Разделы сайта

Свежие новости

Компания Lexus представила электрический концепт-кар

Компания Lexus в последние годы играет всё более активную роль в определении будущего мирового автопрома, покоряя автоспортивные вершины и выходя на передовую автомобильной инженерии. Как и весь автоспорт, компания движется в сторону электрификации. На открывшемся сегодня автосалоне в Токио Lexus продемонстрировала своей электрический концепт-кар LF-30 Electrified.

Такума Сато: Японии нужен гонщик в Формуле 1

Экс-пилот Jordan, BAR и Super Aguri и победитель гонки «500 миль Индианаполиса» 2017 года Такума Сато считает, что интерес к Формуле 1 в Стране восходящего солнца постепенно снижается из-за отсутствия японского гонщика.

Полезные статьи

Гран При Австрии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Австрии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Серхио Перес (Racing Point), Шарль Леклер (Ferrari), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing), Александер Элбон (Toro Rosso), Кевин Магнуссен (Haas)

Вопрос: Александер, начнем с вас. Вы с огорчением начинаете этот уик-энд, зная, что потеряете места на старте из-за замены силовой установки? Как всё это сказывается на вашем настрое?
Александер Элбон: Конечно, настрой немного не такой, как если бы это был обычный уик-энд без штрафа, но надеюсь, что мы с командой сможем полностью сосредоточиться на скорости, которой неделю назад заметно не хватало. По сути, мы можем воспринимать этот уик-энд, как тесты, и на тренировках опробовать регулировки, которые в обычных условиях не рискнули бы проверять. В общем, всё не так уж и плохо.

Вопрос: Наверное, вам хочется повторить тот прорыв, который удался вам в Китае - тогда вы с пит-лейн прорвались в призовую десятку.
Александер Элбон: Можно и так сказать.

Вопрос: Позади треть вашего дебютного сезона. Как вы оцениваете результаты прошедших гонок?
Александер Элбон: Поначалу я испытывал некоторый шок, но со временем адаптировался. К тому же, появились знакомые мне трассы, это очень помогло – можно сказать, сейчас я уже вошел в нужный ритм. Не скажу, что стало откровенно легко, но особых трудностей нет.

Вопрос: Что скажете о машине? Сколько времени потребовалось, чтобы полностью к ней привыкнуть и чувствовать себя комфортно в кокпите?
Александер Элбон: Мне с первых дней было комфортно в кокпите, однако особенность нынешних машин такова, что с ними ты сразу способен ехать довольно быстро, но на раскрытие всего потенциала требуется гораздо больше времени. Успех зависит от того, как ты работаешь с командой, с инженерами – я постоянно учусь и каждый раз пытаюсь понять, что нужно машине, чтобы она проехала круг на одну-две десятые быстрее.

Вопрос: Как оцениваете прогресс машины?
Александер Элбон: Мы постоянно прогрессируем, но и соперники не стоят на месте. McLaren и Renault во Франции были очень быстры, мы рассчитываем дать им бой здесь, на своей домашней трассе. Опять же, у всех будут доработки, соревнование инженеров продолжается – посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: Серхио, в трех предыдущих гонках вы стабильно финишировали двенадцатым. Вы постоянно сражаетесь на грани призовой десятки, насколько обидно не зарабатывать очки?
Серхио Перес: Конечно, всегда досадно, когда не зарабатываешь очки, ведь ради них мы приезжаем на гонки. Предыдущие три этапа выдались для нас непростыми, но сражение в середине пелотона невероятно плотное, малейший прогресс может позволить опередить сразу несколько команд. Сезон длинный, мы по-прежнему участвуем в борьбе – уверен, у нас получится изменить ситуацию в свою пользу.

Вопрос: Можно ли сказать, что команда сейчас имеет дело с последствиями того периода неопределенности, что был у неё почти год назад?
Серхио Перес: В каком-то смысле, да. Сейчас в середине пелотона нет слабых команд, все наши соперники очень конкурентоспособны, ни у кого нет значительного преимущества, и если в такой ситуации доработки поступают на два этапа позже, это сильно сказывается на шансах. Что есть, то есть, но я всё же надеюсь, что мы сумеем отыграться.

Вопрос: Насколько послушна нынешняя машина Racing Point?
Серхио Перес: У нас пока не вполне получается выбирать максимально эффективные доработки из всех, что команда привозит на трассу. Потому временами машина ведет себя нестабильно, но в этом нет ничего необычного.

Вопрос: Кевин, для вас предстоящая гонка – пятидесятая за команду Haas! Очевидно, вы рассчитываете на более успешное выступление, чем неделю назад во Франции. Гюнтер Штайнер назвал тот уик-энд худшим в истории команды – вы с этим согласны?
Кевин Магнуссен: Уик-энд явно разочаровал. От этого сезона мы многого ждали, на зимних тестах машина ехала очень здорово, но если позднее нам удавалось в квалификации иногда становиться лучшими среди остальных, то в гонках сложностей было слишком много.

Не знаю, была ли недавняя гонка во Франции худшей в истории Haas. Думаю, если вы заново спросите об этом Гюнтера, его ответ, возможно, будет не столь категоричным. У нас уже случались сложные этапы – например, в Мексике нам всегда было непросто, бывали и другие трудные гонки и квалификации, когда мы стартовали едва ли не с последних позиций и на них же финишировали.

Я бы не сказал, что неделю назад у Haas был худший уик-энд, просто эмоционально он воспринимается именно так, ведь еще в Монако у нас был шестой результат в квалификации, а потом нам стало сложно выйти из первой сессии, начались проблемы с темпом в гонке. В такой ситуации огорчение вполне понятно.

Вопрос: Каков настрой в команде перед этим уик-эндом? Огорчение среди гонщиков и инженеров ощущается всё острее?
Кевин Магнуссен: Есть ощущение неопределенности, поскольку мы не знаем, чего ожидать. У нашей машины хорошая аэродинамика, VF-19 способна ехать быстро, но зачастую мы обнаруживаем себя в ситуации, когда скорости не хватает, и никто не может назвать причину.

Мы часто говорим о шинах, о других факторах, но по-прежнему не ясно, почему даже на трассах, похожих на Барселону, у нас всё равно иногда возникают сложности. Какая-либо тенденция не прослеживается, это сбивает с толку, но мы изо всех сил стараемся выявить причину. Легко обвинять во всем шины, но, возможно, дело не только в температуре резины – факторов вполне может оказаться больше, ситуация непростая. Опять же, в Австрии в предыдущие годы мы были конкурентоспособны – надеюсь, так будет и в этот раз.

Вопрос: Мы как раз собирались спросить о целях на уик-энд, ведь год назад в Австрии гонщики Haas финишировали на четвертом и пятом местах...
Кевин Магнуссен: На австрийской трассе наша команда всегда была очень быстра. Может это совпадение, а может такая конфигурация действительно оптимально подходит концепции наших машин. Сложно сказать определенно, но приятно приезжать в Шпильберг, зная, что в предыдущие годы мы добивались здесь успеха.

Шарль Леклер

Вопрос: Шарль, рассчитывают ли в Ferrari в этот уик-энд на более плотное сражение с Mercedes, чем было между двумя командами во Франции?
Шарль Леклер: Похоже, для нас это непростая задача. Mercedes были очень быстры во Франции, особенно на дистанции гонки. Мы сосредоточены на собственных усилиях, стараемся сработать как можно лучше, но, если честно, выступать на одном уровне с Mercedes сейчас очень непросто.

Вопрос: Насколько вам добавил мотивации и оптимизма тот факт, что во Франции вы уступили Валттери Боттасу менее секунды на финише гонки?
Шарль Леклер: Думаю, у Валттери возникли большие сложности со вторым комплектом шин, резина сильно пузырилась. Мы лучше контролировали ситуацию, это доказывает, что бороться с Mercedes всё-таки можно, но если у них обходится без неприятностей, соперничать с ними на равных довольно трудно.

Мы стараемся каждый раз максимально хорошо проводить гонку. Мне самому было очень приятно уверенно провести уик-энд после нескольких сложных этапов, но теперь нужно продолжать работу.

Вопрос: Во Франции вы сказали, что скорректировали свой подход к квалификации. Полагаете, новый подход сработает и здесь, в Шпильберге?
Шарль Леклер: Думаю, да. Я в целом скорректировал подход, не только во Франции. Надеюсь, этот подход поможет и здесь.

Вопрос: Время круга на австрийской трассе – минимальное в сезоне. В такой ситуации вы ощущаете более сильный прессинг в квалификации, зная, что отрывы будут особенно малы?
Шарль Леклер: Лично мне нравится австрийская трасса – одна из моих самых любимых. Мне нравятся короткие конфигурации, они чем-то напоминают картодромы. Не скажу, что прессинг в квалификации здесь какой-то другой, в Шпильберге я просто наслаждаюсь пилотированием.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, вы выиграли эту гонку в 2018-м. Каковы шансы повторить тот успех?
Макс Ферстаппен: Шансов мало. Одолеть соперников непросто, для этого явно потребуется везение.

Вопрос: Расскажите, как ведет себя машина. В прошедших семи гонках вы пять раз финишировали четвертым...
Макс Ферстаппен: О да, четвертые места – это здорово! (смеется)

Вопрос: Насколько вы ими огорчены?
Макс Ферстаппен: Я бы не назвал это огорчением, поскольку в гонках уступал не так уж много сопернику впереди, будь он на Ferrari или Mercedes. Нам нужно приложить усилия и добиться большей эффективности шасси и мотора, сейчас в обеих этих областях явно есть потенциал. Я стараюсь выжимать из RB15 максимум, притом я выступаю не для того, чтобы быть четвертым – я хочу выигрывать гонки.

Вопрос: У RB15 есть какой-то конкретный недостаток, или ей понемногу не хватает эффективности во всём?
Макс Ферстаппен: Нельзя сказать, что RB15 не хватает эффективности во всех областях. Во Франции у нас явно наблюдался дефицит максимальной скорости на прямых, притом Mercedes мы уступали еще и в нескольких поворотах. Если же сравнивать с Ferrari, на прямых они от нас просто уезжали, но в поворотах мы выглядели лучше. Как я уже говорил, нам нужно продолжать работать над шасси и мотором, чтобы как можно скорее вернуться на подиум.

Вопрос: Рассчитываете увидеть на трибунах множество голландских болельщиков?
Макс Ферстаппен: Конечно! Когда на трибунах много оранжевого цвета, я всегда гоняюсь с улыбкой на лице. Надеюсь, я смогу порадовать болельщиков хорошим результатом в гонке.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Мэр Лондона сказал, что хотел бы провести гонку Формулы 1 по улицам британской столицы. Насколько интересна для вас такая идея, или вы предпочли бы гоняться в Сильверстоуне, если бы пришлось выбирать?
Кевин Магнуссен: Лично мне особенно нравятся уличные трассы. Да, многое зависит от того, как будет выглядеть конфигурация, но идея с гонкой по улицам Лондона сама по себе звучит неплохо!

Вопрос: Лучше, чем гонка в Сильверстоуне?
Кевин Магнуссен: Сильверстоун – фантастический автодром, трасса в Лондоне должна быть по-настоящему хороша, чтобы соперничать с ним за право принять гонку.

Вопрос: Александер?
Александер Элбон: Я бы предпочел оставить гонку в Сильверстоуне – это один из лучших, если не лучший автодром в чемпионате.

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Сильверстоун – отличный автодром, а если лондонцы хотят свою гонку, она просто должна стать ещё одним этапом.

Шарль Леклер: Мне тоже очень нравятся уличные трассы, но Сильверстоун – один из тех автодромов, на котором настолько здорово гоняться на машине Формулы 1, что мне, пожалуй, не хотелось бы его лишиться. Я предпочту Сильверстоун.

Серхио Перес: Согласен, Сильверстоун – отличный автодром, но городская трасса может быть очень интересной, особенно в Лондоне. Опять же, ей нужно быть невероятно интересной, чтобы заменить собой Сильверстоун.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Шарль, Нико Росберг выразил мнение, что Ferrari уже не удастся отыграть отставание от Mercedes. До конца сезона еще 14 гонок, согласны ли вы с мнением чемпиона мира 2016 года?
Шарль Леклер: Мы будем до последнего верить в успех. Да, мы понимаем, что отставание слишком велико, и отыграть его будет невероятно сложно, но мы будем продолжать бороться, пока есть математические шансы.

Вопрос: Макс, вы сказали, что выступаете не для того, чтобы финишировать четвертым. В какой момент вашему терпению придет конец, и вы начнете искать варианты вне Red Bull Racing? Есть ли вариант, при котором вы окажетесь в другой команде уже в 2020-м?
Макс Ферстаппен: По мне важнее оценить, какие доработки представит наша команда в предстоящих Гран При. Я не думаю о 2020-м и далее, так как хочу полностью сосредоточиться на нынешнем сотрудничестве с Red Bull Racing. У нашей команды большой потенциал, просто мы едва начали его раскрывать. Но вы правы, я не хочу сражаться за четвертое или пятое места, так что посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: (Петер Вамози) В последнее время мы наблюдали спорные решения со стороны стюардов FIA, притом некоторым гонщикам эти решения не понравились, а другие сочли их справедливыми. Что скажете об идее видеть стюардами только бывших гонщиков Формулы 1, среди которых, возможно, будут и те, кто ранее выигрывал титул?
Серхио Перес: Это было бы неплохо! Мы много лет говорим о необходимости в постоянных стюардах, чтобы была некоторая стабильность, однако пока этого так и не добились. Надеюсь, с переходом на новые правила ситуация всё же изменится, и должность стюарда будет постоянной – тогда и решения станут более последовательными. Нынешние решения вызывают у меня много вопросов.

Шарль Леклер: Мне нечего добавить.

Макс Ферстаппен: Мне не нравится идея с постоянными стюардами. Это как в футболе: если судья постоянно к вам придирается, вряд ли вам будет интересно играть. Аналогичная ситуация и в Формуле 1: вариант с постоянной должностью не сработает.

Идея со сменой стюардов от гонки к гонке не так уж плоха, причем в большинстве случаев проблема не в них, а в правилах: у стюардов может быть своё мнение, но они не могут назначить иное наказание кроме того, что прямо предписано правилами. Можно, конечно, пригласить в стюарды бывших гонщиков Формулы 1, но вряд ли это изменит ситуацию: они точно так же будут вынуждены назначать такие же штрафы.

Александер Элбон: Практически нечего добавить. Конечно, если у вас есть опыт участия в гонках, это помогает лучше понять, намеренно действовал гонщик или нет. Возможно, совсем не обязательно, чтобы все стюарды имели опыт выступлений в Формуле 1, но при рассмотрении сложных ситуаций наличие такого опыта хоть у одного из них точно не будет лишним.

Кевин Магнуссен: Нечего добавить, я согласен с Максом.

Вопрос: (Фил Дункан) Макс, после Гран При Франции Льюис Хэмилтон раскритиковал положение дел в Формуле 1 и заявил, что гонка на Поль-Рикар получилась скучной лишь потому, что таким был задуман чемпионат. Вы, пожалуй, лучший представитель молодого поколения гонщиков – что, на ваш взгляд, следует изменить в Формуле 1?
Макс Ферстаппен: Конечно, всегда приятно проходить круги в рекордном темпе, но, возможно, если машины стали на одну-две секунды медленнее, а мы при этом смогли бы вплотную сражаться друг с другом, было бы лучше. Опять же, дело не только в машинах – многое зависит от шин, ведь стоит продержаться за соперником пару-тройку кругов, резина начинает перегреваться, а машина – скользить. Приходится сбрасывать темп, ведь если продолжать ехать вплотную, придется раньше отправиться на пит-стоп, что вовсе испортит тебе гонку.

В общем, дело касается и машины, и шин. С машиной нужно найти способ, позволяющий добиться достаточной прижимной силы и притом вести плотную борьбу с соперником. От шин тоже можно добиться большего, мы должны всячески поддерживать Pirelli в поставленных перед ними задачах. Кроме того, как мне кажется, разница в мощности силовых установок по-прежнему слишком велика, и если удастся её сократить, не создав при этом дополнительных сложностей… Думаю, в Формуле 1 должны остаться гибридные силовые установки, просто всё нужно тщательнее продумать.

Вопрос: (Ариан Шутен) После не самой зрелищной гонки во Франции Росс Браун сказал, что был бы рад участию гонщиков в обсуждении наиболее важных для чемпионата тем. Макс только что озвучил свою позицию по отдельным вопросам, что вы думаете об идее участия гонщиков, и что бы вы сами предложили, если бы сейчас оказались на обсуждении?
Кевин Магнуссен: Мне предложение Росса Брауна очень нравится. У гонщиков есть мнение, есть опыт, мы можем внести свой полезный вклад в общее дело, и, главное, нам этого хочется.

Вопрос: Александер?
Александер Элбон: Практически нечего добавить к ответу Кевина. Нам всем хочется, чтобы гонки стали более интересными.

Вопрос: Макс, вы уже отвечали на схожий вопрос. Желаете что-то добавить?
Макс Ферстаппен: Знаете, в Ассоциации гонщиков Формулы 1 – GPDA – сейчас состоят все без исключения гонщики, и мы уже обсуждали вопрос нашего участия в дискуссии. Нет необходимости привлекать к этой дискуссии 20 гонщиков: если мы разделяем общее мнение, достаточно личного присутствия двух-трех. Кажется, это имел в виду Росс Браун, говоря о Льюисе: если один гонщик способен представить мнение всех, это тоже неплохо, с этим можно работать. В конце концов, именно гонщик знает, как ведет себя машина на трассе. Инженеры придумывают правила и строят машину, но они не чувствуют то, что чувствуем мы.

Вопрос: Шарль?
Шарль Леклер: Как справедливо заметил Макс, мы работаем с машиной на трассе и понимаем, что нужно скорректировать. Мы уже пришли к единому мнению по нескольким вопросам, это мнение, надеюсь, будет услышано – собственно, для этого мы хотим участвовать в дискуссии.

Серхио Перес: Как сказал Шарль, внутри GPDA мы уже договорились по некоторым вопросам. Никто лучше гонщика не сможет дать обратную связь о поведении машины, и будет здорово, если к нашему мнению начнут прислушиваться – уверен, это поможет спорту.

Вопрос: (Иан Паркс) Льюис Хэмилтон был не единственным, кто после гонки во Франции критически отозвался о положении дел в Формуле 1. Многие назвали тот этап откровенно скучным, и многие считают, что чемпионат находится в кризисе, так как Mercedes снова доминирует, выигрывая дублем едва ли не гонку за гонкой. Вопрос для всех – считаете ли вы, что в чемпионате наступил кризис? Какие меры вы бы предложили, чтобы исправить ситуацию?
Серхио Перес: Не скажу, что Формула 1 переживает кризис, но многие люди потеряли к ней интерес, так как в плане борьбы за ведущие позиции гонки получаются очень скучными. Опять же, сражение в середине пелотона очень плотное, во Франции гонщики буквально на последнем круге разбирались, кто окажется впереди. Просто разница между лидерами и прочими командами слишком велика, но если она уменьшится, тогда у большего количества гонщиков будут шансы побороться за победу. Думаю, этого вполне можно добиться за счёт корректировки правил.

Вопрос: Шарль?
Шарль Леклер: Согласен, наш спорт сейчас переживает не лучшие времена, но мы можем кое-что предпринять, чтобы ему помочь. Если отрывы в пелотоне статут меньше, это пойдет на пользу, а если мы сможем вплотную преследовать соперника, обгонов будет больше. Обо всем этом мы говорили внутри GPDA и теперь хотим донести наши мысли до руководства Формулы 1.

Вопрос: Макс, желаете добавить?
Макс Ферстаппен: Знаете, Формула 1 всегда была такой: до Mercedes доминировала Red Bull Racing, еще раньше – Ferrari, а до неё – McLaren и Williams. Эта ситуация может не нравиться, но она такая, какая есть, другой нет. Всегда найдется команда, которая лучше интерпретирует правила и получит преимущество.

Как этому помешать? Наверное, придумать такой способ принятия решений, при котором команды перестанут преследовать свои личные интересы. Даже сейчас при обсуждении правил на 2021 год каждый коллектив отстаивает, прежде всего, свои интересы. Возможно, проще без какого-либо обсуждения дать участникам готовый регламент и сказать: «Вот вам правила, живите с этим».

Александер Элбон: Я согласен с Серхио. Наблюдать за сражением в середине пелотона довольно интересно, это в первой шестерке результаты практически не меняются. Если в целом непредсказуемости станет больше, гонки точно будут более захватывающими.

Кевин Магнуссен: Мне нечего добавить.

Вопрос: (Адриан Родригес Хьюбер) Серхио, в этот уик-энд вас обрадуют несколько заработанных очков, или вы ждете более высоких результатов?
Серхио Перес: Если в этот уик-энд получится заработать несколько очков, это станет для нас большим шагом вперед. На каждом этапе у нас случались разные проблемы, но во Франции мы были очень близки к призовой десятке, и если бы не назначенный мне штраф, наверняка заработали бы очки. Команда постепенно прогрессирует, и если в ближайшее воскресенье мы заработаем очки, это поможет вернуться в борьбу – особенно если учесть, что в следующих Гран При машина получит различные модификации.

Вопрос: (Эрик ван Харен) Макс, в этот уик-энд вы будете не единственным представителем семьи, кто проедет по австрийской трассе. Какого результата вы ждете от своего отца Йоса? Полагаете, он окажется достаточно быстрым?
Макс Ферстаппен: Я бы не назвал гонкой то, в чем он участвует!

Вопрос: Макс, расскажите об этом подробнее, пожалуйста.
Макс Ферстаппен: Мой отец участвует… как это называется? Парад легенд? В общем, на трассе будет много разных машин, за руль одной из них организаторы пригласили моего отца. Что ж, он любит водить машину, немного веселья никому не помешает!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, во Франции вы использовали обновленную спецификацию силовой установки Honda и в квалификации, и в гонке. Перед началом того уик-энда вы сами и специалисты Honda говорили, что существенного прогресса не предвидится – в таком случае, в чём именно вы сейчас уступаете Mercedes и Ferrari? Скорости не хватает больше в квалификации, чем в гонке? Прогрессу мешает недостаточный баланс между эффективностью шасси и мощностью силовой установки?
Макс Ферстаппен: Кажется, в начале этой пресс-конференции я объяснил, в чем мы уступаем Mercedes и Ferrari. Наверняка кто-то записал мои слова, спросите у коллег-журналистов.

Вопрос: (Мария Райер) Шарль, вы говорили о результатах в квалификации и о том, что работали над своими действиями в финальной сессии. Расскажите об этом подробнее. Перед началом этого уик-энда вы чувствуете себя увереннее?
Шарль Леклер: Я работал над корректировкой настроек под меняющееся состояние трассы. На некоторых трассах оно от сессии к сессии улучшается больше, чем на других, причем именно там, где прогресс был наиболее существенным, в финальной сессии я выглядел откровенно слабо. Я хорошо проводил первую сессию, во второй проезжал хуже, а в третьей – совсем плохо. Я анализировал информацию и пытался понять, на какой компромисс можно пойти в первой части квалификации, чтобы в финале машина ехала так, как мне хочется. Похоже, такой подход для меня сработал.

Перевод: Валерий Карташев

Источник