Разделы сайта

Свежие новости

10 лет назад прошёл самый долгий Гран При в истории!

День 12 июня 2011 года надолго запомнился и тем, кто в тот день вышел на старт Гран При Канады, и всем командам Формулы 1, и болельщикам.

Red Bull Racing не станет менять шасси Максу Ферстаппену после аварии в Баку

Команда Red Bull Racing завершила обследование шасси RB16B Макса Ферстаппена, на котором голландский гонщик попал в аварию за несколько кругов до финиша Гран При Азербайджана, сообщает PlanetF1.com. Авария Макса Ферстаппена за четыре круга до финиша гонки в Баку.

Полезные статьи

Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Вопрос: (Дженсон Баттон) Макс, понимаю вашу досаду. Казалось, победа в этой гонке будет за вами, что скажете?
Макс Ферстаппен: Можно сказать, я предвидел, что всё будет именно так. Уже под конец отрезка на мягких шинах Льюис был быстрее меня, а когда мы перешли на шины Medium, стало понятно, что он может ехать в более высоком темпе и держаться в пределах секунды позади меня.

Мы мало что могли предпринять, а когда они решили провести ещё один пит-стоп, я понял, что игра закончена, поскольку у меня уже тогда были проблемы с шинами. Было видно, что с каждым кругом он подбирался всё ближе. В общем, я стал для Льюиса лёгкой добычей.

Вопрос: (Дженсон Баттон) На первом пит-стопе Red Bull Racing сработала отлично. Да, смена шин заняла чуть больше времени, чем обычно, но после своего первого пит-стопа Льюис не оказался впереди. Правда, со вторым пит-стопом Mercedes вас переиграли. Всегда непросто, когда соперник позади первым сворачивает на пит-лейн – ты не знаешь, отвечать ли своим пит-стопом, или придерживаться иной стратегии. Скажите, вы изначально планировали всего один раз менять шины?
Макс Ферстаппен: Да. Кроме того, когда едешь впереди, и есть риск застрять в трафике, не хочется проводить пит-стоп, чтобы этого избежать, но, разумеется, если у вас преимущество в скорости, это многое упрощает. А в нашей ситуации, если бы мы сразу провели ещё один пит-стоп, я вовсе не уверен, что нам удалось бы сохранить лидерство. Слишком заметно мы уступали в темпе. И всё-таки я сделал всё, что было в моих силах.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Скажем честно, трасса в Барселоне всегда благоволила Mercedes. Но тот факт, что вы оказались настолько близки к ним в квалификации и гонке, наверняка добавляет оптимизма перед следующими этапами?
Макс Ферстаппен: Да, добавляет, но мы пока не на том уровне, на какой хотим выйти. Значит, надо работать ещё упорнее и постараться догнать Mercedes, ведь пока мы несколько медленнее их. И всё-таки по сравнению с прошлым годом мы сделали настоящий рывок вперёд.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Валттери, непростая для вас гонка, не так ли? Как вы её оцениваете, было ли в ней что-то положительное?
Валттери Боттас: Мою гонку осложнило то, что на первом круге я пропустил Шарля Леклера на выходе из третьего поворота. Я не видел его. Его траектория в третьем повороте была лучше, он меня обогнал, а я застрял за ним, теряя время. В остальном у меня был хороший темп. Немного жаль, что так получилось, но я всё же поднялся на подиум.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Полагаете, при несколько иной стратегии борьба была бы острее?
Валттери Боттас: Сегодня всё решилось в третьем повороте первого круга. В целом темп был неплохим, наша команда заработала много очков, но далеко не максимум – значит, нужно продолжать работать. Следующая гонка пройдет в Монако, там уникальная трасса – буду ждать с нетерпением.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Вам удался отличный рывок к первому повороту, но далее вас попросту заблокировали. Современные машины очень широкие, и когда Макс здорово стартовал, вам, по сути, было некуда деться.
Валттери Боттас: Да, трём машинам там было не поместиться, мне просто не повезло.

Вопрос: (Дженсон Баттон) Льюис, на этой трассе вы всегда были быстры. Когда мы выступали в одной команде, сравниться с вами в скорости в Барселоне было практически нереально, и сегодня вы вновь это доказали. Фантастическая победа!
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я хочу поприветствовать болельщиков! Это первая гонка в сезоне, когда на трибунах есть зрители. Кажется, кто-то принёс британский флаг – я давно такого не видел! Я чувствую себя замечательно и готов хоть сейчас вернуться в кокпит и продолжить гоняться – похоже, все мои тренировки были не зря!

Борьба на старте была предельно острой. На правой стороне трассы слой прикатанной резины оказался вполне достаточным, Максу удалось здорово сорваться с места. Я долго его преследовал и опасался, что в столь плотной борьбе не сумею сберечь шины, но мне это каким-то образом удалось.

А потом я сумел отыграть отставание в 22 секунды! Это был оправданный риск, команда выбрала абсолютно верную стратегию!

Вопрос: (Дженсон Баттон) Наверняка вы особенно благодарны стратегам Mercedes, их усилия сегодня помогли одолеть соперников!
Льюис Хэмилтон: У нас оставалось два комплекта Medium, было логичным провести два пит-стопа. Да, вариант с одной сменой шин казался более предпочтительным, но по собственному опыту я знаю, что реализовать такую стратегию очень трудно.

У нас был хороший темп, я понимал, что могу атаковать Макса. Перед своим вторым пит-стопом я практически начал атаку и всерьез сомневался, ехать ли на пит-лейн, или ослушаться приказа команды и продолжить прессинг. Я поступил так, как попросила команда, потому что мы привыкли полагаться друг на друга. Сегодня все в Mercedes сработали фантастически, это невероятный день!

Гран При Испании: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Мы увидели захватывающее тактическое сражение с Максом, насколько вы довольны тем, что сумели выиграть эту гонку?
Льюис Хэмилтон: Мне очень нравится бороться с Максом! Я не знал, получится ли у меня вплотную преследовать его. На старте и в первом повороте гонки я сработал не лучшим образом, нужно всё проанализировать и понять, как в будущем действовать эффективнее.

Как только Макс вышел вперед, я словно переключился в другой режим. Знаете, сегодня замечательный день, я узнал о Максе больше, чем во всех предыдущих гонках! Ну и, конечно, вся наша команда сработала здорово.

Обычно в субботу мы до поздней ночи обсуждаем стратегию, уточняем некоторые моменты в воскресенье утром. Нам удалось предусмотреть практически все возможные варианты, а далее от меня требовалось выполнить свою работу на трассе. Отыграть отставание в 22 секунды было непросто, но этот вариант стратегии оказался абсолютно верным.

Вопрос: Вы сказали, что многое узнали о Максе. Не могли бы рассказать подробнее, что именно?
Льюис Хэмилтон: Нет, я не стану этого делать! (смеётся) Когда следуешь за соперником, подмечаешь кое-какие моменты. Сегодня я довольно долго вплотную преследовал Макса и чуть больше узнал об их машине и о том, как он с ней работает. В этом плане гонка удалась!

Вопрос: После второго пит-стопа вы уступали Максу более двадцати секунд. В тот момент насколько вы были уверены в том, что сумеете выиграть гонку?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я был не так уж уверен. С начала уик-энда стратегия с одним пит-стопом считалась более выгодной, но испанская трасса одна из наиболее беспощадных к шинам, реализовать стратегию с одним пит-стопом здесь довольно трудно. Да, погода была более прохладной, чем в прошлом году или во вчерашней квалификации, но даже с учетом этого заставить резину выдержать нужное количество кругов было непросто.

Я долго держался в секунде позади Макса, и для меня было очевидно, что нужно переходить на вариант с двумя пит-стопами. Когда команда сообщила, что пит-стопов действительно будет два, для меня это не стало новостью, но когда после второго пит-стопа я оказался в 22 секундах позади Макса, мне казалось, что отставание слишком велико. Правда, вскоре стало понятно, что разница в темпе очень велика: я проходил круги за 1 минуту 20 секунд, а Макс – за 1 минуту 22 секунды. До финиша оставалось достаточно кругов, но я не был уверен, что в конце гонки шины по-прежнему будут позволять держать конкурентоспособный темп. Впрочем, у Макса темп в любом случае был бы хуже моего, так что стратегию мы выбрали верно.

Вопрос: 94 очка в первых четырех гонках, для вас это лучшее начала сезона в карьере! Вы удивлены такой статистикой?
Льюис Хэмилтон: Каждый год я стараюсь добиться прогресса. Нередко прогресс кажется невозможным, но без него никак не обойтись. В Red Bull Racing очень уверенно начали этот сезон, Макс получил быструю машину и шанс побороться за титул, но такой же шанс есть и у нас, просто нужно выкладываться на пределе. Не только я сам, вся наша команда старается каждый уик-энд сработать еще лучше, иначе победа останется за Red Bull Racing.

Вопрос: Макс, вы славно провели эту гонку! Поначалу для вас всё выглядело неплохо: на старте вы перехватили лидерство, а после первого круга опережали Льюиса на полторы секунды. Что произошло дальше?
Макс Ферстаппен: Дальше мы оказались слишком медленными. Здесь практически нечего рассказывать и обсуждать. Я делал всё возможное, чтобы сберечь ресурс шин, но этого недостаточно, когда у соперников в целом больше скорости. Конечно, мы старались сработать настолько хорошо, насколько позволяла стратегия, но даже если бы вслед за Mercedes перешли на вариант с двумя пит-стопами, не факт, что я догнал бы Льюиса, так как на Medium они были заметно быстрее. Тот факт, что Льюис долго держался позади меня в одной секунде и временами даже подбирался на дистанцию, позволяющую задействовать DRS, лишь подтверждает общий вывод: у меня практически не было шансов что-либо противопоставить Льюису и Mercedes.

Второе место всё-таки неплохой результат. Конечно, всегда хочется большего, победа неизменно должна быть нашей целью, но в сегодняшней ситуации мы не должны так уж огорчаться из-за второго места. В конце концов, мы сделали всё, что в наших силах, я перехватил лидерство на старте и долгое время возглавлял пелотон. Здорово, если удается так долго лидировать в гонке, но нужно шире смотреть на ситуацию: сегодня нам не хватило скорости. Примерно так обстоят дела с самого начала сезона: в квалификации мы очень конкурентоспособны, а в гонке у нас больше сложностей.

Вопрос: Расскажите о сражении на отрезке до первого поворота...
Макс Ферстаппен: Я здорово сорвался с места, на моей машине антикрылья были настроены на меньшую прижимную силу, чем антикрылья на машине Льюиса, что помогло поравняться и атаковать в первом повороте.

Вопрос: Валттери, 59-й подиум в карьере, 50-й за команду Mercedes! Как вам кажется, результат мог быть лучше?
Валттери Боттас: Если бы в квалификации я проехал на десятую быстрее, гонка наверняка сложилась бы по-другому. Для меня всё стало сложнее, когда Шарль Леклер уже на первом круге вышел вперед в третьем повороте. В Барселоне потеря позиции всегда чревата проблемами, по ходу первого отрезка я потерял слишком много времени. На рестарте мне не удалось контратаковать Шарля, я всё больше отставал от Льюиса и Макса.

Честно говоря, я не успел заметить атаку в третьем повороте, Шарль находился с внешней стороны трассы и мчался намного быстрее. Когда я его увидел, реагировать было уже поздно. Нужно всё проанализировать и сделать выводы.

Вопрос: Возможно, вам помешало то, что впереди вас сражались между собой Льюис и Макс?
Валттери Боттас: В первом повороте? Да, ведь там всего одна траектория. Я понимал, что мне по силам удержать позицию, но в третьем повороте я старался удержаться за Льюисом с внутренней стороны трассы, а Шарль сумел подобраться вплотную и атаковал снаружи. Шансов отбить эту атаку у меня не было.

Вопрос: Сегодня вы были в большей степени довольны скоростью машины, чем неделю назад в Португалии?
Валттери Боттас: Думаю, наша W12 была вполне конкурентоспособна. Да, разница в скорости с Red Bull Racing была не такой уж существенной, но всё-таки мы выглядели очень сильно и сумели заработать больше очков, чем наши главные соперники, что приятно. Опять же, мы всегда стремимся к идеальному результату, а сегодня он не такой. Лично я не в восторге от третьего места, да и вряд ли обрадовался бы второму, но что есть, то есть. Всегда можно сработать лучше, так что я буду продолжать выкладываться по максимуму. Этот уик-энд нас многому научил, полученный опыт пригодится в будущем.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, вы сказали, что вам нужно проанализировать то, как прошёл старт. Скажите, о чем вы думали, когда мчались к первому повороту? Был ли момент, когда вы могли агрессивнее ответить на атаку Макса? О чем вы подумали, когда он оказался перед вами на апексе поворота?
Льюис Хэмилтон: Я помнил, что Валттери стартовал третьим, и что мы должны сработать, как команда, потому предпочёл остаться с левой стороны трассы. Возможно, когда Макс на мгновение оказался за моей машиной, мне следовало начать смещаться вправо и перекрыть ему путь для атаки, но в тот момент я этого не сделал.

В первом повороте я постарался оставить Максу достаточно места, ведь сражение в гонке и чемпионате – это не спринт, а марафон, нужно мыслить стратегически. Конечно, можно действовать гораздо агрессивнее, но нужно ли? Пожалуй, я лидирую в чемпионате как раз потому, что не действую агрессивно там, где это не требуется.

Вопрос: (Кристиан Менат) Макс, расскажите о ситуации перед первым пит-стопом. В команде не хотели, чтобы вы заезжали на пит-лейн на том конкретном круге?
Макс Ферстаппен: Да, мы с командой неправильно друг друга поняли. Я думал, что должен свернуть на пит-лейн на двадцать пятом круге, а в команде планировали сменить мне шины немного позже. К счастью, из-за этой ситуации мы не потеряли много времени.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для гонщиков Mercedes. По ходу гонки был момент, когда Льюис догонял Валттери, и Валттери предстояло пропустить напарника. Мы слышали, как инженер сказал Валттери: «Не задерживай Льюиса», - однако Льюису потребовалось некоторое время, чтобы всё-таки выйти вперед. Что там произошло?
Валттери Боттас: Да, я получил сообщение. Мы с Льюисом были на разной тактике и не сражались между собой за позицию, но в тот момент я старался оторваться от Шарля Леклера, чтобы успеть провести очередной пит-стоп и вернуться на трассу впереди Ferrari, мне не хотелось терять время.

Каждому гонщику важны собственные задачи, но мы представляем одну команду, и если у неё есть шанс победить, пусть и не с тобой, не хочется этого шанса её лишать. В общем, я старался сработать и на себя, и на команду. В подобных ситуациях сориентироваться всегда непросто, никогда не знаешь, какие действия будут правильными. Спросите любого гонщика, может ли он предсказать, как всё сложится, и в каком месте трассы ему лучше пропустить напарника. К счастью, для нас всё закончилось хорошо.

Льюис Хэмилтон: Мы с Валттери лучшие напарники. Я не знал, что его попросили пропустить меня, и потому решил, что мы можем сражаться – собственно, почему бы и нет, особенно в начале сезона. Я подумал: «Мне нужно подобраться ближе, тогда появится шанс». У нас была разная стратегия, и в какой-то момент я должен был провести атаку, поскольку мои шины были в гораздо лучшем состоянии. На входе в десятый поворот я попробовал обогнать, Валттери действовал очень корректно, и я не потерял на этом слишком много времени.

Для команды важен суммарный результат обоих гонщиков, потому иногда приходится ставить её интересы на первое место. Второе и третье места, это, конечно, хорошо, но за победу и третье место дают больше очков.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, в субботу Дэймон Хилл назвал вас одним из наиболее талантливых людей за всю историю человечества. Что вы об этом думаете? Вы действительно выступаете на более высоком уровне, чем в любом из предыдущих сезонов?
Льюис Хэмилтон: Я благодарен Дэймону за столь высокое мнение обо мне. Еще ребенком я болел за него как за британского гонщика в Формуле 1 и желал ему успеха, даже если у него была не самая быстрая машина. Потрясающе, когда человек, чьим примером ты вдохновлялся, положительно отзывается о тебе самом!

Я уже говорил, что в этом сезоне просто обязан выступать на максимуме собственных возможностей. Макс пилотирует фантастически здорово, Валттери в квалификациях невероятно быстр. Борьба очень плотная, нужно идеально проводить каждый уик-энд. Не думаю, что кому-то по силам всегда выступать идеально, но я постараюсь делать это как можно чаще.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, в интервью на трассе вы сказали, что ваши тренировки были не зря. Похоже, есть еще порох в пороховницах! Но скажите, как много внимания вы уделяете следующему сезону? Тото Вольфф говорил, что хотел бы как можно раньше договориться с вами насчёт очередного контракта. Вы с ним уже обсуждали эту тему?
Льюис Хэмилтон: Вы правы, Бен, порох в пороховницах еще есть! Сейчас меня больше, чем когда-либо, заботит собственное физическое состояние и режим тренировок. Я тренируюсь не первый год, но постоянно учусь еще лучше заботиться о том, что дано мне природой, и чувствую себя великолепно.

Как дела с контрактом? Конечно, мы не хотим вновь оказаться в ситуации, в какой были в январе-феврале этого года. Это испортило мне зимний перерыв, да и Тото не позволило в полной мере отдохнуть и расслабиться. Было ощущение, словно у нас обоих вовсе не было отпуска! Сейчас у нас нет явной необходимости спешить, но нужно быть предусмотрительными и постепенно начинать переговоры. Это всегда долгий и сложный процесс, и мы, возможно, вскоре к нему приступим – если это не помешает текущим задачам. Впереди еще девятнадцать гонок, но было бы здорово получить некий первоначальный вариант еще до летнего перерыва, чтобы в августе в период отдыха от гонок спокойно подумать о будущем.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Макс, сегодняшняя ситуация напомнила гонку в Венгрии в 2019. Видимо, об этом говорила вам команда по радиосвязи. Что необходимо предпринять Red Bull Racing, чтобы в будущем в подобных ситуациях доводить дело до победы?
Макс Ферстаппен: Всё просто, машина должна быть более быстрой, тогда не придется иметь дело с ситуациями вроде той, что была сегодня или в Венгрии в 2019-м.
Перевод: Валерий Карташев

Источник