Разделы сайта

Свежие новости

Ландо Норрис рассказал, что изменилось в McLaren за пять лет

Пилот McLaren Ландо Норрис отметил, что в команде многое изменилось за последние пять-шесть лет. «Многое изменилось в команде в сравнении с тем, что было пять-шесть лет назад, когда я впервые поехал на встречу с Роном Деннисом. Думаю, сейчас команда стала более живой, полной энтузиазма, мотивации и тому подобного.

Хельмут Марко заявил, что Ферстаппен не собирается мстить Хэмилтону

Спортивный консультант «Ред Булла» Хельмут Марко сообщил, что Макс Ферстаппен полностью восстановился после аварии.

Полезные статьи

Гран При Штирии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Штирии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Вопрос: (Марк Уэббер) Макс, четырнадцатая победа в карьере! Была ли среди них хоть одна, которая далась вам проще сегодняшней? Со стороны нам показалось, что вы победили очень легко!
Макс Ферстаппен: Никогда не знаешь, чем закончится уик-энд, но с самого начала я почувствовал, что с балансом всё отлично. Хорошо, что сразу после старта мне удалось контролировать износ резины, и даже в конце первого отрезка я понимал, что какой-то ресурс шин ещё оставался.

Конечно, в Mercedes провели свой пит-стоп на круг раньше нас, мы на это отреагировали, после чего продолжили гонку, стараясь проезжать круги с хорошим временем. Сегодня у нас всё получилось.

Вопрос: (Марк Уэббер) Наверняка вы с нетерпением ждете следующую гонку, поскольку она пройдет через неделю на этой же трассе! Похоже, борьба в личном зачете складывается в вашу пользу, не так ли?
Макс Ферстаппен: Победа сегодня – это очень здорово, но надо постараться вновь это повторить через неделю! Посмотрим, за счёт чего можно прибавить, но я уже в предвкушении следующей гонки.

Вопрос: (Марк Уэббер) Серхио Перес тоже сработал здорово, в Кубке конструкторов преимущество Red Bull Racing становится всё больше...
Макс Ферстаппен: Всё складывается очень неплохо, мы просто должны продолжать атаковать изо всех сил. Я уверен, что мы сможем вновь отработать, как надо!

Вопрос: (Марк Уэббер) Льюис, в предыдущей гонке во Франции вы пилотировали на пределе, стараясь удержаться впереди Red Bull Racing, но сегодня вы вряд ли могли что-либо им противопоставить. Из-за чего вам не удалось побороться здесь за победу?
Льюис Хэмилтон: Практически всю гонку я ехал в одиночестве. Я пытался удержаться за Максом, но в Red Bull Racing за последние два уик-энда сумели добиться серьезного прогресса, ехать с ними в одном темпе было невозможно. Не знаю, где именно мы от них отставали. На длинной дистанции темп у соперников быть немного лучше, они продолжали проходить круги с очень хорошей скоростью, а мы много уступали им на прямых – по крайней мере, мне так показалось. Как бы то ни было, мы заработали немало очков, нужно продолжать прилагать усилия.

Вопрос: (Марк Уэббер) Ранее вы говорили, что желаете плотной борьбы с Red Bull Racing. Похоже, сейчас они бросают вам вызов в плане чистой скорости и темпа доработки машины. Как по-вашему будет складываться сезон, если у Red Bull Racing получается побеждать на трассах, на которых ранее доминировала Mercedes? Соперники выигрывают гонку за гонкой, это вызывает у вас опасения?
Льюис Хэмилтон: Я стараюсь не беспокоиться. Соперники быстрее, я не могу повлиять на их скорость, остается лишь каждый уик-энд выкладываться на пределе. И, конечно, нам нужно найти способ прибавить, необходимы какие-нибудь доработки. Не знаю, быстрее ли соперники за счет иных настроек заднего антикрыла или всё-таки за счёт модифицированной версии мотора, но какой бы ни была причина, мы сами должны добиться большей скорости.

Вопрос: (Марк Уэббер) Валттери, поздравляем с третьим местом! Пожалуй, максимальным результатом сегодня могло быть разве что второе. После разворота на пит-лейн вам назначили штраф, но вы сумели отыграться!
Валттери Боттас: Учитывая мою стартовую позицию, третье место – это мой максимум на сегодня. Я доволен. Нам было важно финишировать впереди хотя бы одной машины Red Bull Racing и заработать очки. Мы постарались свести потери к минимуму, и на следующей неделе должны сделать то же самое.

Вопрос: (Марк Уэббер) На последних кругах вас догнал Серхио Перес – в Red Bull Racing выбрали для него иную стратегию, чтобы он смог создать для вас прессинг. Было ли у вас ощущение, что вы в состоянии отразить тот натиск?
Валттери Боттас: Под конец гонки Серхио ехал почти вплотную. Я думаю, что альтернативная стратегия – это лучшее, что могли попробовать в Red Bull Racing, и у них почти всё получилось. Я рад, что мы смогли обороняться. Я давно не поднимался на подиум.

Вопрос: (Марк Уэббер) С самого начала уик-энда вы были очень быстры. Надеетесь ли вы, что через неделю всё пройдет более гладко, и вы выступите ещё лучше?
Валттери Боттас: Надеюсь, в следующий уик-энд уже не будет штрафов, а мы хорошо выступим в квалификации и в гонке.

Гран При Штирии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Макс, это была идеальная гонка для вас и Red Bull Racing! Наверняка вы очень довольны тем, насколько уверенно одержали эту победу, не так ли?
Макс Ферстаппен: Сегодня было очень важно хорошо стартовать и по ходу первого отрезка контролировать эффективность шин. Нам удалось и держать хороший темп, и бережно расходовать ресурс резины. В предыдущих гонках это не всегда получалось, мы проделали большую работу, и сегодня всё сложилось оптимально.

После того, как мы перешли на шины Hard, управлять машиной было особенно приятно. Да, приходилось прорываться через трафик и обгонять двенадцать машин подряд, но далее на свободной трассе я держал стабильно высокий темп. Машина вела себя безупречно, это происходит не каждый уик-энд, сегодня я буквально наслаждался пилотажем!

Вопрос: Можно ли сказать, что из всех побед, которые вы одержали с начала сезона, эта получилась наиболее уверенной?
Макс Ферстаппен: Судя по отрыву – да, но и баланс машины был лучше, чем в любой из предыдущих гонок.

Вопрос: В радиообмене с командой вы жаловались на работу педали тормоза в девятом повороте. Что там произошло?
Макс Ферстаппен: В девятом повороте ход педали тормоза по каким-то причинам увеличивался, но после десятого всё возвращалось в норму. Это произошло пару раз, мы с командой разберемся, что было не так.

Вопрос: Есть ли хоть одна причина полагать, что вам не удастся повторить этот результат через неделю?
Макс Ферстаппен: Не знаю. Все команды внимательно проанализируют информацию, собранную в этот уик-энд, и через неделю борьба наверняка будет более плотной. Кроме того, у нас будут более мягкие составы резины, предстоит понять как оптимальным образом контролировать их эффективность. А еще посмотрим, какой окажется погода. В этот уик-энд наша машина оказалась очень конкурентоспособной – надеюсь, так будет и в следующий.

Вопрос: Льюис, вы сработали очень хорошо! Как оцениваете скорость машины, на дистанции гонки вы были ближе к Red Bull Racing?
Льюис Хэмилтон: Нет, они оказались намного быстрее нас. Я понимал, что мы уступаем Red Bull Racing на одном быстром круге, и что на длинной дистанции их темп в среднем на четверть секунды выше нашего. Мы сделали всё, что могли, но соперникам в недавних гонках явно удалось добиться заметного прогресса, особенно в скорости на прямых.

Не знаю, в чем причина – в настройках заднего антикрыла, как говорит Макс, или в большей мощности силовой установки, но итог один – сегодня они были намного быстрее, Макс сработал великолепно!

Вопрос: Насколько сложной получилась для вас эта гонка? Наблюдались ли проблемы с управляемостью?
Льюис Хэмилтон: Я атаковал на пределе, а если бы пытался беречь шины, то проиграл бы еще больше. Макс тоже следил за эффективностью резины, но притом стабильно увеличивал отрыв. У Red Bull Racing был потрясающий темп, вряд ли мы сможем добиться чего-то подобного в ближайшие четыре дня, но мы приложим максимум усилий, чтобы понять, как выжать из W12 больше скорости.

Вопрос: Вы сказали, что за четыре дня сложно добиться такого же темпа, как у Red Bull Racing. В интервью на трассе вы подчеркнули, что машине нужны доработки. В какой именно области вы уступаете Red Bull Racing?
Льюис Хэмилтон: В скорости на прямых. Не знаю, в чем причина – в иных настройках заднего антикрыла или меньшей мощности. Я чувствую, что у W12 довольно большое лобовое сопротивление, и что она не так уж быстра на прямых. Причина может быть как в аэродинамике, так и в мощности, а может в том и другом.

Вопрос: Валттери, вам удалось отыграться с пятого места! Насколько сильным был прессинг со стороны Серхио Переса на последних кругах гонки?
Валттери Боттас: Этот прессинг продолжался очень короткое время, так как у меня был достаточный отрыв, Серхио подобрался ко мне только на последнем круге. Я видел в зеркалах его машину, в начале круга между нами было полторы секунды, на финише – пять десятых, но обогнать на втором и третьем секторах здесь практически невозможно. Мои шины едва держали трассу, но, проехав первый сектор без единой ошибки, я понимал, что, скорее всего, смогу удержать третье место.

Мы сработали здорово и сумели опередить Серхио. У него была заминка на пит-стопе, мы среагировали верно и тут же провели мой пит-стоп, хотя планировали сменить шины намного позже. Хорошо, что за счёт этого результата мы не позволили Red Bull Racing заработать еще больше очков.

Вопрос: Вы довольно долго боролись с Даниэлем Риккардо. Почему пройти его оказалось настолько сложно?
Валттери Боттас: Мои шины к тому моменту уже были заметно изношены. Мы выбрали стратегию с одним пит-стопом, притом шины Hard у меня быстрее теряли эффективность, чем ожидали в команде. Гонщики впереди ехали плотной группой и пользовались DRS, подобраться к ним было довольно непросто. Я старался изо всех сил, но довольно медленно прорывался через трафик. Тем не менее, я всё-таки сумел финишировать впереди Серхио Переса.

Вопрос: Вы согласны с Льюисом в том, чего именно не хватает машине Mercedes, и над какими областями нужно работать?
Валттери Боттас: Думаю, всем очевидно, что в этой гонке Red Bull Racing оказались намного быстрее нас. На последних кругах Серхио сумел организовать серьезный прессинг. Чтобы на равных соперничать с Red Bull Racing, недостаточно одного лишь контроля состояния шин. Было заметно, что соперники намного быстрее на прямых, их машина, похоже, в целом эффективнее нашей – значит, нам предстоит всерьез постараться.

Вопрос: (Алан Болдуин) Макс, примите поздравления! После финиша Тото Вольфф сказал, что в Mercedes фактически прекратили работу над W12, тогда как в Red Bull Racing продолжают готовить модификации, чем и объясняется их прогресс. Это действительно так? Опасаетесь ли вы, что в команде пожертвуют подготовкой к следующему сезону ради максимального прогресса в нынешнем?
Мак Ферстаппен: Не знаю, что происходит в других командах, но мы дорабатываем машину практически к каждой гонке. Это очень важно, ведь у нас есть отличная возможность здорово выступать в нынешнем сезоне. Но, зная наших специалистов, я абсолютно уверен в том, что они уделяют достаточно внимания подготовке к следующему сезону. Не думаю, что нам приходится чем-то жертвовать, но прав я или нет, мы узнаем только в 2022-м. Я полностью согласен с тем подходом, который мы выбрали на этот сезон.

Вопрос: Льюис, по мнению Макса в Red Bull Racing способны одновременно работать и на этот сезон, и на следующий. Тото Вольфф сказал, что ресурсы Mercedes целиком направлены на подготовку к следующему сезону. Хотели бы вы, чтобы команда направила часть ресурсов на прогресс в нынешнем?
Льюис Хэмилтон: Подобные решения в нашей команде принимают очень умные и расчетливые люди. Мы стараемся сбалансированно распределять ресурсы в условиях лимита на расходы. Конечно, хотелось бы видеть разные доработки, но не думаю, что это возможно. Конечно, мы обсудим это на брифинге команды, но сейчас дела обстоят именно таким образом.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Макс, поздравляю с победой! Похоже, вам и Red Bull Racing удалось добиться прогресса в плане работы с шинами. Если в Испании в конце очередного отрезка шины у Mercedes работали эффективнее, то сегодня в конце первого отрезка ваш инженер сказал, что ваши шины в гораздо лучшем состоянии. Какие усилия для этого потребовались? Достаточно ли было скорректировать темп по ходу отрезка и пилотаж, или потребовалось установить на машину кое-какие модификации?
Макс Ферстаппен: Безусловно, я не могу вдаваться в детали, но всё сводилось к тому, чтобы шины как можно дольше сохраняли эффективность. В Барселоне нам не хватало того же, чего сегодня не хватило Mercedes. Они не могли ехать со мной в одном темпе, а когда у тебя есть преимущество в скорости, ты контролируешь ситуацию и можешь проезжать круг с минимально необходимым временем, что помогает беречь шины. Современная резина весьма чувствительна к скольжению или блокировке, она быстро перегревается, так что от контроля её состояния и эффективности зависит очень многое.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, к вопросу о дефиците скорости на прямых. Доработки мотора, направленные на повышение мощности, в этом сезоне запрещены, и не похоже, чтобы в Mercedes планировали какие-либо иные модификации. Способны ли в вашей команде найти решение, позволяющее выступать с меньшим углом атаки антикрыльев, чем у Red Bull Racing, или это невозможно, так как потери в поворотах будут слишком серьезными?
Льюис Хэмилтон: Мы могли уже в этот уик-энд настроить антикрыло на меньший угол атаки, или использовать спецификацию с меньшей площадью, но в обоих случаях мы оказались бы слишком медленными в поворотах, и шины у нас быстрее бы теряли эффективность. Ранее у Red Bull Racing было гибкое заднее антикрыло, они работали над ним довольно долго, а у нас такой разработки не было – это наверняка сыграло свою роль в отдельных гонках. Я всячески подгоняю наших инженеров и сам делаю всё возможное, чтобы сделать машину более быстрой. Я горжусь тем, как мы сработали в этот уик-энд, жаль только, что нам всё-таки не хватило скорости.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, вы смирились с тем, что в Mercedes не смогут дорабатывать машину в той же степени, как это делают в Red Bull Racing? Если да, каким вам видится дальнейшее развитие битвы за титул?
Льюис Хэмилтон: Я ни с чем не смирился. Впереди еще немало гонок, мы будем продолжать выкладываться на пределе. Мы чемпионы мира и если постараемся, то и в этой ситуации сумеем прибавить. Ну а если мы не будем прогрессировать, то именно такой результат, как сегодня, вы увидите по итогам сезона. За последние несколько гонок им удалось добиться заметно большей скорости, во Франции они были быстрее за счет мотора или нового антикрыла. В ближайшее время ожидается очередная техническая директива насчёт антикрыльев – не знаю, останется ли в прошлом проблема с изменением профиля крыла под нагрузкой, но, возможно, конкуренция станет более равной. Посмотрим, как всё получится.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, вам наверняка хочется выиграть очередной титул. Считаете ли вы правильным решение команды не дорабатывать машину?
Льюис Хэмилтон: Я не стану подвергать сомнению логику команды. Если бы у нас были доработки, я был бы им рад, но они не планируются.

Мы уступаем соперникам сразу в нескольких областях. В начале сезона борьба была плотной, и если бы мы и Red Bull Racing выступали на том же уровне, как в первых четырех гонках, то борьба наверняка была бы более захватывающей, но они сумели сделать заметный шаг вперед. Мы сделаем всё возможное, чтобы как-то ответить, но в плане чистой скорости ситуация такая, какая есть. Сегодня мы сработали неплохо, но нам пришлось бы намного труднее, если бы у Серхио Переса всё сложилось более удачно. Нужно продолжать прилагать усилия.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, в какой-то момент по ходу гонки в четвертом повороте вы зацепили задним левым колесом гравийную ловушку. Что там произошло? Вы атаковали излишне агрессивно, или вам помешал кто-то из круговых?
Льюис Хэмилтон: Я выжимал из машины всё, на что она способна, в этом причина. Я использовал всю ширину трассы, стараясь ехать в одном темпе с Максом, но даже при таком агрессивном пилотаже это было невозможно.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, мы понимаем, что даже после столь уверенной победы в Red Bull Racing не будут считать титул гарантированным. Учитывая вашу нынешнюю конкурентоспособность, есть ли хоть одна причина, по которой расклад сил не будет таким же до конца сезона? Льюис, насколько эта ситуация отличается от сражения с Ferrari в 2017-м и 2018-м? Тогда по ходу сезона инициатива тоже была на стороне соперников, но не было лимита на расходы и задачи построить принципиально новую машину к следующему сезону.
Макс Ферстаппен: Сейчас наша машина очень быстра, но я хочу, чтобы так было каждый уик-энд. У каждой трассы свои особенности, и всюду нужно искать оптимальные настройки, поскольку машина подчас очень чувствительна к конкретным условиям. Скорости никогда не бывает достаточно, каждый уик-энд я стараюсь добиться прогресса. Сегодня всё выглядит потрясающе, мы победили с огромным преимуществом, но мы будем внимательно изучать всю информацию, чтобы понять, как сработать еще лучше. Я не жду, что на других трассах всё будет точно так же, как получилось на Red Bull Ring, нужно оставаться сосредоточенными на работе и поставленных целях. Я доволен тем, как всё складывается, но скорости и преимущества никогда не бывает много.

Льюис Хэмилтон: Конечно, нынешняя ситуация отличается от сражения с Ferrari в 2017-м и 2018-м. Тогда мы стабильно получали модификации, наши сотрудники постоянно находили всё новые возможности для прогресса. Сейчас этих возможностей меньше, оттого и ситуация иная. Борьба с Ferrari была славной, я выкладывался на пределе. В этом сезоне мы и Red Bull Racing поначалу сражались на равных, но сейчас у них явное преимущество в скорости.

Перевод: Валерий Карташев

Источник