацию.

Вопрос: А по ощущениям?
Даниил Квят: Я не могу это почувствовать. У меня в организме нет датчика, позволяющего оценить разницу в мощности. Сожалею, что не могу ответить на ваш вопрос.


Вопрос: С кем вы надеетесь побороться в этот уик-энд?
Даниил Квят: Надеюсь, мы сразу найдём подходящие настройки. На этой трассе всего понемногу. Длинные прямые и серьёзные торможения, быстрые и медленные повороты. При настройке машины нужен компромисс.

С кем мы будем бороться? Хотелось бы сократить отставание от лидеров средней группы. Пока McLaren, Racing Point и Renault немного впереди. Надеюсь, кому-то из них мы сможем навязать борьбу в этот уик-энд.

Пьер Гасли: «У нашей машины нет явных слабых мест. Да, хотелось бы прибавить во всём, прежде всего – в аэродинамике. Ещё бы несколько пунктов, и мы бы догнали ближайших соперников. Команда готовит новинки, надеюсь, они позволят прибавить.

Жаль, что в Венгрии я проехал лишь 13 кругов или около того. К сожалению, по ходу уик-энда из-за проблем с силовой установкой мы повредили коробку передач – и во время гонки она сломалась. Такое бывает в нашем спорте. Но Honda разобрались с причинами возникших проблем, так что в этот уик-энд я не жду повторения.

Нам нужно добиться максимума от машины, чтобы бороться с лидерами команд средней группы. Судя по прошедшим Гран При, в обычных условиях они немного быстрее. Но здесь другая трасса, другие составы резины – посмотрим, как всё сложится. Будем надеяться, что нашей машине больше подойдёт эта трасса, а мы лучше справимся с настройками».

Гонщики Alfa Romeo на пресс-конференции FIA

Кими Райкконен: «Нам нужно прибавить в квалификации, тогда будут и очки. Очевидно, что на дистанции гонки мы более конкурентоспособны, чем на одном быстром круге. Необходимо добиться большего от машины. Чем дальше вы стартуете, тем сложнее на финише оказаться в призовой десятке.

Нужно повысить эффективность машины и мы постепенно движемся вперёд. Работа продолжается. Легко сказать, что нам нужно больше прижимной силы, гораздо сложнее эту прижимную силу найти. Можно было бы сказать и о мощности двигателя, но прежде всего нам нужно улучшить шасси».

Антонио Джовинацци: «Мы должны добиться более высоких результатов в квалификации, ведь в гонках нам удаётся держаться на уровне других команд середины пелотона – AlphaTauri и Haas, а Williams мы немного опережаем. Но в квалификациях у нас слишком серьёзные проблемы, и на Хунгароринге это было заметно.

А когда вы стартуете из последних рядов, отыграться очень сложно. Вообще-то на венгерской трассе наш гоночный темп был уже лучше, но однозначно, что мы должны уделить максимум внимания квалификации.

С ней дела обстоят хуже всего, хотя наша машина недостаточно эффективна во многих аспектах. Нужно разобраться, с чем это связано, и постараться прибавить. Действовать нужно постепенно, шаг за шагом, не пытаясь сразу добиться существенных улучшений. Надо просто сконцентрироваться на работе, ведь кроме квалификаций надо в целом добиться более комфортных ощущений от машины, повысить её сцепление с трассой…

У нас уже есть ряд идей, как это сделать, и в этот уик-энд надо посмотреть, сработают ли они. Но я думаю, что мы движемся в правильном направлении».

Кевин Магнуссен: «В Сильверстоуне быстрые повороты и несколько прямых – нам на такой конфигурации придётся непросто. Нужно так подобрать настройки, чтобы машина не только обладала высокой прижимной силой, но и не особенно потеряла в скорости на прямых. Добиться этого с нашей машиной сложно, но мы сделаем всё возможное.

Тенденция этого года такова, что в квалификациях у нас больше проблем, чем в гонках. Наша машина эффективнее работает на длинной дистанции, чем на одном быстром круге. Мы постараемся прибавить в квалификации, но многое зависит от того, подходит ли конкретная трасса нашей машине.

По сравнению с прошлым годом машина стала намного лучше в гонках. В 2019-м машина была очень чувствительной и эффективно работала с шинами на протяжении всего нескольких кругов, после чего теряла скорость. Это приводило к тому, что мы хорошо выглядели в квалификациях, но в гонках шины быстро теряли эффективность, и мы откатывались назад.

Новая машина ведёт себя стабильнее, ей проще управлять. Мы сделали шаг вперёд по сравнению с 2019-м, но и соперники не стояли на месте и прибавили».

Роман Грожан: «Во вторник после Венгрии мы с Льюисом 45 минут говорили по телефону. Получился хороший разговор с множеством тем, но главной стала борьба с расизмом.

Я объяснил Льюису свою позицию в Венгрии. В GPDA два директора – я и Себастьян Феттель. И если Себастьян настраивал на продолжении акции «Стоп расизму», то я выступил от имени семи или восьми гонщиков, считавших, что той акции, что мы провели перед стартом в Австрии, вполне достаточно. Я выразил их позицию.

Сейчас я понимаю, что поступил неправильно. Льюис привёл мне свои аргументы, я ему свои, но сейчас я понимаю, что был неправ – и принёс извинения.

Если бы в роли директора GPDA я бы не представил позицию группы гонщиков, я бы не выполнил свою работу. Но Льюис сказал, что к мнению директора GPDA всегда прислушиваются – и я понимаю, что он прав. Это был действительно полезный разговор.

Вместе с председателем GPDA Алексом Вурцем мы связались с управляющим директором Формулы 1 Чейзом Кэри и президентом FIA Жаном Тодтом, чтобы уточнить планы на будущее. Гонщикам сложно организовать такие мероприятия – у нас очень плотный график, поэтому мы хотели получить от Liberty Media чёткий план действий, как было перед первой гонкой в Австрии. Теперь всем понятно, как действовать.

После критики Хэмилтона в социальных сетях меня стали обвинять в расизме, но это абсолютно не так. Я никогда не говорил ничего подобного и был один из первых, кто встал на колено в Австрии. Я очень надеюсь, что однажды все двадцать гонщиков встанут на колено перед стартом, продемонстрировав наше единство в борьбе с расизмом».

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в четверг

Джордж Расселл: «Одна из квалификаций в этом году проходила на мокрой трассе, что в какой-то мере сказалось на расстановке сил. Кроме того, исторически так сложилось, что венгерская трасса подходит нашей машине в квалификациях, а Хунгароринг – один из моих любимых автодромов.

В этот уик-энд у нас есть хорошая возможность оценить, какие позиции мы занимаем по отношению к соперникам. Я ожидаю, что наше отставание от лидеров несколько увеличится и вернётся примерно на тот уровень, на каком было на первом этапе сезона в Австрии.

Когда гонщик долго выступает за одну команду, он накапливает опыт работы с инженерами, у них складывается взаимопонимание, все уже знают, что делать, чтобы добиться дальнейшего прогресса.

Могу привести такой пример: когда я только начинал сотрудничать с Williams, я никак не мог добиться удобной посадки в кокпите, и мне понадобилось полгода, прежде чем я почувствовал себя по-настоящему комфортно».

Николас Латифи: «Трасса в Будапеште нам отлично подошла – здорово, что мы этим воспользовались, хорошо выступили в квалификации и двумя машинами вышли во вторую часть.

Если говорить о Сильверстоуне, то нет сомнений, что по сравнению с прошлым годом команда сделает шаг вперёд в этот уик-энд. У нас есть определенные идеи, как сделать так, чтобы машина была быстра не только в квалификации, но и в гонке, но предстоит ещё много работы.

Мы стремимся к тому, чтобы заработать очки. Если мы продолжим и дальше проходить во вторую часть квалификации, это значительно повысит наши шансы на очки в гонке.

Ситуация такова, что в середине пелотона очень плотная борьба, и чтобы претендовать на очки, многое должно сложиться в вашу пользу. Мы это видели на примере Haas в Венгрии – благодаря стратегии они с первых кругов оказались впереди и смогли финишировать в десятке.

Конечно, мы хотим бороться за очки, однако для нас это всё ещё сложная задача.

Инцидент на пит-стопе в Венгрии? На пит-стопе было очень оживлённо – все заехали за сликами. Я увидел зелёные огни перед собой – когда они гаснут, то ты без колебаний сразу же стартуешь.

Мы обсудили ситуацию с командой и теперь, чтобы избежать проблем, один из инженеров по радио будет меня предупреждать, если что-то пойдёт не так. У нас есть сигнальная система, которая при помощи определённой комбинации сигналов предупреждает меня о трафике на пит-лейн, но в Венгрии по какой-то причине она не сработала. Мы решили проблему, но на всякий случай теперь и инженер будет предупреждать меня по радио».

Источник