Разделы сайта

Свежие новости

Гран При Эмилии-Романьи: Пресс-конференция в четверг

Карлос Сайнс: «У меня было две недели, чтобы оценить своё выступление в Бахрейне. На самом деле, мои выводы практически не изменились по сравнению с теми, что я сделал сразу после финиша. В целом, уик-энд для меня получился позитивным – я быстро нашёл скорость и смог с самого начала атаковать изо всех сил.

Фернандо Алонсо: Формула 1 может приехать в Турцию? Это прекрасно!

Двукратный чемпион мира Формулы 1 Фернандо Алонсо заявил, что был бы счастлив выступить на Гран При Турции, если эта гонка появится в календаре 2021 года. «Формула 1 может приехать в Турцию в 2021 году? Это прекрасно! Я люблю Стамбул, мне нравится эта трасса.

Полезные статьи

Даниэль Риккардо: Я уже нашёл общий язык с командой

23.03.2021 19:17

Даниэль Риккардо: Я уже нашёл общий язык с командой

Даниэлю Риккардо предстоит его первая гонка за рулём машины McLaren, австралиец уже в предвкушении этого, ведь он уже чувствует себя в новой команде практически как дома.

Вопрос: У вас было время проанализировать всё, что происходило на предсезонных тестах в Бахрейне. Что можно сказать об их итогах, и что они вам дали?
Даниэль Риккардо: Главное, что тебе нужно от тестов, особенно если они продолжаются всего три дня – чтобы машина была надёжной, чтобы она позволила проехать побольше кругов. Всё сложилось именно так: у нас не было особых проблем с надёжностью, и хотя мы не были лидерами по числу пройденных кругов, но смогли выполнить всё, что запланировали.

Тесты прошли гладко, важное дело сделано, все в команде это отметили. Машина произвела хорошее впечатление, и в последней сессии мы провели длинную серию кругов. Мне было комфортно за рулём, и хорошо работалось с командой – тесты я покидал с таким ощущением.

Вопрос: Если говорить о команде, что вас больше всего впечатлило?
Даниэль Риккардо: Впечатлило, сколько времени и усилий команда посвятила моей подготовке. С начала января мне был предоставлен огромный объём информации, я получил множество «домашних заданий», чтобы смог получше узнать машину до того, как впервые сяду за руль. И это однозначно помогло!

Я чувствую, что уже полностью влился в коллектив, нашёл общий язык с командой, причём речь не только об инженерных аспектах, но и о стратегии, о рабочих процессах, даже о каких-то маркетинговых вопросах.

Вопрос: Помнится, гоночный директор McLaren Андреа Стелла обещал завалить вас домашними заданиями. Поделитесь, что значит быть его учеником?
Даниэль Риккардо: Подозреваю, камера на моём ноутбуке сгорела из-за того, что мы постоянно общались по видеосвязи! Но каждый такой разговор был бесценным, в них был глубокий смысл. Это ещё один момент, меня впечатливший в этой команде: все упорно трудятся, никто не теряет времени даром.

Дело не в том, что рабочий день длится 16 часов, и ты начинаешь думать, как здорово, что посвятил делу так много времени. Важно, чем ты занимался, важно качество работы, а не количество затраченных часов.

Вопрос: Возвращаясь к предсезонным тестам: похоже, команде удалось компенсировать потери, связанные с изменением регламента на аэродинамику. Но как эти изменения отразились на поведении машины?
Даниэль Риккардо: Если посмотреть на результаты прохождения кругов, то они, по-моему, говорят о том, что в Формуле 1 умеют модернизировать технику. Новый регламент был направлен на снижение скоростей, но команды быстро нашли способы восстановить эффективность машин.

В первый день работы на тестах McLaren MCL35M больше скользила, и я начал думать, что пилотировать в этом году будет сложнее, поскольку прижимная сила в задней части машины стала ниже. Но по мере того, как тесты продолжались, стало понятно, что сложности объяснялись погодными условиями и состоянием покрытия: дул ветер, на асфальте было много песка.

Но уже на второй день, а тем более на третий ощущения за рулём были вполне сравнимы с прошлогодними. Однозначно, это говорит о том, что инженеры – очень умные люди. Я порой недоумеваю, почему бы не дать им возможность делать то, что они хотят? Пусть технический регламент будет более демократичным – они же всё равно найдут способ обойти правила!

Вопрос: Вас считают мастером поздних торможений, но при этом недавно вы говорили, что в процессе адаптации к MCL35M сложнее всего будет привыкнуть именно к тормозам. Как полагаете, сколько времени вам потребуется, чтобы понять предел возможностей машины, и вы сможете по-настоящему атаковать?
Даниэль Риккардо: К третьему дню тестов я уже лучше чувствовал особенности тормозов машины McLaren, и мне уже было вполне комфортно. Чем больше времени я проведу за рулём, тем лучше. Но не поймите меня неправильно: если уже в этот уик-энд я увижу возможности для обгонов, я их не упущу. Всё будет в порядке!

Вопрос: В данном случае вы говорите о процессе адаптации к особенностям машины или о поиске оптимальных настроек?
Даниэль Риккардо: Вероятно, надо говорить о сочетании обоих процессов. Когда я начал работать в команде Renault, оказалось, что на торможениях их машина вела себя совсем не так, как машины Red Bull Racing, которые всегда отличались отличными тормозами.

Мне пришлось адаптироваться к этой разнице, но также мы постарались её минимизировать за счёт работы с настройками, чтобы добиться примерно тех же ощущений, к которым я привык в Red Bull. Впрочем, на тормоза McLaren я не жалуюсь, сейчас речь всё таки о том, чтобы привыкнуть к их особенностям.

Вопрос: Что вы думаете о Ландо Норрисе, вашем новом напарнике? Как вы с ним сработались? Говорят, информация о поведении машины, которую вы предоставляете, практически совпадает с тем, что говорит он – обычно это хороший признак. Значит, у инженеров будет меньше причин для головной боли!
Даниэль Риккардо: Да, обратная связь, которую мы предоставляем, вполне сравнима, это обнадёживает. На совещаниях с инженерами мы обращаемся к ним с одинаковыми просьбами, а это очень важно, когда вы стараетесь помочь команде двигаться вперёд. Хочется, чтобы все работали в одном направлении, а не разбрасывались.

Хотя Ландо намного моложе меня, он своё дело знает. Это его третий год в Формуле 1, он уже не новичок, у него уже довольно богатый опыт и хорошее понимание машины.

Вопрос: Какие задачи вы ставите перед собой в этом году?
Даниэль Риккардо: Будет здорово, если McLaren сможет удержать 3-е место в Кубке конструкторов. Добиться этого будет так же сложно, как в прошлом году, если не сложнее, поэтому нам придётся выкладываться по максимуму. Но поскольку я давно выступаю в Формуле 1, этот опыт может помочь команде продолжить прогрессировать.

Но дело не только во мне. Как я уже сказал, Ландо тоже опытный гонщик, который уже поднимался на подиум, так что мы сможем многое сделать для команды.

Вопрос: Напоследок: в этом году исполнится десять лет со времени вашего дебюта в Формуле 1, и если бы вы сейчас могли дать совет тому Даниэлю Риккардо, которому был 21 – что бы вы ему сказали?
Даниэль Риккардо: Я бы сказал: «Расслабься!» Я помню самую первую гонку: тогда, в 2011 году в Сильверстоуне, я пытался взять на себя слишком много. Справедливости ради надо сказать, что меня просто бросили в клетку со львами, ведь о том, что мне предстоит выйти на старт Гран При Великобритании, я узнал лишь за неделю до этого.

Я тогда явно перестарался, потому что требовал от себя слишком многого. Подготовка была далеко не идеальной, ведь в сутках всего 24 часа, а я пытался за короткое время усвоить так много информации. Хотелось стать героем, тогда как на самом деле надо было ограничиться изучением основ.

Думаю, я был перевозбуждён. Я смотрел Формулу 1 с детства, но когда наконец в неё попал, оказалось, что психологически я к этому не готов. Ты мечтаешь об Ф1, в каком-то смысле идеализируешь её, и вдруг тебе предстоит выйти на старт вместе с такими гонщиками, как Михаэль Шумахер и Фернандо Алонсо – за их дуэлями я следил в юные годы – и ты должен с ними бороться.

В общем, однозначно, я бы посоветовал себе расслабиться. Все когда-то начинали с картинга, и все были точно в такой же ситуации, испытывая примерно те же чувства. А ещё я бы сказал, что надо постараться получить максимум удовольствия, не слишком сильно напрягаться.

Уже к третьей гонке (Гран При Венгрии 2011 года) у меня появилась какая-то уверенность в себе, я поверил, что Формула 1 – это моё. Но на первых двух я чувствовал себя, как кролик, попавший в свет фар приближающейся машины.

Источник