Разделы сайта

Свежие новости

Тото Вольфф: "Те, кто не подписал Окона, будут сожалеть, когда он выиграет с нами чемпионат мира"

"Мерседес" подпишет гонщика "Форс Индии" Эстебана Окона на следующий год в качестве резервного пилота. Как сообщает F1i, это единственный вариант, который остается немецкой команде, в чью программу развития входит француз. В "Форс Индии" для него места не будет после прихода в команду сына нового владельца Лэнса Стролла.

Роберт Шварцман одержал первую победу в Формуле 3!

Роберт Шварцман одержал первую победу в европейской Формуле 3 – 19-летний российский пилот прервал серию успешных выступлений Мика Шумахера и в заключительной гонке уик-энда на автодроме Red Bull Ring опередил своего немецкого напарника по команде Prema. Мик занял второе место, Джонатан Абердейн – третье.

Полезные статьи

Гран При Сингапура: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Сингапура: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Маурицио Арривабене (Ferrari), Жиль де Ферран (McLaren), Гюнтер Штайнер (Haas), Фредерик Вассёр (Sauber)

Вопрос: Маурицио, на этой неделе в Ferrari определились с составом на следующий сезон, Шарлю Леклеру предстоит заменить Кими Райкконена. Почему так вышло?
Маурицио Арривабене: Почему? Разве вам что-то не понятно? Хорошо, постараюсь разъяснить. Когда речь заходит о выборе гонщика, нужно думать не на краткосрочную, а на долгосрочную перспективу. Долгосрочная перспектива – это не на один год, это на некий период в будущем, и она во многом зависит от того, как вы планируете взращивать молодой талант, и каких результатов будете ждать от него в дальнейшем. Всё предельно просто.

Решение принято лично мной после обсуждения с высшим руководством и с учётом многих факторов. Мое личное отношение к Кими здесь не при чём, я очень уважаю его как гонщика и как человека, но если делать выбор для будущего команды, думаю, мы приняли верное решение и для Ferrari, и для самого Райкконена. Притом в своем заявлении команда отступила от собственных правил, согласно которым о контрактах традиционно объявлялось одной строкой – мы отдали дань уважения Кими за всё, что он для нас сделал, и пожелали ему всего наилучшего.

Вопрос: Еще один вопрос на эту тему. В нынешнем сезоне Шарль Леклер приятно удивил всех в Формуле 1. Насколько вы впечатлены его мастерством, и каких высот, как вам кажется, он сумеет достичь?
Маурицио Арривабене: Будет ошибкой изначально создавать для Шарля чрезмерный прессинг. В рамках гоночной академии Ferrari мы подписали с ним первый контракт еще в ноябре 2015-го или 2016-го года и этим контрактом, по сути, предусмотрели для него перспективу выступления в Формуле 1, как уже было с Антонио Джовинацци. Это означало, что мы изменили сам принцип работы гоночной академии и свой подход к взращиванию талантов. Так что для нас Шарль Леклер не сюрприз, это один из талантливых гонщиков, которые сейчас выступают в Формуле 1. К счастью, он прогрессировал вместе с нами, и я надеюсь, что свою карьеру он тоже продолжит с Ferrari – по крайней мере, до 2022 года.

Если взглянуть на ситуацию в паддоке, важно заметить, что все талантливые гонщики, с которыми работают команды… Взгляните на Mercedes: пару лет назад они выбрали молодого Валттери Боттаса в напарники чемпиону мира Льюису Хэмилтону. В McLaren в следующем сезоне будут выступать Карлос Сайнс и гонщик-дебютант. В Sauber будет Кими Райкконен и еще кто-нибудь, а в Red Bull Racing тоже приняли смелое решение, взяв в напарники Максу Ферстаппену Пьера Гасли. В этом нет ничего странного, наоборот, это подтверждение тому, что в Формуле 1 все стараются воспитать будущих чемпионов мира.

Вопрос: Жиль, как заметил Маурицио, в McLaren решили посадить в кокпит одной из машин молодого гонщика. За счет чего 18-летний Ландо Норрис оказался столь востребованным в McLaren?
Жиль де Ферран: За счет многих факторов. Прежде всего, Ландо с самого начала гоночной карьеры выступает безупречно, притом он стал самым молодым чемпионом мира по картингу. Каждый раз, когда я вижу его на трассе, меня поражает, насколько естественны его действия, и как быстро он адаптируется к незнакомым условиям и незнакомой машине. Много раз он демонстрировал впечатляющий темп уже с первых минут работы, а в этом году его зрелый пилотаж в Формуле 2 натолкнул на мысль, что перед нами весьма перспективный талант. Мы поверили в его долгосрочный потенциал и решили подписать контракт.

Вопрос: Карлосу Сайнсу тоже предстоит первый сезон с McLaren, преемственности состава у команды нет – как это может на ней сказаться?
Жиль де Ферран: Конечно, когда в команде сразу два новых гонщика, ситуация несколько сложнее, ведь нужно понимать, как каждый из них работает, а работают все гонщики немного по-разному. Мы окажем им всяческую поддержку с учетом их индивидуальных особенностей, но потребуется некоторое время: команде, чтобы понять работу гонщиков, гонщикам – чтобы понять работу команды.

Карлосу предстоит пятый сезон в Формуле 1, и пусть он всё еще молод, он уже является достаточно опытным гонщиком. На фоне всех своих напарников Сайнс выглядел весьма уверенно – думаю, мы выбрали себе очень хороший состав.

Вопрос: Гюнтер, в Ferrari определились с составом на следующий сезон, как обстоят дела с выбором гонщиков у Haas?
Гюнтер Штайнер: Надеюсь, мы объявим состав в ближайшие две-три недели. Я сообщу вам, как мы будем готовы.

Вопрос: Мы не станем спрашивать у вас имена кандидатов, но что скажете о результатах ваших нынешних гонщиков?
Гюнтер Штайнер: По-моему, они выступают здорово! Что еще вы хотите знать? Фамилии, размер зарплаты – спрашивайте! Думаю, Кевин и Роман выступают весьма неплохо с учетом своих возможностей и возможностей машины. В начале сезона у нас были некоторые сложности с одним из гонщиков, но в последнее время мы выступаем именно так, как требуется. Если говорить о будущем, наша команда сама сформировалась не так давно, и вряд ли мы готовы взращивать молодые таланты, если вы именно это хотели услышать.

Вопрос: Спасибо за комментарий!
Гюнтер Штайнер: Не стоит благодарности!

Вопрос: Фредерик, на вчерашней пресс-конференции Кими Райкконен был весьма немногословен, говоря о переходе в Sauber – не могли бы вы рассказать подробнее? Как вам удалось убедить Райкконена продолжить карьеру в вашей команде?
Фредерик Вассёр: Мне бы не хотелось отвечать так же, как ответил наш будущий гонщик – словами «а почему бы и нет?». Сегодня утром я посмотрел результаты прошлогодней первой тренировки в Сингапуре – на фоне той ситуации контраст просто невероятный.

Сейчас перед Alfa Romeo Sauber открываются фантастические перспективы, ведь из трех чемпионов мира, что будут выступать в следующем сезоне, один будет управлять нашей машиной! Это огромный шанс для команды, для бренда, для всех нас. У нас относительно молодая команда, и нам нужен кто-то с большим опытом, способный повести за собой – Кими этому определению полностью соответствует.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Маурицио, вы обеспокоены ошибками, допущенными вашим ведущим гонщиком по ходу нескольких этапов, и неоднозначными тактическими решениями команды? Что вы намерены предпринять?
Маурицио Арривабене: О, господи, опять! Начну со второго вопроса и постараюсь объяснить раз и навсегда. Позвольте поинтересоваться, каким безумцем надо быть, чтобы пытаться отдавать приказы гонщику в момент старта? Мы действуем профессионально. Перед гонкой мы просматриваем запись прошлогоднего старта, и менеджер команды инструктирует гонщиков по поводу оптимальной траектории. Единственное, о чем можно просить гонщиков – «парни, мне бы хотелось, чтобы в первом повороте обе машины остались целыми». Требовать чего-то иного – нонсенс, и я объясню почему.

В Монце Кими стартовал с поула, все с этим согласны? Себастьян находился в восьми метрах позади, и как, по-вашему, Кими должен был высматривать, с какой стороны окажется напарник? По-вашему выходит, что нам следовало сказать: «Кими, сбрось скорость на старте и не беспокойся, если Хэмилтон и другие соперники проедут мимо». Что тут вообще можно обсуждать? Думаю, на этот вопрос я ответил.

Командная тактика. Полагаете, она была изобретена в Монце в предыдущий уик-энд? Не думаю. Все двадцать восемь лет, что я работаю в Формуле 1, я постоянно слышал о приказах с пит-лейн. Есть много способов их применить, но всё это не так уж важно. Проблема в том, что в Монце у нас не было времени для каких-либо приказов, поскольку в третьем повороте случилось то, что случилось. Но не ждите, что я стану отдавать приказы гонщикам в момент старта – это слишком опасно и безрассудно.

Вопрос: Что скажете о выступлении Себастьяна Феттеля в нынешнем сезоне?
Маурицио Арривабене: Вы называете некоторые его действия ошибкой, но в Формуле 1 все допускают ошибки – большие и малые. Если мы одна команда, мы проигрываем и побеждаем вместе, так что я не стану обвинять во всем одного Себастьяна. Никто в коллективе не испытывал радостных эмоций после этапа в Монце, но если бы там я упрекнул одного Феттеля, то парни, отвечающие за аэродинамику, силовую установку или пит-стопы, могли бы подумать: «Сегодня он обвинил во всем Себастьяна, а в следующий раз наверняка обвинит кого-то из нас». А это не то, чего я хочу.

Единственная причина ошибки сейчас перед вами. Я отвечаю за всю команду, и если она не добивается результата, ответственен за это не Себастьян, не конкретный инженер или механик – лично я. Если вы ищете, кого заклеймить – вот он я, перед вами. Результат в Монце такой, какой есть, он уже в прошлом, но если вам есть что сказать – пожалуйста, я здесь.

Замечу лишь, что я принимаю любую критику, поскольку за три с половиной года не выиграл с Ferrari титул, и уж тем более принимаю её от тех, кто побеждал с командой ранее. Но я принимаю конструктивные замечания, а не чистый негатив, ведь это некорректно. Я сам привык относиться к людям корректно, и если ко мне относятся так же, я готов принять критику.

Вопрос: (Джо Савар) Маурицио, раз уж нам удалось вас разговорить, как относятся в Ferrari к идее ограничения размера бюджета? Кто определяет позицию команды, и что думаете об идее лично вы?
Маурицио Арривабене: Говоря об ограничении бюджета, все подразумевают одну цель – сэкономить средства, снизить издержки. Вопрос не в том, что нужно сделать, а в том, как это сделать, чтобы Формула 1 по-прежнему оставалась вершиной автоспорта, а команды продолжали строить машины, которые нравятся зрителям. Все предлагают разные варианты, но в итоге мы придем к общему решению.

Я видел представленный Россом Брауном предполагаемый дизайн будущей машины Формулы 1 и спросил наших инженеров, что они об этом думают. Они были не слишком впечатлены и сказали, что это напоминает старую машину ChampCar, но это только первый заход. Отзывы на нечто новое не всегда бывают восторженными.

Говоря о перспективах, нельзя обойти вниманием Договор Согласия. Я обсуждал этот вопрос с высшим руководством Ferrari и в начале своего ответа, кажется, сказал, что они хотят сэкономить средства. Уточню – есть стремление снизить издержки, а это не совсем то же самое, что простая экономия средств. Многое зависит от того, каким образом это будет достигнуто. Но решение зависит не от меня, поскольку здесь нужно учесть стратегические интересы всей компании.

Нельзя просто подписать Договор Согласия, не приняв во внимание рыночные позиции Ferrari и её базовые ценности. Со своей стороны я предоставляю всю необходимую информацию, но переговоры на соответствующем уровне будет вести исполнительный директор Ferrari.

Вопрос: (Гэтан Винерон) Прошу прощения, но мой вопрос тоже для Маурицио. Если Антонио Джовинацци перейдет в Sauber, а Даниил Квят – в Toro Rosso, Ferrari разом потеряет обоих резервных гонщиков. Вы готовы к такому сценарию? Есть ли мысль пригласить на роль еще одного резервного гонщика, скажем, Стоффеля Вандорна?
Маурицио Арривабене: Мы готовы к любым сценариям. О перспективах Джовинацци вы узнаете в ближайшие несколько недель, а в целом по поводу резервных гонщиков у меня нет никаких опасений.

Вопрос: (Ченг Джин) Если Мик Шумахер победит в Формуле 3, он получит суперлицензию. Гюнтер, Фредерик, ваши команды еще назвали состав на следующий сезон – вас бы заинтересовала кандидатура Мика Шумахера? Маурицио, Жиль, вы бы пригласили сына семикратного чемпиона мира в гоночную академию?
Гюнтер Штайнер: Вокруг Мика Шумахера сейчас некоторый ажиотаж, он неплохо выступает в Формуле 3, но мы не рассматривали вариант с приглашением его в Haas. У нас по-прежнему молодая команда, и мы предпочитаем сотрудничать с опытными гонщиками. Думаю, у Мика будет шанс проявить себя в Формуле 1 – посмотрим, как он покажет себя в ближайшие годы, и какие будут планы у него самого. Возможно, он сам не хочет так скоро дебютировать в Формуле 1.

Фредерик Вассёр: Не знаю, заработал ли Мик необходимые сорок очков для получения суперлицензии, но между Формулой 3 и Формулой 1 колоссальная разница, а тестовых дней зимой крайне мало. Не хочу утверждать, что такой вариант невозможен, но вот так сразу перейти в Формулу 1 очень трудно – возможно, имеет смысл попробовать себя в Формуле 2. В то же время он вполне может поддерживать контакт с какой-нибудь из действующих команд, участвовать в отдельных пятничных тренировках. Есть множество способов постепенно подготовиться к дебюту.

Вопрос: Один из этих способов – стать гонщиком, работающим на симуляторе команды. Жиль, в McLaren были бы не прочь пригласить Мика?
Жиль де Ферран: Мик претендует на титул в Формуле 3, в весьма конкурентной гоночной серии, и это явный признак, что гонщик он очень неплохой. Мы не контактировали с ним, но в McLaren всегда так или иначе следят за ситуацией в мировом автоспорте. Пожалуй, я присоединюсь к словам Фредерика: нашей команде хотелось бы иметь больше возможностей работать с молодыми гонщиками – скажем, проводить больше тестовых дней, чтобы налаживать контакт с парнями вроде Мика Шумахера и помогать им прогрессировать.

Маурицио Арривабене: Главное – позволить Мику Шумахеру прогрессировать без лишнего прессинга. Его недавние результаты весьма впечатляют, я желаю этому парню успешной карьеры. Для человека с фамилией, ставшей частью славной истории Ferrari, двери в Маранелло всегда открыты, но это будет решение его семьи, да и в конце концов, пусть молодежь немного повеселится. Я всегда говорил, что нужно быть предельно сосредоточенным и в то же время получать удовольствие от того, что делаешь, чтобы прогрессировать пусть и не быстро, но гарантированно. Посмотрим, какое будущее ждет Мика, но разве в Маранелло могут сказать «нет» парню с фамилией Шумахер?!

Вопрос: (Стюарт Кодлинг) Фредерик, что такого сможет привнести Кими в вашу команду, чего ей сейчас не хватает, и что она не может получить без Райкконена?
Фредерик Вассёр: У Кими колоссальный опыт работы в Формуле 1, думаю, он вчера об этом говорил. Что касается команды, мы постепенно усиливаем каждое направление – аэродинамику, процессы на трассе, работу с шинами – и во всем этом Кими будет очень полезен. Все в Sauber очень рады тому, что вскоре смогут поработать с Райкконеном, для коллектива это огромный шаг вперед. Я сказал о техническом аспекте, но в коммерческом плане эффект будет еще более заметным – достаточно вспомнить, какое внимание на этой неделе было приковано к нам в социальных сетях. Пожалуй, оно было максимальным за всё время существования команды! Уверен, Кими очень нам поможет и в технических, и в маркетинговых вопросах.

Вопрос: Фредерик, в команде остались люди, работавшие с Кими в 2001-м году?
Фредерик Вассёр: Кое-кто остался. Я сам не работал в Sauber в 2001-м, но некоторые наши специалисты, узнав о контракте с Райкконеном, заглядывали в мой кабинет со словами: «Здорово, что Кими возвращается!» Опять же, мне бы не хотелось заострять внимание на возвращении – мы должны думать о будущем, а не о прошлом.

Вопрос: (Джо Савар) Фредерик, сколько гонщиков претендует на место в Sauber? Двое или больше?
Фредерик Вассёр: Предыдущие две недели я практически целиком занимался контрактами с гонщиками – прошу вас, дайте мне немного перевести дух! После этапа в Сингапуре мы проведем переговоры со всеми заинтересованными лицами и довольно скоро примем решение. Команде тоже важна определенность, ждать осталось недолго.

Вопрос: (Джейк Майклз) Маурицио, вы сказали, что переход Кими в Sauber – лучший вариант для самого Райкконена и Ferrari. Почему так? Почему для Кими не лучше остаться в Ferrari?
Маурицио Арривабене: Всё просто. Я также говорил, что важно смотреть на ситуацию с позиции перспектив для команды. Под перспективой мы понимаем период в два-три года, что вполне оправдывает наше решение выбрать молодого гонщика и помогать ему прогрессировать. Это не тот выбор, который делается на основе текущей ситуации или планах на один сезон, моя задача – планировать на перспективу, и с этой точки зрения всё сделано верно.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Маурицио, вчера Кими сказал, что не он принимал решение об уходе из Ferrari. Как он воспринял ваш выбор? Что он чувствовал и пытался ли вас переубедить?
Маурицио Арривабене: Мне кажется, во время вчерашней пресс-конференции Кими шутил и местами иронизировал, попробую пошутить и я. Какого ответа вы ждали от Кими? Что решение принял Гомер Симпсон? Разумеется, решение было моим, но у нас с Кими настолько хорошие отношения, что он всё прекрасно понял. Моя задача не сводилась к тому, чтобы просто сообщить ему результат – я должен был объяснить причины, я это сделал, и по ходу моего монолога Кими ни разу не попытался возразить мне, сказав что-то вроде: «Знаешь, мне бы хотелось, чтобы ты передумал». Он гонщик, профессиональный гонщик.

Я также слышал мнение, что это не лучший вариант – сообщать Кими решение в Монце. Но что было бы, если бы я сказал ему всё в Бельгии, когда Себастьян выиграл гонку? Это тоже было бы неправильным. Нужный момент не прописан на бумаге, но на бумаге прописаны контракты с нашими профессиональными гонщиками. Я всегда общаюсь с ними, как с профессионалами, и жду от них максимального профессионализма. В четверг в Монце Кими был очень огорчен тем, что я ему сообщил, однако уже в субботу он обеспечил команде поул. Мы говорим об исключительном профессионале.

Фредерик Вассёр: Похоже, мне следует огорчать его каждый уик-энд!

Маурицио Арривабене: Вы знаете, я сам думал о чем-то подобном. Я уже говорил, что спокойно воспринимаю критику, но когда читал отдельные комментарии, ловил себя на мысли: «Если всё складывается таким образом, пожалуй, нужно каждый уик-энд расстраивать Кими, чтобы он добывал нам поулы!»

Бросьте, всё это шутки. Мы ведь говорим о профессиональных гонщиках, а не о детишках, что катаются на машинках в парке аттракционов.

Перевод: Валерий Карташев

Источник