Разделы сайта

Свежие новости

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы по видео, от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке... Вопрос: Валттери, в Сочи вы одержали свою первую победу в Формуле 1.

Роберт Шварцман и Никита Мазепин показали шлемы для этапа Ф2 в Сочи

Два из трех российских гонщиков Формулы 2 выступят на своем домашнем этапе на Сочи Автодроме в шлеме со специальной раскраской. Роберт Шварцман к традиционному дизайну с узором под хохлому добавил полосы в цветах российского флага. Они расположены с двух сторон и идут от визора к задней части шлема.

Полезные статьи

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Тойохару Танабе (Honda)...

Вопрос: Гюнтер, начнём с вас. Что скажете о первой пятничной тренировке, в которой на обеих машинах Haas возникли проблемы?
Гюнтер Штайнер: По нашим оценкам, мы очень быстры! На самом деле, нам не удалось проехать ни одного круга, так как на обеих машинах возникли проблемы с силовой установкой, не связанные между собой. Придется провести замену – надеюсь, мы успеем сделать это ко второй тренировке.

Вопрос: Перейдём к более позитивной теме. На прошлой неделе в Haas подписали Договор согласия. Насколько вы были обеспокоены перспективами команды, какие вопросы обсуждали с Джином Хаасом?
Гюнтер Штайнер: Лично я ничуть не беспокоился, поскольку приложил немало усилий, чтобы подготовить убедительные аргументы для Джина Хааса, которые он в итоге принял. Для его компании по-прежнему целесообразно использовать Формулу 1 в качестве глобальной маркетинговой платформы, особенно если мы снизим издержки и станем более эффективными.

Об этом я говорил с Джином во время возникшей из-за пандемии паузы, а заодно прорабатывал варианты, как привлечь финансирование в следующие пять лет. Эти варианты я также представил Джину, он размышлял несколько недель и принял положительное решение, так как выступление команды в Формуле 1 по-прежнему позитивным образом работает на его основную компанию.

Вопрос: Поскольку решён вопрос с участием команды в чемпионате, вы можете планировать её состав на следующий сезон. Переговоры с гонщиками уже начались? В чём сильные стороны Романа Грожана и Кевина Магнуссена?
Гюнтер Штайнер: Переговоры мы не начинали, так как я, в первую очередь, хотел закрыть вопрос с подписанием Договора согласия. Возможно, Джин Хаас приедет на одну из ближайших гонок, тогда я смогу обсудить с ним наших гонщиков и узнать его мнение.

Преимущество Романа и Кевина в том, что они оба очень опытные и давно выступают в нашей команде. Они выступают неплохо, но иногда нужно что-то менять… Я не хочу сказать, что мы непременно поменяем состав, я сам не знаю, как всё в итоге сложится. Честно говоря, я сейчас об этом не думаю – мы всё обсудим с Джином, я узнаю его мнение, и мы примем решение.

Вопрос: Кристиан, Red Bull Racing подписали Договор согласия ещё в Барселоне. Чем он вас так устроил, что вы поставили подпись раньше других?
Кристиан Хорнер: Мы обсуждали Договор согласия на протяжении двух лет, и мне кажется, здесь нужно смотреть на ситуацию в целом. Настал момент, когда договор был выверен настолько, насколько это удалось сделать, требовалось принять решение.

В Liberty Media с самого начала действовали открыто, переговоры с Чейзом Кэри получились не настолько изощрёнными, какими были при Берни Экклстоуне, притом он настаивал на максимально справедливом подходе. Теперь у нас будет иное, более равномерное распределение доходов, от которого явно выиграют команды вроде Haas.

Что касается Red Bull Racing, мы несколько лет наблюдали за тем, как в Liberty Media управляют Формулой 1, и считаем, что в коммерческом плане они всё делают верно. Новый Договор согласия не такой обязывающий, как предыдущие соглашения, я бы назвал его более партнерским. Теперь дело за командами, которые совместно с владельцем чемпионата должны приложить максимум усилий, чтобы зрелищность гонок соответствовала статусу Формулы 1. С подписанием договора всеми участниками у нас есть реальная возможность этого добиться.

Кристиан Хорнер

Вопрос: В нынешнем сезоне подтверждены уже семнадцать этапов. Если учесть, что Макс Ферстаппен в личном зачёте уступает Льюису Хэмилтону 37 очков, насколько вас обрадовало добавление еще четырех Гран При?
Кристиан Хорнер: Надеюсь, нам это поможет! До конца сезона еще далеко, если ранее после летнего перерыва у нас было девять гонок, то сейчас остается одиннадцать. Хорошо, что мы продолжаем гоняться, принимая всевозможные меры предосторожности, и нас ждут по-настоящему интересные трассы, на которых мы не бывали много лет.

В последний раз я гонялся в Муджелло в 1997 году – надеюсь, наша команда выступит там гораздо лучше, чем тогда выступил я! А ещё будет возвращение в Имолу, Нюрбургринг, Стамбул – по-настоящему интересный вызов! Гонки сменяют друг друга очень быстро, но я надеюсь, что мы сумеем доработать машину, и у нас будет немало радостных дней вроде того, какой был в Сильверстоуне три недели назад.

Вопрос: Господин Танабе, в Red Bull Racing и AlphaTauri подтвердили своё участие в чемпионате на ближайшие пять лет. Планируют ли в Honda последовать примеру своих клиентов?
Тойохару Танабе: Будучи поставщиком моторов, мы не участвуем в подписании Договора согласия. Хорошо, что свои подписи поставили все команды. Что касается Honda, я отвечаю за технические вопросы и не участвую в обсуждении дальнейших планов нашей компании. Знаю лишь, что обсуждение продолжается.

Вопрос: Начиная с этапа в Монце в квалификации и гонке будет разрешено использовать только один вариант настроек силовой установки. Как это отразится на задачах ваших специалистов во время уик-энда?
Тойохару Танабе: Нам впервые предстоит выбирать единственный режим работы мотора на квалификацию и гонку, добившись оптимального баланса между мощностью и надежностью. Как было сказано, в расписании сезона уже семнадцать гонок, соответственно, мы должны понять, как оптимально использовать ресурс силовых установок во всех оставшихся Гран При.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Кристиана и Гюнтера. Кристиан, вы сказали, что новый Договор согласия в меньшей степени обязывающий – означает ли это, что команды подтвердили своё участие не на пять лет разом, что они могут каждый год до конца марта пересматривать решение? Если так, с учётом этого обстоятельства вам было проще согласиться поставить подпись?
Кристиан Хорнер: Дитер, вы знаете, что детали соглашения между командами и держателем коммерческих прав строго конфиденциальны, я не стану эту информацию разглашать.

Ранее для участия были необходимы гарантии со стороны материнской компании, новое соглашение этого не предусматривает – соответственно, нам было проще договариваться по определенным пунктам. Как я уже говорил, важен партнерский характер документа, все участники готовы совместно работать над повышением зрелищности гонок, чтобы все заинтересованные стороны получили более жизнеспособный, более качественный конечный продукт.

Гюнтер Штайнер

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Кристиан всё верно сказал. Могу добавить лишь то, что даже в условиях ограничений бюджета численность персонала команд останется весьма существенной, а столь крупные экономические субъекты не могут планировать свою деятельность всего на несколько месяцев вперед – при таком подходе они никогда не добьются успеха.

На практике это сводится к тому, что даже если чисто теоретически есть возможность досрочно уйти из чемпионата, вы можете это сделать, но не нужно этого планировать. Если вы заранее планируете уйти, вы точно не добьетесь успеха и зря потратите время и деньги, из года в год выступая с таким подходом. Уверен, в большинстве команд придерживаются пятилетнего срока действия договора и не имеют намерений выходить из него досрочно.

Вопрос: Кристиан, выступая за Red Bull Racing, Себастьян Феттель выиграл четыре титула на машинах с выдувным диффузором. Это было в 2010-2013 годах, то есть, до начала гибридной эры в Формуле 1. Можно ли сказать, что нынешние трудности Себастьяна объясняются, в том числе, тем, что машины с выдувным диффузором подходили ему намного лучше гибридных?
Кристиан Хорнер: Я так не думаю. Себастьян выступал на машинах с выдувным диффузором и без, с воздуховодам и без, до появления DRS и с DRS. За годы карьеры он работал с совершенно разными машинами, а за время сотрудничества с Red Bull Racing добился впечатляющих достижений. На момент окончания нашего сотрудничества он был третьим в списке самых успешных гонщиков в истории Формулы 1, некоторые его рекорды ещё долго будет сложно превзойти.

По каким-то причинам сейчас у него далеко не всё получается. Каждому гонщику важно чувствовать себя комфортно, Себастьян явно испытывает серьезный прессинг, а при такой психологической нагрузке любому спортсмену выступать результативно невероятно сложно. Не думаю, что сейчас мы наблюдаем реального Себастьяна Феттеля, с нынешней машиной Ferrari ему приходится очень непросто, однако это ничуть не умаляет все его предыдущие достижения.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Кристиан, в Red Bull Racing рассчитывали в этом сезоне побороться с Mercedes за титул, однако пока ситуация складывается не в вашу пользу. Что пошло не так? Почему машина едет не так быстро, как вам хотелось, и насколько вас беспокоит то, что команда уже несколько лет подряд начинает сезон не на пике своих возможностей?
Кристиан Хорнер: Знаете, в Mercedes славно поработали и сумели построить очень быструю машину, но в личном зачете Макс сейчас находится между Хэмилтоном и Боттасом – феноменальное достижение! Мы делаем всё возможное, чтобы сократить отставание, но наши соперники – крупная команда с огромными ресурсами, которая вдобавок работает безупречно. Мы продолжаем прилагать усилия, добились неплохих результатов в недавних гонках и рассчитываем ещё подобраться к Mercedes, так как прогресс важен не только для нынешнего, но и для следующего сезона. Хочется верить, нам удалось разобраться с причинами трудностей, с которыми мы столкнулись в начале сезона, и далее за счёт модификаций сможем прогрессировать намного быстрее.

Вопрос: (Люк Смит) Сегодня стало известно, что вторая гонка в Бахрейне пройдет по короткой внешней трассе. Что вы об этом думаете, и насколько вы впечатлены тем, как организаторам чемпионата удаётся изыскивать возможности вопреки всем трудностям и ограничениям?
Гюнтер Штайнер: Я не видел конфигурацию трассы для второй гонки, но считаю очень правильным, если нам удается провести две гонки подряд в одной местности на разных конфигурациях трассы. В Бахрейне это оказалось возможным – уверен, нам самим и телезрителям будет интересно взглянуть, как всё получится.

В Liberty Media прилагают максимум усилий, чтобы найти возможность провести как можно больше гонок на разных трассах и сделать сезон по-настоящему интересным. Им приходится в сжатые сроки решать многие вопросы, в том числе финансовые, всё это очень непросто, но они фантастически с этим справляются! Как заметил Кристиан, нам предстоит посетить трассы, на которых мы долгое время не выступали – это новый вызов, новые задачи. В Liberty Media сработали действительно здорово!

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Нам нравится приезжать в Бахрейн, трасса там соответствует самым высоким стандартам. Перспектива гоняться по внешней конфигурации, напоминающей по форме овал, выглядит интересной – для Формулы 1 такая конфигурация непривычна.

Впрочем, у господина Танабе и Honda достаточно опыта выступлений на скоростных овалах, из недавних примеров – гонка «500 миль Индианаполиса» в минувший уик-энд. Мы рассчитываем использовать этот опыт в свою пользу! Кстати, мои поздравления Honda, машины с их моторами заняли три верхние строчки в Индианаполисе!

Впрочем, не думаю, что конфигурация в Бахрейне будет похожа на знаменитый американский овал, но вызов там будет несколько иного рода, чем на привычных нам трассах – в частности, круг там существенно более короткий. Уверен, будет интересно!

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Тойохару Танабе: Приятно выступать в том же месте, но на иной конфигурации трассы. Кристиан намекнул, что ждёт от нас хорошей мощности – что ж, это своеобразный вызов! Мы уже активно работаем на симуляторе, чтобы добиться наилучших показателей.

Вопрос: (Эрик ван Харен) Кристиан, многие отмечали, что Алексу Элбону сложно выступать на одном уровне с Максом Ферстаппеном. Вы защищали своего гонщика и старались добавить ему уверенности. Получается, в Red Bull Racing иное отношение к Алексу, чем было к Пьеру Гасли в прошлом году?
Кристиан Хорнер: У всех есть мнение на этот счёт, но не каждый располагает фактами. Алекс хорошо справляется с очень непростой машиной. Нынешняя RB16 сильно отличается от предшественницы, ей гораздо сложнее управлять, притом с прошлогодней RB15 Алекс сработал намного лучше Пьера. Мне кажется, Алекс еще не вполне проявил свой талант, он отлично выглядит в гонках, но на быстром круге испытывает сложности. Ну а Макса отличает невероятная способность всякий раз выжимать из машины максимум.

Вспомните, насколько нелегко приходилось напарникам легендарных гонщиков вроде Шумахера и Сенны. Примерно так же ощущает себя любой напарник Макса. Но Алекс совершенно точно сумеет прибавить, он молод и относительно неопытен. Для него это лишь второй сезон в Формуле 1, мы делаем всё возможное, чтобы помочь ему прогрессировать.

Алекс едва не выиграл первую гонку сезона – стратегически мы всё сделали верно, помешали действия Хэмилтона, вытолкнувшего нашего гонщика за пределы трассы. В прошлом году в Бразилии Алекс претендовал на подиум – уверен, в предстоящих гонках ему по силам выступить столь же уверенно, он способен за счёт своей скорости бороться за места в первой тройке. Мы верим в Алекса и абсолютно довольны тем, что выбрали его в напарники Максу.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для Кристиана и Гюнтера. Предыдущий Договор согласия критиковали за то, что он не предусматривал равного статуса всех команд. Можете ли вы подтвердить, что новый договор гарантирует равные права для всех, кроме Ferrari, которой из-за своего статуса полагаются 5% призовых и право вето?
Гюнтер Штайнер: Сложно ответить на ваш вопрос, поскольку сумма призовых зависит от результатов по итогам сезона, и если я скажу, что она одинакова для всех, это будет неправдой. Скорее так: всему есть своя цена, которая соответствует результатам. Конечно, небольшие команды будут недовольны до тех пор, пока не получат больше денег – им всегда будет казаться, что их интересы ущемлены.

Мне бы не хотелось вдаваться в детали соглашения, они касаются исключительно тех, кто его подписал, но я считаю, что по сравнению с предыдущей версией документа прогресс очень значительный. Удовлетворить интересы всех десяти команд, каждая из которых организована по-своему, почти нереально, но новый Договор согласия во многом устроил всех, раз все сочли возможным поставить подпись. Окажись иначе, кто-нибудь отказался бы подписать документ.

Кристиан Хорнер: Лично мне договор кажется справедливым. Как сказал Гюнтер, если бы кому-то он не понравился, они бы не поставили свою подпись. Думаю, ко всем командам отношение абсолютно равное, и точно такое же равенство, как мне кажется, должно быть среди журналистов – не так ли, Дитер? Как бы то ни было, содержание соглашения конфиденциально и касается только самих сторон.

Гюнтер Штайнер: Дитер, если бы у Кристиана был выбор, он бы предпочел, чтобы к нему относились лучше, чем к остальным участникам! Об этом я говорил ранее: невозможно сделать так, чтобы все вокруг были абсолютно довольны, но в целом нынешнее соглашение – неплохой компромисс. Ну а Дитер всегда получает больше информации, чем любой другой журналист!

Тойохару Танабе

Вопрос: (Эдд Стро) Господин Танабе, насколько непростой для моторов будет новая конфигурация трассы в Бахрейне? Большую часть круга гонщикам предстоит мчаться на полной скорости, что само по себе создает нагрузку на силовые установки, а вдобавок нужно как-то успевать на коротком круге восстанавливать энергию с помощью ERS. Можно ли утверждать, что в этом плане уик-энд рискует оказаться особенно непростым?
Тойохару Танабе: Я не видел конфигурацию трассы. Как только получим детальную информацию, мы её тщательно проанализируем и постараемся понять, как эффективно эксплуатировать силовую установку в условиях высоких нагрузок и необходимости оперативно накапливать и отдавать энергию.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Кристиан, вы практически не высказывались насчёт ситуации вокруг воздуховодов Racing Point. Что думают в Red Bull Racing о решении Renault отозвать апелляцию? Вы так же, как они уверены в том, что поправки к регламенту позволят избежать повторения ситуации в 2021 году?
Кристиан Хорнер: Уверен, в Renault каким-то образом удостоверились, что с новыми правилами проблема будет устранена – в противном случае они бы не отозвали свою апелляцию. Я не беседовал с представителями Renault и не пытался понять причины, по которым они решили отказаться от апелляции. Могу лишь предположить, что у них есть достаточная уверенность в том, что проблема будет решена.

Для нас тема с копированием машины тоже очень важна, нам хочется знать, что дозволено, а что – нет, поскольку компания Red Bull – единственная, которой принадлежат сразу две команды. Если подход Racing Point сочтут допустимым, мы последуем их примеру, и в следующем сезоне вы увидите на стартовой решетке четыре абсолютно одинаковые машины. Но я уверен, что поправки к правилам, которые в скором времени вынесут на голосование, такую возможность исключат.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Кристиан, в этом году в Red Bull Racing изменили концепцию передней части машины. Не этим ли отчасти объясняются сложности в поведении RB16? Считаете ли вы и Эдриан Ньюи, что концепция с высоким рейком оказалось ошибочной, особенно на фоне успехов Mercedes?
Кристиан Хорнер: Нет, поскольку в Mercedes тоже постепенно повышали рейк – угол продольного наклона корпуса машины к поверхности трассы. Если взглянуть, как изменился у них этот параметр за последние несколько лет, вы поймете, что сейчас он едва ни не такой же, как у нас. Потому с вашим комментарием я никак не могу согласиться.

Аэродинамика современных машин Формулы 1 невероятно сложна, чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на дефлекторы или нижнюю поверхность переднего антикрыла. В такой ситуации неизбежно возникают ситуации, когда какой-либо из элементов недостаточно хорошо работает в связке с остальными деталями машины или не обеспечивает необходимую эффективность в конкретных условиях.

Мне кажется, нам удалось разобраться в том, что не работает в машине, и спроектировать необходимые модификации, которые уже находятся в стадии производства. Приоритет для команды – взять максимум от предстоящего уик-энда. Похоже, в воскресенье погода может преподнести сюрприз, это станет еще одним интересным фактором.

Вопрос: (Джо Савар) Гюнтер, поскольку моторам Ferrari не хватает мощности, возможно, для Haas имеет смысл начать переговоры с Renault? У французских мотористов нет клиентов помимо заводской команды, и, вероятно, они будут заинтересованы в сотрудничестве.
Гюнтер Штайнер: В нынешней ситуации нам было бы слишком сложно оперативно сменить поставщика моторов. Обычно на это требуется несколько сезонов, невозможно просто так перейти на иные силовые установки уже в следующем году. Да, сейчас мы с Ferrari переживаем непростой период, но я надеюсь, что в итоге обе команды сумеют добиться прогресса – на это направлены все усилия.

Вопрос: Господин Танабе, в этом сезоне Honda уже использовала больше компонентов силовой установки, чем кто-либо из производителей. Нет ли у вас опасений насчёт надежности моторов в оставшихся гонках?
Тойохару Танабе: Таких опасений у меня нет. Мы работаем над планом использования силовых установок, ориентируясь на разрешенное правилами количество замен. Да, мы чаще меняли компоненты силовой установки, чем другие производители, однако у нас нет планов использовать дополнительный мотор и получать за это штраф. Мы остаемся в рамках графика.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, ранее вы говорили, что пока не будет определенности насчёт количества гонок в сезоне и дальнейшего выступления Haas F1, команда не будет планировать никаких доработок. Договор согласия подписан, гонок будет семнадцать, в следующем сезоне машины останутся почти такими же, как в нынешнем – вы всё-таки намерены вернуться к доработкам?
Гюнтер Штайнер: Нет, Дитер, в этом сезоне мы не планируем дорабатывать машину. Да, к следующему сезону потребуются кое-какие корректировки, так как вступят в силу поправки к регламенту на аэродинамику, призванные снизить нагрузку на задние шины. Мы над этим работаем, но для гонок нынешнего сезона каких-либо модификаций не планируем.

Нам в любом случае не хватило бы времени: если сейчас начать проектировать деталь, то после всех проверок в аэродинамической трубе итоговый вариант мы сможем использовать разве что в двух-трех гонках, а это не имеет смысла. Потому мы решили отказаться от таких планов и сосредоточиться на следующем сезоне, а далее – на изменениях, вступающих в силу с 2022 года. Для нас эти изменения – наилучшая возможность добиться прогресса в среднесрочной перспективе.

Вторая пресс-конференция руководителей команд в Спа

Участники: Франс Тост (AlphaTauri), Клэр Уильямс (Williams) и Фредерив Вассёр (Alfa Romeo)

Вопрос: Клэр, что вы можете сказать о Dorilton Capital – новых владельцах Williams? Какой будет структура команды в ближайшем будущем?
Клэр Уильямс: Прежде всего, важно отметить, что мы удовлетворены итогами стратегически важного для Williams процесса. В нынешних экономических реалиях особенно сложно осуществить продажу команды, и мы очень довольны тем, что нам удалось найти не просто покупателей, но людей, по-настоящему любящих Формулу 1 и заинтересованных в сохранении славного имени Williams.

У них есть четкое понимание, какой им хочется видеть команду, они готовы инвестировать в это необходимые средства. Но в этот уик-энд у нас нет никаких изменений, мы работаем точно так же, как в предыдущих Гран При.

Вопрос: Клэр, насколько вы привязаны к команде, насколько вам было непросто отказаться от своей доли в Williams?
Клэр Уильямс: Я солгу вам, если скажу, что предыдущие несколько месяцев прошли без нервного напряжения и эмоций. К счастью, мы все нашли в себе силы действовать рассудительно, и результат будет во благо Williams.

В нашей семье мы всегда ставили интересы команды на первое место, а принимая какие-либо решения, думали, прежде всего, о коллективе и его перспективах. Потому и в ситуации с продажей команды нам не пришлось подолгу ломать голову над тем, как поступить: команде требовалось финансирование, с новыми владельцами её ждет славное будущее. Ну а для болельщиков главное, что они по-прежнему смогут видеть в Формуле 1 команду Williams!

Вопрос: Фредерик, первая пятничная тренировка сложилась для Антонио Джовинацци неудачно. Что за проблемы возникли на его машине?
Фредерик Вассёр: Возникла утечка в гидравлике мотора. Досадный инцидент, так как из-за него Антонио не смог в первой тренировке проехать ни одного круга. Посмотрим, какой дальше будет погода: я буду вдвойне огорчен, если до квалификации нашему гонщику не удастся поработать со сликами.

Вопрос: Насколько вы довольны новым Договором Согласия, и какие возможности он открывает для команд вроде Alfa Romeo?
Фредерик Вассёр: Этот документ не предназначен для Alfa Romeo или какой-то другой конкретной команды, он разработан во благо всей Формулы 1. Полагаю, жизнеспособность небольших коллективов имеет значение и для крупных команд чемпионата – фаворитам не стоит думать исключительно о себе, кроме того, на стартовой решетке должно быть 20 машин, в этом плане чемпионату необходима стабильность. С новым Договором Согласия мы сделали шаг в верном направлении. Думаю, каждый был бы не прочь что-то скорректировать в документе, но подписанный вариант можно считать хорошим компромиссом.

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: В четверг мы говорили с Кими Райкконеном о его планах на будущее, и он сказал, что пока не решил, хочет ли продолжать выступать в Формуле 1. Если Кими пожелает остаться, вы продлите с ним контракт?
Фредерик Вассёр: Первоочередное значение имеет мотивация самого гонщика. Когда команда оказывается на последних позициях, Кими очень непросто смириться с нехваткой скорости. Впрочем, в Барселоне наш темп был заметно лучше, сегодня в первой тренировке дела тоже шли неплохо – мы должны продолжать прогрессировать, чтобы со временем вернуться в борьбу. Это важно не только для Кими – для всех в Alfa Romeo. На мотивацию гонщиков, механиков, инженеров, да и нам мою собственную мотивацию влияют, прежде всего, результаты, потому мы обязаны их добиться.

Вопрос: Вы довольны работой Кими в этом сезоне?
Фредерик Вассёр: Определенно, да! Собственно, наши проблемы заключаются отнюдь не в Кими, он здорово справляется со своей работой. В Барселоне он убедительно продемонстрировал свою скорость, сегодня утром оказался быстрее обоих гонщиков Ferrari – его результаты служат для нас ориентиром. Посмотрим, что будет в субботу и воскресенье. Нужно выкладываться на пределе и выжимать из машины всё до мельчайших долей секунды – уверен, Кими очень нравится, когда команда по-настоящему мотивирована на прогресс.

Вопрос: Франц, начнём с нового Договора Согласия. Многие надеются, что с ним уровень конкурентоспособности команд станет более-менее сопоставимым. Вы правда уверены в том, что этой цели удастся добиться?
Франц Тост: Да. Мы в AlphaTauri очень довольны тем, что Договор Согласия, наконец, подписан. Команды, FIA и FOM сработали отлично, хотя процесс был весьма непростым и потребовал долгих переговоров. Как команду из середины пелотона, нас особенно радует то, что распределение доходов теперь будет более справедливым, чем раньше, а в сочетании с лимитом на расходы это должно привести к меньшей разнице между участниками и более интересным гонкам.

Вопрос: Вас впечатлили результаты Юки Цуноды в Формуле 2? Можно ли предполагать, что он в скором времени окажется в AlphaTauri?
Франц Тост: Да, меня впечатлили результаты Юки в Формуле 2, как ранее впечатляли его выступления в Формуле 3. Он очень талантлив и обладает всеми необходимыми качествами, чтобы стать успешным гонщиком Формулы 1. Юки предстоит поработать с нами в Абу Даби на тестах с участием молодых гонщиков, но получит ли он место на следующий сезон, зависит от позиции Red Bull, а также от того, дадут ли ему суперлицензию. Если Цунода продолжит выступать в том же духе, он наверняка окажется в четверке сильнейших по итогам сезона и без каких-либо сложностей получит суперлизцензию, ну а там посмотрим.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Клэр, Dorilton Capital купили команду Williams при посредничестве инвестиционной компании B.C.E, эта аббревиатура совпадает с инициалами Бернарда Чарльза Экклстоуна. Скажите, Берни каким-то образом участвовал в сделке? И еще: рассчитываете ли вы руководить командой в следующем сезоне?
Клэр Уильямс: На этой неделе я разговаривала с господином Экклстоуном и спросила его, не он ли скрывается за аббревиатурой B.C.E. Нет, Берни никак не связан с новыми владельцами команды, Dorilton Capital абсолютно независимы. Что до меня, я продолжаю выполнять обязанности заместителя руководителя команды, а руководителем по-прежнему остается мой отец, в этом плане ничего не изменилось.

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: (Люк Смит) Клэр, последние несколько недель для Williams были насыщены самыми разными событиями: смена владельцев, подписание Договора Согласия, получение разъяснений насчёт копирования машины и последовавший за этим отзыв апелляции. Насколько более многообещающим выглядит будущее команды сейчас по сравнению с ситуацией месяц назад?
Клэр Уильямс: Смена владельцев была инициирована с одной целью – гарантировать команде будущее. В предыдущие несколько лет у нас в силу разных причин было много сложностей как на трассе, так и за её пределами. В крайне непростой финансовой ситуации за счёт каких-то невероятных усилий нам удалось сохранить коллектив, для которого сейчас начинается новая эра. Мы гарантировали команде финансирование, это было ключевым приоритетом. Новые владельцы готовы вкладывать средства в прогресс Williams, с вступлением в силу нового Договора Согласия в 2021 году команда сможет начать постепенное возвращение на более высокие позиции, чего мы все очень хотим.

Вопрос: (Адам Купер) Клэр, в заявлении по поводу продажи команды вы сказали, что инвесторы из Dorilton Capital понимают суть Формулы 1 и знают, что необходимо для достижения успеха. Не могли бы рассказать чуть подробнее, что именно они знают о Формуле 1?
Клэр Уильямс: Как я уже говорила, в нашей семье всегда ставили интересы команды превыше всего, потому нам хотелось найти новых владельцев, понимающих суть Формулы 1. Я не могу детально рассказывать обо всех представителях Dorilton Capital, вы сами о них узнаете в следующие несколько недель или месяцев. С самого начала работы над сделкой эти люди тщательным образом изучали всю информацию, вникали в особенности наших процессов, чтобы лучше понять и команду, и спорт в целом. С ними были опытные консультанты, которые помогали быстрее сформировать необходимый набор знаний. Конечно, специалистам Dorilton Capital еще многое предстоит для себя выяснить, но они уже активно работают с нашими сотрудниками на базе в Гроуве и стараются понять, что необходимо для дальнейшего прогресса. Я абсолютно уверена, что это именно те люди, которые способны обеспечить команде позитивную динамику.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Франц, верно ли, что ваша команда недавно продала несколько машин предыдущих лет? Если да, то сколько именно и почему?
Франц Тост: Мы продали три или четыре старых машины, две из них, насколько мне известно, используются в гонках. Мы пошли на такой шаг потому, что машин у нас довольно много: каждый год команда строит четыре новых экземпляра, впоследствии у нас остается один, а остальные, если находятся желающие их купить, уходят новым владельцам. Если вы хотите купить у нас машину, приходите с нужной суммой, и вы её получите!

Вопрос: (Бен Хант) Клэр, вы сказали, что в ближайшие несколько недель мы узнаем больше о новых владельцах команды, но почему вы не готовы рассказать о них сейчас? И в дополнение к одному из ранее заданных вопросов: в процессе переговоров было ли со стороны Williams условие, что Фрэнк Уильямс должен сохранить контроль над командой, а вы – остаться заместителем руководителя?
Клэр Уильямс: Я не знаю, что еще рассказать вам о Dorilton Capital. Это инвестиционная компания из США, её председатель – Мэттью Севидж, а исполнительный директор – Даррен Фульц. Они на рынке с 2009 года и управляют портфелем в 60 компаний из совершенно разных отраслей. Но среди этих отраслей никогда не было автоспорта, потому в компании заинтересовались покупкой команды. Не представляю, что еще можно добавить – уверена, вы вскоре увидите их в паддоке.

Что касается моих полномочий и полномочий Фрэнка, пока рано делать какие-либо прогнозы, мы продолжаем работать так, как работали раньше. Здесь я выполняю те же функции, что выполняла на всех предыдущих этапах сезона.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Каковы перспективы Майка О’Дрисколла?
Клэр Уильямс: Он тоже работает так, как раньше.

Вопрос: (Джо Савар) Клэр, на сайте Dorilton Capital сказано, что они представляют собой так называемый «семейный офис» - то есть, компанию, которая фактически управляет активами одной или нескольких семей. Это действительно так?
Клэр Уильямс: Да, всё верно.

Вопрос: (Абхишек Такле) Клэр, расскажите, как вам удалось найти контакт с Dorilton Capital? Были ли иные потенциальные покупатели?
Клэр Уильямс: Кажется, ранее я говорила, что процесс начался в апреле-мае, с того момента мы вели переговоры с несколькими потенциальными покупателями. Мы были рады такому интересу с их стороны, это хороший показатель привлекательности как нашей команды, так и Формулы 1 в целом – новые правила очень этому способствуют. В Dorilton Capital сами вышли на нас, как, впрочем, и другие претенденты – то есть, не мы искали покупателей, а они сами обращались к нам.

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: Франц, год назад в Бельгии Пьер Гасли вернулся в вашу команду. Какого прогресса ему удалось добиться за минувшие двенадцать месяцев?
Франц Тост: Не может быть, прошло уже так много времени? Помнится, когда в августе 2019 года Пьер вновь появился на базе команды, я сказал ему: «Слушай, такое ощущение, что ты и не уходил вовсе!» Пьер хорошо знаком с инженерами, механиками – он быстро почувствовал себя, что называется, «в своей тарелке», а поскольку наша машина тогда была достаточно конкурентоспособна, сразу стал демонстрировать результаты, лучшим из которых стало второе место в Бразилии. В этом году Пьер с каждым этапом всё больше уверен в собственных силах, и я не сомневаюсь, что до конца сезона у него будет немало успешных выступлений.

Вопрос: (Адам Купер) Вопрос ко всем. Стало известно, что вторая гонка в Бахрейне пройдет по короткой внешней трассе, притом время на круге в квалификации, как ожидается, будет менее 55 секунд. Что вы об этом думаете? В ваших командах уже проводили какие-либо симуляции гонки или квалификации?
Фредерик Вассёр: Нет, симуляций мы пока не проводили. С 55-ю секундами на круг ситуация с трафиком в квалификации может обернуться сущим кошмаром, но, с другой стороны, когда вы проводите два уик-энда подряд в одном и том же месте, всегда интересно попробовать разные варианты. У трассы в Бахрейне есть как минимум три разные конфигурации, решение провести вторую гонку на иной конфигурации, чем первую, выглядит разумным – посмотрим, как всё сложится.

Клэр Уильямс: Я согласна с Фредериком. Организаторы чемпионата сработали великолепно, сумев сформировать расписание из достаточного числа гонок и позволив участникам проводить два этапа подряд на отдельных трассах – это избавляет от сложностей с логистикой, особенно в случае со строенными этапами. Насколько мне известно, короткая внешняя трасса в Бахрейне очень скоростная, но об идее провести на ней гонку мы узнали совсем недавно и еще не приступали к симуляциям. Уверена, все команды наверняка постараются как можно скорее начать процесс подготовки.

Франц Тост: Практически нечего добавить, мы тоже не приступали к симуляции. Полагаю, из-за трафика квалификация может получиться немного хаотичной, но вместе с тем очень интересной. Если говорить о гонке, будет любопытно взглянуть, насколько легко обгонять на короткой конфигурации. В середине пелотона скорости машин примерно равны, а что касается лидеров – посмотрим, на какое количество кругов они сумеют всех опередить.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Клэр, сделка по продаже команды совершена, мы знаем, что инвесторы из Dorilton Capital стали акционерами Williams, однако нам также известно, что часть акций торговалась в частном, непубличном порядке. Остались ли у Williams иные акционеры – например, Брэд Холлинджер или Тото Вольфф? И в продолжение одного из предыдущих вопросов: интересы какой семьи представляют Dorilton Capital?
Клэр Уильямс: Dorilton Capital выкупили 100% акций Williams. Что касается второго вопроса, боюсь, я не смогу вам ответить.

Вопрос: (Эдд Стро) Клэр, новый Договор Согласия сулит хорошие перспективы всей Формуле 1, однако вашей семье пришлось продать команду отчасти из-за тех условий, которые были созданы действующей версией Договора, вступившей в силу семь лет назад. Испытываете ли вы сожаление, что из-за этих непростых условий вам не удалось чуть дольше держать команду в собственности? Еще немного, и с новым Договором и лимитом на расходы всё могло наладиться…
Клэр Уильямс: Я читала вашу статью о том, как складывались дела Williams в последние десять лет, должна признаться, своими размышлениями вы попали в точку. Не думаю, что подписанный семь лет назад Договор Согласия как-то помог нам и еще нескольким командам, в нём изначально было заложено неравномерное распределение призовых выплат. К счастью, нам удалось проработать этот вопрос с владельцами чемпионата и на будущее предусмотреть более сбалансированное распределение.

Не важно, сожалею ли я – ситуация такая, какая есть. Лично меня очень радует, что с новым Договором Согласия, новыми финансовыми правилами, лимитом на расходы и более равномерным распределением призовых выплат у Williams появится больше возможностей на равных бороться с соперниками, а будет ли команда принадлежать нашей семье или кому-то еще – не так уж и важно. С новым Договором Согласия у Williams весьма неплохие перспективы, это главное.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. В какой мере предусмотренная в новом Договоре Согласия возможность ежегодно пересматривать своё решение об участии в чемпионате подтолкнуло вас с подписанию документа?
Фредерик Вассёр: Как уже не раз было сказано, когда в процессе задействованы десять команд, FIA и FOM, достичь согласия и подписать документ всеми сторонами очень непросто. Каждому пришлось пойти на определенный компромисс, но в итоге мы получили документ, открывающий хорошие перспективы для всех. Конечно, всегда хочется большего, каждая команда хотела бы для себя немного иные условия, но в целом новый Договор Согласия – большой шаг вперед для всех участников чемпионата.

Клэр Уильямс: Я не вполне поняла вопрос Дитера, потому просто соглашусь с ответом Фредерика.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Клэр, новый договор предусматривает возможность ежегодно корректировать решение об участии в чемпионате – то есть, никто не берет на себя обязательства на все пять лет разом. Учитывая этот фактор, насколько вам было проще согласиться подписать документ?
Клэр Уильямс: Главное, что Договор Согласия подписан, и что условия в нём как раз такие, какими мы хотели их видеть.

Франц Тост: Должен заметить, само обсуждение нового Договора Согласия было более открытым, более прозрачным, чем в предыдущие годы. Кроме того, крупные команды в итоге согласились поступиться частью призовых, хотя для них это очень непростое решение – не стоит забывать, что ранее эти команды создали у себя потрясающую инфраструктуру, а теперь им предстоит сократить часть персонала. Ради будущего Формулы 1 все команды нашли в себе силы собраться вместе и обсудить ключевые вопросы, что ранее случалось далеко не всегда. Я считаю, что мы заложили действительно хороший базис для дальнейшего роста.

Вопрос: (Абхишек Такле) Клэр, хотелось бы уточнить, что вы имели в виду, когда говорили «мы работаем так же, как раньше»? Очевидно, сейчас структура управления командой не претерпела никаких изменений, но останется ли она такой же в обозримом будущем?
Клэр Уильямс: Вы задаете тот же вопрос, что все вокруг, притом мой ответ остаётся неизменным: в данный момент мы работаем точно так же, как раньше, больше мне добавить нечего.

Вопрос: (Марио Луини) Фредерик, команде удалось разобраться в проблемах C39? Как скоро вы рассчитываете их устранить?
Фредерик Вассёр: Я бы не сказал, что у нас есть явные проблемы с машиной. Да, по сравнению с предыдущим сезоном мы менее конкурентоспособны, однако это объясняется не каким-то одним фактором, а сочетанием. Мы постепенно устраняем недостатки и мало-помалу прогрессируем. Пару недель назад в Барселоне у нас был тринадцатый результат, что на одну позицию выше, чем было на той же трассе в прошлом году, а здесь в первой пятничной тренировке мы тоже показали неплохую скорость. Нужно перестать рассуждать о каких-то проблемах, главное – оставаться сосредоточенными и отыгрывать понемногу в каждой из областей, чем, собственно, и занимается наша команда.

Перевод: Валерий Карташев

Источник