Разделы сайта

Свежие новости

Риккардо: Мы с Максом ладили лучше, чем я мог ожидать

Даниэль Риккардо уже отдыхает у себя на родине, в Австралии, после сложного сезона 2018 года, но также у него позади 11-летний период сотрудничества с Red Bull и в следующем сезоне он примерит комбинезон Renault.

Volkswagen уходит из чемпионата мира по ралли-кроссу

Мировое первенство по ралли-кроссу переживает крайне непростые времена. На фоне неопределённости с переходом на электромобили об уходе из чемпионата ранее объявили Audi и Peugeot, а теперь о временной приостановке участия сообщила Volkswagen. В последние два года заводская команда PSRX и её лидер Йохан Кристофферсон не знали себе равных, выиграв 18 из 24-х этапов.

Полезные статьи

Уайтинг: После аварии Хюлкенберга всё было под контролем

Уайтинг: После аварии Хюлкенберга всё было под контролем

Директор гонок FIA Чарли Уайтинг прокомментировал наиболее важные эпизоды уик-энда в Абу-Даби, потребовавшие вмешательства стюардов, наиболее впечатляющим из которых была авария Нико Хюлкенберга на первом круге Гран При.

Вопрос: Понятно, что в аварии, в которую попал Нико Хюлкенберг, система Halo прошла очередную проверку. Вы уже успели сделать какие-то предварительные выводы?
Чарли Уайтинг: Я пока не видел его машины, поэтому мне сложно комментировать, но очевидно, что это один из тех инцидентов, из-за которых и была разработана Halo. При перевороте машины с такой системой гонщику остаётся больше места. На стадии испытаний мы проводили ряд проверок, которые в том числе включали переворот машины с Halo, поскольку важно было убедиться, что гонщик в состоянии из неё выбраться.

Когда происходят подобные аварии, радиоканал гонщика автоматически переключается на дирекцию гонки, поэтому мы сразу получаем информацию и слышим, если гонщик говорит, что он в порядке, и передаём её медикам, которые уже находятся на пути к месту происшествия. Если они знают, что с гонщиком всё нормально, то могут подождать, пока машину поставят на колёса.

Вопрос: Значит, задача как можно быстрее извлечь гонщика из машины не ставится?
Чарли Уайтинг: Нет, если в этом нет реальной необходимости.

Вопрос: Прошло уже три месяца после аварии в Спа, одним из участником которой был Шарль Леклер – есть какой-то официальной отчёт о расследовании FIA?
Чарли Уайтинг: Он вскоре будет опубликован. Комиссия по безопасности передала нам результаты в прошлый вторник, и вскоре они будут доступны. Причина, из-за которой процесс изучения материалов занял столько времени, связана с тем, что мы должны были смоделировать траектории движения машин, а это довольно сложно. Это невозможно сделать с использованием обычных видеозаписей, картина получается не вполне точной, поэтому её приходится моделировать.

Вопрос: Вы не тревожились из-за того, что Хюлкенберга не сразу извлекли из кокпита машины после аварии?
Чарли Уайтинг: Мы знали, что он в порядке, и причин для беспокойства нет. Стандартная процедура в таких обстоятельствах предполагает, что сначала машину надо поставить на колёса – разумеется, это надо было сделать осторожно. После чего Нико смог самостоятельно выбраться из кокпита. С моей точки зрения, ситуация была под полным контролем, и то, как всё было сделано, в полной мере устроило нашего медицинского делегата. Всё прошло именно так, как надо. Я получил информацию, что с Нико всё нормально, и он уже покинул медицинский центр – это единственное, что мне требуется знать.

Но я не буду давать никаких предварительных комментариев по поводу этой аварии, поскольку она была сложной и произошла из-за стечения многих обстоятельств. Прежде чем мы начнём что-то говорить, надо во всём разобраться. Наши эксперты должны детально проанализировать все факторы, действовавшие в ходе этого происшествия.

Вопрос: В пятницу в предпоследнем повороте было немало вылетов – после этого там пришлось восстанавливать поребрик. Он был просто отремонтирован, или его высота была снижена?
Чарли Уайтинг: Он был отремонтирован, но в некоторых местах ещё и немного понижен, но лишь потому, что его верхняя часть крошилась. Думаю, его установка велась в самое жаркое время года, и бетон, видимо, очень быстро схватился, после чего был выкрашен. Мы сняли слой масляной краски, а он был очень толстым, и вместе с краской была удалена и часть бетона – вероятно, около сантиметра. В каких-то местах надо было удалить всю повреждённую поверхность, после чего мы уложили два слоя эпоксидного покрытия, а поверх вновь покрасили. Поэтому в некоторых местах поребрик получился чуть более низким, но в целом его высота осталась на прежнем уровне.

Вопрос: Вы играете определённую роль в решении проблем, связанных с протестом, поданным командой Haas F1 против Force India. Складывается впечатление, что это очень запутанная история, у которой ещё будет продолжение. Можно ли извлечь из неё какие-либо уроки, чтобы избежать подобных ситуаций в будущем?
Чарли Уайтинг: Если коротко, то я не знаю. Я действительно присутствовал на слушаниях, но по сути не участвовал в дискуссиях, которые проходили в тот период, когда у команды менялись владельцы. Я на самом деле не знаю, можно ли было тогда что-то сделать лучше. Более того, эти вопросы не в моей компетенции.

Нам тогда просто сказали, что Racing Point Force India – это новая команда, что у неё на счету вообще нет очков, и мы просто удостоверились, что она использует прежние двигатели, прежние коробки передач и придерживается тех же ограничений на аэродинамические исследования. И что её гонщики сохраняют все заработанные очки.

Лично мне не кажется, что это такая уж запутанная история. По-моему, было найдено вполне приемлемое решение. В Haas подали протест стюардам, поскольку считали, что остаются определённые неясности, но стюарды довольно чётко всё объяснили.

Вопрос: По ходу гонки Эстебан Окон получил 5-секундный штраф, когда выехал за пределы трассы и получил преимущество. Но его просили вернуть позицию сопернику? Он что, отказался? И чем отличался аналогичный эпизод с участием Боттаса?
Чарли Уайтинг: Эстебана попросили вернуть позицию, но к тому моменту, когда мы об этом узнали, его опередила другая машина, и понятно, что мы уже не могли сделать так, чтобы он уступил теперь уже две позиции. Поэтому этим эпизодом занялись стюарды. Дирекция гонки не может отдавать приказы, чтобы кто-то вернул позицию. Мы можем только советовать команде, объяснять, что это будет самым мудрым решением. Если они не послушаются совета, тогда мы информируем стюардов.

Что касается Боттаса… Наверное, вы помните, что в Монце была пара случаев, в том числе с участием Макса Ферстаппена, когда гонщик срезал первую шикану и оставался впереди соперника. Тогда мы выносили предупреждение, т.е. один раз прощали, но на второй раз уже докладывали стюардам. Именно это произошло сегодня с Валттери. Если бы Макс активно его атаковал – а он в том эпизоде ни разу не поравнялся с его Mercedes, всё время оставаясь позади – то мы бы могли сказать, что Валттери удалось удержать позицию именно за счёт того, что он выезжал за пределы трассы. А вообще в командах знают, что один раз мы готовы гонщикам простить.

Вопрос: Алонсо сегодня был оштрафован за то, что под конец гонки трижды выезжал за пределы трассы. Обычно за три подобных нарушения гонщику показывают чёрный флаг. Но, надо полагать, на этой стадии стюарды были уже настроены весьма либерально?
Чарли Уайтинг: Думаю, они были удивлены тем, что это произошло на трёх кругах подряд, поэтому ограничились штрафами за каждое из трёх нарушений. А показывать чёрный флаг такому гонщику, как Алонсо, в его последней гонке было бы не очень красиво.

Вопрос: Может быть, стоит наказать его лишением стартовых позиций в Гран При Австралии?
Чарли Уайтинг: Вы имеете в виду, Гран При Австралии 2020 года? (смеётся)

Вопрос: Эстебан Окон и Пьер Гасли сошли с дистанции, вероятно, из-за отказа двигателей. Но Эстебан вскоре остановил машину, тогда как Пьер довольно долго продолжал ехать на полной скорости. После финиша Макс Ферстаппен говорил, что визор его шлема был покрыт маслом, но ведь это довольно опасно. Насколько внимательно вы за этим следили? Собирались ли обратиться к команде или показать Гасли чёрно-оранжевый флаг, сигнализирующий о том, что его машина неисправна?
Чарли Уайтинг: В случае с Пьером мы попросили команду, чтобы они попросили его остановиться. В тот момент инженер всё ещё продолжал давать ему инструкции, чтобы он пропускал лидеров, опережавших Гасли на круг, ничего не говоря о том, что двигатель вот-вот откажет. Но когда мы вмешались, Пьер съехал на обочину. Что касается Эстебана, то, по-моему, он тоже мог и пораньше остановиться, ведь мы видели, что он пытается дотянуть до боксов, но его ситуация всё-таки была более-менее нормальной.

У нас не было информации о том, что масло где-то попало на трассу. Когда машина Гасли дымила, то капли масла из неё летели, действительно причиняя некоторое неудобство, но маршалы в основном обращают внимание на то, не пролилось ли масло на асфальт. Хотя, разумеется, если из неисправного двигателя льётся масло, то мы сразу просим команду немедленно остановить машину.

Источник