Разделы сайта

Свежие новости

Ромен Грожан: Шин Pirelli не хватает даже на один быстрый круг

Ромен Грожан вновь раскритиковал шины миланской компании Pirelli, которые в этом сезоне являются головной болью для всей команды Haas. По словам швейцарца, поведение резины даже на одном круге слишком непредсказуемо, а повышенный уровень износа наказывает гонщиков за то, что они умеют лучше всего – поиск пределов машины и трассы.

Звезда NASCAR и его семья пережили авиакатастрофу

В США расследуются обстоятельства катастрофы самолёта, на котором вместе с семьёй летел Дэйл Эрнхардт-младший, двукратный чемпион NASCAR, завершивший карьеру два года назад и ныне комментирующий гонки на телеканале NBC Sports.

Полезные статьи

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Себастьян Феттель (Ferrari)

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, легко заметить, насколько важна для вас эта победа! Вам пришлось использовать всё свое мастерство, чтобы выиграть эту гонку, вы выкладывались на пределе от старта до финиша. Что вы чувствуете?
Льюис Хэмилтон: Я чувствую колоссальную усталость, но так и должно быть после гонки! И я очень благодарен команде за то, что всячески поддерживала и требовала продолжать атаковать. Я с Mercedes уже семь лет, но победы не стали привычкой, каждая из них воспринимается по-новому. Мне не удалось бы выиграть эту гонку без усилий всех наших сотрудников трассе и на базе команды, я горжусь тем, что являюсь частью такого замечательного коллектива. Здорово, что машина позволяла атаковать – вы правы, я выкладывался на пределе на каждом круге!

Вопрос: (Пол ди Реста) В середине гонки вы едва не прошли Макса, однако потом вам пришлось следить за состоянием тормозов. Ситуация в самом деле была непростой?
Льюис Хэмилтон: Да, у нас на протяжении всего уик-энда были проблемы с тормозами, передние особенно сильно перегревались, и меня это очень беспокоило. Мы скорректировали регулировки, но не добились никакого эффекта, потому по ходу круга я много ехал накатом и старался беречь тормоза настолько, насколько это было возможно.

Обогнать Макса было невероятно сложно, он здорово оборонялся и был достаточно быстр на прямых. Я не знал, получится ли отыграть отставание в 19 секунд, мои шины начинали постепенно терять эффективность, но я был максимально сосредоточен на пилотаже и проходил каждый круг в квалификационном темпе. Думаю, если бы Ники Лауда был с нами сегодня, он снял бы шляпу в знак гордости за нашу победу!

Вопрос: (Пол ди Реста) Уверен, любой снял бы шляпу! Седьмая победа в Венгрии – отличный вариант уйти на летний перерыв, желаем вам насладиться отдыхом! Макс, сегодня в Mercedes по максимуму использовали свой шанс. Вряд ли вы довольны тем, как всё сложилось, но вы выступили очень здорово, и очередное звание "Гонщика дня" тому подтверждение.
Макс Ферстаппен: Мы оказались недостаточно быстры, но я сделал всё, что мог, чтобы шины Hard продолжали работать. К сожалению, этого оказалось недостаточно, но я всё равно финишировал вторым и проехал лучший круг гонки, так что успешный день.

Поздравляю Льюиса с победой, он сильно меня прессинговал. Мы не смогли выиграть гонку, но я занял второе место, так что мы хорошо провели уик-энд.

Вопрос: (Пол ди Реста) Чего именно не хватило для победы? Вы здорово провели последние четыре гонки, но именно тогда, когда мы все не сомневались в вашей победе, парни из Mercedes сумели вас опередить.
Макс Ферстаппен: Возможно, мне немного не хватало сцепления с трассой. Мы попробовали реализовать стратегию с одним пит-стопом, а у Mercedes была возможность дважды поменять шины, и это отлично сработало.

Вопрос: (Пол ди Реста) Себастьян, вам удалось перехватить третье место буквально на последних кругах. Да, Макс и Льюис сражались далеко впереди, но вам наверняка было приятно опередить собственного напарника, не так ли?
Себастьян Феттель: Мне нечего было терять, поэтому я провёл очень длинный первый отрезок. Я надеялся, что после этого шины Soft продержатся до финиша – так и получилось. Полагаю, этот состав был самым быстрым на последних кругах, позволив мне отыграть позицию. У меня была только одна возможность провести атаку, я ей воспользовался и рад, что смогу выпить немного шампанского на подиуме!

У нас не было скорости, чтобы побороться с Максом и Льюисом – собственно, это было очевидно с самого начала уик-энда. Нам предстоит проделать большую работу, но хорошо, что впереди летний перерыв – мы восстановим силы, а после продолжим сражение. Впереди несколько гонок на трассах, которые больше подходят нашей машине, но мы в любом случае должны прибавить и стать сильнее.

Вопрос: (Пол ди Реста) Учитывая скорость Ferrari на прямых, в Спа и Монце вы с Шарлем наверняка будете фаворитами...
Себастьян Феттель: Неизвестно, насколько соперники прибавят в работе над силовыми установками. Теоретически Спа и Монца нам подходят, однако мы знаем, что наша машина не лишена недостатков. Впереди перерыв, но я не думаю, что наши умы смогут отдохнуть за эти недели. Возможно, мы придумаем нечто стоящее на вторую половину сезона.

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Макс, вы были быстры на протяжении всего уик-энда, но в гонке многое решила стратегия. Вы хотели отправиться на второй пит-стоп сразу после Льюиса?
Макс Ферстаппен: Это не имело смысла, поскольку я оказался бы позади и в любом случае проиграл. Единственным вариантом было остаться на трассе, что мы и сделали. Разумеется, в какой-то момент шины начали терять эффективность, я старался ехать в том же темпе, что Льюис на Medium, но проигрывать ему менее секунды на круге было практически невозможно. Вы сами видели, насколько быстро он приближался, и когда Льюис всё-таки провел атаку, меня это не удивило – при такой разнице в скорости это было ожидаемо.

Нужно оставаться реалистами и признать, что в этой гонке Хэмилтон просто был быстрее. Мне немного не хватало сцепления с трассой, благодаря чему Льюис смог создать прессинг. Конечно, когда едешь вторым, можешь позволить себе рискнуть и провести второй пит-стоп, а мне оставалось лишь попытаться удержать лидерство. Льюис при худшем для себя сценарии оставался вторым, а при лучшем обгонял меня и выигрывал гонку – сегодня ему и Mercedes удался лучший.

В конце гонки я тоже провел второй пит-стоп и рад, что смог оставить за собой лучший круг. Да, это всего одно дополнительное очко, но, возможно, оно пригодится в конце сезона.

Вопрос: Насколько вам было приятно сражаться с Льюисом, когда вы оба были на одинаковых шинах?
Макс Ферстаппен: По ходу первого отрезка на шинах Medium Льюис даже не пытался меня атаковать, поскольку я был очень быстр на третьем секторе. С переходом на шины Hard мы оба оказались в трафике, я не мог по привычной траектории проходить последние повороты, Льюис подобрался вплотную и попробовал совершить обгон. Я оборонялся изо всех сил и смог остаться впереди, Хэмилтону пришлось беречь тормоза и мотор, из-за чего он вновь немного отстал, но когда ситуация для него вернулась в норму, он снова оказался рядом. Если бы Льюис ограничился одним пит-стопом, я сумел бы удержать его позади, но как только он перешел на шины Medium, сделать это оказалось практически невозможно.

Вопрос: Себастьян, для вас тоже многое решила стратегия. Насколько сложно было проехать столь продолжительный первый отрезок на шинах Medium?
Себастьян Феттель: Невероятно сложно, к концу отрезка резина была в очень плохом состоянии, но хорошо, что мы рискнули выбрать такую стратегию. Кажется, после пит-стопа Шарля я задержался на трассе на 10 или 15 кругов, чтобы просто сработать иначе, чем соперники, но уже к тому моменту Макс и Льюис были слишком далеко впереди.

После своего пит-стопа я проигрывал довольно много, наверняка наше решение многим показалось ошибочным, но я атаковал на пределе и на последних кругах получил возможность провести атаку. Правда, для команды результат остался неизменным. В целом в этой гонке мы были недостаточно быстры и после второго круга не могли угнаться за Льюисом и Максом.

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Кристиан Менат) Макс, машина Red Bull Racing обычно более конкурентоспособна в гонке, чем в квалификации. Почему в этот уик-энд получилось наоборот? Возможно, дело в пятничных тренировках при переменчивой погоде?
Макс Ферстаппен: Вы сами видели, на какую скорость способны Mercedes, когда им действительно нужно атаковать. Да, сам Льюис сработал очень здорово, но машина у них просто доминирующая.

Впрочем, далеко не во всех гонках этого сезона Mercedes показывали всё, на что способны. В Австрии у них были проблемы с перегревом, в Хоккенхайме сами условия не позволяли мчаться на пределе, но сегодня Льюису пришлось выжимать из машины максимум, так как я сам атаковал изо всех сил. Далее вы сами могли убедиться, насколько наши соперники могут быть быстры.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, в этот уик-энд погода была довольно теплой, но вы и Ferrari сильно уступали соперникам в скорости. Команда сделала шаг назад?
Себастьян Феттель: Вы правы, погода была теплой, асфальт прогревался почти до 50 градусов, но не думаю, что это влияло на нашу скорость. Мы еще в субботу заметили отставание, а в гонке оно подтвердилось. Но я не считаю, что мы сделали шаг назад. У нас были кое-какие модификации, они обеспечили прогресс, просто этого прогресса оказалось недостаточно.

Главное, что настрой в коллективе по-прежнему боевой. Всем известно, чего конкретно не хватает нашей машине. На прямых SF90 очень быстра, в квалификации наша максимальная скорость была на 6-7 км/ч выше, чем у Red Bull Racing и Mercedes, но в поворотах мы проигрываем соперникам слишком много. Есть трассы, где эффективность аэродинамики особенно важна, и венгерская – как раз такой случай. Нам не хватает прижимной силы, в гонке это проявилось в полной мере: машина скользила, а шины изнашивались гораздо быстрее. Впрочем, это не стало для нас открытием, нечто подобное мы наблюдали и в предыдущих Гран При. Нужно продолжать работать над SF90.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, спасибо, что присоединились к нам! Скажите, о чем вы думали, когда за двадцать кругов до финиша уступали Максу девятнадцать секунд?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, Макс здорово провел эту гонку, как и несколько предыдущих. Когда я оказался позади него на жестких шинах, Макс держал не самый высокий темп – возможно, он просто берег резину. У моих шин сцепления было более чем достаточно, и я думал: «Отлично, с ними я точно доеду до самого финиша, так как ранее на Medium проехал довольно много кругов!»

Правда, в следующий момент команда позвала меня на второй пит-стоп, и я подумал: «Эй, как такая стратегия может сработать, если я окажусь далеко позади?» Но гонщик должен полностью доверять команде, так как она лучше понимает ситуацию. Мы провели пит-стоп, я выехал на Medium, а в голове была одна мысль: «Не знаю, сумею ли я со своим темпом отыграть такое отставание». Вдобавок Макс выбрал иной режим работы мотора и стал проходить круги за 1:19.5!

Поначалу команда говорила, что я догоню Ферстаппена за девять кругов до финиша, но вскоре прогноз сместился на последний круг. Мне пришлось отбросить все сомнения и проходить круги в очень высоком темпе – пожалуй, это была одна из самых стабильных серий в моей карьере!

Не знаю, попал ли Макс в трафик или допустил ошибку, но отставание стало стремительно сокращаться. За пять кругов до финиша я уже видел Макса, у него, вероятно, возникли сложности с шинами, и я подумал: «Здорово, теперь-то мы поборемся!»

После пит-стопа мне казалось, что догнать Red Bull Racing будет слишком сложно, но в команде знали, что нам это по силам, я очень благодарен стратегам за смелое, но правильное решение!

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Макс, вы сказали, что в этой гонке убедились в реальной скорости Mercedes, но это не отменяет того факта, что вы сами выступили очень здорово. В какой мере этот результат добавляет вам уверенности в том, что после летнего перерыва вы сумеете навязать Mercedes более плотную борьбу?
Макс Ферстаппен: Впереди нас ждут трассы, которые в меньшей степени подходят RB15, но, опять же, мы готовим доработки и в части шасси, и в части силовой установки – надеюсь, они позволят еще ближе подобраться к Mercedes.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, можно ли сказать, что этой победой вы и Mercedes искупили неудачное выступление в Хоккенхайме?
Льюис Хэмилтон: Мне бы не хотелось думать о победе как об искуплении. Я редко допускаю ошибки, но уик-энд в Германии провел ниже собственных возможностей. Тем не менее, команда отнеслась к этому с пониманием, освободила меня от некоторых обязанностей, чтобы я смог восстановить силы, и всячески поддерживала, так что к этому этапу я вновь подошел в достаточно хорошей форме.

Квалификация сложилась не настолько удачно, как я рассчитывал, но когда в гонке я вышел на вторую позицию, то сказал себе: «Что ж, игра началась!» Я без особых сложностей держался за Максом и думал: «Похоже, нам двоим предстоит славное сражение! Как оно сложится? Не знаю, но скоро выясню!» Я был уверен, что сумею в какой-то момент провести атаку.

Сейчас между мной и Максом довольно большая разница в личном зачете, и если бы количество очков было равным, наше сражение колесо в колесо получилось бы более агрессивным, а так нам обоим не было смысла рисковать сверх меры. Макс оборонялся здорово, но корректно, да и я старался оставить ему достаточно места.

Уик-энд в Хоккенхайме был для Mercedes очень непростым, но благодаря этой победе мы с хорошим настроением уйдем на летний перерыв. Спасибо всем сотрудникам на базе команды и отдельное спасибо нашим стратегам! Парни были предельно спокойны, когда говорили мне: «Мы абсолютно уверены в том, что у тебя получится», - хотя наверняка очень переживали, что план не сработает. Мы вместе добились этой победы.

Вопрос: (Люк Смит) Льюис, расскажите о сражении с Максом в середине гонки. Насколько вам самому оно понравилось, и насколько вы рады тому, что Макс и Red Bull Racing добились прогресса и теперь стабильно сражаются с вами за высокие позиции?
Льюис Хэмилтон: Приятно видеть прогресс Red Bull Racing! Собственно, на венгерской трассе они и в предыдущие годы были очень быстры, но здорово, что в Honda смогли подготовить для них по-настоящему мощную силовую установку. В этот уик-энд на одном быстром круге Red Bull Racing явно нас превосходили, но в гонке мы смогли ехать с ними в одном темпе.

Думаю, и в последующих Гран При сражение будет плотным. На скоростных автодромах вроде Монцы Red Bull Racing наверняка поможет их силовая установка Honda, так что борьба будет предельно острой до конца сезона. Надеюсь, в Ferrari тоже сумеют добиться прогресса и присоединятся к схватке, но хорошо, что перед летним перерывом победа досталась именно нам!

Вопрос: (Владимир Роговец) Спасибо вам всем за интересную гонку! Макс, каково вам находиться здесь в компании гонщиков, у которых на двоих сразу девять чемпионских титулов?
Макс Ферстаппен: Даже не знаю, что вам ответить, ведь у меня пока нет ни одного титула. Впрочем, я надеюсь выступать в Формуле 1 еще несколько лет, и, возможно, сумею хотя бы раз стать чемпионом мира.

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, какое-то время вам удавалось ехать всего на пару десятых медленнее Льюиса, но после 61-го круга вы стали терять по две секунды с круга. Ваши шины окончательно потеряли эффективность? Себастьян, вы сказали, что не рассчитывали на сражение с Mercedes и Red Bull Racing, но предполагали ли вы, что на финише проиграете победителю гонки более минуты?
Макс Ферстаппен: Думаю, в падении эффективности шин не было ничего удивительного. Льюис изо всех сил атаковал на Medium, стараясь отыграться, а я на Hard делал всё возможное, чтобы уступать ему не более секунды с круга, ведь тогда у меня оставались шансы финишировать первым. Но в какой-то момент резина стала хуже держать трассу, я стал терять полторы секунды на круге, потом две и ничего не мог с этим поделать. Так бывает, когда приходится на последних кругах выжимать из шин максимум вместо того, чтобы беречь их.

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Знаете, одни трассы оптимально подходят машине, а другие – не очень. Но мне не хотелось заранее сдаваться, и я делал всё возможное, чтобы выступить как можно лучше, однако уже в субботу стало понятно, что нам просто не хватит скорости, чтобы угнаться за Максом и Льюисом.

Мы должны эффективнее справляться с поворотами, где сейчас проигрываем слишком много. Да, у нас хорошее преимущество в скорости на прямых, но если бы можно было добиться более оптимального баланса между прямыми и поворотами, я бы с радостью на это согласился. В Венгрию команда привезла кое-какие модификации, они подтвердили свою эффективность, но для плотной борьбы прогресса оказалось недостаточно.

Возможно, трассы в Спа и Монце лучше подойдут SF90, но мы не хотим ждать подходящих этапов и предпочли бы контролировать ситуацию в любой гонке, правда, до этого еще далеко. Хорошо, что настрой в команде по-прежнему позитивный, мы готовы работать на пределе – пожалуй, это всё, что мы можем предпринять.

Вопрос: (Том Джексон) Вопрос ко всем. В пятницу во второй тренировке из-за непогоды у вас не было возможности полноценно поработать на трассе, благодаря чему в гонке мы наблюдали разнообразные варианты стратегии. Согласились бы вы и далее меньше работать на трассе в пятницу, чтобы гонки получались менее предсказуемыми?
Льюис Хэмилтон: Если это поможет зрелищности, то почему бы и нет. В этот уик-энд немногие успели поработать длинными сериями – кажется, в Red Bull Racing этого не сделали, мы сами проехали длинную серию только в первой тренировке, но я не знаю, насколько это повлияло на результаты. Да, мы в команде понимали, на какое количество кругов хватит шин, но и соперники сумели проехать не меньше.

Себастьян Феттель: Мне нравится работать с машиной, и я бы не хотел отказываться от тренировок Да, гонок в расписании достаточно, но в кокпите мы проводим не так много времени. Если вы хотите большей зрелищности, есть много других аспектов, на которые можно обратить внимание, чем просто отказ от какой-либо из сессий.

Льюис Хэмилтон: Если перед стартом гонки ты не знаешь, на какое количество кругов хватит шин, это, как мне кажется, может помочь зрелищности, ведь сама стратегия будет менее очевидной. Я понимаю, о чем вы говорите, и всё же есть более важные темы, требующие внимания – например, конструктивные особенности машины.

Вопрос: Макс, ваше мнение?
Макс Ферстаппен: В этом году нам уже не раз приходилось по ходу гонки использовать шины, с которыми мы практически не работали на тренировках, но в этом нет ничего плохого. Конечно, если не знаешь, на какое количество кругов хватит шин, приходится немного сложнее, но гораздо чаще мы имеем дело с ситуацией, когда даже на свежих шинах вплотную преследовать соперника нет никакой возможности. Над этим нужно работать, ведь если гонщик позади едет быстрее, у него должна быть возможность провести атаку.

А еще мы редко выбираем на уик-энд более одного комплекта наиболее жестких шин, поскольку знаем: если нам всё-таки придется ими воспользоваться, то мы без проблем доедем на них до финиша, даже если на тренировках с ними не работали.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, в этой гонке многое решила стратегия, но Макс совершенно справедливо заметил, что и лично вы оказались невероятно быстры. Насколько высоко вы оцениваете то, как сработали на последних двадцати кругах гонки?
Льюис Хэмилтон: Думаю, я сработал неплохо. Оказавшись вторым, я понимал, что мне и Максу предстоит интересная гонка. Знал ли я, что смогу выйти вперед? Я держался за ним примерно в двух секундах, старался беречь шины и внимательно следил за тем, какие траектории выбирает Макс, чтобы в нужный момент правильно его атаковать. Правда, ехать достаточно близко становилось всё сложнее, у меня постепенно перегревались тормоза – пришлось скорректировать стиль пилотирования, чтобы хоть как-то их охладить, я тормозил короткими нажатиями и многие участки проезжал накатом. Хорошо, что всё-таки я справился!

В этой гонке наша команда сработала фантастически здорово. Интересно послушать, что скажут наши стратеги на вечернем брифинге, если учесть, что еще сегодня утром они говорили: «Нет, двух пит-стопов не будет». Когда меня всё же позвали второй раз в боксы, я подумал: «Эй, как это сработает?» Конечно, риск дело хорошее, но в тот момент я постепенно приближался к Максу. Не знаю, были ли у него сложности, или он просто контролировал темп, но я рассчитывал провести несколько попыток атаки, прежде чем шины начнут терять эффективность.

Не представляю, каким образом мне удалось так долго атаковать на Medium, но наша рискованная стратегия полностью себя оправдала. В команде приняли верное решение, однако и мне самому пришлось постараться, чтобы отыграть довольно большое отставание. Эта победа была добыта общими усилиями, мы сработали невероятно здорово!

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: (Петер Вамози) Себастьян, скоро вы снова станете отцом. При всём уважении к вашей личной жизни не могли бы вы сказать, кого вы с супругой ждете – мальчика или девочку? Если это будет мальчик, хотелось бы вам, чтобы он стал гонщиком?
Себастьян Феттель: Я не люблю обсуждать свою личную жизнь. Спасибо за вопрос, но давайте не будем продолжать эту тему.

Вопрос: (Даниэль Майер) Вопрос ко всем. Первая половина сезона позади, как бы вы оценили своё выступление по шкале от 1 до 10, где 1 – низшая оценка, 10 – высшая? И, пожалуйста, поясните кратко своё решение.
Себастьян Феттель: Пять, поскольку я не очень-то доволен первой половиной сезона. У меня были сложности с тем, чтобы выжать из машины максимум, мы пробовали самые разные решения, но пять баллов – справедливая оценка. Конечно, хотелось бы добиться большего, и я надеюсь, что у нас это получится после летнего перерыва.

Льюис Хэмилтон: Первая половина сезона? Я бы поставил себе 8.8 или 8.9.

Себастьян Феттель: Хватит скромничать, поставь 10!

Льюис Хэмилтон: Если бы не гонка в Хоккенхайме, оценка была бы выше. Мне кажется правильным оценивать себя чуть ниже, чтобы всегда было над чем работать. Да, для меня и команды это было лучшее начало сезона за все годы выступлений, но есть немало моментов, на которые нам нужно обратить внимание. Этим и замечательная Формула 1: не важно, как долго ты здесь выступаешь – прогресс всегда возможен. Посмотрим, сможем ли мы во второй половине сезона поднять эту оценку до 9 баллов или вовсе до 10.

Макс Ферстаппен: Я не оцениваю себя в баллах.

Себастьян Феттель: А в чем оцениваешь, в буквах?

Макс Ферстаппен: Я ненавижу оценки, поскольку это напоминает мне о школе, которую я закончил не так уж давно! Притом я достаточно самокритичен и уверен, что всегда можно сработать лучше. Да, недавно я добился очень неплохих результатов, но всегда найдутся моменты, на которые нужно обратить внимание.

Себастьян Феттель: Похоже, всё-таки в баллах.

Макс Ферстаппен: Да нет же!

Себастьян Феттель: Мы тебя раскусили!

Макс Ферстаппен: Не знаю. Во-первых, я не могу оценивать самого себя.

Льюис Хэмилтон: Почему? Ты выступаешь очень здорово.

Макс Ферстаппен: Знаю, но мне кажется странным оценивать самого себя на 8 баллов или что-то вроде того.

Вопрос: Льюис, какую оценку вы бы поставили Максу?
Льюис Хэмилтон: Я плохо помню предыдущие гонки за исключением последних трех или четырех. За эти гонки Макс заслуживает больше 9 баллов, но я не помню, насколько хорошо он выступал еще раньше.

Макс Ферстаппен: У меня было много четвертых мест, потом третье, затем в трех гонках подряд четвертое, далее пятое, снова третье. В общем, я часто финишировал третьим или четвертым.

Льюис Хэмилтон: Потому проще самому оценивать себя, ведь ты помнишь, сколько ошибок допустил, в каких гонках выступал на уровне, а в каких – ниже собственных возможностей. В четырех последних гонках Макс пилотировал очень здорово, и если он продолжит в том же духе, то к концу сезона сможет оценить себя на 10 баллов.

Макс Ферстаппен: Никто не идеален.

Льюис Хэмилтон: Ты прав, 10 баллов практически невозможно заслужить.

Макс Ферстаппен: Может, 9.9?

Льюис Хэмилтон: Думаю, заслужить такую оценку тоже непросто.

Вопрос: (Даниэль Хорват) Льюис, Макс, в своём аккаунте в Twitter Фернандо Алонсо высоко оценил ваше выступление в этой гонке. Вам бы хотелось снова увидеть его в Формуле 1 и сражаться с ним на трассе?
Льюис Хэмилтон: Приятно слышать от Фернандо слова поддержки! Готовясь к этой гонке, я просматривал записи стартов предыдущих Гран При Венгрии. Там были записи с того периода, когда Фернандо выступал в Renault, и я вспомнил, насколько уверенно они тогда уходили на дистанцию.

Не знаю, сколько лет сейчас Фернандо, но он всегда будет очень конкурентоспособным гонщиком. Если он сумеет получить место в хорошей команде, я буду рад с ним побороться, как рад бороться с любым соперником.

Макс Ферстаппен: Жаль, что мне не довелось по-настоящему побороться с Фернандо в Формуле 1.

Льюис Хэмилтон: Он мог бы стать для тебя неплохим напарником!

Макс Ферстаппен: Фернандо? Что ж, ты выступал с ним в одной команде, тебе виднее.

Себастьян Феттель: Макс, Фернандо тебе в отцы годится!

Макс Ферстаппен: Пожалуй, да! Сколько ему лет? 38? Что ж, в 17 лет можно стать отцом.

Себастьян Феттель: Ты знаешь это по собственному опыту?

Макс Ферстаппен: Конечно, нет!

Льюис Хэмилтон: Макс, сколько тебе лет?

Макс Ферстаппен: Много, 21 год!

Льюис Хэмилтон: Хорошо, что в зале для пресс-конференций есть люди старше меня!

Макс Ферстаппен: А тебе 34 года, верно?

Льюис Хэмилтон: Да, почти 35.

Себастьян Феттель: Однажды нас всех опередит гонщик, родившийся после 2000-го года, это всего лишь вопрос времени.

Макс Ферстаппен: Я не настолько молод!

Вопрос: Себастьян, вам бы хотелось вернуть Фернандо Алонсо в Формулу 1?
Себастьян Феттель: Не имею ничего против. Не думаю, что Фернандо всегда был настроен ко мне негативно, я с большим уважением отношусь к нему самому и его достижением. Похоже, ему действительно скучно, раз у него есть время писать в Twitter.

Макс Ферстаппен: Фернандо мог бы работать менеджером в социальных сетях! А если серьезно, ко мне он всегда относился очень дружелюбно. Мне нравится, что Алонсо ищет для себя возможности в разных гоночных сериях – он обожает гонки и жаждет побед.

Льюис Хэмилтон: Формуле 1 нужны лучшие гонщики за рулем быстрых машин. Если найдется вакансия в команде, способной бороться за победы, и Фернандо окажется подходящим кандидатом, то его возвращение было бы неплохим вариантов для нашего спорта.

Макс Ферстаппен: Возможно, Фернандо следует поговорить с Тото Вольффом!

Льюис Хэмилтон: У нашей команды есть Валттери, который выступает здорово и выигрывает гонки. Макс, я бы сказал, ты единственный из нас троих, у кого может освободиться вакансия напарника.

Макс Ферстаппен: Я этого не говорил.

Перевод: Валерий Карташев

Источник