Разделы сайта

Свежие новости

Открыта продажа билетов на Гран При России 2021 года

После окончания Гран При России компания «РОСГОНКИ» начала продажу билетов на следующий год.По акции «Ранние продажи» болельщики смогут приобрести билеты на Гран При России 2021 по минимальным ценам.

Макс Ферстаппен: Два штрафных балла для Хэмилтона – это чересчур

Гонщик Red Bull Racing Макс Ферстаппен на пресс-конференции после Гран При России назвал штраф Льюиса Хэмилтона в виде двух штрафных баллов в суперлицензию слишком жёстким. Выслушав объяснения команды и гонщика после заезда, гоночная дирекция заменила наказание денежным штрафом.

Полезные статьи

Гран При Тосканы: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Тосканы: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Александер Элбон (Red Bull Racing)

Вопрос: (Дэвид Култхард) Александер, примите поздравления! Очевидно, вы очень рады своему первому подиуму, не так ли?
Александер Элбон: Это было неплохо! Прошло какое-то время, прежде чем мне удалось подняться на подиум, да и сегодняшняя гонка была непростой. Пришлось потрудиться, чтобы добиться этого результата, но я очень доволен, и теперь стало легче дышать!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы сказали, что гонка выдалась непростой. Очень необычно видеть несколько рестартов в один день, притом все гонщики говорили, что эта трасса в плане физических нагрузок одна из наиболее изматывающих. Насколько нелегко вам было в кокпите?
Александер Элбон: Если говорить о физических нагрузках, то, как ни удивительно, было не так уж тяжело, я ожидал, что будет хуже, но гонка дважды останавливалась красными флагами, и это помогло. Перегрузки здесь серьезные, особенно в скоростных поворотах второго сектора, но я ощущал скорее приток адреналина, чем какую-то усталость!

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы ещё раз продемонстрировали, что хорошо чувствуете машину и ситуацию на трассе. По ходу гонки вам пришлось бороться с Даниэлем Риккардо, который тоже безупречно чувствует машину и умеет здорово обороняться, притом со стороны всё выглядело так, будто вы абсолютно контролируете ситуацию!
Александер Элбон: У нас не очень хорошо получались старты, поэтому большинство обгонов пришлось совершать на трассе. Но машина с самого начала отлично работала на торможениях, мы это знали, поэтому у нас была возможность обгонять, и пилотирование доставило мне удовольствие.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Валттери, результат наверняка мог быть лучше, если бы второй старт с места сложился в вашу пользу. Что вы чувствуете?
Валттери Боттас: Я расстроен, что упустил победу, ведь о таком старте, как сегодня, можно было только мечтать. А затем – я не помню всего, что происходило в гонке, но у меня не было шансов отыграться после того, как я упустил лидерство на втором старте. Так бывает.

Вопрос: (Дэвид Култхард) В квалификациях и гонках вам зачастую не хватает совсем немного, чтобы опередить Льюиса. Позади половина сезона – что вы можете предпринять, чтобы переломить ситуацию в свою пользу? Через пару недель нас ждёт гонка в Сочи, на российской трассе вы всегда выступали очень неплохо...
Валттери Боттас: Я продолжу выкладываться, чтобы выступать сильнее. В какой-то момент мне должна улыбнуться удача, так что надо продолжать работу.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Вы в хорошей физической форме, у вас достаточно скорости. В каких областях вам необходимо добиться прогресса?
Валттери Боттас: Сложно сказать, в каких именно областях я должен прибавить. В этом году я часто уступал несколько сотых в квалификациях – вероятно, это первое, на что надо обратить внимание – как отыграть эти несколько сотых.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Льюис, знаю, вы не обращаете внимания на статистику, но для вас это 90-я победа в карьере и уже шестая в этом сезоне! Вам явно пришлось постараться, чтобы её добиться – как сложилась гонка?
Льюис Хэмилтон: Это не было лёгкой прогулкой, мы словно провели три гонки в один день! На этой феноменальной трассе нам пришлось по-настоящему трудно. Я плохо стартовал, поначалу оказался позади Валттери, а потом мне было нелегко сдерживать его прессинг. На рестартах требовалась предельная концентрация. Это было очень, очень непросто.

Вопрос: (Дэвид Култхард) Были ли у вас какие-нибудь опасения? Мы слышали, как перед пит-стопом вы обсуждали с командой состояние шин – вас всё устраивало, тогда как у Валттери возникли сложности.
Льюис Хэмилтон: Проблем с шинами не было, как я уже сказал, самым сложным было хорошо сработать на рестарте. На первом отрезке я контролировал эффективность резины и мог бы позже заехать на пит-стоп, но в команде беспокоились из-за проблем с шинами у Валттери. На последний отрезок мне поставили прикатанный комплект Soft, я не знал, на какое количество кругов ему хватит эффективности.

Вскоре в зеркалах буквально из ниоткуда появился Валттери, хотя какое-то время позади меня ехал Даниэль Риккардо. Пока я следил за шинами, Валттери сумел подобраться, и я старался сохранять отрыв более секунды, потому что не хотел, чтобы на длинной прямой – 1000 метров или около того – мой напарник воспользовался DRS. Борьба была острой, моё сердце вот-вот выскочит из груди – потрясающе, что мне удалось одержать 90-ю победу!

И еще: мы требуем справедливого наказания за убийство Бреонны Тейлор!

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Должно быть, это была одна из наиболее напряженных гонок за последнее время! Какой она вам показалась?
Льюис Хэмилтон: Очень сложной – физически и психологически. Машины Red Bull Racing очень быстры, Валттери с начала уик-энда демонстрировал отличную скорость – удержать его позади было по-настоящему непросто.

Гонку не раз останавливали красными флагами, в таких условиях нелегко сохранять концентрацию, но спасибо команде – сегодня парням пришлось несколько раз сбегать из одного конца пит-лейн в другой, они преодолели гораздо большую дистанцию, чем механики других команд, я очень благодарен им за собранность и безупречную работу.

Я счастлив выступать за Mercedes и горжусь тем, как сработал сегодня, ведь удержаться впереди Валттери и Алекса было в самом деле непросто.

Вопрос: Валттери, полагаю, вы разочарованы тем, как сложилась гонка. На старте вы сработали безупречно и перехватили лидерство, но финишировали всё-таки вторым...
Валттери Боттас: Конечно, досадно не выиграть гонку, но не могу сказать, что я разочарован, ведь я сделал всё, что было в моих силах.

Мне удался идеальный старт, на первом рестарте я сумел сохранить лидерство, а когда на втором рестарте Льюис всё-таки вышел вперед, я атаковал на пределе, чтобы вернуть первую позицию, но не сумел этого сделать, так как мой напарник пилотировал безупречно и не допустил ни единой ошибки.

Сумасшедший день! Такое ощущение, будто мы разом провели три гонки вместо одной. Я старался, очень старался. Моё время еще придёт, нужно продолжать выкладываться на пределе.

Вопрос: Алекс, радостно видеть вас на подиуме! До этого уик-энда вы пару раз были очень близки к финишу в первой тройке, но не хватало совсем немного. Насколько приятно, наконец, добиться столь высокого результата?
Александер Элбон: Хорошая гонка, и приятно, наконец, заработать подиум! Сегодня было непросто, я всякий раз стартовал не лучшим образом, но смог провести немало обгонов и получил удовольствие от захватывающей борьбы. Машина ехала здорово, я рад, что сумел выжать из неё всё, на что она способна.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Алан Болдуин) Льюис, поздравляю с победой! В этот раз на акцию против расизма вы вышли в футболке с именем Бреонны Тэйлор, а раньше там была надпись «Black Lives Matter». Это некие изменения в кампании против расизма? Как в случае с Наоми Осакой, которая на каждый раунд US Open подготовила маску с именем одной из темнокожих жертв насилия...
Льюис Хэмилтон: Это не такое уж изменение, мы продолжаем бороться за то же самое, за что боролись раньше. Потребовалось некоторое время, чтобы получить эту футболку, но я давно хотел надеть её и привлечь внимание к тому факту, что людей по-прежнему убивают на улицах, что была девушка, которую убили в её собственном доме, а те, кто это сделал, по-прежнему разгуливают на свободе. Мы не можем смириться с такой ситуацией и просто обязаны открыто говорить об этом.

Поступок Наоми вызывает глубокое уважение. Она выступает очень здорово и использует свою популярность, чтобы обращать внимание на существующие проблемы. Точно так же мы сами должны продолжать открыто говорить о проблеме расизма.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Алекс, по ходу гонки вы пару раз теряли позиции, и со стороны могло показаться, что вам не удастся зацепиться за подиум. Что вы чувствовали в те моменты? И еще: расскажите, как вам удалось обогнать Даниэля Риккардо – это был идеальный пример рассудительности и отваги одновременно!
Александер Элбон: Когда теряешь позицию в начале гонки или на рестарте, всегда понимаешь, что задача осложняется, но не сомневаешься, что сумеешь отыграться.

Обгонять сегодня было непросто. По ходу первого отрезка я выжимал из шин Soft всё, на что они способны, сумел провести пару атак. После перехода на Medium наш темп был особенно хорош, но я буквально мечтал о том, чтобы на очередном рестарте хотя бы удержать позицию, ведь Renault и Racing Point стартовали особенно здорово. Я был в ярости, когда на рестарте пропустил пару машин, но понимал: скорости достаточно, и если удастся избежать ошибок и сберечь ресурс шин, то позднее может появиться шанс на атаку.

Что касается борьбы с Даниэлем, наша машина на протяжении всего уик-энда была особенно быстра на третьем секторе, а это особенно важно на трассе, где единственное место для обгона – первый поворот. Правда, у Renault была отличная скорость на прямых, я приближался к Даниэлю не настолько быстро, как планировал, и буквально в последний момент попробовал атаковать его по внешнему радиусу. Я беспокоился, удастся ли избежать контакта, оставил Даниэлю достаточно места, он поступил точно так же, и я всё-таки сумел выйти вперед.

Валттери Боттас

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос ко всем. Несколько лет назад в Формуле 1 была иная процедура рестарта и гонщики могли бороться после линии автомобиля безопасности. Сейчас процедура иная – и сегодня возник хаос. Считаете ли вы, что нужно вернуться к старой системе и позволить гонщикам атаковать раньше? Валттери, вы чувствуете личную ответственность за тот хаос, что возник позади вас на рестарте?
Валттери Боттас: Мы по-прежнему можем бороться после пересечения линии сейфти-кара, просто в этом сезоне сейфти-кар обычно гасит свои огни довольно поздно, приходится создавать отрыв буквально в последний момент.

Когда лидируешь в гонке, всегда стараешься максимизировать свои шансы, и я совершенно точно не виноват в том хаосе, что возник во время рестарта. Каждый может рассуждать так, как ему вздумается, но я ехал с одинаковой скоростью вплоть до того момента, как начал разгон. Да, разгон я начал поздно, но и борьба разрешена после контрольной линии, а не до неё. Так что гонщики, допустившие столкновение, в поисках виноватого могут посмотреть в зеркало.

Не нужно ныть и жаловаться. FIA или FOM – не знаю, кто определяет режим работы сейфти-кара, но они стараются повысить зрелищность и гасят огни как можно позже, чтобы лидер мог начать разгон разве что на выходе из последнего поворота, не раньше. Сегодня парни устроили аварию на главной прямой – возможно, пора задуматься, насколько безопасен такой подход.

Вопрос: Льюис, ваше мнение?
Льюис Хэмилтон: В инциденте виноват не Валттери, а те, кто принимают решения. Они пытаются добавить зрелищности, но сегодня подвергли гонщиков риску – наверное, им стоит об этом подумать.

Сейфти-кар с каждым разом позднее гасит огни, но мы-то стараемся удержать позиции – особенно если они добыты с таким трудом, с каким Валттери перехватил лидерство на старте. Понимаю, людям хотелось добавить интриги, но в этот раз они явно перестарались, а Валттери действовал ровно так, как на его месте действовал бы любой из гонщиков.

Гран При Тосканы: Пресс-конференция в воскресенье

Александер Элбон: Согласен с Льюисом и Валттери. Когда контрольная линия расположена так далеко впереди, а сейфти-кар гасит огни настолько поздно, вполне очевидно, в какой момент лидер начнёт разгон. Похоже, Валттери рассчитывал утопить педаль газа в пол буквально за пару метров до контрольной линии, а гонщики, что ехали в середине пелотона, примерно представляли, когда он начнёт разгон, и старались уловить момент для атаки. Когда они с полной уверенностью, что лидер начал разгон, помчались вперед, Валттери всё еще продолжал ехать с постоянной скоростью – тут и возникла неразбериха.

То, что ситуация окажется опасной, было очевидно заранее: даже если у лидера остается право решать, когда начать разгон, чем меньше времени вы ему на это оставляете, чем выше риск. Не знаю, заметили ли вы, но первая пятерка ехала фактически в две линии, поскольку каждый ждал возобновления гонки – это было очень опасно. На трассах с длинной главной прямой при рестарте всегда будет непросто, но над самой процедурой явно нужно поработать.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, в начале гонки ваша машина относительно медленно тронулась с места. Возникли те же сложности, что у Валттери в Испании, Венгрии и Монце? Перед вторым стартом с места у вас дымились тормоза, но вы всё же обогнали Валттери по внешнему радиусу в первом повороте – заметили ли вы нечто странное в работе тормозов, или всё было в порядке?
Льюис Хэмилтон: Что касается начала гонки, каждый старт складывается по-своему. Я слишком сильно нажал на педаль газа, допустил пробуксовку, а Валттери среагировал намного лучше.

Второй старт с места… На установочном круге разница в температуре передних тормозов на моей машине достигала двухсот градусов. Я атаковал довольно агрессивно, чтобы выровнять показатели, прогрел тормоза до тысячи градусов, а затем старался охладить их на участке от последнего поворота до своей стартовой позиции. Когда я занял место на стартовой решетке, от тормозов повалил дым – меня это очень обеспокоило! Мне показалось, что я видел языки пламени, а это очень плохо, ведь огонь мог повредить стойку передней подвески. К счастью, старта долго ждать не пришлось, никаких проблем не возникло, но ситуация была на грани.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Вопрос ко всем. Ранее вы озвучивали FIA свои опасения насчёт того, что сейфти-кар слишком поздно гасит свои огни? Если да, то каким был их ответ?
Льюис Хэмилтон: Я такого не помню. Мы озвучивали опасения?

Валттери Боттас: Сегодня утром мы сказали, что ситуация вызывает опасения, но нам ответили, что процедура меняться не будет, поскольку так лучше для зрелищности.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, в Сочи вы можете сравняться с Михаэлем Шумахером по числу побед в гонках. Что значит для вас быть так близко к рекорду, который многим казался недостижимым?
Льюис Хэмилтон: Я с трудом могу в это поверить. Мне невероятно повезло, что у меня есть возможность претендовать на рекорды, выступая за великолепную команду, чья машина позволяет каждый уик-энд сражаться за победу. Я очень благодарен всем сотрудникам Mercedes, которые изо всех сил работают на результат. Я сам – всего лишь звено одной большой цепи, притом мне не так уж просто выигрывать гонки, когда Валттери настолько быстр. И я никогда не предполагал, что смогу настолько приблизиться к рекордам Михаэля.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Вопрос ко всем. Как вы оцениваете трассу в Муджелло? Насколько она интересная, опасная? Насколько силён здесь эффект DRS, и стоит ли Формуле 1 вернуться сюда в будущем?
Льюис Хэмилтон: Лично мне понравилась трасса. Не знаю, насколько интересной была эта гонка для зрителей, но в плане пилотажа конфигурация в Муджелло одна из наиболее сложных. Повороты здесь скоростные и среднескоростные, но я бы не сказал, что трасса слишком опасная –скорее, это трасса старой школы со всеми этими гравийными ловушками и небольшими зонами вылета. Я был бы рад еще не раз вернуться в Муджелло.

Валттери Боттас: Потрясающая трасса, она должна стабильно присутствовать в расписании сезона! В моем личном рейтинге трасс Муджелло занимает очень высокое место, причём я тоже не назвал бы здешнюю конфигурацию откровенно опасной. Автоспорт в целом связан с риском, а это просто замечательная трасса, она нам всем очень нравится.

Александер Элбон: Мне тоже понравилась эта трасса. Когда приезжаешь на автодром с богатой спортивной историей, уик-энд воспринимается как нечто особенное. Кроме того, приятно гоняться там, где конфигурация в меньшей степени прощает ошибки.

Вопрос: (Алан Болдуин) Вопрос для Льюиса и Валттери. Если говорить об этой ситуации с огнями сейфти-кара, существует ли риск, что в Формуле 1 предпочтут пожертвовать безопасностью ради зрелищности? Всё чаще слышны разговоры о квалификационной гонке с реверсивным стартом. Безопасность в Формуле 1 всегда была приоритетом, но, возможно, теперь важнее зрелище – как вы считаете?
Льюис Хэмилтон: Сложно сказать. Мне нужно над этим подумать, я бы не хотел своими рассуждениями выходить за рамки дискуссии. Знаю, болельщикам понравилась гонка с рестартом в Монце. Похоже, даже если на траектории окажется кусок бумаги, дирекция гонки готова вывесить красные флаги и объявить рестарт, но я понимаю их логику. Когда пелотон растягивается по трассе, гонка получается скучной, а с помощью рестарта можно снова собрать всех вместе. Так поступают в NASCAR – показывают желтые флаги, чтобы замедлить машины и обострить интригу. Но дирекции гонки нужно учесть и вопросы безопасности, так как сегодня на рестарте ситуация была угрожающей. Уверен, они сделают выводы, и дальше всё будет ещё лучше.

Валттери Боттас: Мне нечего добавить, я полностью согласен с Льюисом.

Перевод: Валерий Карташев

Источник