Разделы сайта

Свежие новости

Кими Райкконен: Мы быстро адаптируемся к любой ситуации

Два предстоящих этапа пройдут в Бахрейне на двух разных конфигурациях трассы Сахир. В Alfa Romeo рассказали, с какими сложностями команды столкнутся в ближайших гонках... Фредерик Вассёр, руководитель команды: «Сезон вступил в финальную стадию – впереди решающая серия из трёх гонок подряд, в которой для нас ещё ничего не потеряно.

Макс Ферстаппен: В MotoGP ты можешь выиграть даже с десятого места на старте

Прошедший сезон MotoGP 2020 получился одним из самых интересных за несколько лет. Прошлогодний гегемон в лице Honda так и не оправился от потери своего лидера, и в результате в сезоне были девять разных победителей, восемь гонок из четырнадцати выиграли незаводские команды, а чемпионом стал гонщик, который проводит только второй сезон в Королевском классе.

Полезные статьи

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы по видео, от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Вопрос: Тото, вы не раз говорили, что у вас нет времени, чтобы обсудить с Льюисом новый контракт. На пресс-конференцию отведено 20 минут, почему бы вам не договориться здесь и сейчас?
Тото Вольфф: В предыдущий раз на это потребовалось десять часов, а когда мы обо всём договорились, у нас была вкусная пицца! Как я уже говорил, мы с Льюисом абсолютно доверяем друг другу, нам нужно выбрать день, но задачи в чемпионате сейчас важнее. Я понимаю желание Льюиса и Валттери целиком сосредоточиться на сражении в личном зачёте, Кубок конструкторов мы себе практически обеспечили – как только все позиции будут определены, мы соберемся вместе и поговорим. Мне бы не хотелось сейчас устраивать какие-либо собрания и тем самым подвергать гонщиков риску подцепить COVID-19 и пропустить одну или несколько гонок.

Вопрос: Вы упомянули ситуацию в чемпионате. Если Red Bull Racing в этот уик-энд не удастся заработать на 34 очка больше, чем Mercedes – чего не случалось с Гран При Испании 2016 года – то ваша команда в седьмой раз подряд выиграет Кубок конструкторов, что станет рекордом. Насколько это достижение будет для вас приятным, Тото? Вас удивило такое доминирование Mercedes в этом сезоне?
Тото Вольфф: Я не могу наслаждаться тем, что ещё не произошло. Вы можете сказать, что шансы завоевать Кубок конструкторов в этот уик-энд составляют 99.9%, но мы будем радоваться успеху тогда, когда его добьемся.

Я горжусь тем, что наша команда семь лет подряд остаётся лучшей в чемпионате. Помню, как в 2014 году внутри коллектива мы спорили, какие цели можем себе поставить. Прозвучало, что победа в чемпионате была бы фантастическим достижением, но Альдо Коста сказал: «Похоже, мы недостаточно амбициозны, нашей целью должно быть несколько Кубков конструкторов». Но если бы кто-то сказал тогда, что наша команда завоюет семь Кубков конструкторов, мы бы решили, что этому человеку нужен врач!

Да, мы близки к тому, чтобы в седьмой раз стать лучшими в зачёте команд, но пока не поставлена точка, нет опьяняющего чувства триумфа. Возможно, мы ощутим его совсем скоро.

Вопрос: Вам удивило доминирование Mercedes в этом сезоне?
Тото Вольфф: Я испытываю чувство удивления каждый год. Предыдущий сезон мы закончили с ощущением, что сражение в 2020-м будет очень непростым. Мы не были уверены, что достаточно хорошо поработали зимой, и потому продолжали выкладываться на пределе. Даже когда первые несколько гонок прошли успешно, у нас всё равно оставались сомнения, что конкурентоспособности хватит до конца сезона. Пожалуй, эта способность подвергать сомнению собственное преимущество стала одной из причин наших успехов. Впрочем, нет никаких гарантий, что в будущем у нас будет такое же доминирование.

Вопрос: Льюис, вас удивило преимущество Mercedes над остальными командами?
Льюис Хэмилтон: Безусловно! Как заметил Тото, мы не рассчитывали на такое доминирование. Конечно, мы прилагали усилия, надеясь снова бороться за наивысший результат, но никогда не знаешь, как поведёт себя машина, достаточно ли было сделано. Потому мы никогда не останавливаемся на достигнутом и всегда ищем возможности добиться прогресса, так происходит и сейчас, в этой фазе сезона.

Вопрос: Что скажете о трассе в Имоле? Вы выступали здесь в GP2, каково вернуться сюда с Формулой 1?
Льюис Хэмилтон: Я выступал здесь в Формуле Renault, а затем в GP2 в 2006-м. Наблюдать за Гран При в Имоле всегда было чем-то особенным, в том числе из-за событий, которые произошли на этой трассе в 1994 году, о которых мы всегда будем помнить.

Сегодняшняя прогулка по трассе была особенной, я испытал тяжелое чувство, когда прошёл мимо того места, где погиб Айртон Сенна. Но меня очень впечатлила окружающая красота, деревья – это поистине прекрасный уголок. Я вспомнил, как в возрасте 13 лет впервые приехал сюда на картинговую гонку, пейзажи здесь совсем не такие, как в Великобритании. Я давно не испытывал те ощущения, но сегодня во время прогулки по трассе они вернулись вновь, я с наслаждением вспомнил тот далекий период, когда гонялся в Италии!

Вопрос: Валттери, еще одна новая трасса. Ранее по ходу сезона вам удавалось быстро адаптироваться ко всем новым трассам и демонстрировать впечатляющую скорость. Каким будет ваш подход в этот уик-энд, насколько конкурентоспособнее Льюиса вы рассчитываете оказаться, и насколько серьезной будет угроза со стороны прочих соперников?
Валттери Боттас: Подход во многом такой же, как на предыдущих Гран При. Да, при выборе настроек придется в большей степени полагаться на проведенные командой симуляции, но я приезжал в Имолу несколько месяцев назад – конечно, не с машиной Формулы 1 – и понимаю, что представляет из себя трасса. Как с любой гонкой, я старался подготовиться наилучшим образом, но здесь у нас будет всего одна тренировка, нужно действовать эффективнее, чем на других этапах.

Что касается моих шансов против Льюиса, узнаем в субботу и воскресенье. Я сделаю всё, что в моих силах, постараюсь как можно скорее войти в ритм и в нужный момент сработать безупречно. Всё решает результат в финале квалификации и в гонке, на этом и сосредоточусь.

Вопрос: Льюис, недавно Тото сказал, что он очень доволен гармонией внутри коллектива. Чем поведение Валттери отличается от поведения Нико Росберга, за счёт каких действий поддерживается более благоприятная атмосфера?
Льюис Хэмилтон: Может вам лучше спросить Валттери? Валттери, что такого ты делаешь?

Валттери Боттас: Я? Просто пилотирую машину.

Льюис Хэмилтон: Может Тото лучше скажет?

Тото Вольфф: Он просто пилотирует машину! Но мне кажется, что слово «гармония» здесь не вполне уместно. Гармонии между напарниками сложно добиться, мы это прекрасно понимаем и выступаем в гонках не для того, чтобы достичь какого-то равновесия или спокойствия. Соперничество вполне нормально, в этом суть спорта, просто нынешняя атмосфера в коллективе более конструктивная. Мы проще воспринимаем многие моменты, а все вопросы решаются исключительно в сражении на трассе.

Вопрос: Льюис, почему сотрудничество с Валттери складывается для вас иначе, чем сотрудничество с Нико Росбергом?
Льюис Хэмилтон: Я всегда положительно отзывался о Валттери. Я сам изменил свой подход к работе, потому что привык концентрироваться на собственных усилиях. Я постоянно узнаю для себя нечто новое, стараюсь понять, как быть более полезным команде, как стать настоящим лидером. И я всегда говорю себе, что своё слово должен сказать на трассе, поскольку не могу влиять на многочисленные внешние факторы в расчёте, что это скажется на результатах гонки. Если кто-то оказался быстрее, значит, он сработал лучше, а если победа осталась за мной – что ж, здорово!

Валттери поправит меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, что его подход предельно логичен и понятен. Он всегда выкладывается на пределе, постоянно стремится к прогрессу. Если ему достается победа, он знает, что добился её своим невероятным трудом, а если не получилось финишировать первым, в следующей гонке он будет стараться еще сильнее. Мы с большим уважением относимся друг к другу, продолжаем работать над отношениями и не позволяем соперничеству на трассе влиять на то, как мы общаемся между собой, когда покидаем кокпит.

Вопрос: Тото, ситуация с коронавирусом во многих мира продолжает ухудшаться, некоторые государства всерьез рассматривают возможность ввода максимально жестких ограничений. Есть ли у Формулы 1 запасной вариант на тот случай, если оставшиеся этапы в силу разных причин не получится провести в соответствующих странах в плановые даты? Обсуждалось ли это на встрече руководителей команд с FIA и FOM в минувший понедельник?
Тото Вольфф: Да, этот вопрос обсуждался на встрече в понедельник, так как ситуация становится всё более непростой. Мы неплохо справились с задачей оставаться в определенной изоляции от внешнего мира, у нас были случаи COVID-19, но, к счастью, немногочисленные, и мы всякий раз реагировали очень правильно.

Приезжая в очередную страну, Формула 1 не подвергает кого-либо опасности, так как все участники остаются внутри своеобразного микрокосмоса. Вместе с тем мы не можем игнорировать тот факт, что количество заболевших в разных странах стремительно растёт, в какой-то момент лидеры этих стран могут принять решение о закрытии границ, что, в свою очередь, повлияет на планы Формулы 1.

На данный момент, как нас заверил Чейз Кэри, расписание остается в силе. Но он также добавил, что на фоне прогрессирующей пандемии никто не знает, какой будет обстановка уже через неделю, что уж говорить о месяце. Мы должны быть готовы действовать по ситуации.

Вопрос: Тото, считаете ли вы, что команде, не имеющей опыта постройки гибридных моторов, по силам самостоятельно их обслуживать и дорабатывать?
Тото Вольфф: Red Bull Racing – это не только успешная гоночная команда, у них огромный инженерный опыт. В Honda сработали очень здорово, сумели доработать свою силовую установку и готовят еще немало модификаций, чтобы в следующем году добиться наилучшего результата. Ну а Red Bull Racing вполне по силам перенять технологии Honda и успешно их развивать. В среднесрочной перспективе нам предстоит определиться с концепцией новых моторов, которые могут появиться в чемпионате в 2024-м или 2025-м, на это будет направлено всё наше внимание.

Вопрос: Тото, в чём, на ваш взгляд, плюсы и минусы лимита на зарплату гонщиков, который может вступить в силу 2023 году?
Тото Вольфф: Обсуждение этого вопроса проходит в очень эмоциональной манере. Чтобы быть жизнеспособной в долгосрочной перспективе и оставаться привлекательной для спонсоров, команда Формулы 1, как любая компания, должна демонстрировать положительный финансовый результат, то есть, иметь прибыль. С другой стороны, гонщики, выступающие в Формуле 1, которые по праву считаются лучшими в мире, должны получать зарплату не хуже, чем ведущие атлеты в других видах спорта.

Сейчас размер их дохода практически целиком определяется выплатами, которые они получают от своей команды, так как возможности пользоваться индивидуальной поддержкой какого-либо бренда весьма ограничены. Потому было бы разумным обсудить эту ситуацию с гонщиками и понять, как выровнять ситуацию с зарплатами в долгосрочной перспективе, чтобы каждый в конечном итоге выиграл от прогресса всего чемпионата. В американских гонках сумели этого добиться без ущерба для будущих доходов гонщиков.

Вопрос: Льюис, разговоры о возможном ограничении зарплаты – одна из причин, по которой вы еще не подписали контракт с Mercedes?
Льюис Хэмилтон: К контракту это не имеет никакого отношения, я даже не знал, что кто-то обсуждает идею ввести лимит на зарплату. Нам, гонщикам, удивительно это слышать. Кажется, идея впервые прозвучала год назад во время Гран При Франции, а о том, что к ней вернулись, мы узнали только на этой неделе. Думаю, в профсоюзе пилотов GPDA должны плотно поработать с FIA и FOM и понять, как мы будем двигаться дальше.

Вопрос: Вопрос ко всем. В следующем году планируется провести Гран При Формулы 1 в Саудовской Аравии. Многие считают, что в этой стране не всё в порядке с соблюдением прав и свобод, а проведение Гран При – попытка отвлечь всеобщее внимание от этих нарушений. Что вы об этом думаете?
Льюис Хэмилтон: Мне сложно ответить на этот вопрос, так как я не в курсе, как соблюдаются права человека в Саудовской Аравии. Мои друзья, побывавшие в этой стране, отзывались о ней как о потрясающе красивом месте. Потому прежде, чем я начну что-либо комментировать, мне нужно разобраться, в чем заключаются проблемы.

Много лет назад Нельсон Мандела сказал: «Спорт способен изменить мир к лучшему». В этом году мы наблюдаем позитивный сдвиг в самой Формуле 1 и других видах спорта, мы стали активнее призывать к всеобщему равенству, инклюзивности и соблюдению прав. Спорт – мощнейший инструмент для начала изменений. Сейчас мы приезжаем в конкретную страну, зачастую не зная о ней практически ничего, далеко не факт, что наш визит оставит долгосрочный позитивный эффект, но вопрос в том, можем ли мы своим появлением обратить внимание на важные проблемы и помочь позитивным изменениям.

Вопрос: Валттери, ваше мнение?
Валттери Боттас: У меня тоже мало информации о положении дел в Саудовской Аравии. Но я согласен с Льюисом в том, что Формула 1 способна оказывать позитивное влияние. Мы должны позитивно влиять на ситуацию в тех странах, где проводим гонки.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Присоединяюсь к словам Валттери и Льюиса. Спорт должен объединять людей, помогать менять мир к лучшему. Формула 1 проводит этапы по всему миру, её везде воспринимают очень позитивно. Год назад я приезжал в Эр-Рияд на этап Формулы Е и был приятно удивлен тем, что наблюдал. Конечно, приезжему сложно оценить реальное положение дел, я могу судить лишь о том, что видел своими глазами, а видел я замечательный уик-энд без какого-либо проявления неравноправия, женщины и мужчины вместе наслаждались спортивным зрелищем. Всегда нужно с чего-то начинать, с Формулой Е мы тогда сделали первый шаг, нужно продолжать каждый уик-энд понемногу менять мир к лучшему.

Вопрос: Льюис, вы сказали, что во время прогулки по трассе испытали тяжелое чувство, когда оказались возле того места, где погиб Айртон Сенна. В этот уик-энд вы испытываете больший прессинг, чем обычно? Что вы помните из того дня 1 мая 1994 года, когда оборвалась жизнь Айртона?
Льюис Хэмилтон: Для меня возвращение на эту историческую трассу само по себе событие. Когда я мчусь по тоннелю в Монако или в скоростных виражах Сильверстоуна, мне до сих пор кажется чем-то невероятным, что много лет назад на этих же трассах выступали величайшие гонщики тех времен. Двадцать шесть лет назад Айртон Сенна точно так же был в Имоле и занимался любимым делом, как я сейчас. От этой мысли захватывает дух, но в остальном это просто очередная гонка.

Я помню 1 мая 1994 года. В тот день мы отправились на картинговую гонку. У нас был красный Vauxhall Cavalier и желтый прицеп-трейлер, нам пришлось остановиться для замены заднего колеса, я помогал отцу… не помню, как я узнал – кажется, кто-то сказал нам, что Айртон погиб. Отец не позволил бы мне плакать, потому пришлось отойти в сторону. Я старался заглушить горечь утраты пилотажем на трассе, кажется, в тот уик-энд я даже выиграл гонку, но в следующие несколько недель мне было очень нелегко.

Вопрос: Тото, вы говорили, что Формула 1 отнимает немало сил, что вам уже сейчас не хватает времени на общение с семьей. Планы провести в следующем году 23 гонки повлияют на ваше решение по поводу дальнейшей работы?
Тото Вольфф: Вы знаете, что мы перешли на общение в формате видеоконференций, соответственно, я мог бы оставаться дома и управлять процессом на расстоянии.

Льюис Хэмилтон: А управлять машиной на расстоянии ты смог бы? (смеётся)

Тото Вольфф: Разве что на симуляторе! Формула 1 действительно отнимает много сил, и я всегда придерживался мнения, что не стоит доводить дело до ситуации, когда придется выбирать не наилучший вариант, а просто хороший. Я по-прежнему чувствую, что могу быть полезен команде, по-прежнему наслаждаюсь атмосферой гоночного уик-энда – она особенно приятна после вынужденной изоляции!

Мне нужно подумать, какой я хотел бы видеть структуру команды в будущем. У нас уже был успешный опыт реорганизации технических отделов, когда нам удавалось перераспределить полномочия, сохранить ключевые компетенции внутри компании и притом не помешать карьере молодых специалистов. Мне эта задача очень интересна, я буду очень горд, если тот, кто придет мне на смену и возглавит команду, сделает больше, чем смог бы сделать я.

Я не расстанусь с командой, так как являюсь её акционером, такова договорённость между мной и Daimler. Возможно, у меня просто будет иная роль, исполнительный директор или председатель, нам еще предстоит это решить. В Daimler оставили за мной право выбора, но прежде я должен найти того, кто сможет успешно руководить командой на протяжении всех двадцати трёх гонок, пока я наблюдаю за всем по видеосвязи.

Вопрос: Тото, когда вы планируете передать полномочия кому-то другому? Сколько времени вам потребуется на реструктуризацию команды? Это произойдет уже в следующем сезоне?
Тото Вольфф: Я много думал об этом, консультировался с другими руководителями внутри команды. Нам пока не удалось определить оптимальную структуру команды, потому я не могу сказать вам, сколько потребуется времени, год или три. Вопрос не в том, чтобы снять с меня нагрузку – мне нравится соперничество, и пока я им наслаждаюсь, я могу быть полезен команде. Но помимо наслаждения гонками я должен передать кому-то дела, а я не знаю, когда именно это произойдет, потому что пока не определился с преемником.

Вопрос: Тото, Льюис превзошел рекорд Михаэля Шумахера по количеству побед и вот-вот сравняется с ним по числу чемпионских титулов. Он явно заслуживает очень хорошую зарплату, но из-за пандемии коронавируса мир переживает экономический кризис, и в таких обстоятельствах в Daimler могут посчитать неуместным платить гонщику большую сумму. Как вы намерены решить такую дилемму?
Тото Вольфф: Вы отлично описали ситуацию. Льюис внёс огромный вклад в успех команды и рост популярности Формулы 1 по всему миру. Мы намерены и далее достойно вознаграждать за то, за что достойно вознаграждали в прошлом. Я с уважением отношусь к мнению Льюиса, он с уважением относится к моему мнению – мы решим финансовый вопрос отдельно, у нас уже была дискуссия на эту тему. Ранее нам всегда удавалось прийти к определенному компромиссу, уверен, так будет и в этот раз.

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: В минувший уик-энд в Португалии вы показали впечатляющую скорость за рулём RB16 и в 40-й раз поднялись на подиум. Но в начале того уик-энда столкнулись на трассе с Лэнсом Строллом, что вызвало неоднозначную реакцию – что бы вы сказали тем, кого задели ваши комментарии по радио?
Макс Ферстаппен: Начну с того, что у меня никогда не было намерений кого-либо обидеть. Ситуация была горячей; когда ты едешь на таких скоростях, всякое бывает, но я не хочу сказать, что слова, которые я выбрал, были правильными. Я понимаю, что они были некорректными. Повторюсь: я никого не хотел обидеть.

Кроме того, конечно, в тот момент я был недоволен Лэнсом, но сразу после сессии у нас состоялся разговор. Для гонщиков, это нормально: мы можем сердиться друг на друга, но через пять минут побеседуем, посмотрим друг другу в глаза, и всё будет забыто.

Иногда сторонним наблюдателям кажется, что обстановка тут у нас накаляется, но я собирался никого обижать. Не думаю, что всё это стоит преувеличивать, и хотя я понимаю, что был неправ, но ничего изменить не могу. Безусловно, я сделал выводы, и мы постараемся исправиться.

Вопрос: Алекс, много разговоров о ваших перспективах в команде Red Bull Racing – как вы реагируете на все эти слухи? Насколько сложно от этого всего отключиться, чтобы сосредоточиться на работе?
Александер Элбон: Очевидно, что разговоры такие ходят, но так будет всегда. В любом случае, это никак не влияет на то, что происходит на трассе. Я прежде всего сосредоточен на пилотировании, на достижении результатов, а остальное неважно.

Вопрос: Кристиан, что бы вы посоветовали Алексу перед началом этого уик-энда?
Кристиан Хорнер: Всё, как он сказал. Сейчас Алекс выступает в нашей команде, пилотирует нашу машину, и всем хочется, чтобы он сохранил это место. Думаю, ему нужно отключиться от всей этой внешней шумихи, собраться и хорошо отработать в этот уик-энд.

Здорово, что мы вернулись в Имолу, на эту трассу старой школы, и нас ждёт необычный уик-энд, который пройдёт по более сжатой программе. Поэтому сейчас важно правильно настроиться и постараться выжать из машины максимум.

Вопрос: Вы не раз говорили, что нестабильность в поведении задней части машины, из-за которой в прошлом году страдал Пьер Гасли, теперь сказывается и на Алексе. Если вы в следующем году замените Элбона, насколько велик риск, что любой новый гонщик столкнётся с этими же проблемами?
Кристиан Хорнер: Конечно, риск есть. Быстрые машины иногда бывает сложно укротить, а мы пытаемся улучшить время на круге за счёт более высоких скоростей на входе в повороты. В этом году с машиной связаны определённые сложности, причём они стали серьёзнее, чем были в предыдущем сезоне. Но я полагаю, в команде начинают понимать, в чём их причина, и внедряют технические решения, которые позволят с ними разобраться.

Мы прилагаем усилия, чтобы создать более совершенную машину, у которой не было бы таких особенностей, и все в команде сосредоточены на этой работе.

Вопрос: Алекс, Кристиан Хорнер утверждает, что машину Red Bull Racing сложнее пилотировать, чем AlphaTauri – может, вы бы предпочли вернуться в ту команду, где, возможно, вам было бы проще? И тогда вы бы смогли добиться того же, чего добился в этом году Пьер Гасли…
Александер Элбон: Нет, потому что все гонщики мечтают выступать в топ-команде, и мне хотелось бы остаться в Red Bull Racing.

Вопрос: Кристиан, на днях мы узнали, что Тото Вольфф не возражает против моратория на модернизацию силовых установок, Жан Тодт заявил, что не позволит себя шантажировать, но в Ferrari категорически против такого моратория, и эту позицию высказал Луис Камильери. К сожалению, на пресс-конференции не было Сирила Абитебула, и его мы спросить не могли. Вам известно мнение Renault по этому вопросу?
Кристиан Хорнер: Думаю, у каждого производителя своя точка зрения. Приятно слышать, что Тото Вольфф готов поддержать такой мораторий, но это понятно, ведь у Mercedes – лучшие двигатели, и если бы они могли, то вообще заморозили бы модернизацию силовых установок на 20 лет. В конечном итоге у всех свои интересы, и тут своё слово должны сказать FIA и владельцы коммерческих прав. Они должны видеть картину во всей её полноте и понимать, что пойдёт на пользу Формуле 1.

Понятно, что мы потеряем такого поставщика, как Honda, это ужасные новости для нашего спорта. Чтобы в Red Bull могли самостоятельно продолжить работу с двигателями, необходимо заморозить программы по модернизации силовых установок. Тем более в условиях, в которых оказался весь мир. Думаю, FIA и Формула 1 ведут конструктивную дискуссию на все эти темы, но разумеется, в ней должны участвовать все производители моторов, имеющие отношение к Формуле 1.

Хочется верить, что так и будет, ведь понятно, что необходимо выработать какое-то решение.

Вопрос: По словам Пьера Гасли, его удивило, что в Red Bull не рассматривали его в качестве возможного кандидата на замену Алексу Элбону. Если это действительно так, можете объяснить, с чем это связано?
Кристиан Хорнер: По-моему, мы всё чётко ему объяснили. В AlphaTauri считают, что он играет ключевую роль в развитии команды, поскольку теперь перед ней стоят новые задачи, не такие, как были у Toro Rosso. Уже подчёркивалось, что отныне это не просто молодёжная команда, и мы очень рады за Пьера Гасли, он отлично справляется с делом.

Он доволен, в команде им очень довольны – для чего это ломать? Ему объяснили, что у него долгосрочный контракт c Red Bull, заключённый на годы вперёд. В нашем распоряжении вся необходимая информация по поводу Пьера, и повторюсь: в ходе переговоров ему однозначно дали понять, что его будущее связано с AlphaTauri. Просто потому, что эта команда находится на стадии развития и перед ней стоят серьёзные задачи.

Вопрос: Макс, в этот уик-энд квалификации предшествует одна 90-минутная тренировка. Может быть, в этой ситуации какое-то преимущество получат гонщики, которые пилотируют, опираясь прежде всего на инстинкты? Или в наше время в распоряжении команд имеются настолько совершенные симуляторы, что это уже утратило актуальность?
Макс Ферстаппен: Думаю, что в процессе подготовки все в полной мере используют симуляторы, ведь они именно для этого предназначены. Конечно, кому-то из гонщиков удаётся выйти на нужный уровень скоростей немного быстрее, кто-то делает это медленнее. И если ты предвидишь, что у тебя могут быть какие-то сложности, ты просто больше времени уделяешь работе на симуляторе.

Я не вижу какого-то особого преимущества. В любом случае, после полутора часов тренировок самая сильная команда всё равно будет впереди, но поживём – увидим. Надеюсь, мы неплохо начнём уик-энд, машина будет отличаться хорошим балансом, и мы сможем отлично выступить.

Вопрос: Кристиан, в начале гонки в Портимао у вас были серьёзные проблемы с прогревом резины. Вы стартовали на мягких шинах, которые в теории должны были обеспечить преимущество перед Mercedes, поскольку в к этой команде предпочли Medium. У вас есть объяснение, с чем связаны такие сложности, и как это может повлиять на тактику команды в будущем?
Кристиан Хорнер: Понятно, что проблемы связаны с температурой. У обоих наших гонщиков были трудности с прогревом резины – по сравнению с нами McLaren просто летели! Зато шины у них износились намного быстрее, чем у нас, и машины начали терять сцепление с трассой.

Работать с шинами Pirelli непросто, в этом есть нечто от черной магии – задним числом мы поняли, что охлаждение шин, вероятно, надо было сделать менее эффективным, это позволило бы их лучше прогревать. Безусловно, это бы помогло на первых кругах.

Макс Ферстаппен: Я согласен с Кристианом. Мы видели, что, например, на первых двух кругах McLaren были очень быстры, а также Кими Райкконен. Но потом их шины моментально потеряли эффективность. Думаю, тут приходится выбирать: или ты будешь быстрым только на первых кругах, или сможешь ехать в нормальном темпе на протяжении всего отрезка. Я всё-таки предпочитаю второе.

Конечно, на первых кругах могут быть проблемы, кто-то из соперников сможет вас опередить, но мы, по-моему, неплохо справились, и я довольно быстро вернулся на ту позицию, с которой стартовал. Конечно, задним числом просто рассуждать о том, что можно было сделать иначе. Наверное, такая возможность была, но вообще-то редко бывает, чтобы на первых кругах возникли такие проблемы, как в Португалии, хотя там мы это чувствовали с самого начала уик-энда.

При этом я не думаю, что проблема повторится, ведь мы сделали необходимые выводы. Возможно, в следующий раз мы будем действовать как-то иначе, но всё-таки в прошлое воскресенье мы финишировали на тех позициях, на которых должны были финишировать.

Вопрос: Вероятно, в 2023 году будет установлен потолок зарплат, которые можно выплачивать гонщикам – в чём плюсы и минусы такого подхода?
Кристиан Хорнер: Дискуссия пока продолжается, нет каких-то чётких правил, никакого голосования не было, но речь идёт не о том, чтобы ограничить потолок зарплат, которые могут получать гонщики. Речь о том, что в случае превышения этого потолка команды должны будут эту разницу выплачивать за счёт того бюджета, который фактически должен тратиться на разработку и модернизацию машины.

Понятно, что вопрос расходов волнует все команды, он обсуждался, дискуссия вызвала определённые отклики, так что посмотрим, как она будет идти, но до включения такого положения в регламент ещё очень далеко. Прежде всего предстоит понять, осуществимо ли это вообще, поскольку пока есть масса сложностей юридического плана.

Вопрос: В предварительную версию календаря сезона 2021 года включено 23 гонки. Вы это приветствуете, или всё-таки есть какие-то тревоги по поводу того, как такой график может сказаться на команде?
Макс Ферстаппен: Да, это довольно много, но мы, гонщики, ещё не в худшем положении, тут надо скорее говорить о механиках. Они дольше находятся вдали от дома, чем мы, и им придётся тяжеловато. Но дело не только в работе как таковой, в конце концов, Формула 1 – часть нашей жизни. Но у человека должна быть и личная жизнь, и это нельзя недооценивать.

Если ты у тебя неважное настроение, потому что ты скучаешь по дому, то это неизбежно скажется на эффективности твоей работы. Поэтому нужно найти правильный баланс и не переходить определённые границы.

Александер Элбон: Я согласен с Максом, но надо посмотреть, как пройдёт этот уик-энд с его двухдневным форматом, и в следующем году было бы неплохо какие-то гонки проводить по такой сокращённой программе. Но гонщикам в этом плане ещё везёт, ведь основная тяжесть такого графика ложится на команду.

Кристиан Хорнер: 23 гонки – это очень плотный календарь. Не стоит забывать, что мы живём в необычное время, и в Формуле 1 провели невероятную работу, чтобы организовать 17 этапов в 2020 году.

Если говорить о нагрузке на гонщиков, то в следующем году будет на три дня меньше тестов, а я бы предпочёл проводить гонки вместо тестов. Но механикам придётся тяжело, ведь они путешествуют по миру в менее комфортабельных условиях. Кроме того, 23 гонки означают, что 23 недели в году они будут вдали от дома. Такое количество этапов приближается к предельно возможному, и нам фактически придётся набирать вторую гоночную бригаду.

Как уже отметил Алекс, вариант с двухдневными уик-эндам представляется весьма интересным, особенно под конец сезона, который обещает быть чрезвычайно насыщенным. Думаю, всё ещё предстоит проанализировать, но надо быть готовыми к каким-то новшествам.

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: Себастьян, вы раньше никогда не гонялись в Имоле, но раньше вы уже приезжали на эту трассу?
Себастьян Феттель: Да, в 2006 году вместе с BMW Sauber я приезжал в Имолу. Я практически ничего не помню о трассе, поскольку не садился за руль. Мне нравится, что здесь классическая трасса с поребриками старой школы, и я рад, что, наконец, завтра сяду за руль. Отличная трасса с интересными перепадами высот. Жаль, что на трибунах не будет привычной атмосферы, но мы не в первый раз сталкиваемся с такой ситуацией в этом необычном сезоне. Буду рад, если в будущем мы вернёмся в Имолу.

Вопрос: Шарль, в прошлом вы выступали в Имоле. Какие самые яркие воспоминания у вас связаны с трассой?
Шарль Леклер: Мне нравится Имола! Думаю, она всем нравится. Здесь практически нет права на ошибку, что делает гонки ещё интереснее. В целом, мне нравится календарь нынешнего сезона, поскольку благодаря необычным условиям мы приезжаем на потрясающие трассы – в Муджелло, Портимао, Имолу.

Как я сказал, мне нравится трасса, и я выступал на ней в младших сериях. Рад, что теперь смогу опробовать её за рулём Формулы 1.

Вопрос: Маттиа, что вы думаете об идеи ограничения зарплаты гонщиков?
Маттиа Бинотто: Идея действительно обсуждалась в понедельник на заседании Комиссии Формулы 1. Я могу сказать, что пока ничего не решено, но мы рады начать работу над этим вопросом и проанализировать ситуацию, понять, какой может быть система. Мы готовы тщательно всё проанализировать, но решений пока нет.

У нас подписан долгосрочный контракт с Шарлем. На самом деле, тема очень деликатная, поэтому я не думаю, что здесь есть простое решение. Не думаю, что сейчас стоит вдаваться в детальные подробности, поскольку для начала мы сами должны во всём разобраться. На данный момент у нас нет чёткого понимания того, как это может работать. Мы открыты к предложениям, но пока не сформулировали свою позицию.

Вопрос: В следующем году в Формуле 1 может дебютировать Гран При Саудовской Аравии, что уже вызвало возмущение правозащитных организаций, которые считают, что власти используют спортивные соревнования для улучшения своего имиджа. Что вы можете сказать по этому поводу?
Себастьян Феттель: Честно говоря, я только недавно узнал о том, что там может пройти гонка. В прошлые годы только говорили о планах построить трассу, теперь же говорят о планах провести Гран При Саудовской Аравии на городской трассе.

Что касается вашего вопроса, то мне нечего сказать, поскольку я знаю недостаточно по этой теме.

Шарль Леклер: Я практически ничего не знаю по этому вопросу. Решение будут принимать в Формуле 1. Мне больше нечего добавить.

Маттиа Бинотто: Проведение спортивных соревнований, неважно каких, это всегда позитивно. Спорт всегда несёт позитивный посыл, и я считаю, что мы должны воспринимать это именно так. Важно понимать, что мы представляем позитивный вектор.

Вопрос: Себастьян, с чем связан тот факт, что вы не в состоянии пилотировать машину Ferrari также быстро, как и напарник? Она просто не подходит вашему стилю пилотирования?
Себастьян Феттель: На протяжении всей карьеры я стараюсь пилотировать машину настолько быстро, насколько могу. Однако в данный момент я не в состоянии выжать из неё столько же скорости, сколько и Шарль. Вместе с инженерами мы пытаемся разобраться в причинах и найти решение.

За годы своей карьеры мне всегда удавалось выжать из машины максимум, но в этом году, судя по всему, это не так. У меня нет другого выбора, кроме как продолжать работать над собой, работать с машиной. Я не думаю, что такие результаты связаны с тем, как машина управляется, поскольку всегда приходится адаптироваться – от картинга до Формулы 1. Обычно для меня это не было проблемой, но совершенно очевидно, что в этом году я что-то упускаю. Я делаю всё возможное, чтобы исправить ситуацию.

Вопрос: Маттиа, когда вы сравниваете телеметрию гонщиков, то в чём между ними разница?
Маттиа Бинотто: Отличия минимальные. Речь идёт о минимальных цифрах – несколько тысячных в поворотах, на торможениях. Я думаю, что в нашем случае многое зависит от ощущений гонщика от машины и сцепления с трассой, от возможности выжать максимум. Наша задача состоит в том, чтобы помочь Себастьяну показывать более высокие результаты. Как я сказал, если посмотреть на телеметрию, то между ними нет большой разницы.

Вопрос: Сегодня было объявлено о продлении контракта Антонио Джовинацци с Alfa Romeo. Значит ли это, что только один из участников гоночной Академии Ferrari сможет дебютировать в Формуле 1 в следующем сезоне?
Маттиа Бинотто: Для всех них мест нет, но при этом они все, Мик Шумахер, Каллум Айлотт и Роберт Шварцман, отлично выступают в Формуле 2. Они все максимально сосредоточены на концовке сезона, на следующем этапе в Бахрейне, на борьбе за титул, на участии в пятничной тренировке в Абу-Даби и молодёжных тестах.

Мы примем решение, которое будет основано на оценке развития гонщиков, их результатов, на оценке их потенциала. Наша цель состоит не в том, чтобы привести их в Формулу 1, а в том, чтобы однажды они сели за руль красной машины, выступали за Ferrari.

Один из наших молодых гонщиков сядет за руль Формулы 1 в следующем сезоне, а у оставшихся ещё будет такая возможность. Наша задача состоит в том, чтобы всем им дать такую возможность.

Вопрос: Когда вы планируете принять решение о том, кто из ваших молодых гонщиков дебютирует в Формуле 1?
Маттиа Бинотто: Не думаю, что мы будем ждать до финальной гонки в Бахрейне или тестов в Абу-Даби. Полагаю, мы примем решение в ближайшие несколько недель.

Вопрос: Себастьян, о чём вы будете скучать после ухода из Ferrari? Что вы сделаете первым, когда официально станете гонщиком Aston Martin?
Себастьян Феттель: Думаю, как обычно бывает при расставании, я буду скучать по людям, с которыми работал, мне будет не хватать атмосферы, легенды Ferrari, ведь я с детства был болельщиком команды и Михаэля Шумахера. Так что я буду скучать по людям. Хорошая новость в том, что в следующем году я буду регулярно с ними видеться, хоть и не в том статусе, как в последние годы.

Первое, что я сделаю после прихода в Aston Martin? Я не знаю, я не думал об этом. В 2021-м машины будут очень похожи на нынешние, но меня ждёт непростой вызов. В январе и феврале я максимально погружусь в проект, чтобы разобраться со всеми вопросами, с которыми нужно разобраться перед тестами и первыми гонками. Не думаю, что есть какая-то конкретная вещь, которую я должен сделать первой.

Вопрос: В следующем сезоне планируется провести 23 этапа. Насколько тяжело столько времени проводить вдали от семьи и дома, а в вашем случае ещё и в окружении новой команды?
Себастьян Феттель: На самом деле я ещё внимательно не изучал календарь. Для начала надо понять, каким вообще будет следующий год. В данный момент никто не ответит на этот вопрос.

Пока планы такие, что гонок станет больше, но я слышал, что обсуждаются варианты других форматов уик-эндов. Для начала нужно получить ответы на все эти и другие вопросы. В любом случае, я сам решил продолжать гоняться. Разумеется, это означает, что я смогу меньше времени проводить дома и уделять его детям, но это было понятно ещё до того, как я принял решение. Я готов к новому проекту и вполне уверен, что смогу сочетать работу и семью.

На самом деле гонщики находятся в привилегированном положении. Гораздо сложнее командам – механикам, инженерам и так далее. Они приезжают на трассу, всё собирают, проводят шоу, разбирают и отправляются на следующую трассу. Сотрудники испытывают гораздо больший стресс, чем гонщики.

Вопрос: Маттиа, вам есть что добавить?
Маттиа Бинотто: Как сказал Себастьян, увеличение числа гонок усложняет задачу команды, усложняет логистику, усложняет работу механиков. У нас есть план, как сделать так, что все работали максимально эффективно, не только на трассе, но и на базе. Мы подумаем над рабочим графиком, возможно некоторые инженеры смогут пропускать гонки. В этом году я планирую пропустить несколько гонок в конце сезона, начиная с Турции.

Шарль Леклер: Я – гонщик, и я люблю гоняться. Каждый понедельник после гоночного уик-энда я начинаю скучать по машине и жду следующий уик-энд. Как отметил Маттиа, механикам придётся тяжело. Многие сотрудники приезжают на трассу задолго до нас, чтобы подготовить машины к гоночному уик-энду. У гонщиков жизнь гораздо легче, и я этому рад, но мы должны найти правильный баланс для всех, кто работает в паддоке.

Вопрос: Как Ferrari собирается отыгрывать нехватку мощности двигателя, учитывая ограничения на тестовые испытания, и сколько это займёт времени?
Маттиа Бинотто: Действительно, сейчас у нас не лучший двигатель. В соответствии с регламентом в следующем году у нас может быть полностью новая силовая установка. Ferrari много инвестирует в разработку двигателя 2021 года и ещё больше в разработку двигателя 2022 года. Двигатель уже испытывается на стендах, и результаты с точки зрения эффективности и надёжности очень многообещающие.

Да, мы столкнёмся с ограничениями на стендовые испытания, но всё равно возможность для прогресса останется. На данный момент, исходя из того, что я вижу на стендах, я доволен результатом.

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Андреас Зайдль: «Перед уик-эндом на новой трассе всегда стараешься заранее получить как можно больше данных. Кроме того, оба гонщика много тренировались на симуляторе. Поскольку уик-энд проходит в сокращённом формате, мы немного изменили подготовку к гонке, и у нас другой настрой. Очень важно как можно лучше работать с первой серии кругов, избегая проблем с надёжностью. Надеюсь, завтра мы будем в отличной форме и хорошо подготовимся к квалификации.

Мне понравились первые круги прошлой гонки – они мотивировали всю команду. После финиша я посмотрел запись – в какой-то момент наши гонщики ехали первым и четвёртым. Но тогда нам было важно не отвлекаться от собственной гонки и борьбы с Racing Point и Renault. К сожалению, после нескольких кругов мы вернулись к реальности, но было видно, что Карлосу и Ландо нравятся эти условия. Здорово, что на первых кругах мы ехали впереди – это мотивирует команду продолжать напряженно работать. Надеюсь, мы будем чаще оказываться на этих позициях.

Я доволен тем, как гоночная бригада под руководством Андреа Стеллы и команда на базе во главе с Джеймсом Ки отреагировали на возникшие проблемы в Нюрбургринге. Здорово, что все сплотились и сделали верные выводы – машина была быстра с начала уик-энда в Портимао. В пятницу мы протестировали следующую серию новинок и теперь будем их использовать в Имоле. Мы планируем снова привезти новинки в следующих гонках – надеюсь, они помогут нам продолжить борьбу за третье место в Кубке конструкторов

Сомневаюсь, что в этот уик-энд мы можем использовать то, что узнали во время сокращенного уик-энда на Нюрбургринге. Мы не в первый раз оказались в ситуации, когда уик-энд сократили из-за плохой погоды. Но если посмотреть на расстановку сил на квалификации в Германии – по сравнению с трёхдневным форматом уик-энда изменилось не так много. Надеюсь, здесь оба наших гонщика пройдут в финал и добьются хороших результатов.

Я не хочу вдаваться в подробности по поводу ограничения зарплат гонщиков. Этот вопрос обсуждался на встрече комиссии Формулы 1, а то, что происходит на этих встречах – конфиденциальная информация. Я не могу много об этом говорить, разве только – о нашей позиции.

Мы поддерживаем идею ограничить зарплату гонщикам. Я не вижу в этом каких-либо минусов. В других видах спорта много подобных примеров, так что это вполне возможно. По-моему, важно это сделать одновременно с ограничением на зарплаты в трёх топ-командах. Мы считаем, что это следующий логичный шаг после ограничения бюджета в следующем году.

Сейчас у всех финансовые сложности, мы не знаем, сколько продлится пандемия Covid-19, и как она повлияет на ситуацию в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Именно поэтому мы поддерживаем эти разговоры».

Карлос Сайнс: «Во время гонки я был предельно сосредоточен, у меня не было времени на размышления о поединке с Mercedes, но после финиша я с удовольствием пересмотрел первые круги гонки. Мне нравится, когда трасса мокрая и скользкая – в таких условиях многое зависит от гонщика.

Когда гонка заканчивается, я думаю о том, что произошло. Мне очень понравились несколько первых кругов в Портимао, но во время гонки я был сосредоточен и экспериментировал с разными траекториями. Я недолго лидировал, но пока я ехал первым, это было здорово!

В Имоле нам будет немного сложнее из-за сокращённого уик-энда на незнакомой трассе. Плюс в том, что все в одинаковой ситуации. Это новый вызов для команд и гонщиков. Всё немного отличается от привычного формата, этот уик-энд интереснее, и я с нетерпением жду его начала. Полуторачасовой тренировки должно быть достаточно, чтобы освоиться и найти настройки.

У меня был непростой год, особенно первая половина сезона, когда мне было сложно войти в ритм. Ошибка в Сочи тоже не помогла – я неправильно оценил ситуацию. Я давно не допускал столь серьёзных ошибок, но однажды это должно было произойти. Затем у меня был непростой уик-энд в Нюрбургринге, но в Портимао всё снова прошло нормально – мы всё сделали верно и добились неплохого результата».

После Гран При Португалии Ландо Норрис назвал 92-ю победу Льюиса Хэмилтона "лёгкой", но затем принёс извинения. В пятницу в Имоле он заявил, что отправил сообщение шестикратному чемпиону мира...
Ландо Норрис: «Тот комментарий относился к 92-й победе Льюиса. На самом деле, я уважаю его достижение, но выразил это неправильными словами. Я принёс извинения в социальных сетях, а также отправил сообщение Льюису. Я не имел в виду ничего плохого и не собирался критиковать Льюиса – я глубоко его уважаю. В любом случае, ему удалось достичь невероятного результата. А я неправильно выразил свои мысли. Что сказано, то сказано. Я принёс извинения и должен двигаться дальше.

Я извинился по своей инициативе – никто не просил меня это сделать. Об этом никто не говорил. Многие даже не заметили этого. Я проснулся, посмотрел свои страницы в социальных сетях – там было гораздо больше отрицательных, чем положительных комментариев к моим словам.

Я не имел в виду ничего плохого, особенно по отношению к Льюису. Но мне было неприятно смотреть, что происходит. В любом случае я не такой человек, кто кого-то критикует или не уважает соперника. Утром я решил принести извинения в Twitter и отправить сообщение Льюису, чтобы всё прояснить.

Я извинился за сказанные слова. Всё может быть вырвано из контекста, и сейчас надо быть особенно осторожным с тем, что говоришь. Я сказал, что думаю, хотя, возможно, моё мнение не всем понравится. Таков мир, в котором мы живём.

С другой стороны, любые слова могут быть неправильно истолкованы или поставлены в неправильный контекст. В таком мире мы сейчас живём. Я понял, что надо подбирать правильные слова. Возможно, я не допущу подобную ошибку в будущем.

Новая трасса – это всегда интересно гонщикам, инженерам и команде в целом. В такой ситуации сложнее подготовиться к уик-энду и подобрать настройки. Но в то же время так интереснее, ведь мы можем попробовать разные решения, экспериментировать с траекториями в тренировках. Возможно, к квалификации у нас останется больше переменных, но это часть работы, и все в одинаковой ситуации».

Серхио Перес, Отмар Сафнауэр и Лэнс Стролл

В Имоле в Racing Point подтвердили – сразу у нескольких сотрудников, работавших с машиной, Серхио Переса был выявлен Covid-19...

Отмар Сафнауэр, руководитель команды: «У нас есть заболевшие, но это не инженеры. Не понимаю, откуда взялись разговоры о заболевших инженерах. За всё время у нас заболели два гонщика, владелец команды и несколько сотрудников на базе. В сумме – семь пострадавших.

По понятным причинам, мы не станем раскрывать их имена и должности, поскольку уважаем право на конфиденциальность. Мы проинформировали FIA о каждом случае, и они тоже не станут раскрывать имена».

Серхио Перес: «Ситуация не самая приятная, но единственное, что сейчас можно сделать – пожелать им скорейшего выздоровления. В данном случае гонки – не главный приоритет. Мы не должны забывать, что вирус может привести к серьёзным последствиям. Для меня главное, чтобы они скорее поправились».

Лэнс Стролл, пропустивший Гран При Айфеля из-за коронавируса, подтвердил, что уже в Португалии чувствовал себя нормально и сейчас находится в отличной форме. Говоря о том, как он готовился к этапу в Имоле, Лэнс сообщил, что отработал тесты в Имоле за рулём старой машины GP2: «Какое-то время назад я действительно работал на этой трассе за рулём машины GP2 и могу сказать, что тесты получились весёлыми, а трасса отличная.

Я получил полезный опыт. Пройденные круги помогли освежить в памяти особенности трассы».

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Шесть очков отделяют заводскую команду Renault от третьего места в Кубке конструкторов. Даниэль Риккардо считает, что в этой ситуации главное – зарабатывать максимум очков двумя машинами…

Даниэль Риккардо: «Сможем ли мы отыграться? Ответ может показаться скучным, но ключевой фактор сейчас – зарабатывать очки двумя машинами. Если нам это удастся, мы можем спасти неудачный уик-энд, что очень важно. Квалификация тоже имеет большое значение, в том числе в Имоле – на этой узкой и быстрой трассе сложно обгонять. Важно в нужный момент хорошо проехать быстрый круг в финале квалификации.

В начале сезона машины Racing Point были быстрее. Думаю, они и сейчас немного впереди, у них больше сцепления с трассой, но это не всегда имеет решающее значение. Прогресс нашей команды позволил нам всё больше сокращать отставание – на некоторых трассах мы очень близки, но если говорить о чистой эффективности машины, у Racing Point всё же есть преимущество».

Алан Пермейн, спортивный директор: «К сожалению, Даниэль прав. У Racing Point и сейчас более быстрая машина. Это было видно по тому, как Серхио Перес пробивался через пелотон в Портимао – его темп был невероятным.

На Нюрбургринге мы были впереди – от характеристик трассы тоже многое зависит, но я согласен и в том, что в такой ситуации очень важна стабильность – чтобы бороться за позицию в Кубке конструкторов, обе машины должны финишировать в первой десятке».

Эстебан Окон: «В этом году я кое-что изменил, стал эффективнее работать с командой. Мы обсуждаем больше вопросов, мои комментарии помогают команде понять поведение машины – отсюда и результаты. Я отлично выступил в Портимао, проехав длинный отрезок на Medium. Мы очень довольны и продолжаем в том же духе.

Я разговаривал с Фернандо Алонсо по телефону и пересекался с ним на брифингах с инженерами. Фернандо протестировал машину с разной резиной и в ближайшие дни снова сядет за руль старой машины. Он активно участвует в работе и готовится к следующему году. Он прислал мне сообщение, что если мне что-то потребуется – информация или его мнение – я могу к нему обратиться. В целом, мнение трёх гонщиков – это лучше, чем двух. Его комментарии подтверждают, что мы движемся в верном направлении.

Ключевой момент в оставшихся гонках – как можно раньше решать возникающие проблемы и добиваться максимальных результатов от машины. Мы ей очень довольны – она не уступает Racing Point. Если в гонках мы с Даниэлем будем добиваться столь же высоких результатов, как в квалификациях, у нас будет шанс побороться за третье место в Кубке конструкторов. Это наша цель, и мы постараемся её добиться.

Мне нравится двухдневный формат уик-энда. В таких условиях всё зависит от команды – кто лучше подготовится, кто во всём разберётся раньше остальных. Гонщики должны быть готовы к работе с самого начала сессии. На Нюрбургринге мы опробовали такой формат уик-энда – и добились успеха. Возможно, поэтому он мне понравился.

В этом году было много серий из нескольких гонок подряд – и я с удовольствием в них выступал. Учитывая происходящее в мире, я был бы рад, если бы календарь на следующий сезон состоял из 23 Гран При. Посмотрим».

Франц Тост

Франц Тост: «Я бы не сказал, что мы с Red Bull Racing сражаемся за контракт с тем или иным гонщиком. Да, у нас статус сестринской команды, но брат и сестра не всегда враждуют между собой! Решение принималось компанией Red Bull, нам, к счастью, повезло оставить Пьера у себя. Он высококлассный гонщик, вместе с нами выиграл гонку. Пьер отлично знает коллектив и машину, и если в следующем сезоне мы сумеем предоставить ему всё необходимое для борьбы за хорошие результаты, с AlphaTauri он добьется еще больших успехов.

Кто займет место в кокпите второй машины, пока не решено. На следующей неделе нам предстоят тесты с участием Юки Цуноды, потом будут молодежные тесты в Абу-Даби, а там посмотрим, какими будут выводы.

В следующем сезоне нам предлагается провести 23 гонки – надеюсь, так и будет, но мы пока не знаем, как всё получится в свете продолжающейся пандемии. Для такого количества Гран При мы должны усилить инфраструктуру – увеличить штат механиков, инженеров и сформировать подменный фонд, чтобы гарантировать и непрерывность работы, и безопасность персонала. Это чисто организационная задача. Конечно, 23 гонки – большое число, но хорошо, что мы уже сейчас знаем о таких планах и можем учесть это в своей подготовке.

Еще нам предлагается ввести лимит на зарплату гонщиков. Лично мне кажется, что гонщики и без того зарабатывают довольно много, можно платить им гораздо меньше. По-моему, лимит должен быть не более 10 миллионов долларов, но хорошо, что в этом направлении начинают появляться хоть какие-то ограничения. Мы должны быть реалистами, в нынешних условиях очень сложно привлечь дополнительное финансирование от спонсоров.

Взять, к примеру, этот уик-энд в Имоле: еще пару дней назад организаторы рассчитывали провести его со зрителями на трибунах, но теперь это совершенно невозможно. Мы не знаем, какой будет ситуация в следующем году, будут ли гонки проходить со зрителями. Если болельщиков на трибунах не окажется, доходы организаторов упадут, FOM получит меньше денег и заплатит командам меньше призовых. А если команды потеряют в доходах, я не вижу никаких причин, почему гонщики не должны получить меньше. В конце концов, они должны, прежде всего, радоваться тому, что управляют этими фантастическими машинами и имеют такую интересную работу».

Пьер Гасли: «Я счастлив продолжить сотрудничество с AlphaTauri! Этот год складывается для нас успешно, я одержал свою дебютную победу в Формуле 1, а для команды это вторая победа в истории. Мы заработали немало очков, и я уже с нетерпением жду следующего сезона – постараюсь выступить ещё лучше. Команда ставит перед собой высокие цели, я буду рад взять на себя больше задач и ответственности, чтобы помочь AlphaTauri добиться успеха, которого она заслуживает!

Впервые в карьере мне предстоит провести второй сезон подряд в одной команде. Мы отлично понимаем друг друга, знаем, что нужно для хорошей конкурентоспособности. Инженеры в курсе, что необходимо лично мне, чтобы демонстрировать отличную скорость. Конечно, нам нужно прогрессировать, одна из моих задач на следующий сезон – задавать направление доработки, подсказывать области, в которых нужно добиться большего.

В Red Bull не объяснили мне, почему не пригласили в основную команду. Но в целом было очевидно, что я останусь в AlphaTauri. Меня это устраивает, мы с AlphaTauri здорово работаем вместе.

Я знаю, чего хочу добиться в Формуле 1, и буду продолжать прилагать максимум усилий. Я не огорчен, но немного удивлён. Себастьян Феттель много лет назад принёс первую победу тогда еще Toro Rosso, уже на следующий год был переведён в Red Bull Racing, где завоевал четыре чемпионских титула. Я принёс команде вторую победу, но мою кандидатуру не рассматривали. Что ж, мне не остается ничего иного, как продолжать демонстрировать отличные результаты, чтобы получить свой шанс в будущем. Вопрос с контрактом решён, думать об этом я больше не хочу, я полностью сосредоточен на предстоящем уик-энде.

Я не раз говорил, что связываю своё будущее с Red Bull. Я остаюсь верен этой компании и надеюсь с ней выиграть немало гонок и стать чемпионом мира. Получится ли – посмотрим, но пока план именно такой».

Даниил Квят

Вопрос: Даниил, команда сказала, что вы должны сделать, чтобы остаться в AlphaTauri в 2021 году?
Даниил Квят: У меня нет новостей на эту тему. Как и раньше, я сосредоточен на работе в конкрентной гонке, пытаюсь делать максимум возможного для команды. Я провёл немало хороших этапов, а гонка в Португалии была единичным исключением. Я планирую и дальше делать всё, что в моих силах до конца сезона. Затем посмотрим, что произойдёт.

Вопрос: Вас удивило, что в команде объявили только о контракте с Пьером?
Даниил Квят: Нет.

Вопрос: Даниил, вы – единственный гонщик, кому удалось проехать несколько кругов по трассе в Имоле за рулём машины 2020 года во время съёмочного дня. Что можете сказать о трассе, и насколько яркий старт мы можем ожидать в воскресенье?
Даниил Квят: Как вы сказали, мы проводили съёмочный день, поэтому не смогли в полной мере оценить трассу, но те несколько кругов, что я проехал, получились очень интересными.

Здесь классная трасса старой школы со старыми поребриками и перепадом высот. На таких трассах приятно пилотировать машину Формулы 1. С нетерпением жду завтрашний день, чтобы оценить трассу в условиях Гран При.

Старт гонки? Как обычно – все будут действовать на пределе.

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Фредерик Вассёр: «На нас всё время давили, задавая вопросы о составе на 2021 год, но я уже говорил, что этот сезон складывается очень тяжело, причём не только в смысле результатов. Нам пришлось непросто, но спешки никакой не было, впереди ещё пять гонок. По-моему, мы приняли решение вовремя.

Наши гонщиков вы отлично знаете. Кими – один из самых опытных профессионалов, при этом мотивации ему не занимать. На прошлой неделе на первом круге Гран При Португалии он вновь продемонстрировал, что по-прежнему умеет пилотировать на пределе, это было великолепно!

У нас прекрасные отношения, и нам удаётся добиться какого-то прогресса, даже если сезон складывается не лучшим образом. То, что мы продолжим работать вместе – абсолютно нормальное решение, и я рад, что мы его приняли.

Антонио продолжает прогрессировать, за пару сезонов он сделал большой шаг вперёд, теперь он не отстаёт от Кими ни в квалификациях, ни в гонках, так что они составляют хорошую комбинацию, и в команде ими дорожат».

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

На пресс-конференции FIA в Имоле Кими спросили, насколько сложно ему было принять решение остаться в Формуле 1?

Кими Райкконен: «Не думаю, что это было сложно. Но пока мы не подписали контракт, подтверждать было нечего, а подписали мы его только вчера. Мне постоянно задавали вопросы о планах на будущее, но мы ничего не подписывали, а я не собирался врать.

Так что сложностей не было. В команде хотят продолжить работу во многих областях, я тоже этого хочу, и хотя в жизни есть много других занятий, заслуживающих внимания, я всё-таки считаю, что есть смысл продолжить. Как только мы начали переговоры на эту тему, процесс занял не так уж много времени. Всё было просто и понятно.

Разумеется, я надеюсь, что сезон 2021 года будет намного лучше, чем этот. Никого в команде не устраивает наше нынешнее положение, но пока ситуация именно такая, и наша задача – добиться улучшений. Гарантий никаких нет, мы просто должны лучше работать. Будем надеяться, что в следующем году у всех в команде будет немного больше поводов для радости, и мы выйдем на тот уровень, на который хотим выйти.

Если говорить о моём первом круге на Гран При Португалии, то, конечно, весело, когда ты можешь обгонять, ведь в Формуле 1, на какой бы трассе мы ни выступали, делать это не так уж просто. Здорово, если тебе удаётся проехать такой первый круг, однако потом сдержать атаки соперников было невозможно.

Так что после первого круга особых восторгов уже не было, я больше думал о том, как удержаться на более-менее хороших позициях до конца гонки – к сожалению, нам это не удалось».

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

Антонио Джовинацци: «Последний раз я гонялся в Имоле в 2014 году, когда выступал в Формуле 3, но даже за рулём той машины чувствовалось, какая это классная трасса. Могу себе представить, что нас ждёт в Формуле 1!

Но обгонять здесь непросто, кроме того, на подготовку у нас будет всего одна полуторачасовая сессия, а сразу после пройдёт квалификация, так что всем будет трудно. Поэтому на тренировке надо постараться поработать как можно более эффективно.

В этот уик-энд будет сложнее, чем обычно, всё собрать воедино, так что мне хочется поскорее приступить к работе на трассе. Но в этой необычной ситуации надо будет применять какие-то другие подходы, ведь программу всех сессий надо успеть выполнить за одну сессию, а это непросто.

С одной стороны, нельзя сказать, эта трасса мне не знакома, с другой, я не ездил здесь на машине Формулы 1, но все команды в равном положении. Самое главное, надо постараться проехать побольше кругов и собрать максимум информации, успеть всё проанализировать, а затем полностью выложиться в квалификации».

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

В прошлый гоночный уик-энд в Haas F1 объявили, что в следующем году состав команды полностью изменится – и кадровый вопрос был одним из ключевых на пресс-конференции в Имоле…

Гюнтер Штайнер: «Мы ещё не решили, брать ли в следующем году двух дебютантов. Но я вполне могу это допустить – мы уже обсуждали связанные с этим риски и возможности. Конечно, мы пойдём на определённый риск, если у нас не будет опытного гонщика, у которого дебютант мог бы учиться. Мы должны сами направить их – и они будут развиваться вместе с командой. Это плюс.

Если мы никогда прежде не приглашали двух дебютантов, это не значит, что это не сработает. Конечно, риск есть, и мы не должны упускать его из виду. Но мы уже кое-что делали не так, как остальные.

Несколько лет назад меня спросили: почему я так долго работал с Романом Грожаном, ведь ни в одной команде не держат гонщиков столько лет. Нам необязательно поступать так же, как другие – мы делаем то, что считаем правильным. И о нас судят по тому, работает наше решение или нет.

Взяв двух дебютантов, мы поидём на риск. Но мы знаем плюсы и минусы этого решения. О нас будут судить по результату. У меня есть шорт-лист гонщиков, которые нам интересны, но я не хочу сейчас его обсуждать».

Кевин Магнуссен: «Смена состава – важная новость для команды. Атмосфера осталась прежней, хотя эта новость немного нас удивила. Парни, с которыми я непосредственно работаю, никак не влияли на это решение, для них это тоже стало неожиданностью. Конечно, к этому надо привыкнуть, но в прошлой гонке всё было как обычно. Пока ничего не изменилось.

Я по-прежнему мотивирован и хочу как можно лучше выполнять свою работу – команда этого заслужила. У меня никаких обид, я всё равно хочу добиться успеха и всячески поддерживаю команду. Как сказал Гюнтер, хорошо выполнить свою работу – это в моих интересах, да и у меня нет повода расслабляться. Прессинга стало гораздо меньше. Я стараюсь насладиться каждым моментом на трассе, ведь я делаю то, что мне нравится – гоняюсь. Я хочу отлично провести время с командой.

У меня были возможности остаться в Формуле 1, но я скучаю по победам и мне не хватает конкурентоспособной машины. Этот фактор влияет на моё решение. Мне не хватает побед, я хочу быть конкурентоспособным, бороться за победы и титулы. Я не стал бы оставаться в Формуле 1 любой ценой – я хочу понимать, что моя карьера развивается. Я семь лет выступаю в Формуле 1 и стараюсь добиться успеха. Нужно продолжать в том же духе, а не делать шаг назад. У меня были варианты, но и вне Формулы 1 есть интересные предложения.

Я пока не могу сказать, согласился бы на роль третьего или резервного гонщика в следующем году. Всё зависит от ситуации. Я уже работал резервным гонщиком McLaren в 2015-м. В то время я нигде не гонялся, и это было тяжело. Я гонщик, и мне нужно участвовать в гонках, чтобы сохранять мотивацию и позитивный настрой. Мой приоритет – получить конкурентоспособную машину в каком-нибудь чемпионате».

Роман Грожан: «У меня пока нет никаких новостей о будущем. Роль резервного пилота – не самый подходящий вариант, но всё зависит от команды – иногда может появиться шанс выйти на старт и отлично выступить в гонке. Я не скажу, что меня не устроит работа третьего пилота – об этом подумать. Я уже работал резервным гонщиком – сложно было сложно приезжать на гонки, зная, что я не смогу в них участвовать.

Сейчас в команде хорошая атмосфера. Парни – настоящие гонщики, все мы здесь ради гонок, поэтому полностью выложимся, независимо от того, что нас ждёт в будущем. В конце года я расстанусь с командой, но до этого ещё пять гонок – и мы хотим добиться успеха.

Здорово, что мы снова приехали в Имолу – это отличный автодром. Я давно здесь не был и утром прогулялся по трассе. Я помню некоторые повороты и поребрики – в отличие от других трасс, здесь они очень пологие. Это здорово. Я с нетерпением жду начала уик-энда. В целом, я рад, что в этом году мы выступаем на трассах, куда редко приезжает Формула 1 – в Муджелло, Нюрбургринге, Имоле. Здесь здорово гоняться за рулем современных машин.

Возможно, в своё время я был меньше готов к Формуле 1, чем сегодняшняя молодёжь. Молодёжные серии стали очень профессиональными, поэтому сравнивать сложно. Единственное, что я могу сказать – тогда я был уверен, что готов к Формуле 1, но это было не так, и я поплатился за это.

С тех пор я сильно изменился, я знаю, что мне нужно от машины, как её пилотировать как добиться максимума, когда всё идёт не так, как хочется. Это важно. Но я 10 лет выступал в Формуле 1. Дебютанты тоже должны получить шанс. Если команда выберет двух молодых гонщиков, тем лучше. Я желаю им самого лучшего».

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в пятницу

На пятничной пресс-конференции в Имоле заместитель руководителя Williams Саймон Робертс подтвердил, что состав команды в 2021-м не изменится…

Саймон Робертс: «Я могу подтвердить, что Джордж и Николас продолжат выступать за нас. Вероятно, на прошлой неделе я всех немного запутал, поэтому приношу извинения, но мы действительно не хотели комментировать ситуацию с гонщиками.

Как сказал Джордж, Клэр Уильямс ранее уже объявила состав на следующий сезон. С тех пор ничего не изменилось. Наш план состоит в том, чтобы продолжать работать с нынешними гонщиками. Мне больше нечего сказать про слухи кроме того, что в паддоке можно услышать много всего интересного.

Джордж и Николас – наши гонщики на этот и следующий год. Мы очень довольны ими и с нетерпением ждём продолжения работы».

Джордж Расселл: «Всегда неприятно читать слухи о том, что вы можете лишиться работы. Тем не менее, я был уверен в своих результатах и знал, что должен отвечать скептикам на трассе.

Как сказал Саймон, я был уверен, что в 2021-м ничего не изменится, несмотря на все слухи. Конечно, сейчас на рынке много хороших свободных пилотов, но я продолжу выступать за Williams в 2021 году и очень этому рад».

Несколько дней назад в прессу попала предварительная версия календаря на следующий сезон, согласно которой в 2021-м может пройти 23 Гран При. Гонщик Williams Николас Латифи прокомментировал расширение календаря.

Николас Латифи: «Честно говоря, я не видел предварительную версию, поэтому не знаю, какие новые гонки могут появиться. Тем не менее, как гонщик я хочу, чтобы у нас было больше этапов. При этом я понимаю, что необходимо учитывать возможности людей, которые работают в Формуле 1.

Всегда важно соблюдать правильный баланс, чтобы на сотрудников не приходились слишком большие нагрузки. Гонщик после финиша отправляется в аэропорт, тогда как остальные, инженеры и механики, продолжают работать и гораздо больше времени, чем мы, проводят вдали от родных и близких.

Как я сказал, важно найти оптимальный баланс, но 23 гонки и приезд на новые трассы – звучит круто!»

Источник