Разделы сайта

Свежие новости

Хэмилтон: Я не знал, что обсуждается ограничение зарплаты

На пресс-конференции в пятницу Льюис Хэмилтон рассказал, что думает о лимите на зарплату, и почему с Валттери Боттасом ему работается иначе, чем с Нико Росбергом. Вопрос: Льюис, в этом сезоне вас удивило преимущество Mercedes?Льюис Хэмилтон: Безусловно! Как заметил Тото, мы не рассчитывали на такое доминирование.

Алекс Албон: AlphaTauri? Ни в коем случае!

В преддверии Гран При Эмилии-Романьи в паддоке всё чаще критикуют Алекса Албона, результаты которого на фоне Макса Ферстаппена оставляют желать лучшего. В Red Bull подтверждают, что если тайский пилот не сможет прибавить, то ему найдут замену из числа гонщиков на стороне. Албон тем не менее уверен, что сможет сохранить за собой место.

Полезные статьи

Франция'56: Bugatti

Франция'56: Bugatti

События жаркого июльского дня, происходившие на скоростной дорожной трассе в пригороде Реймса, давно пополнили золотой фонд автомобильного спорта. На протяжении двух с половиной часов машины мчались с весьма немалой даже по нынешним меркам средней скоростью под 200 км/ч, а сюжет гонки оказался сродни хорошему триллеру.

После старта могло показаться, что интрига исчерпана – три ярко-алые Ferrari, ведомые Хуаном-Мануэлем Фанхио, Питером Коллинзом и Эудженио Кастеллотти, начали все дальше отрываться от преследователей, а у Харри Шелла и Стирлинга Мосса, которые попробовали угнаться за парнями Энцо, возникли технические проблемы.

Возможно, так бы все и катилось к предсказуемому результату, кабы не... плохое самочувствие Майка Хоторна. Британец из Vanwall продержался на трассе всего десяток кругов, после чего без сил вернулся к механикам. Там его уже поджидал Шелл, чья машина сломалась ещё раньше. Американец прыгнул за руль – и помчался в погоню.

То ли в Ferrari слишком рано успокоились, то ли Харри поймал кураж, но к середине дистанции он смог настичь парней из Скудерии. Кастелотти и Коллинз почему-то решили, что зеленая британская машина отстает от них на круг – и пропустили соперника без особенно упорной борьбы.

Франция'56: Bugatti

Лишь после этого в Ferrari спохватились, стали подавать пилотам сигналы, Фанхио резко взвинтил темп... Но, к сожалению, на машине Шелла не выдержал безумного темпа топливный насос, и возмутитель спокойствия начал отставать от тройки лидеров, успев сотворить лишь небольшую сенсацию. И вновь показалось, что ход гонки успокоился, и Маэстро уверенно мчится к очередной победе.

Однако, как выяснилось, и на этот раз не всё было так просто. Теперь неполадки возникли уже под капотом одной из Ferrari. Причем той, что лидировала с самого старта! Фанхио был вынужден провести длительный пит-стоп, по ходу которого механики разбирались с лопнувшей топливной трубкой. После этого аргентинец помчал изо всех сил, поставил новое рекордное время круга – но остался лишь четвертым.

Победу одержал Коллинз, Кастелотти дополнил успех Скудерии, а третья ступень подиума неожиданно досталась местному пилоту Жану Бера на Maserati.

Команда Bugatti готовится к дебюту в Ф1. За рулем Т251 - Морис Тринтиньян

Французский Гран При 1956 года был ознаменован первым и последним появлением в Формуле 1 машины, носящей легендарную марку Bugatti. Икона скорости и стиля 30-х в послевоенную пору переживала не лучшие времена. Основатель марки, итальянец по происхождению и француз по паспорту, чей отец посвятил свою жизнь изобретению вечного двигателя, оказался с началом Второй мировой в сложной ситуации.

Этторе Бугатти не создавал машины – он их творил. Модель 35 для гонок Гран При была представлена в 1924 году и принесла своим пилотам в общей сложности более 1000 побед! А уж про роскошные дорожные автомобили и говорить не стоит: каждый из них с самого начала был произведением искусства, а сейчас сохранившиеся экземпляры имеют в ценнике великое множество нулей.

Но когда мирное небо над Европой оказалось расколото артиллерийскими залпами, Бугатти попал между молотом и наковальней. Франция и Италия, две его родины, оказались по разные стороны баррикад. Чью бы сторону не занял Этторе, он все равно оказался бы проигравшим. Бизнесмен, казалось, нашел выход: сразу продал все свои предприятия французскому правительству, а сам начал производить небольшие фургончики на фабрике близ Парижа.

Но и её, обвинив Бугатти в сотрудничестве с оккупационной администрацией, новые власти решили отнять уже в 45-м. Начался долгий и изматывающий судебный процесс... Спустя два года уже тяжело больной творец замечательных машин услышал окончательный вердикт в свою пользу, а через неделю отправился в лучший из миров. Управление немногими оставшимися активами перешло к его младшему сыну Роланду.

Тот, едва только предприятие немного встало на ноги, вознамерился вернуть былые успехи на спортивных трассах. В начале 50-х в Bugatti пригласили Джоакино Коломбо, замечательного мастера, создавшего прекрасную Alfa Romeo 159 и стремительную Maserati 250F.

Ни до, ни после Т251 в Формуле 1 не пытались поставить рядную "восьмерку" поперек

А тот – то ли заскучав, то ли решив испробовать нечто авангардное – предложил конструкцию с восьмицилиндровым рядным мотором, установненным на трубчатую раму поперечно! Нетрадиционной оказалась и конструкция задней подвески с диагональными амортизаторами. В теории эта задумка могла иметь определенные преимущества в настройке под конкретные трассы, а мощность двигателя обещала составить немалые по тем временам 275 л.с.

Планировалось построить не меньше полудюжины шасси T251 и начать покорение Формулы 1. Дебютным этапом выбрали домашний Гран При Франции 1956 года. Ради такого дела из Vanwall пригласили 47-летнего Мориса Тринтиньяна, которому и доверили единственную собранную и обкатанную к тому моменту машину.

Как показали первые же тренировки, проект провалился. Мотору не хватало мощности, заднюю часть машины отчаянно мотало в поворотах, и как ни старался опытный пилот в квалификации, обогнать ему удалось лишь двоих соперников. Времени поула Тринтиньян уступил безнадежные 18 секунд. В гонке, визжа шинами в виражах, толстобокая голубая машина какое-то время продолжала движение, но уже после полутора десятков кругов отломилось крепление педали акселератора...

В Реймсе у Bugatti было два шасси, отличия между которыми вполне заметны. Тринтиньян выступал на правом

Проект был свернут, никогда больше марка Bugatti не появлялась в Ф1, а вскоре и вовсе была поглощена, не выдержав конкуренции. Эпоха романтиков безнадежно осталась в прошлом, а строить практичные приземленные конструкции представители семейства Бугатти никогда толком не умели.

Источник