Разделы сайта

Свежие новости

Кристиан Хорнер: Когда светофор гаснет, ты думаешь только о гонке

Руководитель команды Red Bull Кристиан Хорнер поделился ожиданиями от долгожданного старта сезона-2020, который должен состояться 5 июля в Австрии. Опубликован календарь европейских гонок Формулы 1 в 2020-м «Red Bull проделала огромную работу, чтобы сезон стартовал именно в Австрии, – цитирует Хорнера GPBlog.

В Mercedes объяснили, почему против реверсивного старта

Кристиан Хорнер говорил, что Тото Вольфф выступил против проведения гонки с реверсивной стартовой решёткой вместо второй квалификации во время сдвоенных этапов. Руководитель команды Mercedes на встрече с прессой объяснил, почему ему не нравится эта идея. «Похоже, в Формуле 1 есть общая закономерность, – говорит Тото Вольфф.

Полезные статьи

Колонка Михаила Алёшина: «24 часа Ле-Мана»

Колонка Михаила Алёшина: «24 часа Ле-Мана»

В этом году российский гонщик Михаил Алёшин, участник программы SMP Racing, ведёт традиционную авторскую колонку на F1News.Ru, рассказывая о выступлениях в суперсезоне чемпионата мира по гонкам на выносливость.

В первой колонке он рассказал о тестах – «Прологе», вторая посвящена гонке «6 часов Спа», а третья – выступлению в «24 часах Ле-Мана».

Ну вот и настала тот самый момент, ради которого мы столько работали всей командой. «24 часа Ле-Мана» – первая суточная гонка для нашей новой BR1. Сказать что мы переживали – ничего не сказать. Машина прошла большое количество тестовых километров, но тесты это одно, а боевые условия гонки – совсем другое.

Разница в том числе и в погоде – зимой сложно найти место для испытаний, что бы погодные условия были идентичными. Да и трасса в Ле-Мане весьма своеобразная, а так как фактически это дороги общего пользования, провести тесты там в любом случае не получилось бы. В отличие от тестов, в гонке вокруг едет куча машин разных классов, которые тоже влияют на вашу работу за рулём. Но при этом в Ле-Мане как правило есть достаточно времени, чтобы настроить машину и выяснить всё что требуется перед началом гонки.

Экипаж машины #11

В принципе, за исключением третьей квалификации, где у нас возникли технические проблемы, все выезды на протяжении всей недели прошли успешно. На переднюю часть машины вовремя пришли обновления после инцидента в Спа, и все они сразу хорошо себя зарекомендовали. Не буду сильно углубляться в технический аспект этих обновлений, скажу лишь что они способствовали увеличению прижимной силы. Понятно, что пришлось за это заплатить уменьшением максимальной скорости, но в Ле Мане главное –стабильность машины, а скорость на прямых у нас всё равно была выше чем у конкурентов.

Из-за технических проблем мой экипаж машины #11 смог квалифицироваться только на 7-м месте. Но учитывая солидную скорость и 4-е стартовое место у второго экипажа машины #17, мы сильно не расстроились. В Ле-Мане скорость в квалификации ничего не значит, главное – скорость в гонке. А в гоночном режиме у обеих машин проблем со скоростью не было, мы ехали стабильно быстрее обеих машин Rebbelion, по сути, наших основных конкурентов.

SMP Racing

Хочется так же отметить состав пилотов нашей команды. С гонки в Ле-Мане он стал полностью укомплектован – Дженсон Баттон отлично вписался в экипаж машины #11.

Итак. Машина #11: Дженсон Баттон, для которого это был первый Ле-Ман – по моей оценке ему потребовалась лишь пара кругов, чтобы освоиться в машине и на трассе. Виталий Петров - «Выборгская Ракета», первый российский пилот в Формуле , с большим опытом Ле-Мана – и ваш покорный слуга, успевший поездить почти на любой гоночной технике из существующих классов.

Машина #17: Стефан Сарразен, проехавший такое количество километров за 15 лет выступлений в Ле-Мане, что можно обогнуть земной шар – и два молодых, но очень талантливых пилота – Егор Оруджев и Матевос Исаакян. Состав очень интересный – есть и скорость и молодость и талант и опыт. А когда в хорошей команде неплохие пилоты, это существенно упрощает жизнь! 🙂

Колонка Михаила Алёшина: «24 часа Ле-Мана»

По плану, в нашем экипаже Виталий должен был стартовать, потом едет Дженсон, а следом за руль сажусь я. На каждого пилота приходится примерно по 8 часов в гонке – в нескольких сменах – и около 1500 километров по этой уникальной трассе.

И вот, продолжительная подготовка и последние проверки позади, Рафаэль Надаль даёт старт французским флагом и веселье началось!

Уже по ходу первой части гонки экипаж #17 вырвался на 3-е место и уверенно его удерживал. Наши главное конкуренты из Rebbelion были вынуждены держаться позади, но у них в любом случае было бы больше пит-стопов из за атмосферного мотора, потреблявшего чуть больше топлива по сравнению с нашими "турбиками".

У нашей же машины все было не столь безоблачно – через час после старта Виталий был вынужден заехать в боксы на ремонт. На этом мы потеряли почти два часа и фактически выбыли из серьёзной борьбы за подиум. Но Ле-Ман – гонка длинная, в ней может произойти всё, что угодно, поэтому надо ехать дальше.

Примерно через восемь часов после старта, уже поздно вечером, главный претендент на подиум, экипаж #11 сходит с дистанции, попадая в серьёзную аварию в скоростной связке Porsche. Это было безумно обидно… просто до слёз...

Колонка Михаила Алёшина: «24 часа Ле-Мана»

Мы продолжали гонку, понимая, что чудес не бывает, что нам никогда не нагнать два потерянных часа, но нужно было продолжать ехать, чтобы понять как ведёт себя машина по ходу дистанции, в разных условиях дня и ночи.

Несмотря на все трудности, нам почти удалось финишировать. К сожалению за час до конца гонки Дженсон был вынужден припарковать машину уже из-за более серьёзной поломки, с которой продолжать было уже невозможно...

Вывод для себя по результатам гонки я сделал следующий: нам удалось построить машину, которой было вполне по силам приехать на подиум в своём первом же Ле-Мане. Да, обе машины сошли. Сошли по разным причинам. Но главное во всей этой истории – колоссальный опыт, который мы получили.

Главное, что машина действительно «валит». Главное, что несмотря на свой первый сезон в главном и самом быстром классе прототипов в мире, команда работала всю гонку как часы, не допустив ни одной ошибки.

Что делать дальше? Мне кажется, что нам надо принять этот результат, проанализировать, переварить и работать с ещё большим рвением, зная что никакая работа, а уж особенно, работа правильная, просто так бесследно не остаётся. Хорошие и правильные мечты всегда сбываются, надо просто верить и работать. Верю что сбудется и наша 🙂

P.S. Отдельное, большущее человеческое спасибо всем кто следил, переживал и болел. Ваша поддержка для нас очень важна!

Михаил Алёшин, специально для F1News.Ru

Источник