Разделы сайта

Свежие новости

Латифи заменит Кубицу на первой тренировке в Мехико

Николас Латифи, резервный пилот Williams, заменит Роберта Кубицу за рулём FW42 на первой пятничной тренировке в Мехико. Любопытно, что среди гонщиков этой команды только у него есть опыт пилотирования машины Формулы 1 на автодроме имени братьев Родригес.

Льюис Хэмилтон и Валентино Росси готовятся к обмену техникой

В конце лета действующий чемпион мира Формулы 1 Льюис Хэмилтон и звезда MotoGP Марк Маркес заявили о готовности встретиться на одной трассе и проехать сначала на машинах, а потом на мотоциклах. Дальше их постов в социальных сетях, правда, так и не зашло.

Полезные статьи

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в воскресенье

08.07.2018 23:59

Гран При Великобритании: Пресс-конференция в воскресенье

1. Себастьян Феттель (Ferrari)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Кими Райкконен (Ferrari)

Вопрос: (Мартин Брандл) Себастьян, вы сравнялись с Аленом Простом по числу побед за карьеру – теперь у вас их пятьдесят одна, но эта – одна из самых приятных, верно?
Себастьян Феттель: Автомобиль безопасности сегодня добавил интриги, мы отлично поборолись с Валттери Боттасом. У меня были более мягкие шины, но найти место для атаки оказалось непросто. В какой-то момент я смог застать Валттери врасплох, но я не был уверен, сумею ли вписаться в тот поворот! К счастью, маневр удался, я очень рад!

Спасибо всей команде за колоссальную поддержку! В субботу меня беспокоили боли в шее, сегодня самочувствие было чуть лучше.

Вопрос: (Мартин Брандл) Мы опасались, что из-за боли вы можете не закончить гонку...
Себастьян Феттель: Я в самом деле сомневался, смогу ли добраться до финиша – возможно, выброс адреналина блокировал боль, и я почувствую её спустя некоторое время, но сейчас это не имеет значения. Я справился, гонка получилась фантастической! Здесь много болельщиков – надеюсь, им понравилось то, что они увидели в этот замечательный день!

Вопрос: (Мартин Брандл) Теперь у вас восемь очков преимущества над Льюисом Хэмилтоном, которого я как раз пытаюсь найти… Что ж, поговорим сперва с Кими. Кими, чтобы подняться на подиум, вам пришлось всерьез постараться!
Кими Райкконен: В третьем повороте я заблокировал колеса. Я ехал за другой машиной и врезался в Mercedes Льюиса – в итоге его развернуло. Это моя вина, но иногда такое случается. Гонка получилась непростой.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы считаете 10-секундный штраф справедливым?
Кими Райкконен: Я допустил ошибку, поэтому нормально, что я получил 10-секундный штраф. Это заслуженное наказание. Я отбыл 10-секунд в боксах и продолжил бороться.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы колесо в колесо боролись с гонщиками Red Bull Racing. Полагаю, вы остались довольны тем, насколько агрессивно пилотировали, и к какому результату это привело, верно?
Кими Райкконен: Конечно, если бы не ошибка и не штраф, всё могло быть лучше. Я старался. По-моему, я сделал всё, что мог, но наверняка найдутся те, кто скажет иначе.

Интервью с Хэмилтоном на подиуме

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, блестящий прорыв пна домашней трассе!
Льюис Хэмилтон: Гран При Великобритании – лучшая гонка в году, и это самая лучшая публика! Приношу извинения за то, что не смог оправдать ваших надежд, но я очень благодарен всем за поддержку! Сегодня это было очень важно, публика помогла мне отыграться. Мы переживём все неприятности, продолжим атаковать, и поверьте, я не собираюсь сдаваться!

Вопрос: (Мартин Брандл) После третьего поворота гонки вы были последним, но сумели финишировать вторым. Правда, когда вы выбрались из кокпита, мне показалось, что вы недовольны результатом...
Льюис Хэмилтон: Команда отлично сработала в этот уик-энд, хотя мы все испытывали огромный прессинг. Сегодняшнюю тактику Ferrari я бы назвал… интересной, но мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы их одолеть и поправить наше положение в следующих гонках. Ещё раз хочу сказать, что благодарен болельщикам за их невероятную поддержку!

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: (Кристиан Менат) Себастьян, вы сказали, что автомобиль безопасности добавил интриги, но не кажется ли вам, что он сработал в вашу пользу? Валттери Боттас позже провел пит-стоп и под конец гонки мог бы организовать серьезный прессинг...
Себастьян Феттель: Не согласен.По ходу первого отрезка было важно создать отрыв, что мы, собственно, и сделали. Да, к концу гонки шины у Валттери были в несколько лучшем состоянии, но мы контролировали ситуацию и сумели бы удержать позицию до финиша.

Когда на трассе появилась машина безопасности, всё свелось к тому, кто – Ferrari или Mercedes – отправится в боксы. Я на тот момент лидировал, мы решили провести пит-стоп, а гонщики Mercedes, соответственно, предпочли не заезжать. Если бы мы сами решили не менять шины, то в Mercedes наверняка свернули бы в боксы.

Я уступил позицию, но понимал, что с более свежей резиной у меня будут шансы. Потом сейфти-кар выехал снова, мы впустую проехали несколько кругов, а затем было важно как можно раньше провести атаку. Валттери атаковал на пределе, обойти его было непросто, поскольку шины у Mercedes еще сохраняли эффективность, а трасса впереди была свободна. Тем не менее, мне удалось застать его врасплох, после чего я просто контролировал преимущество.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, расскажите о старте и о том, что произошло в третьем повороте...
Льюис Хэмилтон: Я плохо стартовал, допустил пробуксовку, мимо меня проехало несколько машин, после чего я получил удар сзади.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Вопрос для гонщиков Ferrari. Можно ли сказать, что сегодня ваша машина успешно прошла самую сложную проверку? Ранее трасса в Сильверстоуне явно не благоволила Ferrari.
Кими Райкконен: Не думаю, что британская трасса сложнее любой другой. Они все непростые, многим в силу особенностей конфигурации требуются уникальные настройки, но везде адаптироваться одинаково трудно. Людям может показаться, что мы переломили некую тенденцию, но вряд ли сегодняшняя гонка что-то изменила в общем положении дел.

Вопрос: Себастьян, что скажете о конкурентоспособности машины?
Себастьян Феттель: В этот уик-энд погода была непривычно жаркой по сравнению с прошлыми сезонами. Ветер чуть слабее, асфальт новый – в общем, факторы чуть иные, но главное, мы оказались достаточно конкурентоспособными, чего не было в прошлом.

Сильверстоун – непростая трасса, здесь важен оптимальный баланс прижимной силы и лобового сопротивления, но у нас в самом деле отличная машина. Команда подготовила новинки, они подтвердили свою эффективность, и результат очень радует!

Да, прежде нам здесь приходилось непросто, а в этот уик-энд мы ничем не уступали Mercedes. У нас были сложности в отдельных фазах гонки – как я уже говорил, в конце первого отрезка Валттери ехал чуть быстрее, но нам хватило скорости, чтобы контролировать ситуацию и по ходу второго отрезка, и на дистанции в целом. Если машина быстра, многое становится возможным, что мы сегодня и продемонстрировали.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, почему команда не позвала вас и Валттери на второй пит-стоп? Решение казалось очевидным, многие команды поступили таким образом. Если с шинами Medium вы могли держаться за Ferrari, то с более мягким составом наверняка поборолись бы за победу, разве не так?
Льюис Хэмилтон: Не могу ответить вам за Валттери. Он в тот момент лидировал в гонке, и команда, очевидно, решила, что напарник сумеет удержать первое место. Что касается меня, гонщики, ехавшие впереди, свернули в боксы, и я получил возможность сразу подняться на третье место, так что решение команды было верным. Если бы я последовал примеру соперников, то выехал бы из боксов позади них и на точно таком же составе вряд ли смог финишировать вторым.

В моем случае стратеги поступили верно. Не знаю, сколько кругов на одном комплекте проехал Валттери, но, как мне кажется, и с ним команда не ошиблась, просто сопротивляться атакам соперников, ехавших на более свежих шинах, было слишком трудно. Если бы гонка изначально складывалась идеально, я перешел бы на свежие шины, но, к сожалению, сегодня многое шло не по плану.

Вопрос: (Дэн Натсон) Кими, расскажите о последних кругах, на которых вы отыгрывали позицию за позицией...
Кими Райкконен: Гонка началась не идеально, я заблокировал колеса и врезался в правое заднее колесо машины Льюиса, за что впоследствии получил штраф. Бороться с гонщиками Red Bull Racing оказалось непросто, всякий раз, когда я подъезжал к ним достаточно близко, преследовать их становилось сложнее, чем любую другую машину. Мы сражались еще на первых кругах, но ближе к финишу я всё-таки сумел выйти вперед. Mercedes преследовать почему-то проще, поток воздуха за их машиной в меньшей степени сказывается на поведении моей SF71-H. Тем не менее, на каждом круге я хорошо выходил из третьего поворота и проводил атаку за атакой, но не скажу, что хоть одна из них была легкой.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, на подиуме вы назвали тактику Ferrari интересной. Считаете ли вы, что столкновение в третьем повороте было преднамеренным?
Льюис Хэмилтон: Уже второй раз по ходу сезона гонщик Ferrari выбивает гонщика Mercedes, и в ситуации, когда для нас гонка оказывается испорченной, штраф в пять или десять секунд не выглядит соразмерным. В обоих случаях мы с Валттери потеряли немало очков. Конечно, это гоночный инцидент, но я не могу видеть всё, что происходит позади моей машины. Видимо, нам следует стартовать намного лучше, чтобы обезопасить себя от действий Ferrari – кто знает, не решат ли они поступить так снова? Важно занимать весь первый ряд и сразу создавать достаточный отрыв.

Вопрос: (Оливер Браун) В помещении перед подиумом в вашей позе и жестах читалось разочарование, если не сказать злоба. Вы не смотрели в сторону Кими Райкконена. Это верная оценка вашего эмоционального состояния?
Льюис Хэмилтон: Вовсе нет. Это вам довольно просто наблюдать за гонкой, я же на дистанции из кожи вон лез, выкладываясь на 100%, на 1000%. После финиша у меня не осталось ни капли энергии. Люди ждут, что гонщик выберется из кокпита, помашет рукой, улыбнется, но я едва мог стоять на ногах. Прорыв требует немалых усилий в отличие от ситуации, когда ты спокойно лидируешь в гонке и контролируешь темп. Я отыгрался с последнего места, мне нужно было просто перевести дух, а с Кими у меня нет никаких проблем.

Вопрос: (Бен Хант) Вопрос к гонщикам Ferrari – вам есть что ответить Льюису? Вы действительно использовали своеобразную тактику и планировали выбить одного из гонщиков Mercedes, или всё это просто неудачное стечение обстоятельств?
Себастьян Феттель: Инциденты иногда случаются, но странно думать, что столкновение было намеренным – лично я вряд ли бы сумел настолько точно зацепить машину соперника. Вспомните, во Франции я повредил переднее антикрыло и сам себе испортил гонку. При атаке всегда есть и шанс провести отличный маневр, и вероятность угодить в аварию. Я видел запись инцидента, не думаю, что он был преднамеренным, и я не вижу смысла далее развивать эту тему.

Кими Райкконен: Подобные вещи иногда случаются. Забавно, что вы начинаете обвинять нас в преднамеренном столкновении, ведь Льюис сначала сам допустил блокировку. К сожалению, мы столкнулись, притом для каждого инцидент имел свои последствия. По результатам пары гонок легко сказать, будто мы стали специально делать что-то против Mercedes, но и нас самих не раз выбивали с траектории – это, к сожалению, реальность спорта.

Вопрос: (Ребекка Кланси) Льюис, если у вас есть опасения насчет своеобразной тактики со стороны Ferrari, то…
Льюис Хэмилтон: У меня нет таких опасений.

Вопрос: (Ребекка Кланси) Но, возможно, вы намерены обсудить это с Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Нет, не намерен. Как я уже сказал, опасений нет.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, понимаю, итог уик-энда вас несколько расстроил, но уменьшает ли огорчение тот факт, что болельщики высоко оценили ваш прорыв на второе место?
Льюис Хэмилтон: Конечно. Болельщики на протяжении всего уик-энда оказывали мне невероятную поддержку, и я также благодарен нашей футбольной сборной за их отличное выступление в четвертьфинале чемпионата мира и положительные эмоции. В нынешнем сезоне сражение за титул, пожалуй, наиболее напряженное за все годы моей карьеры, но я рад, что после столкновения в третьем повороте машина позволила продолжить гонку.

Поначалу мне казалось, что задняя часть лишилась одного из элементов, но после финиша, осмотрев машину, убедился, что это не так. По ходу гонки W09 ехала всё лучше, что очень приятно. Прорыв на второе место – колоссальное достижение, я принимаю этот результат и буду гордиться собственным пилотажем и работой команды, но чтобы одолеть Ferrari, нам нужно приложить еще больше усилий.

Вопрос: (Дон Кеннеди) Себастьян, на подиуме вы внимательно рассматривали врученный вам кубок, очевидно, вчитываясь в выгравированные на нем имена победителей. В предыдущие годы этот трофей не доставался никому, кроме Льюиса – насколько приятна для вас сегодняшняя победа, и как теперь складывается ситуация в чемпионате? Похоже, в этот уик-энд Ferrrari не уступала в скорости Mercedes.
Себастьян Феттель: Да, я рассматривал кубок и фамилии предыдущих победителей, но список заканчивается 2005-м годом, и мне было интересно, куда делись еще 13 лет. Когда я вернулся в помещение перед подиумом, мне показали элемент с остальными фамилиями, который забыли прикрепить к трофею – знаете, это очень престижная награда, раз на ней перечислено так много триумфаторов.

Сильверстоун – родина автоспорта, гонки здесь всегда были особенными, а сама трасса феноменальная, как феноменальны местные болельщики. Интересно, ждет ли меня такая же поддержка в Германии – было бы неплохо! Я побеждал в Сильверстоуне много лет назад, приятно сделать это снова. Для гонщика здешняя трасса одна из самых интересных, и когда оказываешься здесь лучшим, эмоции просто фантастические!

Вопрос: (Люк Смит) Себастьян, расскажите о сражении с Валттери и обгоне, который вернул вам лидерство в гонке.
Себастьян Феттель: Сражение получилось интенсивным. У меня было преимущество более мягких шин, но перед Валттери оставалась свободная трасса: я держался за ним, но не мог подобраться вплотную. Сразу после рестарта я пробовал атаковать в четвертом повороте, затем на прямой Wellington, потом перед шестым поворотом. Похоже, мне удалось, в конце концов, застать Валттери врасплох – он явно не ожидал, что я попробую протиснуться по внутренней кромке, ведь мы стремительно приближались к точке торможения.

Я решил, что должен попытаться, поскольку чем дольше я оставался позади, тем сильнее перегревались шины, из-за чего терялось преимущество. Когда мы поравнялись, я не был уверен, что сумею вписаться в поворот – к счастью, всё получилось, а затем я создал достаточный отрыв и просто контролировал темп. Атака оказалась непростой, поскольку Mercedes очень уверенно смотрелись на прямых, но с DRS и слипстримом я оказался чуть быстрее и смог провести маневр.

Вопрос: (Виктор Альмарас Гарсиа) Льюис, для вас это уже восьмой, рекордный подиум в Великобритании, вы превзошли по этому показателю Алана Проста и Михаэля Шумахера. Что скажете?
Льюис Хэмилтон: В данный момент для меня это ничего не значит. Я выступаю не ради рекордов.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Себастьян, вы сказали, что застали Валттери врасплох, но не удивило ли вас, что Боттас всё-таки попытался «захлопнуть калитку»?
Себастьян Феттель: Нет, поскольку всегда примерно представляешь, в какой точке трассы окажешься в конце прямой. Я хорошо вышел из предыдущего поворота – да, хотелось оказаться еще ближе, но и этого было достаточно для попытки атаки. Кругом ранее я пробовал пройти Валттери по внешнему радиусу, однако он чуть позднее нажал на тормоза, не оставив мне места.

Я подумал, что снова так делать не стану, и тем самым, очевидно, подловил Боттаса: я ехал на некотором отдалении, приближалась зона торможения, а Валттери хоть и смещался к внутреннему радиусу, всё же оставил мне достаточно места. Как только передо мной оказалась свободная трасса, машине хватило прижимной силы, и я всё-таки вписался в поворот.

Я очень хотел победить и старался изо всех сил. Возможно, на последующих кругах у Валттери возникло больше сложностей с шинами, но мне хотелось провести атаку как можно раньше, и она обеспечила мне первое место.

Вопрос: (Кристиан Менат) Себастьян, мы видели, что перед гонкой к вашему подголовнику добавили дополнительный слой пенопласта – не могли бы рассказать подробнее, как вы справлялись с болью в шее? Мы видели, как вы сами что-то поправляли в подголовнике уже на стартовой решетке.
Себастьян Феттель: На пути к стартовой решетке неприятных ощущений практически не было, потому часть пенопласта я в итоге убрал. В субботу всё было намного хуже, особенно в квалификации. Я старался ограничиться минимальным количеством попыток, использовал специальные подкладки, чтобы дополнительно поддержать шею, скажем, в восьмом повороте, который мы проходим с педалью газа в пол. Сегодня серьезная дополнительная поддержка мне уже не требовалась, я чувствовал себя неплохо, а гонка не доставила неприятных ощущений.

Перевод: Валерий Карташев

Источник