Разделы сайта

Свежие новости

В Финляндии борются с пандемией, но автоспорт страдает

Хейкки Культа – ветеран финской гоночной журналистики, более сорока лет проработавший в газете Turun Sanomat, автор книг о Мике Хаккинене, Кими Райкконене и Мике Сало, в декабре 2019-го официально вышел на пенсию, но продолжает работать над новыми проектами.

Экклстоун не верит, что чемпионат «Формулы-1» состоится

Бывший глава чемпионата мира Берни Экклстоун рассказал, как бы отреагировал на пандемию коронавируса, если бы продолжал управлять «Формулой-1».

Полезные статьи

Гран При США: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При США: Пресс-конференция в воскресенье

1. Кими Райкконен (Ferrari)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Льюис Хэмилтон (Mercedes)

Вопрос: (Мартин Брандл) Кими, примите поздравления! Сегодня вы порадовали многочисленных поклонников Формулы 1 по всему миру, но, полагаю, вряд ли кто-то из них сейчас испытывает более яркие эмоции, чем вы сами!
Кими Райкконен: Кто знает – возможно, болельщики сейчас радуются больше меня самого! Отличный уик-энд! Машина всё время работала очень хорошо, я неплохо стартовал, но атаковать приходилось на пределе и по ходу дистанции несколько раз вступать в поединки с соперниками.

Ближе к финишу шины были уже не в лучшей форме, но Макс Ферстаппен оказался примерно в такой же ситуации, тогда как у Льюиса Хэмилтона шины были более свежие. Но я старался проходить круги в стабильном темпе и беречь резину, чтобы её хватило до конца гонки. Ехать в таком режиме пришлось довольно долго, но в итоге мы добились победы.

Вопрос: (Мартин Брандл) Для вас это первая победа с Гран При Австралии 2013 года! Очевидно, вы очень довольны, не так ли?
Кими Райкконен: Конечно, я доволен, ведь первое место намного лучше, чем второе! Это была хорошая гонка.

Вопрос: (Мартин Брандл) В сегодняшней гонке было три ключевых момента: старт, затем момент перед пит-стопом, когда вы вроде сместились в сторону въезда на пит-лейн, но туда в итоге отправился Льюис, и, наконец, ваше с Хэмилтоном сражение, когда вы сдерживали его натиск на протяжении восьми секунд. Во всех трех случаях вы сработали безупречно, что обеспечило вам победу!
Кими Райкконен: Мы вовремя провели пит-стоп, на обоих отрезках резина была в нормальном состоянии, хотя об этом надо было заботится. Но мы со всем справились достаточно хорошо, что и позволило одержать победу. По ходу гонки было несколько отличных дуэлей – мы, гонщики, это любим! Думаю, публике тоже понравилось.

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вам удалось прорваться с восемнадцатого места на второе – отличный пилотаж!
Макс Ферстаппен: Отчасти мы не ожидали такого результата. Я хорошо стартовал и проехал первый круг. Мне удалось быстро вернуться в пятерку или даже в четверку, а затем я в отличном темпе ехал за лидерами. Команда приняла верное решение, и я опередил Валттери за счет более раннего пит-стопа, а после этого сосредоточился на своей гонке. Мне кажется, в конце гонки я мог немного взвинтить темп. К сожалению, на последних трех или четырех кругах шины SuperSoft перестали работать по сравнению с Soft, которые использовали мои непосредственные соперники. Наверное, я слишком сильно атаковал – я даже порвал ботинок. Но всё в порядке.

Вопрос: (Мартин Брандл) Расскажите о сражении с Льюисом на последних кругах гонки...
Макс Ферстаппен: Во время поединка с Льюисом у меня уже начались серьезные проблемы с задними шинами, и я заблокировал колеса на входе в 12 поворот. Мы вели отличную борьбу в «эсках» и шпильке, а в правом повороте я сделал всё что мог, но очевидно, что Льюис тоже максимально атаковал. Я рад, что сохранил второе место.

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, развязка в битве за титул откладывается, как минимум, на неделю, однако эта гонка получилась для вас невероятно насыщенной, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, мои поздравления Кими! Он сработал безупречно, не допустил ни единой ошибки, отлично провел старт и далее контролировал ход гонки. Макс тоже выступил отменно, притом на последних кругах его шины были в чуть лучшем состоянии. Я рассчитывал, что сумею финишировать выше, однако третье место – максимум, чего мы смогли добиться. Но здорово, что у нас была такая интересная борьба, теперь будем активно готовиться к следующему Гран При.

Вопрос: (Мартин Брандл) Тот ключевой момент, когда на 11-м круге вы поступили иначе, чем Кими, и направились в боксы – после этого вам пришлось ехать большую дистанцию на одном комплекте. Вы сэкономили время, сменив шины в условиях виртуального сейфти-кара, но к концу гонки резина потеряла эффективность, верно?
Льюис Хэмилтон: Я провел свой первый пит-стоп буквально в последний момент и сомневался, удастся ли отыграть отставание в 12 секунд. Не знаю, почему мы выбрали такую стратегию, ведь со свежим комплектом шин у тебя есть всего несколько кругов, прежде чем резина начнет терять эффективность, и если отыгрываешь 12 секунд, ресурса практически не остается. В любом случае, я рад, что удалось финишировать третьим. В этот уик-энд в Ferrari сумели прибавить, мы должны как можно лучше подготовиться к этапу в Мексике.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Пара вопросов для Кими. Насколько сложно было добиться баланса между необходимостью атаковать на пределе в начале второго отрезка, чтобы оказаться впереди Льюиса, и задачей сберечь шины на завершающую стадию гонки?
Кими Райкконен: Собственно, экономить шины и топливо приходится уже со второго круга гонки, но это всегда делается по наитию, по ощущениям. В какой-то момент резина начинает терять эффективность, и ты уже ничего не можешь с этим поделать.

Борьба с Льюисом получилась интересной. Я старался как можно дольше сдерживать его натиск, а когда мы оба провели свои пит-стопы, от меня требовалось просто сохранять преимущество. Я держал определенный темп и старался беречь шины, поскольку на последних кругах с ними могли возникнуть сложности – никогда не знаешь, как всё может обернуться, особенно если пятничные тренировки прошли под дождем. После первого отрезка я был уверен, что у нас всё получится, но вы сами видели, насколько плотной была борьба на последних кругах, притом у меня самого шины работали далеко не лучшим образом. Впрочем, чем ближе ко мне подбирались соперники, тем сложнее им становилось.

Вопрос: (Луиш Васконселош) И второй вопрос: что вас больше радует – победа, которая явно заставит критиков замолчать, или тот факт, что журналисты еще долго не будут спрашивать вас о том, когда вы в следующий раз финишируете первым?
Кими Райкконен: (смеётся) Возможно, я смогу снова победить уже через неделю! Не знаю, что вам ответить, я просто рад тому, как всё получилось, и рад за нашу команду. Предыдущие две гонки были для нас очень непростыми, но сегодня я доказал, что несмотря на возраст по-прежнему не так уж плох – возможно, мне захочется остаться в Формуле 1 на более долгий срок!

Мне нравится выступать в чемпионате. Я всегда сражаюсь за победу, но если бы её было так просто добиться, все бы уже давно были победителями. Этот уик-энд мы провели очень здорово, меня полностью устраивало поведение машины – посмотрим, как всё сложится в Мексике, но пока жаловаться не на что. Мы славно отметим этот успех, а через неделю постараемся его повторить.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, если бы у вас была такая же тактика, как у соперников, скорости машины хватило бы для борьбы за победу?
Льюис Хэмилтон: Возможно, но когда Кими оказался впереди, я едва мог ехать с ним в одном темпе. По ходу первого отрезка мы показывали одинаковые результаты на круге, но у Кими были более мягкие шины, и когда в условиях виртуального сейфти-кара я отправился в боксы, он сумел создать отрыв.

В целом скорости были примерно равны, но из-за дополнительного пит-стопа я оказался далеко позади, причем я уже говорил вам, что происходит, когда приходится отыгрываться. Здешняя трасса беспощадна к шинам, и если бы мы провели пит-стоп одновременно с Кими, то наверняка смогли бы бороться с ним до самого финиша на одинаковых составах смеси. Впрочем, это всё рассуждения и догадки, в целом Райкконен сработал очень здорово.

Вопрос: (Джо Барнс) Кими, когда пять лет назад вы одержали свою предыдущую победу, вы еще не были женаты. Насколько сегодняшняя победа особенная в том плане, что вы можете разделить радость успеха со своей семьей?
Кими Райкконен: Семья давно просила меня привезти им победную кепку Pirelli. Понятно, что я мог бы легко купить такую, но это было бы нечестно. Уверен, сейчас моя очаровательная жена и дети очень счастливы. Впрочем, дети, скорее всего, уснули по ходу гонки, но жена, возможно, досмотрела до финиша. В любом случае, я рад за всех нас!

Приятно снова добиться победы, но этот успех никак не меняет мою жизнь и мнение моих родных обо мне. Мой сын в предыдущий уик-энд просил у меня кепку Pirelli, поскольку хотел поиграть с ней – думаю, родные очень за меня рады, и здорово, что я смогу привезти им долгожданный подарок!

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, вы сказали, что понимали, что произойдет с шинами после того, как вы будете изо всех сил отыгрывать отставание. Вы имели в виду шины в целом, или конкретно состав Soft? Мы видели, как резина на вашей машине сильно пузырилась…
Льюис Хэмилтон: Я говорил о шинах в целом, но состав Soft у нас явно работал не лучшим образом, и я был удивлен, что на последних кругах гонки мы уступали Максу Ферстаппену, ехавшему на Super Soft. Когда соперничаешь с кем-то, у кого есть небольшое преимущество в скорости, ты понимаешь, что отыграться сложно, но я всё же рассчитывал, что постепенно сумею подобраться. Правда, шины в любом случае не выдержали бы столько времени, сколько потребовалось бы на то, чтобы отыграть двенадцать секунд.

Вопрос: (Джап де Грут) Макс, тот момент гонки, когда вас пытался обогнать Льюис, был поистине фантастическим! Расскажите, как вы действовали.
Макс Ферстаппен: Я вплотную преследовал Кими, что не лучшим образом сказалось на шинах. Когда Льюис подобрался совсем близко, мне удалось в нескольких поворотах занять внутренний радиус, но затем Хэмилтон попробовал атаковать снаружи. К тому моменту моя машина уже сильно скользила в скоростных поворотах, но при атаке Льюис оказался вне траектории на грязной стороне трассы – ему потребовался еще целый круг, чтобы вернуть шинам достаточный уровень сцепления.

Льюис Хэмилтон: Насколько плотным было наше сражение? Кажется, я оставил тебе слишком много места.

Макс Ферстаппен: А я думал, что ты сможешь оставить еще больше!

Льюис Хэмилтон: В случае с тобой никогда не знаешь, чего ожидать – мне не хотелось, чтобы всё закончилось аварией.

Макс Ферстаппен: Я тоже не понимал, что такое ты задумал!

Льюис Хэмилтон: Я тебя в принципе не видел!

Макс Ферстаппен: На последних двух-трех кругах мои шины были не в лучшем состоянии, но из-за этого борьба получилась особенно интересной!

Вопрос: (Лес Кизер) Вопрос для Льюиса и Макса. Если бы гонка продолжалась на один круг дольше, какими были бы результаты?
Льюис Хэмилтон: В конце гонки я снова приближался к Максу, но для атаки мне бы потребовалось еще несколько кругов. Выехав за пределы трассы, я собрал на шины много кусочков отработанной резины – потребовался целый круг, чтобы очистить поверхность. Если бы гонка продолжалась еще несколько кругов, у соперников возникли бы сложности с резиной, поскольку пит-стоп они провели раньше – расклад мог бы получиться интересным, но всё вышло так, как есть.

Макс Ферстаппен: Если бы дистанция была больше, в какой-то момент мы провели бы вторую смену шин, однако мы изначально планировали стратегию на пятьдесят шесть кругов.

Вопрос: (Джон Хейверлин) Льюис, когда вы сражались с Максом, думали ли вы о том, что сражаетесь за конкретную позицию, или всё же о том, что завоюете титул, если сумеете выйти вперед?
Льюис Хэмилтон: Я старался выиграть гонку, но поскольку соперники впереди не претендовали на титул, мне приходилось действовать предельно осторожно. Чемпионат не выиграть, если в борьбе допускать глупые ошибки – я оказался за пределами трассы как раз потому, что оставил Максу слишком много места на случай, если у него вдруг возникнет недостаточная поворачиваемость, или он сам решит действовать агрессивно. Если бы на месте Макса был Себастьян Феттель, я, конечно, боролся бы жестче, но в случае с Ферстаппеном такой необходимости не было.

Главное, я финишировал впереди Себастьяна. Если в нынешнем сезоне мне суждено стать чемпионом, то совершенно не важно, в какой момент это произойдет. Конечно, нам хотелось выиграть эту гонку, в этом плане третье место – не лучший результат, но, как я уже говорил, невозможно всё время финишировать первым.

Вопрос: Макс, сражаясь с Льюисом, вы помнили, что он ведет борьбу за титул?
Макс Ферстаппен: В сражении с соперником ты в любом случае стараешься действовать корректно.

Вопрос: Кими, кажется, когда вы оборонялись от атак Льюиса, команда просила вас действовать корректно, верно?
Кими Райкконен: Я уж точно не пытался действовать агрессивнее, чем с любым другим соперником. Я стараюсь вести свою гонку. Если это каким-то образом повлияет на ситуацию в битве за титул – что ж, пусть так, но преднамеренно вмешиваться и совершать какие-то глупости я не стану. Моя задача – бороться за победу, ради этого я выступаю в гонках и всегда буду действовать максимально корректно. Мы знаем, что можно делать, а что – нельзя. В какой-то момент я был на грани столкновения с Льюисом, но лишь потому, что моим шинам стало не хватать сцепления с трассой.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Кими, Хейкки Культа, с которым я только что разговаривал, просил узнать у вас, что вы чувствовали, когда на подиуме слышали гимн Финляндии?
Кими Райкконен: Я очень хотел выиграть гонку, но не знал, получится ли, поскольку не раз был близок к успеху, но его не добивался. За пять кругов до финиша появилась некоторая уверенность, ведь мои шины еще сохраняли эффективность, а если соперники подъезжали чуть ближе, им становилось сложнее контролировать машину.

Конечно, мне было очень приятно слышать родной гимн, ведь каждый из нас приезжает на гонку с мыслью о победе. Сегодня я выступил здорово и доказал многим, что они ошибались в своих оценках, но в остальном победа ничего не меняет. Это просто еще одна цифра в статистике, жизнь продолжается.

Вопрос: (Питер Уиндзор) Льюис, вы говорили о том, что здешняя трасса беспощадна к шинам, а также о борьбе за титул. Можно ли сказать, что при выборе стратегии на гонку в команде руководствовались интересами в личном зачете чемпионата, а не стремлением непременно выиграть Гран При США?
Льюис Хэмилтон: Нашей стратегий было выиграть эту гонку. Я обеспечил себе поул, мы придерживались привычного подхода и при обсуждении стратегии обсуждали самые разные сценарии, однако ощущения у меня сейчас не те, что были в предыдущие уик-энды. Впрочем, не думаю, что нам следует что-то менять.

Не знаю, почему вы подумали, что в команде не хотели выиграть Гран При США. Такие намерения были, просто многое пошло не по плану уже со второй квалификационной сессии. Очевидно, решение стартовать на Super Soft было ошибочным, ведь ранее по ходу сезона мы наблюдали, как здорово стартует Кими на более мягких шинах. Мы знали, что на старте разница в уровне сцепления у составов смеси очень велика, однако всё равно выбрали вариант, который считали далеко не оптимальным – в итоге я потерял позицию и не имел возможности отыграться, поскольку Кими мчался по свободной трассе на более быстром составе.

Безусловно, мы извлечем из этого урок и сделаем выводы, но в целом вряд ли можно сказать, что нынешний уик-энд мы провели максимально здорово. По ходу сезона у нас было немало отличных выступлений, я сегодня финишировал третьим и очень благодарен за такой результат, но когда стартуешь с поула, третье место – далеко не лучшее достижение.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, если учесть, что команда сообщила вам о развороте Себастьяна Феттеля на первом круге, насколько вы удивлены тем, что не смогли взять титул в этой гонке? Кими, вы говорили, что смогли ответить на критику – считаете ли вы, что доказали, что заслуживали места в Ferrari на следующий сезон?
Льюис Хэмилтон: Я не удивлен. Я финишировал третьим, хотя должен был выиграть гонку. Не знаю, что именно случилось с Себастьяном, но он сумел отыграться, а у нас возникли сложности. Валттери не сумел удержать Себастьяна позади, хотя тот поначалу уступал очень много. Похоже. В этот уик-энд нам явно не хватало скорости, но результат Кими вселяет в меня уверенность, что далее я смогу выступать лучше. Кими, сколько тебе исполнилось?

Кими Райкконен: 39. В следующем году будет 40, я приглашу тебя на вечеринку.

Льюис Хэмилтон: Да, надеюсь получить приглашение!

Кими Райкконен: Что ж, созвонимся.

Вопрос: Кими, доказывает ли сегодняшний результат, что вас должны были оставить в Ferrari еще на один сезон?
Кими Райкконен: Лично я ничего такого не имел в виду. Похоже, люди не понимают, что мне нравится то, что я делаю. Да, вместе с Ferrari я выиграл титул и много гонок, но сейчас мне хочется иного вызова, и я счастлив перейти в Sauber. База команды находится всего в сорока минутах от моего дома, чему моя семья будет очень рада, ведь я смогу проводить с родными больше времени – пожалуй, это главное.

Я ни разу не пожалел о своем решении. Единственное, чего мне хотелось в Ferrari – знать, что будет дальше, а в остальном я не первый год выступаю в Формуле 1 и прекрасно понимаю, что зачастую не важно, есть у тебя контракт или нет: многие вещи происходят по вполне определенным причинам. Мой выбор меня вполне устраивает.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Кими, вы поднялись на третье место в личном зачете, а Ferrari немного сократила отставание от Mercedes в Кубке конструкторов, притом в сражении производителей всё не так однозначно, как в битве за титул. Важно ли для вас помочь команде, или вы просто хотите до конца сезона выиграть как можно больше гонок?
Кими Райкконен: Всё, что я могу – это выкладываться по максимуму, а там посмотрим, каким будет результат. Если у команды есть шанс на победу в Кубке конструкторов, я постараюсь ей помочь, ведь для Ferrari это стало бы фантастическим достижением. Я не раз говорил, что каким бы ни был результат, он для нас максимальный, поскольку мы всегда работаем на пределе. Если бы сегодня я финишировал вторым или третьим, то не был бы огорчен, поскольку знаю, что приложил максимум усилий, но в этот раз этих усилий хватило для победы, чему я очень рад. В следующий уик-энд мы снова будем работать на максимально возможный результат. В команде готовы сражаться на пределе сил до самого конца сезона, а там посмотрим, чем всё закончится.

Перевод : Валерий Карташев

Источник