Разделы сайта

Свежие новости

Льюис Хэмилтон: Я мог проехать с одним пит-стопом

Гонщик Mercedes Льюис Хэмилтон раскритиковал тактику своей команды на Гран При Японии. На первом пит-стопе Льюис получил шины Medium вместо Soft и мог финишировать на них, однако из-за высокого износа всё-таки заехал второй раз и завершил гонку только третьим. Британец считает, что растянуть этот комплект до финиша было возможно.

Себастьян Феттель: «У меня не было фальстарта, имела место заминка»

Пилот «Феррари» Себастьян Феттель рассказал, почему он проиграл старт гонки на «Гран-при Японии» Валлтери Боттасу из «Мерседеса». - Нет, у меня не было фальстарта, — цитирует Феттеля Motorsport. — Со стороны могло быть похоже, но нет. Имела место заминка на старте: машина поехала, а потом почти сразу замедлилась, и разгон по сути пришлось начинать заново.

Полезные статьи

Гран При Германии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Германии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Тото Вольфф (Mercedes), Марио Изола (Pirelli), Отмар Сафнауэр (Racing Point), Франц Тост (Toro Rosso), Гюнтер Штайнер (Haas)

Вопрос: Тото, в этот уик-энд команда Mercedes отмечает свою 200-ю гонку, а компания – 125-летие выступлений в автоспорте. Что это значит для вас?
Тото Вольфф: Лично мне статистика сама по себе не так уж интересна, поскольку это всего лишь цифры, которые уже в прошлом. Но когда видишь фотографии и видеозаписи прошлых лет, статистика напоминает об ответственности, которую мы несём, представляя столь известный бренд. Компания Mercedes дебютировала в автоспорте 125 лет назад, у неё славная история, для нас большая ответственность представлять её в Формуле 1.

Вопрос: Вы упомянули ответственность, а она, как правило, подразумевает прессинг. Что будет значить для вашего коллектива победа в предстоящей гонке, титульным спонсором которой выступает Mercedes?
Тото Вольфф: Юбилей явно не способствует спокойной рабочей обстановке. Компания празднует 125-летие участия в автоспорте, у нас специальная окраска машины, в субботу сотрудники наденут экипировку с иным дизайном. На автодром приехали практически все члены совета директоров, мы проводим множество мероприятий – всё выглядит так, будто мы не собираемся выигрывать гонку, но это не так. Пусть за первое место здесь дают те же 25 очков, что на любой другой трассе, нам хочется особенно здорово выступить в Хоккенхайме, ведь это наш домашний уик-энд. Кроме того, нам важно снова сработать успешно и стать на шаг ближе к победе в чемпионате.

Вопрос: Хотелось бы спросить вас о Валттери Боттасе. В этом сезоне на его счету уже четыре поула, в квалификации финн явно добился прогресса, но в гонках ему не всегда удается превратить поул в победу. В чем причина?
Тото Вольфф: Валттери очень сильно проводит квалификации. Выступать на одном уровне с Льюисом Хэмилтоном – этим можно гордиться, по сравнению с прошлым сезоном Валттери добился большого прогресса. Но в гонках приходится иметь дело с другими вызовами, и в этом сезоне ключевое требование – удерживать машину и шины в оптимальном рабочем режиме. Для этого нужно пилотировать немного иначе, но Валттери постепенно адаптируется и с каждым этапом чувствует себя увереннее.

Если бы в Сильверстоуне машина безопасности появилась на трассе в другой момент гонки, Боттас претендовал бы на победу. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения. Нужно уметь сохранять преимущество до самого финиша, но я не сомневаюсь, что Валттери продолжит прогрессировать, и мы увидим немало его успешных выступлений.

Вопрос: Мы увидим его в Mercedes в 2020-м?
Тото Вольфф: Я знал, что вы спросите меня об этом! Сперва мы хотим уверенно выступить в Хоккенхайме и Будапеште, а уже во время летнего перерыва подумаем о составе на следующий сезон и далее.

Вопрос: Отмар, для Racing Point это важный уик-энд, команда представила немало доработок. Каковы впечатления после первой пятничной тренировки?
Отмар Сафнауэр: Первые впечатления вполне позитивные. Мы не работали с наиболее мягким составом смеси, но выглядели лучше, чем обычно в первой пятничной тренировке. К сожалению, эта пресс-конференция проходит в одно время с командным брифингом, и у меня меньше информации, чем могло быть. Мы выслушаем мнение гонщиков, проанализируем телеметрию и после второй сессии будем лучше понимать ситуацию.

Вопрос: Прошёл почти год с того момента, как консорциум инвесторов во главе с Лоуренсом Строллом выкупил команду. Как это сказалось на положении дел, и каковы дальнейшие планы в отношении инфраструктуры и гонщиков?
Отмар Сафнауэр: Эффект самый позитивный, ведь ранее мы не могли позволить себе столь значительный пакет доработок, какой представили в этот уик-энд. Финансовое положение команды стало устойчивым, у нас большие планы на будущее – я говорю о стратегических планах, реализация которых потребует времени.

В прошлом году в команде работало 405 человек, сейчас 430 – численность персонала пока изменилась незначительно, поскольку на это тоже требуется время. Есть определенный временной лаг между улучшением финансового состояния, разработкой планов и их реализацией, а очевидным эффектом пока можно считать большой пакет обновлений.

Вопрос: Франц, борьба в середине пелотона очень плотная, соперники из Racing Point существенно доработали машину. Каким вам видится расклад сил, и какие доработки запланированы в Toro Rosso?
Франц Тост: Мы тоже привезли сюда аэродинамические новинки, они неплохо себя показали, но, конечно, нужно всё тщательно проанализировать, найти оптимальные настройки, а там посмотрим, на каких позициях мы окажемся в квалификации. Команда сделала шаг вперед, но практически все участники тоже подготовили доработки. В столь плотном сражении крайне важно постоянно дорабатывать машину, готовить разные модификации – в конце сезона поймём, чей прогресс был наиболее быстрым и результативным.

Вопрос: Формируя состав на этот сезон, вы пошли на определенный риск, пригласив Даниила Квята и Александра Элбона, однако оба они выступают очень здорово. Как вы оцениваете их результаты в первой половине сезона, и каковы планы на 2020-й?
Франц Тост: У нас замечательные гонщики. По опыту предыдущего сотрудничества с Даниилом Квятом мы знали, что он очень быстр, а сейчас он стал более зрелым и демонстрирует отличные результаты. Александер Элбон молодой гонщик, но он приятно удивил меня, как и Ландо Норрис в McLaren.

Думаю, Александер уверенно проведет вторую половину сезона, поскольку уже хорошо знает машину, понимает, что такое Формула 1, и если мы предоставим ему конкурентоспособную технику, наверняка покажет достойные результаты. Лично я надеюсь, что мы продолжим сотрудничество с Даниилом и с Александером, но всё зависит от позиции Red Bull, решение вряд ли будет принято до начала октября.

Вопрос: Гюнтер, как прошел командный брифинг после гонки в Сильверстоуне, и каковы последствия того инцидента на первом круге между вашими гонщиками?
Гюнтер Штайнер: Вы сами всё видели: парни столкнулись между собой, и для обоих инцидент закончился проколом, что, конечно же, неправильно. Но мне хочется оставить всё это в прошлом. Вчера у меня был разговор с Романом и Кевином, сейчас мы сосредоточены… Знаете, мы могли бы часами обсуждать тот досадный момент, но в какой-то момент нужно просто смириться с произошедшим.

Я высказал своё мнение после той гонки и хочу, чтобы парни сосредоточились на предстоящем Гран При. В Сильверстоуне мы не добились желаемого результата, в очередной раз закончили уик-энд без очков. Нужно собраться с силами и заново выяснить, как заставить машину ехать стабильно быстро, чтобы после летнего перерыва выступать на одинаково высоком уровне. Желая разобраться в ситуации, в этот уик-энд мы используем машины разных спецификаций – так мы соберем больше информации и, хочется верить, найдем решение. В четверг в команде мы практически не обсуждали инцидент в Сильверстоуне, поскольку он уже в прошлом.

Вопрос: Вы сказали, что в этот уик-энд команда использует машины разных спецификаций. Правильно ли мы понимаем, что Роман Грожан выступает на той версии, что использовалась ещё в Мельбурне? Если так, то это весьма радикальное решение – добровольно вернуться к тому, что было в начале сезона.
Гюнтер Штайнер: Иногда только радикальные решения и работают. Если вы постоянно обсуждаете одни и те же моменты, значит, не понимаете, что делаете. Да, подход радикальный и необычный, но иногда имеет смысл по-иному взглянуть на ситуацию, чтобы во всем разобраться. Да, Роман снова работает с австралийской спецификацией шасси, поскольку в Сильверстоуне в силу озвученных вами причин нам не удалось собрать достаточно информации. Цель одна: понять, какие меры предпринять во второй половине сезона, ничего более. Таков план на этот уик-энд и последующий этап в Венгрии.

Вопрос: Марио, в Pirelli продолжают работу над шинами для следующего сезона, притом последние на сегодняшний день тесты состоялись после этапа в Сильверстоуне. Как протекает процесс, и какие выводы удалось сделать?
Марио Изола: Процесс протекает неплохо, мы тестируем разные составы, разные варианты конструкции шин. Нам хочется изменить шины так, как хотят команды и мой друг Гюнтер – то есть, добиться более широкого рабочего диапазона.

Гюнтер Штайнер: Похоже, теперь я выступаю в роли консультанта!

Марио Изола: Именно так. Еще мы стремимся к меньшему перегреву – он не нравится гонщикам. Вместе с тем важно прояснить требования к 18-дюймовым шинам на 2021 год, поскольку совсем скорого мы начнем тестировать прототипы и должны согласовать целевые показатели, так как спецификация будет только одна.

Вопрос: Вы тестируете 18-дюймовые шины и для Формулы 2. Насколько получаемая на этих тестах информация применима для Формулы 1?
Марио Изола: На тестах с Формулой 2 мы получаем много полезной информации, однако нагрузка на шины и количество передаваемой им энергии там не идет ни в какое сравнение с Формулой 1, где эти показатели существенно выше. Тем не менее, некоторые косвенные ориентиры у нас всё же есть.

В Формуле 2 мы провели уже две тестовых сессии, шины новой размерности неплохо себя показали, но, опять же, и здесь с Формулой 1 будут отличия, так как в младшей серии резина останется той же ширины, что была у предыдущей спецификации шин для Формулы 1: 245 миллиметров для передней оси и 325 миллиметров для задней. Имеются и другие отличия, но я всё-таки считаю, что полноценный сезон с Формулой 2 в 2020-м будет очень важен для понимания того, как правильно сконструировать шины для Формулы 1.

Вопрос: (Дэн Натсон) Отмар, в продолжение вопроса об инфраструктуре. Команда расширяет штат и планирует построить новую базу, притом наверняка вам придется иметь дело со многими непростыми моментами: выкупать землю под строительство, получать всевозможные разрешения. Как обстоят дела со всем этим, и когда база будет полностью готова?
Отмар Сафнауэр: Мы рассчитываем получить все необходимые разрешения в конце второго полугодия, ближе к Рождеству. Сейчас мы продумываем дизайн базы, стараясь определить оптимальные её размеры с перспективой на будущее, притом мы должны немного подождать и посмотреть, какими будут правила на 2021 год и далее, поскольку это окажет влияние на то, что мы будем возводить. Думаю, к середине 2020-го строительство базы будет идти полным ходом.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Тото, в Австрии вы сказали, что хотели бы определиться с контрактом Валттери раньше, чем в 2018-м. Но тогда вы обо всем объявили 20 июля, а сегодня уже 26-е. Что изменилось, и в чем причина задержки?
Тото Вольфф: Похоже, вы лучше меня следите за датами! Непривычно говорить о контрактах гонщиков уже в июле. Всегда хочется оценить их выступления на максимально большом отрезке, отложить решение до зимы, что прежде было обычным делом.
Для нас вопрос не только в том, чтобы принять правильное решение на следующий сезон – мы думаем о будущем. Внутри команды мы договорились, что примем решение в августе, но это не значит, что мы объявим о контрактах тоже в августе.

Вопрос: (Жюльен Биллот) Тото, в начале этого столетия в Формуле 1 доминировал немецкий гонщик, и в Германии интерес к чемпионату был невероятно высок. Сейчас в Формуле 1 доминирует немецкая команда, но рейтинги трансляций не настолько высоки, как раньше. Чем вы объясните это отличие? Болельщиков больше интересуют гонщики, а не команды? Возможно, просто наступили иные времена, когда зрителей не устраивает долгое доминирование одной команды?
Тото Вольфф: Как мне кажется, есть две причины. Единственная команда, пользующаяся безоговорочной поддержкой всей нации, это Ferrari. Так сложилось исторически, и в идеале нам хотелось бы добиться чего-то подобного, однако Ferrari на это потребовались многие годы, даже десятилетия. Нужно очень долго оставаться в спорте, увеличивать число болельщиков, и тогда со временем станет не так уж важно, кто пилотирует машину, если эта машина – Ferrari. Хочется надеяться, сейчас мы закладываем правильный базис, чтобы через 20 лет иметь такой же статус.

Но притом нужно быть реалистами и всё же признать: люди болеют за гонщиков – по крайней мере, в Формуле 1. В чемпионате выступали несколько очень успешных немецких гонщиков, каждый из которых в своё время буквально доминировал – Михаэль Шумахер в начале 2000-х, затем Себастьян Феттель с 2010-го по 2014-й. Интерес меняется волнообразно: в упомянутые мной годы интерес к Формуле 1 в Германии был поистине колоссальным, его можно было сравнить разве что с вниманием нации к теннису во времена Бориса Беккера и Штеффи Граф, но затем этот интерес пошёл на спад.

Здесь можно провести аналогию с Испанией. До Фернандо Алонсо испанцы слабо интересовались Формулой 1, но когда их соотечественник стал сражаться за победы и титулы, они стали едва ли не самыми преданными поклонниками спорта. Правда, когда Алонсо завершил карьеру, интерес практически исчез. Потому для возрождения популярности Формулы 1 в Германии нужно задействовать оба фактора: продолжать выступать в чемпионате, наращивая количество болельщиков, и заполучить яркого немецкого гонщика, способного сражаться за титул.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Мой вопрос для Гюнтера и Отмара. В прошлом году во время этапа в Абу-Даби в Haas выразили Liberty Media своё несогласие с тем, что вновь созданная Racing Point получит призовые выплаты за свои результаты и результаты Force India. Как обстоят дела? Удалось найти решение? Отмар, как это может сказаться на планах вашей команды, если учесть, что под вопросом сумма в 60 миллионов долларов?
Гюнтер Штайнер: Мне нечего вам сообщить. Кажется, вы задавали этот вопрос несколько месяцев назад, и тогда я ответил то же самое. Процесс продолжается, давайте на этом и остановимся.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Не думаю, что разбирательство c Liberty Media направлено против нас, мне добавить нечего.

Вопрос: (Фил Дункан) Тото, в сезоне 2017-го года сражение между Льюисом и Себастьяном называли схваткой между двумя наиболее успешными гонщиками своего поколения. За минувшие два года Льюис в весьма убедительном стиле выиграл немало гонок, а Себастьян допустил много несвойственных ему ошибок. Считаете ли вы, причиной этих ошибок был талант Льюиса, что вашему гонщику удалось подорвать уверенность соперника?
Тото Вольфф: Как мне кажется, следует осторожно оценивать ситуацию и не пытаться свести всё к одному конкретному фактору. Льюис, несомненно, очень талантлив, но одним из его сильнейших качеств, которые я наблюдал на протяжении многих лет, остается стремление постоянно прогрессировать и как гонщик, и как личность. Льюис очень самокритичен, он единственный на моей памяти гонщик, от которого можно после сессии услышать: «Парни, нет необходимости искать что-то в данных телеметрии, я сам пилотировал недостаточно хорошо». Представляете, это говорит пятикратный чемпион мира! Как мне кажется, именно способность к рефлексии и предельная честность с самим собой сделали Хэмилтона одним из величайших гонщиков в истории.

Я давно знаком с Себастьяном, но не знаю, как работает его команда, и как он сам смотрит на вещи. Могу лишь заметить, что его достижения говорят сами за себя. Он выиграл четыре титула, подобный успех не приходит просто так, и у меня нет оснований предполагать, что Феттель не сможет оправиться от череды неудач и ошибок. Льюис и Себастьян – лучшие гонщики своего поколения, наблюдать за их сражением всегда невероятно интересно.

Вопрос: (Давид Джорам) Вопрос для Франца и Тото. В субботу Мик Шумахер проедет круг по трассе за рулем Ferrari F2004. Что вы думаете о Мике, и как оцениваете его результаты в этом году?
Франц Тост: Мик выступает неплохо. В прошлом году он выиграл европейский чемпионат Формулы 3, сейчас проводит сезон в Формуле 2. Одни гонки он провел очень здорово, в других попадал в аварии, но для него это год обретения опыта – думаю, он останется в Формуле 2 еще на сезон. В субботу он проедет круг на машине, на которой в Хоккенхайме выступал его отец – это будет захватывающий момент и для болельщиков, и для самого Мика. Уверен, со временем этот парень окажется в Формуле 1.

Тото Вольфф: Франц знает всё про молодых гонщиков, мне нечего добавить. В личностном плане Мик очень славный парень с хорошим характером. В Формуле 1 именитое происхождение может сработать против гонщика, но Мик успешно справляется с прессингом. Нужно дать ему время, чтобы он смог в полной мере развиться и как гонщик, и как личность, но я ничуть не сомневаюсь, что в будущем мы увидим Мика в Формуле 1.

Вопрос: (Штефан Элен) Маловероятно, что Гран При Германии сохранит место в расписании следующего сезона. Насколько Формуле 1 нужен этап в Германии, и на какой трассе вы предпочли бы его проводить – на Нюрбургринге, в Хоккенхайме или вовсе на легендарной «Северной петле»?
Марио Изола: Предложение насчёт «Северной петли» мне кажется несколько радикальным. Германия – важный рынок для Pirelli, здесь базируются многие автопроизводители. Надеюсь, организаторы Гран При Германии и люди из Liberty Media смогут найти взаимовыгодное решение. Хоккенхайм или Нюрбургринг? Меня устроила бы любая из этих трасс, но никак не «Северная петля».

Гюнтер Штайнер: Думаю, у нас должна быть гонка в Германии. Эта страна – один из лидеров автомобилестроения, будет досадно не проводить здесь Гран При, но, как и многие вещи в этом мире, уик-энд должен быть финансового оправданным. Нужно изыскать необходимые средства – пожалуй, мы могли бы выступить поручителями для Тото, ведь именно его мы будем во всем винить, если гонка больше не состоится! Её пока не исключили из расписания, но всё выглядит так, что места ей не найдется. Конечно, было бы здорово по-прежнему гоняться в Германии, а здесь или на Нюрбургринге – не принципиально.

Тото Вольфф: Гюнтер высказался непривычно здорово! Согласен, у нас должна быть гонка в Германии. У страны богатая история в автоспорте, а Нюрбургринга и Хоккенхайма славное гоночное наследие. Гонщикам наверняка понравилась бы идея проводить Гран При на «Северной петле», но не думаю, что это технически возможно – трасса не рассчитана на нынешние сумасшедшие скорости.

Есть совершенно конкретные финансовые реалии. Промоутеры чемпионата обязаны искать наиболее выгодные условия и одновременно сохранять некоторую историческую составляющую, притом мы сами зависим от доходов, получаемых по контрактам FOM. Если бы мы могли проголосовать за гонку в Германии, то непременно бы это сделали, но мы уважаем право промоутеров выбирать трассы. Что касается Хоккенхайма и Нюрбургринга, мне по душе оба эти автодрома – у них во многом классическая конфигурация, которая очень нравится гонщикам.

Франц Тост: Будет досадно не иметь возможности гоняться в Германии. Учитывая свою роль в мировом автомобилестроении, эта страна должна принимать у себя Гран При, но, похоже, факторы складываются не в пользу Нюрбургринга или Хоккенхайма. Итог всему этому может быть самый радикальный – Формула 1 больше не приедет в Германию.

Отмар Сафнауэр: Будучи носителем фамилии Сафнауэр, я считаю своим долгом поддержать Гран При Германии. Нам нравится приезжать в эту страну, здесь проходят очень интересные гонки, а число поклонников автоспорта благодаря Формуле 1 и серии DTM невероятно велико. Мы должны продолжать выступать в Германии. В Хоккенхайме или на Нюрбургринге? Не принципиально, оба варианта хороши.

Вопрос: (Люк Смит) Тото, какие планы у Mercedes для Эстебана Окона на следующий год? Ведете ли вы переговоры с другими командами насчет контракта, готовы ли освободить Эстебана от обязательств, если не сумеете обеспечить ему место в Формуле 1?
Тото Вольфф: Мы очень довольны прогрессом Эстебана Окона и Джорджа Расселла. Они – участники нашей молодёжной программы, наша цель в том, чтобы подготовить их к выступлению в Mercedes.

В прошлом году Эстебан в последний момент остался без контракта, выбирая из двух вариантов. Валттери Боттас сейчас выступает очень здорово и заслуживает места на следующий сезон, но и Эстебан своими выступлениями в 2018-м доказал, что может стать ценным приобретением для команды.

Окон здорово нам помогает – в ночь с пятницы на субботу он подолгу проверяет настройки на симуляторе, а утром приезжает в паддок и делится своими выводами с инженерами. В целом он очень славный, и мы в Mercedes очень заинтересованы в том, чтобы найти для нашего молодого гонщика место в кокпите. Мы знаем, что к нему присматриваются в других командах, так что при принятии решения мы будем исходить не только из своих, но и из его интересов.

Если в итоге мы предпочтем Валттери, это будет означать, что прогресс Эстебана должен продолжиться в другом коллективе, а мы в таком случае обязаны освободить его от обязательств перед Mercedes на год или два.

Вопрос: (Хейкки Культа) Тото, если бы вы могли пригласить в команду любого из выступающих ныне гонщиков, каким был бы состав мечты?
Тото Вольфф: Отличный вопрос! Знаете, мы наблюдаем замечательный период, когда в Формуле 1 выступает немало по-настоящему быстрых гонщиков. Наиболее опытные из них – Льюис и Себастьян – заслуженно занимают особое место в иерархии, притом Льюис остается ориентиром для всех. Далее у нас есть потрясающий Макс Ферстаппен, который стремительно прогрессирует и демонстрирует впечатляющий пилотаж – этот парень уже выиграл несколько гонок, в его таланте сомневаться не приходится. Не будем забывать и о гонщиках, которые убедительно доказали, что способны финишировать первым, если им предоставить быструю машину – я имею в виду Валттери Боттаса и Даниэля Риккардо.

Наконец, есть целая группа молодых гонщиков, совершенно заслуженно оказавшихся в Формуле 1 – это Эстебан Окон, Джордж Расселл, Ландо Норрис, Александер Элбон. Ландо выиграл европейский чемпионат Формулы 3, Александер Элбон приятно удивил своим уверенным дебютом и продолжает выступать очень здорово. За этими парнями будущее Формулы 1, наблюдать сражение между ними и более опытными гонщиками безумно увлекательно. Если всё же вернуться к вашему вопросу – да, у меня есть состав мечты, но я вам его не озвучу!

Вопрос: Давайте спросим других руководителей команд. Гюнтер, каким вам видится состав мечты?
Гюнтер Штайнер: После слов Тото я не могу позволить себе точно так же рассуждать в течение пяти минут и в итоге оставить вас без ответа, потому постараюсь быстрее сформулировать мысль! У меня есть мнение насчет состава мечты, но я не стану называть вам фамилии. Я в любом случае не смогу подписать контракт с этими гонщиками, так с чего бы мне в принципе мечтать об этом? Вот Тото может заполучить любого, поскольку у Mercedes лучшая машина. Моя команда мечты явно скромнее команды мечты в варианте Mercedes, но я всё равно не стану о ней рассказывать.

Франц Тост: Меня полностью устраивают наши нынешние гонщики, о других я не мечтаю.

Отмар Сафнауэр: Мечтать всегда приятно, но нужно оставаться реалистами. Мы довольны теми гонщиками, с которыми сотрудничаем сейчас.

Вопрос: (Валл Клаусман) Отмар, вас устраивает предлагаемый лимит на расходы? Он действительно необходим, или вам хотелось бы видеть иные регуляторные меры, позволяющие сократить отставание от лидеров?
Отмар Сафнауэр: Лимит на расходы, безусловно, необходим, и мы рады, что он всё-таки появится. Достаточно ли низко установлена планка? Мы рассчитывали, что лимит будет еще меньше, но понимаем, что некоторым командам придется всерьез сократить текущие расходы, а это всегда непросто. Потому для начала лимит вполне достаточный. У Racing Point вряд ли возникнут проблемы с тем, чтобы вписаться в заданные рамки, наш нынешний бюджет в любом случае меньше целевой цифры. Думаю, для Формулы 1 идея с ограничением расходов – шаг в верном направлении.

Вопрос: Тото, а вы что скажете о лимите на расходы?
Тото Вольфф: Это очень важная мера, поскольку она не позволит трем крупнейшим командам постоянно наращивать расходы в попытках одолеть друг друга и поможет небольшим коллективам сократить отставание. Притом следует заметить, что установленное ограничение по-прежнему больше тех сумм, что тратят небольшие команды. Лично я считаю большим достижением то, что мы, наконец, смогли согласовать концепцию ограничения расходов на ближайшие несколько лет, притом у нас есть возможность и дальше работать в этом направлении. Следующим шагом мы могли бы еще больше понизить планку или найти иные способы, позволяющие окончательно прекратить гонку расходов, которая продолжается в Формуле 1 последние 20-30 лет.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Похоже, идея с гонкой на «Северной петле» столь привлекательна, столь же трудно реализуема, но если в Liberty Media хотят видеть в расписании сезона трассы с уникальными характеристиками, не было ли ошибкой для Формулы 1 в свое время отказаться от старой конфигурации Хоккенхаймринга?
Отмар Сафнауэр: Вы правы, идея с гонкой на «Северной петле» слишком экстремальная. Что касается Хоккенхайма, сложно сказать, какая из конфигураций лучше – прямое сравнение провести невозможно. Я рад, что мы выступаем на этой трассе, нам по душе её нынешняя конфигурация, да и болельщикам она, похоже, нравится.

Франц Тост: Для нынешних машин Формулы 1 «Северная петля» Нюрбургринга недостаточно безопасна, в своё время было принято абсолютно верное решение проводить гонку на иной конфигурации трассы.

Тото Вольфф: Мы привыкли с ностальгией вспоминать старые трассы вроде «Северной петли» Нюрбургринга, но проводить там гонки сейчас никак нельзя: машины слишком быстры, а конфигурация – слишком опасна. Мне нравилась предыдущая конфигурация трассы в Хоккенхайме, нравилось наблюдать атаки с использованием слипстрима на длинных прямых, проложенных в лесных просеках, но это уже в прошлом. Нынешняя версия автодрома тоже замечательная, у неё превосходная инфраструктура, и для нас нет никакого смысла вздыхать о том, что было много лет назад.

Гюнтер Штайнер: Практически нечего добавить. Не помню, по каким причинам в Формуле 1 отказались от предыдущей конфигурации трассы в Хоккенхайме, но совершенно точно могу сказать, что нам не следует по ней тосковать. Лучше приложить максимум усилий и сохранить сам Гран При Германии вне зависимости от того, будет он проходить в Хоккенхайме или на Нюрбургринге.

Перевод: Валерий Карташев

Источник