Разделы сайта

Свежие новости

Андреас Зайдль: Теперь важно не впадать в эйфорию

Руководитель команды McLaren Андреас Зайдль подвёл итоги Гран При Эмилии-Романьи… Вопрос: Поговорим о командной тактике: вы решили рискнуть – и это дало результат.

Росс Браун: Нас ждёт золотой год Формулы 1

Спортивный директор Формулы 1 Росс Браун считает, что сезон 2021 года станет «золотым годом» Формулы 1 из-за борьбы за титул между Максом Ферстаппеном и Льюисом Хэмилтоном. «В этом сезоне в чемпионате назревает нешуточная борьба, это просто потрясающе для Формулы 1.

Полезные статьи

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Все вокруг с нетерпением ждут старта сезона! Насколько конкурентоспособной подошла команда Mercedes к первой гонке, и кто из соперников в этом году представляет наибольшую угрозу?
Льюис Хэмилтон: Рад всех вас видеть! Думаю, мы в наилучшей форме, которой можно было ожидать после всего трёх дней тестов. Наши инженеры проанализировали огромное количество информации, чтобы во всём разобраться и за короткий промежуток времени добиться прогресса. Можно сказать, к первой гонке мы подошли с позитивным настроем.

Вопрос: Какая из команд представляет для Mercedes реальную угрозу?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, выясним это по ходу сезона. Сейчас сразу несколько команд выглядят очень сильно.

Вопрос: Полагаете, борьба будет более плотной, чем в 2020-м?
Льюис Хэмилтон: Я в этом уверен.

Вопрос: Валттери, как вы оцениваете подготовку к сезону? Насколько конкурентоспособна Mercedes, и кто выступает ближайшим соперником?
Валттери Боттас: Я согласен с Льюисом в том, что наша команда постаралась максимально эффективно использовать тот небольшой промежуток времени, что был отведен на тесты. Первый день сложился не идеально, второй и третий выдались гораздо более продуктивными, а потом всю неделю команда работала на пределе, стараясь понять, в каком направлении двигаться дальше, и как сделать машину более быстрой. Впереди долгий сезон, каждый сотрудник, включая нас с Льюисом, выкладывается по максимуму.

Что касается соперников, я не знаю, кто станет главной угрозой. От гонки к гонке ситуация может меняться, но если судить по предсезонным тестам, Red Bull Racing очень быстры, борьба с ними уж точно будет более плотной, чем в предыдущие годы.

Вопрос: Прежде, чем мы перейдем к вопросам от журналистов, один вопрос от юного болельщика Формулы 1. Если бы у вас был джин, способный исполнить три любых ваших желания, что бы вы пожелали?
Льюис Хэмилтон: Спасибо за вопрос! Итак, три желания… Сложно сказать. Валттери, у тебя есть идеи?

Валттери Боттас: Я тоже задумался.

Льюис Хэмилтон: Честно говоря, у меня уже есть всё, что я когда-либо хотел иметь, так что попросил бы у джина что-то для других людей. Например, равных возможностей для всех. А еще чтобы никто не страдал от голода – особенно сейчас, когда в мире достаточно еды для каждого. Наконец, я бы попросил спасти нашу планету от проблем, связанных с изменением климата.

Вопрос: Валттери, ваши три желания?
Валттери Боттас: Во-первых, я бы пожелал мира и спокойствия для всех, так как предыдущий год выдался очень непростым. Во-вторых, пожелал бы здоровья для моей семьи и друзей, ну а в-третьих, для себя самого, стать чемпионом мира в Формуле 1.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, в декабре прошлого года вы рассчитывали обсудить с принцем Бахрейна вопросы соблюдения прав человека, но не смогли этого сделать, так как заразились коронавирусом. Рассчитываете ли вы поговорить с ним в этот уик-энд? Планируете ли вы встретиться с теми людьми, о пытках в отношении которых вам писали в ноябре прошлого года?
Льюис Хэмилтон: Да, планирую. Меня глубоко потрясли те письма, за время моих путешествий по миру я впервые столкнулся с такой реальностью. Далее на протяжении нескольких месяцев я старался лучше разобраться в ситуации, так как до этого, из года в год приезжая в Бахрейн, ничего не знал о здешних проблемах с соблюдением прав человека. Я разговаривал с различными экспертами, с представителями организаций вроде Amnesty International, встречался с послом Великобритании в Бахрейне и беседовал с местными официальными лицами. Но я бы предпочел не обсуждать публично предпринятые мною шаги, так как это может свести на нет все усилия. Такова моя позиция. Я стараюсь помочь всеми доступными мне способами.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Вопрос для обоих гонщиков. Насколько серьезными были проблемы с машиной на тестах? В какой мере, как вам кажется, эти проблемы удалось устранить за минувшие двенадцать дней?
Валттери Боттас: На тестах нам пришлось очень непросто, но и условия, следует заметить, были довольно экстремальными. Сильный ветер не позволял оценить эффект от корректировок и затруднял пилотаж, было сложно составить впечатление и сделать выводы. У машины наблюдались явные проблемы с балансом, а мы всегда хотим большей эффективности буквально от всего – от мотора, шасси и от каждого сотрудника. Как я уже говорил, команда выкладывалась по максимуму и старалась разобраться во всех аспектах, чтобы в этот уик-энд нам было проще работать с настройками. Сейчас сложно сказать, какого прогресса нам удалось добиться, это выяснится в ближайшие три дня, но, по крайней мере, за короткий промежуток времени мы сделали всё, что было в наших силах. Сезон длинный, причин для паники нет, нужно просто работать на пределе.

Вопрос: Льюис, насколько серьезными были сложности с машиной, и удалось ли их устранить?
Льюис Хэмилтон: Мы постарались во всем разобраться, но пока рано судить о том, насколько нам удалось справиться. Инженеры на трассе и специалисты по аэродинамике на базе команды работали день и ночь, чтобы устранить проблемы, которые при смене регламента обычно возникают с новой машиной. Уверен, за короткий промежуток времени наши сотрудники сделали всё от них зависящее, но мы продолжим работу, чтобы сделать машину настолько быстрой, насколько нам того хочется.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, в прошлом году вы старались нести позитивный настрой людям и говорили, что вас особенно мотивирует возможность изменить мир к лучшему. Это по-прежнему так? Вы планируете, как и год назад, преклонять колено перед стартом гонки?
Льюис Хэмилтон: Да, планирую. Предыдущий год, с одной стороны, был для меня очень непростым. Я становлюсь старше и лучше понимаю некоторые вещи, притом мне хочется думать, что 2020-й многому научил не только меня одного – всех вокруг. Я смотрел много документальных фильмов и читал много литературы, чтобы больше узнать о том, что происходит в мире. С окончанием сезона этот процесс не завершился, зимой я продолжил самообразование. Мне придаёт силы возможность сказать своё слово, когда некоторые предпочли бы, чтобы я сохранял молчание. И для меня преклонение колена – очень личный момент, ведь таким образом я словно говорю людям с темным цветом кожи: «Я слышу вас, я вижу вас, я с вами». Да, в мире очень много проблем, мне одному не по силам всех их решить, но я хочу как-то помочь. В лице Формулы 1 у нас есть фантастическая платформа, мне очень приятно наблюдать, как в целом в чемпионате и конкретно в нашей команде стараются сделать спорт расово разнообразным.

Я по-прежнему буду преклонять колено перед стартом гонки, поскольку очень важно, чтобы детишки, наблюдающие нас по телевизору, видели, как мы становимся на колено, и спрашивали своих родителей и учителей: «Почему они это делают, ради чего?» Чтобы начиналась та неудобная дискуссия, в которой родители, обучаясь сами, обучали бы своих детей. Борьба не закончена, она будет продолжаться еще долго, но хорошо, что сейчас дискуссия по острым вопросам складывается конструктивно.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, на днях Стефано Доменикали и команды получили письмо, в котором сказано, что Формула 1 могла бы обратить внимание на ситуацию с соблюдением прав человека в Бахрейне, если бы отказалась от проведения гонки в этой стране. Насколько мне известно, Стефано Доменикали отверг такой вариант развития событий. Ранее вы говорили, что лично заинтересованы в улучшении ситуации с соблюдением прав человека в Бахрейне, хотелось бы узнать ваше мнение насчёт того письма. Не кажется ли вам, что Формуле 1 всё-таки стоит идти на подобные меры? Год назад вы говорили, что спорт должен осознать свою ответственную роль уже сейчас, а не в ближайшие 20-30 лет.
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос, однако, не в моих полномочиях решать, где мы будем гоняться. Вместе с тем, как мне кажется, Формула 1 обладает большим влиянием и должна действовать ответственно, а вопрос соблюдения прав человека не должен быть как-то связан с политикой, ведь мы все заслуживаем равных прав. Как уже было сказано, я сам стараюсь лучше во всём разобраться. Формула 1 по ходу сезона посещает много стран с разной культурой, проблем везде хватает, но я не думаю, что мы должны просто приезжать куда-то, игнорировать то, что там происходит, весело проводить уик-энд и уезжать.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Льюис, Тото Вольфф сказал, что к обсуждению контракта на следующий сезон вы хотели бы приступить раньше. Конкретный срок будет зависеть от результатов? Были предположения, что вы задумаетесь о завершении карьеры, если уже в начале сезона станет понятно, что завоевать восьмой титул окажется слишком сложной задачей.
Льюис Хэмилтон: Моё решение не будет зависеть от конкретных результатов и от того, удастся ли выиграть очередной титул. Я не из тех, кто уходит, если становится труднее. Я тоже хотел подписать контракт всего на один год, но сказал Тото, что следующие планы на будущее лучше начать обсуждать заранее, а не приступать к ним в январе за несколько дней до предсезонных тестов! Я по-прежнему предан Формуле 1. Сейчас наш спорт переживает фантастический период, мы постепенно осознаем, что обладаем замечательной платформой, способной менять мир к лучшему. Мне нравится то, чем я занимаюсь, я приезжаю на гонки с большим воодушевлением и хочу продолжать выступать. Нам предстоит очередное интересное сражение, а это мне всегда по душе!

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, поскольку вы подписали контракт всего на один год, посещала ли вас мысль, что этот сезон может оказаться завершающим в вашей карьере в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: У меня нет ощущения, что моя карьера подходит к концу. В следующем году нас ждёт кардинальная смена регламента, а нынешний сезон с новыми командами, новыми форматами и более плотной борьбой может оказаться самым интересным за долгое время. В ближайшие восемь месяцев я определюсь, стоит ли мне уходить из гонок – не думаю, что я выберу такой вариант, но кто знает, как всё сложится.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос к обоим гонщикам. В этот раз в Mercedes не настолько уверенно провели предсезонные тесты, как Red Bull Racing, команду преследовали разные проблемы. Это обстоятельство усиливает интригу? Вы с гораздо большим воодушевлением ждёте старта сезона, если не представляете, насколько удачно всё может сложиться?
Льюис Хэмилтон: Перед каждым сезоном никто не знает, как всё сложится, но, конечно, в предыдущие годы мы были в большей степени довольны тем, как едет наша машина. Тем не менее, для нас это очень захватывающая ситуация. Мы не быстрейшие, и нам самим интересно узнать, сумеем ли мы за счёт сплоченности и совместных усилий вновь вернуться на лидирующие позиции. Меня такой вызов очень вдохновляет! Сразу несколько команд сумели к нам подобраться, для болельщиков это отличная новость. Мне нравится работать со всеми мужчинами и женщинами в Mercedes, мы вновь постараемся вместе добиться одной общей цели.

Вопрос: Валттери?
Валттери: Мне тоже радостно видеть, насколько мотивирована команда, даже если все в ней знают, что сезон предстоит очень непростой. Мы любим сложные задачи и никогда перед ними не пасуем!

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: В Red Bull Racing без проблем поработали на предсезонных тестах. Команда в лучшей форме, чем в это время в прошлом году?
Макс Ферстаппен: Да. На тестах обошлось без проблем – именно так и нужно. Тем более, что в этом году они довольно короткие – в такой ситуации всегда надеешься, что всё пройдёт успешно. Мы очень довольны.

Вопрос: В каких областях удалось улучшить машину по сравнению с прошлым годом?
Макс Ферстаппен: Об этом всегда сложно судить: разные условия, разные шины, да и машина изменилась из-за нового регламента на аэродинамику. Главное, что её поведение стало более предсказуемым, даже когда по ходу тестов менялось направление ветра и температура. Это здорово!

Вопрос: Насколько вы уверены в себе перед началом сезона?
Макс Ферстаппен: Я всегда уверен в себе – даже когда занимаю последнюю позицию в пелотоне. Но я не думаю, что мы окажемся последними.

Вопрос: Вы уверены, что сможете побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Я уже несколько недель думаю об этом. Посмотрим.

Вопрос: Расскажите о самом сложном моменте в вашей карьере...
Макс Ферстаппен: У меня бывали неудачи, но что считать сложным моментом? Я всегда смотрю на ситуацию так: гонки – это отдельная часть жизни, и если там что-то не получается, то так и есть.

Вопрос: А как же инцидент с Оконом в Гран При Бразилии 2018 года?
Макс Ферстаппен: Всё зависит от взгляда на ситуацию. Да, ты вылетел с трассы по вине соперника, но это часть гонок.

Вопрос: Почему никто в Формуле 1 не хочет, чтобы перед началом сезона или уик-энда его считали фаворитом? Это суеверие?
Макс Ферстаппен: Это просто не имеет значения. Важно в решающий момент добиться успеха и заработать очки. Надо сосредоточиться на своей работе, сохранять спокойствие и концентрацию, а такие рассуждения только отвлекают.

Вопрос: Вы рады, что теперь у вас опытный напарник? Возможно, он внесёт больший вклад в работу с машиной...
Макс Ферстаппен: Прежде всего, команда должна быть довольна. Я давно знаю Серхио, мы часто общались в паддоке. Теперь мы напарники.

Пока всё складывается отлично, на тестах мы давали одинаковые комментарии. Здорово получить от него чуть больше информации, что-то узнать из его предыдущего опыта в других командах. Это всегда помогает. Надеюсь, что теперь команда заработает много очков и сможет каждый уик-энд прессинговать Mercedes.

Вопрос: За два года вы всего один раз уступили напарнику в квалификации. Это очень хорошее достижение, но разве это не доказывает, что у команды не было стабильно быстрого гонщика за рулем второй машины?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. Не могу сказать, что этого было просто добиться. В квалификации все атакуют на пределе, иногда разница в результатах минимальна. Я не знаю, что произошло у второго гонщика и почему. Я могу судить только по себе.

За последние несколько лет я добился прогресса: стал опытнее, лучше разбираюсь в поведении машины, лучше понимаю, чего от неё хочу, как её настроить, особенно когда надо атаковать на пределе в квалификации. Конечно, я доволен своим прогрессом, но всегда есть что улучшить. Надеюсь, что мы с Серхио будем мотивировать друг друга, потому что, в конце концов, это пойдёт на пользу всей команде.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Серхио Перес: «Моя задача на сезон – максимально раскрыть потенциал машины. Посмотрим, на что она способна. На тестах времени было мало, условия каждый день отличались, в том числе из-за ветра, так что сейчас сложно говорить о чём-то конкретном.

Пока я увидел только то, что Макс – очень быстрый гонщик. Он отлично знает машину и команду. Конечно, он станет для меня очень хорошим ориентиром. Я смогу подсмотреть, как он работает, когда мы начнём пилотировать в одинаковых условиях.

Я хочу опередить Макса, а Макс хочет опередить меня. Для команды это плюс, поскольку мы оба будем вести команду вперёд. Мы оба достаточно опытные, чтобы справиться с этим противостоянием. Надеюсь, я смогу прессинговать Макса, а мы вместе будем двигать команду вперёд».

Говоря об отличиях Red Bull Racing от своих прошлых команд, Серхио отметил: «Сотрудники команды – настоящие гонщики. Здесь отличная атмосфера и всё направлено на достижение победы. Иной менталитет и нацеленность на успех – первое, что замечаешь. Команда стремится всё делать на пределе, и это производит сильное впечатление».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Ландо Норрис: «Я читал хвалебные отзывы о наших результатах на предсезонных тестах – надеюсь, мы продемонстрируем ту скорость, которую нам прогнозируют! Мы действительно неплохо поработали на тестах, уделили внимание тем моментам, которые считаем наиболее важными, не позволяли себе радоваться результатам, как некоторые могли ожидать. Да, со стороны всё выглядело здорово, возможно, так оно и есть на самом деле, но посмотрим, как всё сложится.

Команда продолжает работать и сосредоточена исключительно на собственных задачах, а что до расклада сил – оценим его в квалификации. У нас нет уверенности, что мы окажемся быстрейшими, однако мы примерно представляем, чего можно ожидать. Для нас предсезонные тесты прошли очень здорово – надеюсь, мы и дальше будем сосредоточены только на своей работе, и это, в конечном итоге, принесет нам заслуженный результат.

Конечно, по сравнению с прошлогодней новая машина стала эффективнее в разных областях, однако из-за нового регламента у неё стало меньше прижимной силы, и сейчас MCL35M немного медленнее, чем была MCL35 в конце предыдущего сезона. Так что нельзя утверждать, что она намного лучше своей предшественницы. Конечно, по ходу сезона мы будем её дорабатывать, чтобы в какой-то момент по скорости она превзошла MCL35, такова цель.

Что касается ощущений от пилотажа, в целом MCL35M уже сейчас ведет себя очень неплохо. Мы сделали шаг вперед, но если добьемся большего еще в нескольких моментах, получим по-настоящему быструю машину и шанс побороться за высокие результаты».

Даниэль Риккардо: «Думаю, в этом году по результатам тестов проще оценить расстановку сил, так как нынешние машины – эволюция прошлогодних. Конечно, результат никому не гарантирован, но более-менее понятно, кто фаворит, и на каких позициях мы находимся. Через год ответить на такой вопрос наверняка будет сложнее!

Все мы немного беспокоились, что на тесты отведено только три дня, но машина продемонстрировала отличную надежность, всё прошло гладко, и этого времени мне хватило, чтобы почувствовать себя комфортно. Конечно, по мере продолжения работы с McLaren я буду прогрессировать и далее, но у меня уже есть ощущение, что я хорошо готов к старту сезона. Если же говорить об ожиданиях, думаю, мы должны побороться за звание одной из трёх сильнейших команд.

Насколько машина McLaren отличается от Renault? Конечно, машины в Формуле 1 отличаются друг от друга, но в целом гонщик может довольно быстро адаптироваться к любой из них и выжать 95% того, на что она способна. Вопрос в том, как выжать оставшиеся 5%, и вот здесь приходится опираться на особенности конкретной машины – насколько быстро она разгоняется, насколько хорошо держит трассу в скоростных поворотах и так далее. Не скажу, что мне пришлось что-то кардинально менять в своем пилотировании, я адаптировался к McLaren довольно быстро, но потребуется какое-то время, чтобы научиться выжимать из MCL35M 100% её скорости».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Шарль Леклер: «Мы настолько хорошо готовы к сезону, насколько возможно. Тесты продолжались всего три дня – намного меньше, чем в прошлые годы. Тем не менее, нам удалось сделать всё, что мы хотели, или, если хотите, сделать всё, что могли. Команда хорошо подготовилась к сезону, и теперь осталось вернуться на трассу, чтобы понять, на каких позициях мы находимся относительно соперников.

Если говорить о том, насколько лучше машина прошлогодней, то баланс изменился в лучшую сторону. Машина ведёт себя иначе на входе и на выходе из поворотов – теперь стало немного проще пилотировать, что приятно. Мы видим позитивные признаки, но трудно судить о чём-то конкретном до тех пор, пока в квалификации все не начнут атаковать в полную силу».

Отвечая на вопрос, готов ли он рисковать в новом сезоне больше обычного, Шарль отметил: «Для начала нужно понять, на каких позициях мы окажемся. Ответ на этот вопрос получим в субботу.

Если говорить о настрое, то уже в прошлом году я стал действовать агрессивнее. Конечно, не было смысла излишне рисковать при обороне позиции от атак Red Bull, поскольку, в любом случае, они бы нас опеределили, но в остальном мой новый подход помог команде заработать больше очков. Если окажется, что я должен действовать более агрессивно, чтобы финишировать на более высокой позиции, я это сделаю».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

На пресс-конференции перед Гран При Бахрейна один из вопросов гонщикам задавали дети. В частности, Карлоса Сайнса спросили, что из того, что он узнал в спорте, помогло ему в обычной жизни.



«Этот вопрос гораздо сложнее многих других вопросов, которые обычно задают журналисты! - с улыбкой отреагировал Карлос. - Знаете, с юных лет в автоспорте я работал с людьми намного старше меня. В момент дебюта в Формуле 1 мне было всего двадцать, а взаимодействовать требовалось с теми, кому от сорока до шестидесяти лет, я говорю про инженеров и руководителей команд. В таких условиях быстрее учишься отстаивать свои интересы, чем научился бы вне гонок. Поначалу ты, возможно, не вполне готов ко всему этому, но далее прогрессируешь в очень высоком темпе. Помнится, в юности в разговоре я часто стеснялся, опасался кого-либо огорчить, но с возрастом стал гораздо увереннее отстаивать своё мнение».

Далее уже профессиональные журналисты поинтересовались Карлоса, сколько гонок ему нужно провести для полноценной адаптации к команде, и помогает ли этому процессу опыт работы в Toro Rosso, Renault и McLaren.

Карлос Сайнс: «Думаю, моей адаптации в Ferrari всё-таки помогает то, что я довольно часто переходил из команды в команду. Но здесь нет какого-то правила, что через три, пять или семь гонок ты чувствуешь себя абсолютно комфортно. Многое зависит от того, насколько удастся почувствовать машину, и насколько хорошо она будет вести себя в первых гонках сезона. В первой гонке невозможно быть настолько конкурентоспособным, как после двух-трех лет работы с командой, но если машина едет здорово, если взаимодействие складывается, ты сразу можешь выступать на довольно высоком уровне.

Посмотрим, сколько времени мне потребуется. С одними командами на это уходила пара гонок, с другими – заметно больше. Пока я не проехал несколько гонок, сложно сказать, как скоро я смогу выжимать из машины всё, на что она способна.

Эта Ferrari ведет себя совсем иначе, чем прошлогодняя машина McLaren. И я не понимаю, как машины Формулы 1 проезжают круг с более-менее одинаковым временем, если их поведение настолько отличается! Всё это очень интересно. У каждой машины есть сильные и слабые стороны, есть что-то, что удивляет, что-то, к чему нужно адаптироваться. Приходится каждый раз выяснять, как адаптироваться самому, чтобы по максимуму реализовать все возможности машины.

Но, повторюсь, больше всего удивляет то, как при таких отличиях в поведении машин результаты в квалификации всё равно оказываются предельно плотными! Это потрясающая особенность Формулы 1, которую не встретишь в других гоночных сериях».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Себастьян, для вас тесты получились сложными из-за постоянных технических проблем. Насколько хорошо вы готовы к первому этапу?
Себастьян Феттель: На самом деле, всё не так плохо. Да, нам не удалось проехать столько кругов, сколько хотелось, но такова ситуация. Не думаю, что кто-то смог по настоящему хорошо подготовиться к предстоящему сезону, в котором нас ждёт много гонок. Надеюсь, мы продуктивно используем время на свободных заездах, чтобы подготовиться к квалификации и к гонке.

Вопрос: Какое у вас первое впечатление от работы в Aston Martin?
Себастьян Феттель: Я вполне доволен, с первых дней чувствую себя комфортно в команде. Несмотря на то, что на тестах не удалось как следует поработать, я нашёл подход к машине. Конечно, остаются области, над которыми нужно поработать, к которым нужно привыкнуть, но со временем всё придёт.

Даже если бы удалось проехать больше кругов на тестах, всё равно оставалось бы что-то, к чему ещё требуется привыкание. Я уверен, что всё будет в порядке.

Вопрос: Какая лично у вас цель на первую гонку и на сезон в целом? Если вы опередите напарника, то посчитаете это успешным результатом? Или успехом будет считаться финиш на подиуме?
Себастьян Феттель: Цель на сезон? Выиграть все гонки! (смеётся) Или заработать очки во всех гонках. Мы должны оставаться реалистами. У всех команд, не только у нас, было очень мало времени на тестах, поэтому сейчас невозможно предсказать расстановку сил. Полагаю, в субботу мы получим более чёткое представление, а пока нет смысла делать прогнозы.

Всегда надеешься на лучшее, но главные фавориты сезона – Mercedes и Red Bull. Что касается остальных, то посмотрим. Полагаю, позади двух лидирующих команд будет очень плотная борьба.

Вопрос: Сколько гонок вам потребуется, чтобы полностью освоиться в новой машиной?
Себастьян Феттель: Передо мной не стоит задача привыкнуть ко всему за три часа свободных заездов. Потребуется больше времени, чтобы я смог выжимать максимум из машины. Думаю, любой из гонщиков скажет, что после двадцати или двадцати трёх гонок он лучше понимает машину, чем до первой гонки.

Как я сказал, в этот уик-энд важно максимально эффективно использовать тренировки, чтобы подготовиться к квалификации и к гонке.

Вопрос: Вы ожидаете, что в первой квалификации сезона окажетесь медленнее напарника, учитывая, что вы проехали меньшую дистанцию на тестах?
Себастьян Феттель: Нет. Я не борюсь с Лэнсом, я борюсь со всеми гонщиками, мы с Лэнсом боремся с соперниками, как одна команда. Как я уже сказал, сейчас нет смысла говорить о расстановке сил, поскольку мы проехали небольшую дистанцию, и у нас нет ответа. Думаю, мы всё узнаем в субботу, когда все выйдут на трассу с минимальным количеством топлива и настройками двигателя на максимальную мощность.

Мне потребуется время, чтобы во всём разобраться, но это не означает, что я не смогу показывать хорошие результаты.

Вопрос: С какими вопросами вам предстоит разобраться на тренировках? Сокращение времени сессий ставит вас в невыгодное положение?
Себастьян Феттель: Я считаю, что сокращение времени сессии всех ставит в невыгодное положение, но поскольку все в равных условиях, это сложно назвать невыгодным положением.

На самом деле, у нас не так много вопросов, которые предстоит решить в пятничных тренировках. Мы продолжаем осваивать машину, в процессе будут появляться вопросы, на которые нужно найти ответ. Сейчас же у нас есть определённый план работы.

Вопрос: Себастьян, вы теперь выступаете за Aston Martin. Какой ваш любимый фильм про Джеймса Бонда, и какая его машина вам нравится больше всего?
Себастьян Феттель: Я считаю, что DB5, вероятно, самая культовая машина. Очень крутая, и я рад, что она вернулась несколько лет назад.

Любимый актёр, сыгравший Бонда? Думаю, Шон Коннери и, если совсем откровенно, Пирс Броснан, ведь на его фильмы пришлись мои детские годы. Но лучший – Шон Коннери. У него был отличный стиль.

Любимый фильм? Мне нравится самый первый. С него всё началось. Конечно, он мне нравится и из-за Ханни Райдер.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Лэнс Стролл: «Полагаю, мы начинаем этот год в отличной форме, ведь уже в 2020-м чувствовалось, что у нашей машины большой потенциал, уже тогда она была конкурентоспособной на многих трассах – и это очень обнадёживает перед стартом сезона.

К сожалению, на тестах у нас были некоторые сложности, и нам не удалось полностью выполнить программу, тем более что погодные условия были сложные – кстати, похоже, что то же самое ждёт нас в этот уик-энд. Но всё-таки здорово, что гонки начинаются, и я с нетерпением жду старта сезона».

Обоих гонщиков Aston Martin попросили назвать их любимый фильм Бондианы, а из всех автомобилей, на которых ездил Агент 007, выбрать один, который больше всего нравится.

«Мой любимый фильм – «Казино «Рояль», где Джеймса Бонда играл Дэниел Крэйг, – ответил Лэнс. – Я бы выбрал именно, ведь его я смотрел ещё в детстве, и мы выросли на этих фильмах. А из автомобилей назову DB5. Хотя из всех моделей Aston Martin мне больше всего нравится гоночный DBR1, но в фильмах про Бонда его не было».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: На тестах вы смогли проехать больше 200 кругов за рулём машины Alpine – какие выводы вы сделали?
Фернандо Алонсо: Приятно было вернуться за руль машины Формулы 1, когда на трассе шла активная работа. В прошлом году я провёл пару тестов за рулём машины 2018 года, но тогда я был один на трассе, поэтому сейчас, когда я оказался в окружении соперников, это было немного веселее.

В целом это были нормальные предсезонные тесты, разве что они короче, чем обычно, поэтому график более плотный. За эти три дня мы получили ответы на определённые вопросы и постарались сделать как можно больше.

Вопрос: Вас два года не было в Формуле 1 – сколько времени потребуется, чтобы полностью адаптироваться и выйти на нужный уровень скорости?
Фернандо Алонсо: На это всегда требуется какое-то время, я пока ещё пилотирую не со 100-процентной уверенностью, но полагаю, то же самое могут сказать многие гонщики, когда-либо менявшие команды. В каких-то случаях требуется определённая адаптация, когда меняется регламент на аэродинамику, или мы переходим на новые шины. Тебе всегда становится более комфортно через четыре-пять гонок.

Сейчас похожая ситуация, и хотя я доволен тем, как всё складывается, думаю, через несколько гонок мне станет удобнее в кокпите, поскольку мы по-прежнему собираемся немного переделать сиденье, стараясь добиться оптимальной позиции – работа над этим продолжается до сих пор.

Вопрос: Вы возвращаетесь в Формулу 1 в 39-летнем возрасте – как полагаете, на какие аспекты подготовки вам стоит обратить особое внимание, чтобы вернуться на прежний уровень?
Фернандо Алонсо: Надо верить в себя, чтобы показывать те результаты, которых ждёт от вас команда. Не могу гарантировать, что я вновь стану таким, как был в 18 лет, но всё-таки надеюсь. Когда я принял решение вернуться, я интенсивно занимался физической подготовкой, но также уделял внимание техническим аспектам, работал с командой начиная со второй половины сезона, поскольку в Формуле 1 это играет более важную роль, чем в других гоночных категориях.

Вопрос: За последние шесть лет вы работаете с силовой установкой уже третьего производителя. Можно ли их как-то сравнить? И смогут ли мотористы Renault к концу года выйти на уровень Mercedes по мощности и эффективности?
Фернандо Алонсо: Думаю, что сравнивать силовые установки всегда сложно, поскольку есть множество различных аспектов, не только мощность двигателя. В прошлом году ввели запрет на использование особых квалификационных режимов работы силовых установок, но могу сказать, что в Alpine F1 довольны эффективностью нашего двигателя. На тестах он неплохо себя показал, у нас вообще не было проблем с надёжностью, и мы смогли проехать много кругов.

Пожалуй, главное, что я почувствовал за минувшие шесть лет – это существенное повышение уровня надёжности техники.

Вопрос: В Alpine начинается новая глава вашей карьеры: что для вас будет успешным завершением этого проекта, вне зависимости от того, когда он закончится?
Фернандо Алонсо: Возвращаясь в Формулу 1, я не ставлю перед собой никаких конкретных целей в плане результатов. Я лишь хочу испытать себя и помочь команде в столь важный момент в её истории, когда она стала называться Alpine, и перед ней открываются новые перспективы, тем более в следующем году произойдёт смена технического регламента.

Вероятно, за годы выступлений в чемпионате мира я накопил знания и опыт и постараюсь, чтобы команда продолжала набирать обороты и развиваться. Разумеется, все мы стремимся к победам, но в гонке может быть только одни победитель, а в конце года только один из нас станет чемпионом. Поэтому цели ставить очень сложно, и я буду рад, если вместе с командой мы сможем стать лучше, если рано или поздно сможем включиться в борьбу за титул – уже это я буду считать успехом.

Вопрос: Вы считаете себя просто гонщиком или своего рода «играющим менеджером»?
Фернандо Алонсо: Я просто гонщик.

Вопрос: Когда вы вернулись в команду Renault, её руководителем ещё был Сирил Абитебул. Повлияли ли вы каким-то образом на его уход из команды?
Фернандо Алонсо: Повторюсь: я просто гонщик. Сирил действительно возглавлял команду до прошлого года, но затем президент концерна Renault Лука де Мео произвёл некоторые перестановки в составе её менеджмента так что моё дело – постараться получше сработаться с новым начальством и как можно эффективнее помогать команде. В прошлом году я нормально ладил с Сирилом, в этом году меня полностью устраивает новое руководство. А поскольку эти изменения были произведены президентом концерна, значит, на то были причины. И я полностью поддерживаю его решение.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Эстебан Окон: «На тестах всё прошло успешно, мы многое проанализировали, многому научились. Программа получилась насыщенной, её было бы непросто выполнить и за пять дней, но мы справились за три. Здорово!

Это значит, что машина надёжна, а в команде отличная атмосфера. Все мотивированы и с нетерпением ждут гонок. Мне кажется, что мы давно не гонялись, я рад, что сезон начинается.

С каждым годом наша силовая установка работает всё лучше. Её сложно сравнивать с другими, но чем больше времени мы работаем с мотором, тем мощнее он становится. Прогресс очевиден».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Пьер Гасли: «Мы отлично подготовились к сезону и великолепно поработали на тестах. Мы и Alfa Romeo проехали больше всех. Поведение машины мне понравилось, а судить о её скорости пока сложно. Мы не знаем, с каким количеством топлива работали остальные. 

В этом году после тестов я гораздо больше доволен машиной, чем в 2020-м, но позиции в протоколе пока не так хороши, как хотелось бы. Многие ответы мы получим в этот уик-энд, а после трёх или четырёх гонок на разных трассах всё точно узнаем. В середине пелотона результаты вновь будут плотными, поэтому важно сразу добиться максимума от машины. Не удивлюсь, если несколько команд вновь разделят две-три десятых.

Соперники тоже не стояли на месте. В Ferrari улучшили двигатель и машину. В McLaren поехали быстрее с мотором Mercedes. Наверняка прибавили и в Aston Martin. Надеюсь, мы будем проходить в финал квалификации чаще, чем в прошлом году. Но не всё зависит от нас. Через пару дней мы многое узнаем.

В Honda вложили много сил в доработку силовой установки. Я впечатлён надёжностью. На тестах всё работало безупречно. Мотор стал мощнее – это здорово, хотя гонщики всегда хотят больше. Они много работают и хотят добиться успеха в этом сезоне. Это их последний шанс завоевать титул с Red Bull Racing, поэтому я уверен – они будут выкладываться до финиша в Абу-Даби».

Юки Цунода: «На тестах обошлось без проблем, я полностью сосредоточился на пилотировании и добился уверенного прогресса. Больше всего меня впечатлила серия кругов на самых мягких шинах С5 – никогда в своей карьере я не чувствовал такого сцепления. Я многому научился, в том числе в работе с резиной – этот опыт очень поможет в этот уик-энд.

В кокпите я чувствую себя очень комфортно, мне нравится управляемость машины, я не чувствую какого-то особого прессинга – только радость от предстоящего дебюта. Моя цель – заработать очки в первой гонке, ну а в будущем я хочу стать первым японским гонщиком, выигравшим Гран При Формулы 1».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Антонио Джовинацци: «Мы очень довольны тем, как для команды сложились предсезонные тесты. Однако это всего лишь тесты – посмотрим, каких результатов мы добьёмся сейчас. Надеюсь, в первой гонке мы сможем повторить результаты, достигнутые на тестах.

На тестах было очевидно, что силовая установка лучше прошлогодней. Особенно это заметно на телеметрии, когда мы сравнивали полученные данные с теми, что получили на этой трассе несколько месяцев назад.

Могу сказать, что команда довольна силовой установкой и машиной, но такие впечатления после тестов. Мы не знаем, по каким программам работали соперники, но довольны собой. Посмотрим, на каких позициях мы окажемся в субботней квалификации».

Кими Райкконен: «Однозначно, силовая установка стала мощнее, мотористы Ferrari сделали шаг вперёд, но и другие производители силовых установок добились прогресса во многих областях.

В любом случае двигатель стал лучше, чем был в прошлом году, и это позволяет нам двигаться в нужном направлении. Впрочем, то же самое можно сказать и о машине в целом, ведь всегда хочется, чтобы она стала быстрее, и тут тоже можно говорит о каком-то прогрессе».

В этом году пресс-служба чемпионата мира решила опробовать новые подходы к организации пресс-конференций с гонщиками, и теперь возможность задать свой вопрос есть не только у профессиональных журналистов, но и у совсем юных болельщиков.

Один из них попросил совета, как лучше действовать, чтобы стать гонщиком Формулы 1, и чемпион мира 2007 года ответил: «Конечно, тут можно много чего посоветовать, но прежде всего необходимо начать с картинга, с которого обычно все начинают, и научиться получать от этого удовольствие.

Если картинг вам понравится, то для начала вы несколько лет занимаетесь этим видом автоспорта, стараетесь добиться прогресса, и тогда настанет день, когда вы будете готовы перейти в гонки машин с открытыми колёсами.

Но очень важно, чтобы вам повезло с выбором правильного момента для принятия решений, с выбором подходящей команды, с множеством других моментов. Например, вас должны окружать по-настоящему хорошие профессионалы. Тогда у вас появится возможность по-настоящему себя проявить – будем надеяться, что у вас всё получится».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Мик Шумахер: «Я очень взволнован. Зима тянулась слишком долго, недавно мы смогли поработать на предсезонных тестах, а сейчас я с нетерпением жду продолжения. Здорово, что уже завтра я смогу сесть за руль и выехать на трассу.

Я получил несколько советов от Кими Райкконена. Забавно, что он гонялся ещё с моим отцом, а теперь выступает с гонщиками следующего поколения. Я неплохо его знаю, с ним всегда приятно поговорить, получить какую-то информацию и советы».

Никита Мазепин: «Думаю, сейчас идеальный момент для начала карьеры в Формуле 1. На тестах в Бахрейне мы смогли проехать достаточное количество кругов, чтобы подготовиться. Зима показалась очень долгой из-за ожиданий, но сейчас я очень рад, что вскоре приму вызов. Я готов атаковать.

В первую очередь в этот уик-энд необходимо разобраться с шинами. Резина играет большую роль в Формуле 1 – если удастся вывести шины в рабочий диапазон, то они обеспечат вам больше сцепления с трассой. К современным шинам очень сложно найти правильный подход, но я надеюсь, что в этот уик-энд смогу успешно разобраться с этим вопросом.

Я с большим уважением отношусь к Мику и как к гонщику, и как к человеку. В автоспорте приходится работать с разными людьми, и с некоторыми непросто найти общий язык, но Мик не относится к их числу.

Мне повезло, что у меня такой напарник. Я не мог выбирать напарника, но здорово, когда у тебя есть возможность работать с приятным парнем. Кроме того, очень хорошо для команды, когда между напарниками нет негативных эмоций, и они сообща работают, чтобы двигаться вперёд. Вместе мы добьёмся большего, нежели если будем действовать поодиночке».

Джордж Расселл: «Я хотел попробовать себя в роли директора GPDA прежде всего потому, что за годы своего существования ассоциация многое сделала для нашего спорта. Когда мы проводим общие собрания гонщиков, на них мы обсуждаем те или иные проблемы, ищем возможность улучшить Формулу 1, повысить уровень безопасности, хотя понятно, что в прошлом году из-за сложностей, связанных с пандемией, проводить такие собрания было сложнее.

Я всегда стараюсь высказать мою точку зрения, мне было приятно, что она учитывалась, поэтому я горжусь, что буду доносить мнения всех гонщиков чемпионата. Мне ещё предстоит выстроить отношения с молодыми пилотами, ведь можно сказать, что Себастьян Феттель представляет гонщиков более старшего поколения, а я буду представлять молодёжь.

Думаю, лет через 20, оглянувшись назад, я смогу сказать, что внёс свой вклад в позитивные изменения, которые происходили с Формулой 1. По-моему, у нашего спорта прекрасные перспективы, тем более сейчас, когда чемпионатом руководят Стефано Доменикали и Росс Браун. Мы находимся в уникальном положении, поскольку можем влиять на будущее Формулы 1, формировать его.

Задача, которую я буду выполнять вместе с Себастьяном Феттелем и Алексом Вурцем состоит в том, чтобы доносить мнения гонщиков до организаторов чемпионата, до FIA, и если я смогу принять участие в этом процессе, я буду этим гордиться».

Николас Латифи: «Я отработал всего один день на предсезонных тестах, поэтому мне сложно судить о машине. Я сел за руль в субботу, а тогда был сильный ветер. Условия каждый день менялись: сначала пыльная буря, затем очень ветрено, а в воскресенье ветер немного стих и изменил направление. Думаю, проблемы возникли у всех.

Из-за ветра машина вела себя нестабильно, мне было сложно с ней работать. Не хотелось бы снова испытать эти ощущения в гоночный уик-энд. Надеюсь, погода будет стабильнее. К счастью, по ходу сезона не так много гонок на подобных трассах.

Что касается прогнозов на сезон, мы должны реально оценивать ситуацию. Конечно, мы с Джорджем хотим побороться за очки, но FW43B – это доработанная версия прошлогодней машины, у них много общего. Мы постарались её улучшить, но не так много могли изменить – большая часть узлов омологирована. Как и в прошлом году, на некоторых трассах мы будем выступать лучше, на других хуже. Постараемся по максимуму использовать любой шанс.

В этом году я хочу продолжить то, на чём остановился в прошлом сезоне. Тогда у меня возникло больше проблем в квалификациях – я поработаю с этим. Мне всегда казалось, что я могу лучше проезжать быстрый круг. Нужно лучше выступать в квалификации, чтобы добиться более высоких стартовых позиций».

Источник