Разделы сайта

Свежие новости

Серхио Перес: Я всегда сильно выступал в Сочи

В 2015 году Серхио Перес поднимался на подиум в Сочи. В этом сезоне на счету гонщика Racing Point ещё нет финишей в первой тройке, но мексиканец надеется на высокий результат на Гран При России. Вопрос: В прошлом вы поднимались на подиум в Сочи.

Даниил Квят сравнил Макгрегора и Хабиба с Сенной и Простом

Российский гонщик Формулы 1 Даниил Квят в эфире ВКонтакте, организованном российским подразделением компании Red Bull, рассказал о встрече с мастером смешанных боевых искусств Конором Макгрегором. «Мы просто тренировались в одном боксерском клубе. Я посмотрел за его тренировкой, и в конце мы вместе сфотографировались, – сказал Квят ведущей эфира Марии Командной.

Полезные статьи

Мартин Брандл: Мы понимали, что у Сенны особый талант

09.02.2020 23:37

Мартин Брандл: Мы понимали, что у Сенны особый талант

О Мартине Брандле заговорили как о талантливом и перспективном гонщике в начале 80-х, когда он выступал в британской Формуле 3. В своём дебютном сезоне в этой серии он пять раз стартовал с поула и одержал две победы, а в 1983-м выиграл уже семь гонок и был в шаге от титула.

Но в финале чемпионата упустил его, проиграв Айртону Сенне, на счету которого в том году было 12 побед. По словам Брандла, уже тогда было понятно, что у бразильца особый талант.

Мартин Брандл: «Ещё до того, как Айртон дебютировал в Формуле 3, все полагали, что чемпионом станет именно он, и меня это несколько удивляло. Разумеется, он был очень одарён, но задумывался ли я тогда об этом?

Когда мы разговаривали с ним в паддоке, спорили и ругались в комнате стюардов после столкновений на трассе, осознавал ли я тогда, что соперничаю с человеком, которому суждено стать иконой спорта глобального масштаба, и эта его репутация с годами будет только крепнуть? Конечно, нет. Понимали ли мы, что он обладает особым талантом? Безусловно.

Мы оба должны были попасть в Формулу 1, но так получилось, что он оказал мне своего рода помощь, это надо честно признать. Айртон оказался бы там в любом случае, но между нами шла настолько острая борьба, что к нашему противостоянию было приковано всеобщее внимание. После этого я тоже получил возможность перейти в Формулу 1.

В команде Toleman приняли решение взять того гонщика, который станет чемпионом, хотя я думаю, что они в любом случае хотели заполучить Сенну. А Кен Тиррелл решил, что пригласит на тесты лучшего британца, выступавшего в Формуле 3, и было понятно, что этим гонщиком стану я.

Сенна действовал очень умно и смог быстро перейти из Toleman в Lotus. А когда шанс последовать его примеру появился у меня, я не смог освободиться от обязательств перед Tyrrell. У меня был трёхлетний контракт, и Кен не собирался меня отпускать.

Айртон – один из величайших гонщиков всех времён, и мы потеряли его слишком рано. Да, наши карьеры пересекались в Ф3, и когда мы начали выступать в Формуле 1, то показывали сравнимые результаты. Начало моей карьеры в Ф1 было даже лучше, чем у Айртона, ведь я занял 5-е место уже в дебютной гонке, это был Гран При Бразилии. Потом финишировал 2-м в Детройте, но попал в аварию в Далласе. Именно это сказалось на моей дальнейшей карьере, поскольку я получил тяжёлые переломы ног.

Потом это мне мешало, я не мог добиться нужной физической формы. Поэтому пришлось как-то приспосабливаться, особым образом тренироваться, менять стиль пилотирования. Я не мог заниматься бегом – понятно, что бегать я не могу и сейчас. Когда в машинах осталось только две педали, а передачи надо было переключать подрулевыми лепестками, я оказался в весьма неблагоприятном положении.

Это сказалось на моей карьере в Формуле 1. Кстати, именно поэтому я вполне успешно продолжал выступать в гонках спорткаров, где ещё долго оставались три педали.

В любом случае, я в принципе не могу представить, чтобы наши имена – моё и Айртона – обсуждались в каком-то общем контексте. Всё-таки он – один из небожителей…»

Источник