Разделы сайта

Свежие новости

Гонщик КАМАЗа прокомментировал столкновение с вертолетом

Гонщик команды КАМАЗ-мастер Антон Шибалов прокомментировал опасный инцидент, который произошел с его участием на финальном этапе ралли-марафон Дакар-2021. При прыжке на трамплине он задел вертолет организаторов, который подлетел к грузовику слишком близко. Но обошлось без серьезных последствий. Видео: Грузовик КАМАЗ-мастера столкнулся с вертолетом «Не ожидали, впервые в жизни такое, что получилось задеть вертолёт.

Видео: Лэнс Стролл за рулём Aston Martin Vantage

Презентация Aston Martin F1 Team пройдёт только в феврале, но британская компания, выпускающая знаменитые спорткары, уже начинает активно эксплуатировать образы гонщиков своей заводской команды. В пятницу на её страницах в социальных сетях появился короткий видеоролик, в котором Лэнс Стролл в своё удовольствие катается на купе модели Vantage по трассе в Сильверстоуне.

Полезные статьи

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди ответили на вопросы – от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Вопрос: Льюис, наверное, минувшие две недели были для вас очень насыщенными? Как отреагировали люди на завоеванный вами седьмой чемпионский титул?
Льюис Хэмилтон: Знаете, на какое-то время я отключился от окружающего мира. Это было в какой-то степени неправильно, поскольку люди писали мне сообщения, поздравляли с титулом. Наверняка их удивило, почему я не реагирую, не делюсь радостными эмоциями. Сейчас я стараюсь ответить многим из них и очень благодарен всем за теплые слова.

Сам я не читал, но слышал, что в Великобритании очень позитивно восприняли мой успех. Я стараюсь насладиться этим моментом, ведь нынешний год отличается от предыдущих, когда я добивался успеха и постоянно был с людьми. Не думаю, что я в полной мере осознал своё достижение – наверное, это потому, что сезон еще не закончился, и мы по-прежнему сосредоточены на работе.

Вопрос: У вас было много интервью, видеоконференций?
Льюис Хэмилтон: Я не такой уж любитель давать интервью, но их было в самом деле много! Опять же, по ходу интервью и видеоконференций мне было приятно наблюдать позитивную реакцию людей, видеть их вопросы и понимать, что им всё это действительно интересно. Спасибо за этот опыт, но всё-таки я был очень рад, когда интервью закончились, и я смог побыть с семьей!

Вопрос: Валттери, для вас Гран При Турции выдался очень непростым. Почему поведение машины было настолько нестабильным? Она получила повреждения в какой-то момент гонки?
Валттери Боттас: Честно говоря, мне не хочется говорить о той гонке. Для себя я всё проанализировал. Я несколько раз отправил машину в разворот, а это всегда ошибка гонщика, я это полностью признаю. У W11 были небольшие повреждения, она немного потеряла в прижимной силе, но не знаю, сыграло ли это какую-то роль – в дождевых условиях об этом сложно судить. В любом случае, ту гонку лучше поскорее забыть. Выводы сделаны, нужно двигаться дальше.

Вопрос: В Бахрейне и Абу Даби вы уже добивались неплохих результатов. Насколько уверенно вы себя чувствуете?
Валттери Боттас: Достаточно уверенно. Собственно, так нужно чувствовать себя перед каждой гонкой, а если уверенности по каким-то причинам не хватает, ты сам должен её обрести – скажем, уделить больше времени работе с командой и тому, что помогает тебе готовиться к уик-энду. У меня хороший настрой, я рассчитываю выиграть предстоящую гонку.

Вопрос: Валттери, обладатель титула уже определен. За счёт чего, как вам кажется, Льюису удалось вас опередить? Насколько хорошо вы провели те гонки, в которых у вашей машины не было проблем с надежностью или каких-либо повреждений? Льюис, ранее вы говорили, что Валттери не получает должного уважения за свой пилотаж – не могли бы вы рассказать подробнее, насколько сильный прессинг он смог создать для вас в этом сезоне?
Валттери Боттас: Для меня сезон еще не закончен, осталось три гонки, в которых можно добиться хороших результатов и завершить год на высокой ноте. Вы правы, в битве за титул я уступил, но я продолжаю работать, а когда вспоминаю прошедшие гонки, вижу много позитивных моментов. Мне удалось добиться прогресса во многих областях. Да, этого оказалось недостаточно для того, чтобы стать чемпионом, но я буду продолжать работать над собой.

Было несколько неудачных Гран При, в которых я потерял немало очков, но бывало и так, что Льюис попросту выступал лучше меня – пожалуй, это и обеспечило ему титул. Нередко в квалификации нас разделяли считанные доли секунды, а в гонке результат во многом зависел от того, какую стратегию предпочтет каждый из нас. В личном зачете между нами довольно большая разница, но на трассе речь идёт о сотых и тысячных долях секунды. Мне не удалось, как Льюису, провести весь сезон на стабильно высоком уровне, но я буду продолжать над этим работать. Я чувствую, что прогрессирую с каждым годом, это добавляет мне мотивации снова и снова прилагать усилия. Постараюсь сработать лучше уже в следующем сезоне.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Валттери с каждым годом прибавляет в скорости, его даже как-то назвали «Боттас 2.0»! Он постоянно поднимает планку, работает над разными областями, и пусть в личном зачете разница между нами довольно велика, в квалификациях всё решали считанные доли секунды. Валттери добился прогресса в квалификациях и сильно осложнил мне задачу – с ним было непросто бороться и в прошлом году, а в этом стало еще труднее. То же самое можно сказать о гонках.

Титул мне помогла завоевать стабильность. По ходу уик-энда сражение было плотным, но разница между первым и вторым местом составляет семь очков, и мне стабильно удавалось зарабатывать на семь очков больше. Кроме того, Валттери помешали проблемы с надежностью, из-за которых его отставание в один момент сильно увеличилось.

Я не раз говорил, что людям следует относиться к Валттерри с уважением, которого он заслуживает. Не стоит забывать, чьим напарником он является – поверьте, выступать со мной в одной команде очень непросто. Но Валттери каждый уик-энд настроен на победу, он никогда не жалуется на машину и всегда говорит: «Я сам должен сработать лучше» - я не знаю никого, кто рассуждал бы так же! Мне хочется думать, что в этом мы с Валттери похожи. В психологическом плане он один из сильнейших гонщиков.

Вопрос: Льюис, ваша команда получила письмо, под которым поставили свою подпись шестнадцать граждан Бахрейна. В этом письме выражается обеспокоенность ситуацией с соблюдением прав человека в стране и призыв к Формуле 1 как-то отреагировать, чтобы людей не преследовали за политические убеждения, и чтобы они могли пользоваться своим правом протестовать. Какие действия, как вам кажется, могла бы предпринять Формула 1, чтобы изменить ситуацию к лучшему, и какой вклад в этот процесс могли бы внести лично вы?
Льюис Хэмилтон: Когда сегодня днём я приехал на трассу, мне передали несколько писем. Прежде чем прийти на эту пресс-конференцию, я успел с ними ознакомиться, но у меня не было времени, чтобы обо всём этом подумать – думаю, нужно найти его в ближайшие несколько дней.

В некоторых странах, куда мы приезжаем на гонку, ситуация с соблюдением прав человека остается стабильно тревожной, а этот год показал, насколько важно всем видам спорта, не только Формуле 1, использовать свою популярность во имя перемен к лучшему. Формула 1, пожалуй, единственный вид спорта, который посещает так много стран, и мы явно можем делать больше. Спорт на правильном пути, но можно и нужно делать больше. Мы хотим, чтобы в странах, куда мы приезжаем, ситуация становилась лучше, и чтобы это происходило правильным образом. Чтобы мы не только слышали заявления, но и наблюдали реальные изменения, а для этого нужно проделать большую работу.

Вопрос: Льюис, на этой неделе появилась информация, что премьер-министр Великобритании Борис Джонсон лично ходатайствовал о присвоении вам рыцарского титула. Мы также видели, как после Гран При Турции королевская семья поздравила вас в Twitter с завоеванием седьмого чемпионского титула. Что будет значить для вас получение рыцарского титула? Если вам вдруг откажут, вы с пониманием к этому отнесетесь?
Льюис Хэмилтон: Я с большим уважением и любовью отношусь к королевской семье. Еще ребенком я часто видел в новостях репортажи из Палаты лордов и Палаты общин, и сейчас мне кажется чем-то невероятным, как на фоне всего, что происходит в мире, люди нашли время, чтобы упомянуть меня в списках и тем самым подчеркнуть значимость проделанной мной работы. Вокруг все только и говорят о рыцарском титуле, я стараюсь о нём не думать, но для меня это стало бы огромной честью. Нет лучшей награды, чем признание твоих заслуг родной страной.

Вопрос: Льюис, судя по всему, вы рассчитываете выиграть и оставшиеся три гонки. Что поддерживает в вас жажду успеха? Почему вам так важно продолжать побеждать, когда титул уже обеспечен?
Льюис Хэмилтон: Для этого мы и выступаем в гонках! Именно на победу работает каждый сотрудник Mercedes, и нам по-прежнему нужно многое сделать, добиться дальнейшего прогресса. Мы используем каждую минуту на трассе, чтобы узнать нечто новое и сделать еще один шаг вперед. Мы постоянно стараемся что-нибудь улучшить, после стольких лет успешных выступлений прогрессировать дальше – непростая задача, но нам нравится такой вызов. Меня восхищает, насколько сплоченно все в команде работают над достижением очередной цели, и даже сейчас, когда мы уже победили в обоих зачетах чемпионата, мы продолжаем вместе искать возможности для прогресса.

Наконец, тяга к победам у меня в крови. Впереди еще три гонки, прессинг в них будет несколько иным, но задача та же – взять от уик-энда максимум. Мы используем эти три гонки как своего рода подготовку к следующему сезону, нам важно собрать как можно больше информации и применить полученные знания в работе над новой машиной.

Вопрос: Вы планируете активнее экспериментировать с настройками?
Льюис Хэмилтон: Я бы с радостью, но инженеры не очень-то любят эксперименты! Нам предстоит поработать с новыми шинами Pirelli – кажется, я на них еще не ездил, если, конечно, это не та спецификация, с которой мы работали в Портимао.

Вопрос: Льюис, с 2014 года вы всего один раз уступили титул, в 2016-м. То поражение помогло вам стать сильнее? Если да, то как именно?
Льюис Хэмилтон: Не скажу, что тот год дал мне больше, чем какой-либо другой. Конечно, в каждом сезоне ты открываешь для себя нечто новое, а в непростые периоды узнаешь о себе самом особенно много, так как вернуться в привычный ритм, пожалуй, самая трудная задача. Не думаю, что 2016 год был чем-то проще или сложнее других. Каждый сезон я многому учился и сейчас благодарен за весь полученный опыт.

Вопрос: Льюис, в Формуле 1 обсуждается идея лимита на зарплату гонщиков. Франц Тост, в частности, высказал мысль, что гонщики не должны получать на двоих больше 10 миллионов долларов в год, и что они должны радоваться самой возможности управлять этими потрясающими машинами. Что вы думаете о лимите на зарплату?
Льюис Хэмилтон: Простите, кто предложил цифру в 10 миллионов?

Вопрос: Франц Тост, руководитель команды AlphaTauri.
Льюис Хэмилтон: А, понятно.

Вопрос: Так что вы думаете о лимите?
Льюис Хэмилтон: Не исключено, что этот лимит появится уже после того, как я завершу карьеру. Но я считаю, что гонщики Формулы 1 – настоящие звезды, они сражаются на трассе, помогают привлекать спонсоров, а их репутация делает чемпионат более популярным. В других видах спорта, где существует лимит на зарплату – скажем, в NFL или NBA – есть одно важное отличие: там игрок сам определяет свой имидж и может использовать его с максимальной выгодой, тогда как в Формуле 1 имидж гонщика находится под строгим контролем. Я не поклонник идеи лимита на зарплату, но не мне принимать решение. Опять же, подумайте о молодых талантливых гонщиках, которые сейчас выступают в младших категориях – почему они должны иметь дело с такими ограничениями? Годовой бюджет Формулы 1 исчисляется миллиардами долларов, гонщики играют в нашем спорте далеко не последнюю роль и должны быть соответствующим образом вознаграждены.

Вопрос: Льюис, в прошлом году у вас была пара встреч с президентом Ferrari Джоном Элканном. В недавнем интервью господин Элканн сказал, что у него с вами были разные мнения по многим вопросам. Можно ли сказать, в тот момент вы были ближе всего к тому, чтобы уйти из Mercedes? Очередной контракт, вероятно, будет завершающим в вашей карьере – означает ли это, что тема с Ferrari окончательно закрыта?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я не был близок к тому, чтобы уйти из Mercedes. Просто гонщику, как и любому человеку, перед тем, как принять на себя обязательства на некий период времени, нужно тщательно проанализировать все варианты, понять плюсы и минусы каждого решения. Не знаю, насколько совпали мои ценности и ценности господина Элканна, насколько удачно был выбран момент – всё это не так уж важно, ведь я и не собирался менять команду.

Я горжусь тем, что представляю Mercedes, и благодарен команде за весь наш совместный путь. Это единственная команда в истории спорта, для которой гонщик, когда-либо выступавший за неё, на всю жизнь остается членом одной большой семьи. За Mercedes выступали многие легендарные гонщики, а после расставания с командой они продолжали представлять бренд Mercedes, участвовали в работе над дорожными машинами, оставаясь в большой семье. Такое отношение очень много для меня значит.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Начнём с того, что вернёмся к событиям Гран При Турции: трудная была гонка…
Макс Ферстаппен: Да, там всё сложилось не очень здорово, но так иногда бывает, понимаете…

Вопрос: Какие уроки и вы, и команда можете извлечь из опыта такого уик-энда?
Макс Ферстаппен: Я отправлялся в Турцию с большими ожиданиями, поэтому жаль, что так получилось, хотя на самом деле мне в этой стране понравилось. Что касается уровня сцепления на трассе с таким покрытием, то это была просто катастрофа.

Если же говорить о гонке, о том, чему она могла научить… На каждом Гран При можно чему-то научиться, но это был один из тех дней, когда казалось, что всё идёт не так. Сначала мою машину развернуло, на резине образовались проплешины; кроме того, на трассе была лишь одна траектория, по которой можно было ехать. Поэтому по-настоящему бороться и обгонять возможности не было.

Потом трасса никак не подсыхала, и перейти на слики мы не могли. В общем, если честно, это был неприятный день, и, конечно, не тот результат, на который мы рассчитывали. Но иногда всё складывается вот так. Впрочем, до этого мы много раз добивались хороших результатов, и всё шло нормально.

Но иногда даже нужен такой уик-энд, когда что-то не получается… Впрочем, в пятницу и начале субботы дела шли неплохо, но иногда бывает, что в воскресенье не удаётся добиться желаемого, причём по многим причинам.

Вопрос: Насколько вы были уверены в своих силах, когда сидели за рулём машины в ожидании старта турецкой гонки?

Макс Ферстаппен: Я всегда уверен в себе, вне зависимости от того, с какой позиции стартую – с 1-й, 2-й или с 3-й. Мне не хочется об этом много говорить, но мне не нужна какая-то особая уверенность.

Вопрос: Перейдём к предстоящему уик-энду: в Бахрейне вы ещё никогда не поднимались на подиум – есть надежда, что вы сможете впервые это сделать?

Макс Ферстаппен: Это было бы здорово! Вообще-то я в любом случае рад сюда вернуться, ведь здесь отличная погода. Надеюсь, что этот уик-энд сложится удачно.

Вопрос: Алекс, возможно, позитивный момент в Турции для вас всё же был, когда вы на протяжении одного круга лидировали в гонке. Это же был ваш первый подобный опыт? Как он вам понравился?

Александер Элбон: Если честно, я не запомнил. Но всё было нормально, хотя уик-энд в целом оказался одним из самых неудачных в том плане, что в пятницу и субботу казалось, что всё складывается просто отлично. Однако так было только до финальной части квалификации и гонки.

Если говорить о моей работе, нельзя сказать, что уик-энд был плохим, вот только гонка сложилась не слишком гладко.

Вопрос: Конечно, вы слышали о кончине Диего Марадоны. Он стал звездой футбола в молодом возрасте, ему пришлось выдержать серьёзный прессинг, потому что все буквально рвали его на части. Возможно, ваша ситуация в этом плане не столь сложна, но как вы справляетесь с подобным прессингом, ведь вы очень молодой гонщик, но уже добившийся широкой известности?

Макс Ферстаппен: Самое главное, надо, чтобы вас окружали правильные люди, которые должны ограждать вас от подобных вещей. Разумеется, это было другое поколение, и мы говорим о разных видах спорта. Кроме того, я живу в Монако, где у меня не так много болельщиков. В любом случае обо всём, что происходит вокруг меня, заботятся мой менеджер, мой отец, а также немало других людей.

Благодаря этому прессинг такого рода чувствуется вовсе не так сильно. С другой стороны, я люблю дело, которым занимаюсь, и, если честно, просто живу своей жизнью. Кроме того, плюс ситуации с пандемией в том, что никто не стремится близко подойти и потрогать тебя! Но если серьёзно, то вокруг тебя должны быть люди, которые тебя поддерживают.

Вопрос: Алекс, как вы полагаете, какие моменты в характеристиках машины не позволяют вам сократить отставание от напарника, если говорить о скорости? Вы и Макс предъявляете к машине одинаковые требования, пытаясь добиться более высоких результатов?

Александер Элбон: Я бы сказал, что дело только в ощущении уверенности, которое необходимо гонщику, постоянно пилотирующему машину на пределе. Особенно в начале сезона меня не устраивало поведение её задней части, но ситуация постепенно улучшается. Мне уже более комфортно за рулём, и это важнее всего.

И, по-моему, у нас с Максом одинаковые требования, мы хотим добиться от машины одного и того же.

Макс Ферстаппен: Да, в основном нам не хватает сцепления, и хотелось бы побольше мощности. Гонщикам никогда не хватает ни сцепления, ни мощности!

Вопрос: Макс, после Гран При Турции вы сказали, что, возможно, это был ваш последний шанс побороться за победу. Вы имели в виду какие-то особенности стамбульской трассы и условия, в которых проходила гонка, или скорее речь шла о характеристиках трасс в Бахрейне и Абу-Даби, которые лучше подходят машинам Mercedes?
Макс Ферстаппен: Не помню, чтобы я такое говорил, если честно. На самом деле, шансы есть всегда, хотя исторически так сложилось, что в Бахрейне у нас никогда не было реальной возможностей побороться за победу. Но вскоре узнаем, как будет на этот раз.

Вопрос: Алекс, вы сказали, что турецкий уик-энд складывался для вас неплохо, вот только нужного результата не удалось добиться. Как полагаете, вам удалось показать себя, чтобы сохранить шансы на место в команде в следующем сезоне? Или всё-таки в этом плане всё сложилось не лучшим образом?
Александер Элбон: Я всё-таки думаю, что уик-энд был неплохим, если говорить о том, как я тогда отработал. Мне удалось повысить темп, но помешали некоторые проблемы с машиной. Я хочу сказать, что впереди ещё три гонки, в которых я ещё могу показать, на что способен. И хочу провести их как можно лучше.

Вопрос: Мы уже в Бахрейне, но до сих пор неизвестно, кто станет напарником Макса Ферстаппена в следующем году. Что вам говорит команда? Вам дают дополнительное время, чтобы себя проявить? И есть ли у вас план B?
Александер Элбон: Я бы сказал, что сейчас всё внимание надо уделить трём оставшимся гонкам, других мыслей у меня нет. Меня спрашивают о плане B, но я выбрал план A, а это значит, что я хочу остаться в команде. Это моя цель, так что просто повторюсь: я полностью сосредоточен на этих трёх гонках.

Вопрос: Макс, год назад команда Red Bull Racing одержала свою третью победу с двигателями Honda, и тогда казалось, что в 2020-м вы будете реальным претендентом на титул. Когда вы окончательно поняли, что этим надеждам не суждено сбыться? И почему так произошло?
Макс Ферстаппен: (после паузы) После первой гонки. Уже тогда стало вполне понятно, что мы слишком сильно отстаём. Что касается второго вопроса, то я не знаю, как на него ответить. Если бы мы знали, почему отстаём, то уже давно что-то предприняли бы. Нет никаких сомнений, все в команде очень упорно работают, хотя, конечно, соперники тоже трудятся не меньше. Понятно, что мы в роли догоняющих, но сложно выделить конкретную причину отставания.

Вопрос: Если бы в начале сезона кто-нибудь вам сказал, что в первых 14-ти гонках вы одержите только одну победу, как бы вы ответили?
Макс Ферстаппен: Думаю, я вообще не стал бы никак реагировать, потому что никто не может давать таких прогнозов. Нет никакого смысла рассуждать на подобные темы. Я всегда говорю: поживём – увидим. А если кто-то пытается что-то предсказывать, это вообще ничего не значит.

Вопрос: В своё время отец вас многому научил. Но сейчас, когда он вновь тестирует гоночные машины, может быть, уже вам пора давать ему советы? Йос по-прежнему быстр?

Макс Ферстаппен: Думаю, да! Хотя, конечно, если вы долго не практикуетесь, ощущения притупляются, но сейчас, когда он более регулярно садится за руль, видно, что с каждым разом он пилотирует всё лучше и лучше. Но я получаю удовольствие, если мне чем-то удаётся поделиться с отцом. Мы в какой-то степени поменялись ролями. В своё время, когда я что-то делал неправильно, он сильно на меня сердился…

Вопрос: А теперь вы на него кричите?

Макс Ферстаппен: Да, такое иногда случается! Но мы общаемся по-хорошему и потом всё время смеёмся. Бывает, сначала он садится за руль, а я занимаю пассажирское кресло, а потом мы меняемся местами. Всё это весело! Здорово, что мы можем заниматься всем этим по-семейному.

Вопрос: Объясните для тех, кто не в курсе: на каких машинах вы с отцом катаетесь?

Макс Ферстаппен: На гоночных! (смеётся)

Вопрос: Ага, понятно, значит, вам нельзя об этом говорить. Тогда переходим к следующему вопросу: по ходу Гран При Турции у вас были проблемы из-за настроек переднего крыла. Кроме того, условия на трассе были сложные. Но в целом у вас было ощущение, что в тот уик-энд команде удалось сделать шаг вперёд в работе с машиной?

Макс Ферстаппен: Всегда сложно об этом говорить, поскольку условия были специфические, но у нас действительно были причины для оптимизма, поэтому мне хочется поскорее приступить к работе в Бахрейне, ведь об этой трассе у нас больше информации. Хочется проверить, как машина себя покажет здесь, но я полагаю, что всё будет хорошо.

Вопрос: В личном зачёте чемпионата вы уступаете Валттери Боттасу 27 очков. Насколько вы уверены, что сможете его догнать?

Макс Ферстаппен: Посмотрим. На самом деле, закончу я чемпионат на втором месте или на третьем, особой роли не играет. Я просто хочу показывать хорошие результаты. Если это будет означать, что я останусь третьим, но проведу под конец сезона несколько неплохих гонок, я буду доволен.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Себастьян, две недели назад в Турции вы в 121-й раз в карьере поднялись на подиум. Можете сказать, что тот подиум – один из лучших в вашей карьере?
Себастьян Феттель: С уверенностью могу сказать только то, что между 120-м и 121-м подиумом прошло много времени! Я не помню все свои предыдущие подиумы, но возможность выбирать из такого количества – настоящая привилегия. Определённо могу сказать, что подиум получился очень сладким – в бутылках было не шампанское, а сладкая газированная вода! (смеется) Было приятно вернуться на подиум после такой паузы и взять в руки кубок.

Вопрос: Полагаете, в Бахрейне Ferrari сможет повторить высокую скорость, показанную в Турции?
Себастьян Феттель: Поскольку мы находимся в пустыне, то погода должна быть сухой. В таких условиях нам будет тяжелее вернуться на подиум, но никогда не знаешь, как всё пройдёт. Надеюсь, нас ждёт богатый на события уик-энд и гонка, в которой мы сможем заработать много очков.

Вопрос: Шарль, в прошлом году в Бахрейне вы впервые в Формуле 1 заработали подиум и имели неплохие шансы одержать первую победу, если бы не технические проблемы. Как вы сейчас оцениваете тот уик-энд?
Шарль Леклер: Спасибо, что напомнили мне о прошлогодней гонке – она получилась очень болезненной! (смеется) Воспоминания о первом поуле очень приятные, но, к сожалению, в гонке возникли технические проблемы, которые не позволили победить. В прошлые годы Ferrari выглядела очень конкурентоспособной на этой трассе, и я надеюсь, что и на этот раз мы проведём успешный уик-энд.

В любом случае, прошедший уик-энд придал мне уверенности в том, что я могу бороться за ведущие позиции, ведь тогда я впервые сражался за победу.

Вопрос: Вы были очень расстроены после гонки в Турции из-за того, что потеряли место на подиуме на последнем круге. Думаете, больший опыт помог соперникам опередить вас?
Шарль Леклер: Мы в команде детально не обсуждали произошедшее на последнем круге. Я могу сказать две вещи после произошедшего. Во-первых, я действовал излишне оптимистично и из-за этого промахнулся с точкой торможения. Промахнулся не так сильно, но этого хватило, чтобы пропустить поворот. Кроме того, машина была очень грязной – я смотрел в зеркала, но не видел ничего из того, что происходит позади.

Во-вторых, мне ничего не остаётся, кроме как принять результат. Я сделал выводы, а произошедшее осталось в прошлом. Надеюсь, такого больше не произойдёт.

Вопрос: Себастьян, в Турции вы завоевали свой первый трофей в сезоне. Что вы с ним сделали и где он сейчас?
Себастьян Феттель: Я отвёз его домой и оставил на кухонном столе. Полагаю, он всё ещё там, если его никто не забрал.

Вопрос: Ваш контракт с Ferrari истекает 31 декабря? Вы сможете начать работу с новой командой раньше этой даты? Когда вы сядете за руль новой машины?
Себастьян Феттель: Детали контракта – это наши внутренние дела, поэтому логично дождаться следующего года.

Что касается новой машины, то, насколько мне известно в данный момент, впервые я сяду за руль во время предсезонных тестов.

Вопрос: Когда было принято решение провести Гран При Австралии, возникли сомнения, что сезон вообще состоится. Насколько сильно вы довольны проделанной работой руководством чемпионата по организации семнадцати этапов?
Себастьян Феттель: Учитывая все те проблемы, с которыми столкнулся мир, организовать сезон было непросто. Несколько я пониманию, решение о том, что мы сможем вновь гоняться, было принято в июне – после всё было организовано довольно быстро. Последние шесть месяцев получились богатыми на гонки, что здорово, однако было непросто организовать сезон.

Разработанные меры безопасности работают, благодаря чему вирус не распространяется в паддоке. Жаль, что некоторые гонки не удалось провести, и атмосфера на автодромах отнюдь не такая, к какой мы привыкли, но учитывая обстоятельства, Формула 1 и FIA проделали невероятную работу, чтобы мы смогли вернуться на трассы. Насколько я понимаю, мы стали первым глобальным спортивным чемпионатом, возобновившим активность.

Шарль Леклер: Я согласен с Себастьяном. Проделанная работа впечатляет – удалось организовать очень много гонок, и мне понравилось приезжать на новые трассы, на которые в обычных условиях мы бы не приехали.

Немного странно не видеть болельщиков на трибунах, но всё равно здорово, что мы можем гоняться.

Вопрос: Какая из новых трасс вам понравилась больше?
Шарль Леклер: Если говорить о квалификации, то в Муджелло. Если выбирать лучшую трассу для гонки, то сложный выбор между Имолой и Портимао. Мне очень понравилось в Портимао, хотя условия заметно отличались от обычных.

Себастьян Феттель: Было здорово вернуться в Турцию, и не только потому, что наш результат оказался выше ожиданий!

Имола, на которой я раньше никогда не был, произвела сильное впечатление. Было бы здорово вернуться туда снова, поскольку на этой трассе можно в полной мере почувствовать скорость машины. Чем-то Имола напомнила мне японскую трассу, поэтому я буду рад возвращению.

Вопрос: Себастьян, вас беспокоит, что перед началом следующего сезона у вас будет всего полтора дня на тестах для знакомства с новой машиной?
Себастьян Феттель: Опасений нет. В любом случае, ничего не изменить. За годы привыкаешь к тому, что в твоём распоряжении очень мало времени на трассе, чтобы выжать из машины максимум. В каком-то смысле кажется, что полтора дня – это много!

Все в равных условиях, и до начала тестов многое можно сделать на базе. Ключом станет полноценная подготовка до тестов, чтобы затем не испытывать проблем в первой гонке.

Вопрос: Шарль, Ferrari всего 24 очка уступает Racing Point в борьбе за третье место в Кубке конструкторов. Полагаете, вы сможете их догнать?
Шарль Леклер: Такова наша цель, но если реально оценивать ситуацию, то сделать это будет очень сложно. Для этого нужно идеально провести три уик-энда, поэтому важно сосредоточиться на собственных задачах. Посмотрим, удастся нам это сделать или нет. Многое будет зависеть от того, как мы сами сработаем, и как стабильно выступят они в три следующих уик-энда.

Вопрос: Себастьян, насколько вы довольны прогрессом команды и эффективностью новинок?
Себастьян Феттель: Новинки, которые мы привозили в последнее время, мало влияли на чистую скорость, но они позволили лучше понять особенности машины.

Вопрос: Шарль, во время локдауна весной вы много участвовали в виртуальных гонках. Вы планируете продолжить выступления на виртуальных трассах во время предстоящего межсезонья?
Шарль Леклер: Не знаю, но мне бы этого хотелось! Многое будет зависеть от того, захотят ли продолжать со мной гоняться Джордж Расселл и Алекс Элбон. Мы точно знаем, что Ландо Норрис продолжит играть, и если мы все сможем объединиться вновь, то я тоже присоединюсь к парням. Весной было весело, но задайте этот вопрос парням, готовы ли они собраться вместе, чтобы погонять. Надеюсь, они захотят.

Вопрос: Пригласите Себастьяна?
Шарль Леклер: Конечно, у него постоянное приглашение!

Себастьян Феттель: Ты очень добрый! Я один раз поучаствовал в виртуальной гонке исторических машин Формулы 1, но всё прошло очень плохо!

Вопрос: Себастьян, в Турции вы сильно критиковали дирекцию гонки за то, что квалификация была возобновлена в тот момент, когда на трассе находился трактор, эвакуирующий машину. Вы довольны объяснениями той ситуации?
Себастьян Феттель: В первую очередь я бы хотел переадресовать решение подобных вопросов тем, кто за это отвечает. Все знают, что произошло и все знают, почему мы не приемлем подобные вещи.

Было допущена ошибка, но её разобрали и сделали выводы. Главное, чтобы мы больше не увидели повторения подобного.

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Карлос Сайнс: «Не помню, сколько команд претендует на третье место в Кубке конструкторов. Главное – нам нужно выложиться и завоевать это третье место. Кажется, Racing Point опережают нас на 4-5 очков, но это ничтожная разница, когда до конца сезона ещё три гонки. Не помню, какой у нас отрыв от Renault и Ferrari, но это не важно – нет смысла думать о какой-то одной команде, нужно на пределе сражаться со всеми.

Борьба в середине пелотона невероятно острая, но нам пока удаётся в ней оставаться. В большинстве прошедших гонок у нас получалось заработать очки, мы почти не допускали ошибок – и пользовались ошибками соперников, что очень помогло.

Когда стало понятно, что я уйду из McLaren, мы c Ferrari много думали о том, как подойти к первым тестам в лучшей форме. Полагаю, мы могли провести тесты с машиной 2018-го года, но у меня ещё есть обязательства перед McLaren, мне бы не хотелось отвлекаться от текущих задач.

В целом, полтора дня для работы с нынешними невероятно сложными машинами – это крайне мало для полноценной подготовки. Нужно понять особенности поведения, освоить все переключатели – даже если до этого работал с ними на симуляторе. А ещё – сработаться с механиками, инженерами – сложно всё успеть за полтора дня! Ситуация такая, какая есть, но я постараюсь.

Хорошо, что в недавних гонках команда Ferrari прибавила в скорости – похоже, им удалось решить некоторые проблемы, которые наблюдались у них с начала сезона. Их самих не устраивала собственная скорость, но они продемонстрировали всю стойкость характера и сумели добиться прогресса. С нетерпением жду возможности лично узнать у них, как это получилось, но сперва нужно хорошо провести три оставшиеся гонки с McLaren».

Ландо Норрис: «Мы с Карлосом представляем одну команду и стараемся опередить соперников, а этой задаче очень помогает стремление превзойти, в первую очередь, своего напарника. Так было с самого начала нашей совместной работы в McLaren. Для любого гонщика вполне естественно желание опередить того, кто выступает на такой же машине, у нас с Карлосом острая конкуренция, но она помогает нам обоим выкладываться на пределе и прогрессировать.

Если говорить о трассе в Бахрейне, мне она нравится – наверное, потому, что год назад здесь я впервые финишировал в призовой десятке! Сочетание поворотов каким-то образом подходит моему стилю пилотирования, что позволяет мне чувствовать себя уверенно. Кроме того, Гран При Байхрейна – домашняя гонка для McLaren наряду с Сильверстоуном, что тоже добавляет мотивации на хороший результат!»

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Серхио Перес: «По поводу продолжения карьеры – сейчас мы просто ждём решения, от меня ничего не зависит. К трём оставшимся гонкам я готовлюсь как обычно, максимально концентрируясь на работе, чтобы продолжить серию хороших результатов. Больше мне добавить нечего.

Остался только один возможный вариант. Как я уже говорил, я выступаю в Формуле 1 много лет и сейчас на пике карьеры, поэтому хочу, чтобы она продолжалась. Кроме того, хочется работать с хорошей командой, ведь если проект не лучший, сложно поддерживать высокую мотивацию и выкладываться на 100%. Поэтому иные варианты я не готов рассматривать.

Я точно знаю, чего хочу. Понятно, что план A – продолжить выступать в Формуле 1. План B – сделать перерыв на год, проверить, как я буду себя чувствовать без гонок, будет ли мне их не хватать, действительно ли я захочу вернуться? Может быть, у меня появится интерес к каким-то другим гоночным сериям. А может, вообще займусь чем-то другим и завершу карьеру в автоспорте. Но до этого у меня будет целый год на размышление.

Думаю, я вполне могу это представить, ведь у меня есть много других интересов, кроме автоспорта. Я всё ещё молод и вполне могу заняться какими-то другими делами. Я не планировал это делать так рано, тем не менее, готов рассмотреть и такой вариант. У меня есть семья, и я хочу видеть, как растут мои дети… В общем, я могу представить свою жизнь и без гонок».

Лэнс Стролл: «Лично мне будет не хватать вечных опозданий Серхио на брифинги! (смеётся) Нет, конечно, я шучу, он всегда приходит вовремя! Мне отлично работалось с Пересом, за последние пару лет у нас сложились прекрасные отношения. С таким напарником весело!

Осталось лишь несколько гонок, и я не сомневаюсь, что он, как всегда, продолжит атаковать в полную силу. Он очень стабильный гонщик и не раз это доказывал. Вскоре после начала сезона Серхио заболел, у него был Covid-19, из-за чего пришлось пропустить две гонки, и, конечно, ему было непросто.

Но сейчас он занимает 4-ю строчку в личном зачёте чемпионата, заработав немало очков, и это очень впечатляет. Помню, как в Муджелло я размышлял о ситуации в чемпионате, и тогда Серхио заметно отставал из-за пары пропущенных этапов, но после этого провёл невероятно успешную серию гонок, продемонстрировав все свои сильные стороны.

В гонках его отличает завидная стабильность и атакующий стиль. Он способен на многое, поэтому я желаю ему всего наилучшего, чем бы он ни занялся в будущем».

Эстебан Окон и Даниэль Риккардо

В Бахрейне Эстебан Окон заявил, что его напарник Даниэль Риккардо принёс извинения за инцидент на старте Гран При Турции…

Эстебан Окон: «Даниэль подошёл и извинился. Я не знал, кто на самом деле меня подтолкнул. Мне казалось, что это дважды сделал Валттери, ведь когда меня развернуло, в тот же момент развернуло и Валттери. Но после гонки Даниэль сказал, что был замешан в одном из инцидентов – и принёс извинения.

Я понимаю, что он не был виновником инцидента ему просто некуда было деваться. Он оказался не в то время и не в том месте. Там все мы были зажаты друг другом. Жаль, что всё это не позволило мне добиться лучшего результата».

Даниэль Риккардо: «Несколько лет назад я понял, как непросто покинуть команду, которой вы отдали столько сил и времени, когда вы наладили рабочий процесс и со всеми подружились. Я – парень эмоциональный, мне не всё равно, что чувствуют другие, и порой это не облегчает жизнь.

Есть ощущение, что мы с Renault многого добились в этом сезоне. Два подиума – это лучше, чем ожидалось, но теперь я хочу выложиться на все 100% в борьбе за третье место в Кубке конструкторов с Racing Point, McLaren и Ferrari, чтобы завершить сезон на высокой ноте».

Даниил Квят

Вопрос: Если бы вы могли ещё раз провести Гран При Турции, что бы изменили в своей работе по ходу уик-энда?
Даниил Квят: Мы оценили прошедший уик-энд и пришли к выводу, что возможно, не были готовы к тем условиям настолько хорошо, насколько могли бы. Команда проанализировала, что можно было бы сделать иначе в работе с машиной и так далее. Думаю, сейчас у нас есть ответы – кое-что можно было сделать иначе.

Сейчас ничего не остаётся, кроме как принять, что условия прошлого уик-энда оказались очень специфичными. Специфичными до такой степени, что нам даже казалось, что машина Формулы 1 не сможет ехать по такой скользкой трассе, особенно в дождь. Нужно понимать, как непросто заставить машину работать в таких условиях, ведь мы не часто сталкиваемся с подобными гонками.

Турецкий асфальт не назовёшь классическим. В Бахрейне мы вернёмся к привычным условиям и привычном асфальту, поэтому ожидаем, что покажем свою нормальную скорость и вновь поборемся в средней группе.

Необычные условия в Турции просто не подошли нашей машине. Нужно кое-что сделать, чтобы машина работала лучше в подобных условиях.

Вопрос: Но вы были быстры на Нюрбургринге и в Португалии, где тоже было холодно и скользко. Чем отличалась ситуация в Турции?
Даниил Квят: В Португалии Пьер выступил особенно хорошо, а на Нюрбргринге у нас был более-менее хороший темп, но в Турции всё оказалось совершенно не так. Возможно, это связано с тем, что асфальт был особенно скользким, возможно, дело в чём-то другом, но ни с чем подобным мы не сталкивались ранее.

Да, в Портимао было скользко, но всё равно сцепление колёс с трассой было более-менее нормальным для таких условий, но в Турции сцепление оказалось в пять или около того раз меньше. Плюс очень холодно и дождливо – всё это привело к эффекту снежного кома, и у нас ничего не получилось.

Вопрос: Как обстоит ситуация с вашим контрактом на следующий год? Вы говорили об этом с Хельмутом Марко или предпочитаете подождать до конца сезона?
Даниил Квят: Знаете, всё по-прежнему. Новостей нет, и я могу вам дать примерно такой же ответ, что давал раньше.

Я знаю, что у меня минимальные шансы остаться в команде в следующем году. Всё зависит от конкретного сценария развития событий. Я мысленно сосредоточился на трёх предстоящих гонках и не думаю о будущем.

Я здесь для того, чтобы сделать максимум возможного для команды в следующих гонках. Посмотрим, что будет дальше. Они заслуживают, чтобы я не терял концентрации, думал только об оставшихся трёх гонках и сделал всё, что в моих силах.

В этом сезоне у нас подъёмы чередовались со спадами, но в последнее время мы выглядим всё лучше и лучше. Я надеюсь продолжить этот тренд и завершить год как можно лучше. Затем посмотрим, что принесёт будущее.

Вопрос: Какова ваша цель на оставшиеся три гонки?
Даниил Квят: У меня нет конкретной цели. Независимо от того, останусь я или уйду, я продолжу максимально выкладываться на трассе в каждой гонке, в том числе и в трёх оставшихся.

Вопрос: Если представить, что нынешний сезон – ваш последний в Формуле 1, вы чувствуете, что у вас остались незавершённые дела в чемпионате?
Даниил Квят: Знаете, меня позвали в команду, поскольку я был им нужен в 2019-м и в 2020-м. Моя задача заключалась в том, чтобы как можно лучше отработать эти два года, а затем… Мы договорились, что посмотрим, что принесёт будущее. Я считаю, что в прошлом и в этом году сделал для команды всё, что мог. У нас отлично получилось – я доволен.

Всё зависит от того, под каким углом оценивать результаты. Если это мой последний сезон в Формуле 1, то я высоко оцениваю свои выступления – я провел 110 или около того гонок, несколько раз поднялся на подиум – всё не так и плохо.

С другой стороны, я хотел побороться за чемпионский титул, и именно поэтому всегда буду хотеть большего, буду стараться вернуться, чтобы получить ещё один шанс. Моя карьера доказывает, что шанс может появиться, но важно оказаться в правильном месте в правильное время.

Чтобы иметь возможность бороться за титул, должно сложиться много факторов. Несмотря ни на что, я всегда буду атаковать в полную силу и стараться делать максимум возможного».

Пьер Гасли

Пьер Гасли: «Трасса в Бахрейне мне подходит. Я всегда здесь хорошо выступал, а в 2018 году финишировал четвертым, вернувшись в Toro Rosso. Мне нравится возвращаться в эту страну, нравится эта трасса. Хорошая погода, интересная конфигурация, успешные выступления – что ещё нужно, чтобы с улыбкой приезжать на каждый этап.

Проблем с прогревом шин в Бахрейне не ожидается, да и асфальт здесь не такой скользкий, как на Истанбул-парке. Мы понимаем, почему проиграли в Турции – и с уверенностью считаем, что это было исключением.

В Португалии всё прошло не так плохо, как в Стамбуле. Там тоже были проблемы с прогревом шин, но такого как в Турции я не видел ещё никогда. Да, на Нюрбургринге тоже нужно было вывести резину в оптимальный режим при прохладной погоде, но в Турции сценарий оказался уникальным.

Я был расстроен тем, как всё сложилось в Стамбуле, но надеюсь, что в этот уик-энд мы вернёмся к привычной жизни – и к привычным гонкам».

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Кими Райкконен: «Было бы неплохо показать хороший результат в Бахрейне. Заработать очки непросто, но мы приложим максимум усилий. Посмотрим, чем всё закончится.

В прошлом году мне удалось выйти в финал квалификации в Байхрейне, в гонке я финишировал седьмым, но тогда мы были конкурентоспособнее, а нынешний сезон складывается для нас очень непросто – мы не так быстры. Да, в предыдущих гонках мы выглядели увереннее, но для результата нужно собрать всё воедино. Впрочем, в жарких условиях мы обычно выступаем неплохо – посмотрим, что получится».

Антонио Джовинацци: «В Турции мне впервые с начала сезона не удалось отыграть места по ходу первого круга, хотя я стартовал с лучшей для себя позиции! Условия оказались очень непростыми, на стартовой решетке с левой стороны асфальт был особенно скользким, я уже в начале гонки потерял много мест. Нужно вернуть традицию и в этот уик-энд снова отыграться на первом круге!»

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Роман Грожан: «Если не считать гонку в Турции, где у нас вообще не было сцепления с трассой, сезон складывался неплохо. Мы выжали максимум из машины – гонки в Германии и в Монце можно считать хорошим примером моих слов. Я доволен сезоном, учитывая возможности машины, которая была в нашем распоряжении.

Новичкам придётся непросто, но управлять нашей машиной не так сложно, хотя её отличает недостаточная поворачиваемость.

Ключ к скорости – заставить шины работать, но я не знаю, какой окажется ситуация с резиной в 2021-м, но те, кто нас сменят в следующем году, быстро адаптируются.

Моё будущее? Пока у меня нет новостей. Надеюсь, рано или поздно решение будет найдено. В Формуле 1 возможно всё, что угодно, но мой приоритет на ближайшее будущее – получить место за рулём машины, которая позволит регулярно бороться за подиумы и победы, чего мне так не хватало в последние годы».

Кевин Магнуссен: «Я вполне доволен сезоном, хотя всегда можно добиться большего. Оглядываясь назад, ты понимаешь, где мог сработать лучше, но я не могу назвать этот сезон плохим.

В Турции мы совершенно точно упустили возможность заработать очки – я занимал одиннадцатое место, когда остановился в боксах. В тот момент принять верное решение было непросто, но если бы мы не провели пит-стоп, то могли хорошо завершить гонку.

Я не знаю, кто заменит нас за рулём в следующем сезоне, но кто бы это ни был, они быстро поймут, что машина проста в управлении. Современные машины очень хорошие.

За рулём кажется, что машина очень быстра, но в реальности мы оказывались далеко позади – нам постоянно чего-то не хватало во всех областях. Именно поэтому мы оказались неконкурентоспособны, а не потому, что машиной трудно управлять. Уверен, те, кто нас сменят, обнаружат, что машина очень быстра и приятна в пилотировании.

Моё будущее? Решения пока нет, так что мне нечего вам сообщить. Надеюсь, вскоре я смогу объявить о своих планах».

Джордж Расселл

Джордж Расселл: «Впереди первая вечерняя гонка сезона, да ещё на трассе, где пилотирование доставляет удовольствие! Квалификация обещает быть сложной, но интересной, и понятно, что в этот уик-энд у нас не должно быть проблем с прогревом резины, а это уже хорошо.

Полагаю, здесь повторится уже известная ситуация, когда нам предстоит борьба с гонщиками Haas и Alfa Romeo, и я надеюсь, что мы сможем всё собрать воедино, чтобы в субботу пробиться во вторую квалификационную сессию. А в воскресенье важно хорошо стартовать, после чего посмотрим, чего нам удастся добиться.

Конечно, несколько огорчает, что мы пока не можем бороться за более высокие позиции, но в Формуле 1 всегда были быстрые и более медленные машины. К сожалению, я думаю, что в 2021 году всё останется примерно так, как сейчас, но вместе со всеми я надеюсь, что в 2022-м, когда вступят в силу новый технический регламент и финансовый регламент, возможности команд несколько выровняются, и тогда гонщик сможет сильнее влиять на исход каждого уик-энда.

То, что завтра я пропущу первую тренировку, поскольку меня заменит Рой Ниссани, не слишком скажется на моей работе в этот уик-энд. Квалификация и гонка проходят ближе к вечеру, и в том, что я пропущу первую сессию в пятницу, когда состояние трассы будет далеко не лучшим, есть даже свои плюсы. Буду с интересом наблюдать за ходом свободных заездов со стороны и готовиться ко второй тренировке».

Николас Латифи: «Надеюсь, у нас будет возможность сделать шаг вперёд. По крайней мере, такова цель. В этом году примерно в половине гонок у нас были шансы побороться за очки – иногда благодаря удачному стечению обстоятельств, иногда благодаря нашей собственной скорости. Определённо мы хотим, чтобы у команды регулярно была возможность бороться за места в десятке. Если бы в этом году машина оказалась чуть быстрее, мы бы чаще боролись в средней группе.

Машина 2021 года будет эволюцией нынешней FW43, но в последние годы мы видим, что всем удаётся прибавить в межсезонье. Не стоит ждать от нас радикального изменения результатов, но мы определённо стремимся к тому, чтобы сделать следующий шаг вперёд».

Источник