Разделы сайта

Свежие новости

Доменикали: Столько хороших гонщиков никогда не было

Стефано Доменикали, бывший руководитель команды Ferrari, а ныне исполнительный директор компании Lamborghini, считает, что сейчас в чемпионате мира больше талантливых гонщиков, чем когда-либо в прошлом. «Мы получили новую ситуацию: в Формуле 1 никогда не было столько хороших гонщиков, – заявил Доменикали, выступая в эфире итальянского радиоканала Rai GR Parlamento.

Егор Оруджев: У меня приятные впечатления от тестов в IndyLights

Пилот программы SMP Racing Егор Оруджев принял участие в тестах в североамериканской серии IndyLights, которые прошли 19-20 октября в Индианаполисе. Егор впервые сел за руль автомобиля американской серии. Машину ему предоставила команда Andretti Autosport. По итогам двухдневных заездов он показал четвертый результат, установив лучшее для себя время круга – 1.

Полезные статьи

Гран При Сингапура: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Сингапура: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Фредерик Вассёр (Alfa Romeo), Гюнтер Штайнер (Haas), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Сирил Абитебул (Renault), Зак Браун (McLaren)

Вопрос: Гюнтер, на днях вы подтвердили контракт Романа Грожана на следующий сезон. В чем причина такого решения?
Гюнтер Штайнер: Я проснулся утром и решил продлить контракт Романа.

Вопрос: Вот так просто?
Гюнтер Штайнер: Да, вот так просто.

Вопрос: Насколько вы были близки к тому, чтобы пригласить в команду Нико Хюлкенберга?
Гюнтер Штайнер: Мы вели с ним переговоры, но в итоге предпочли продолжить сотрудничество с Романом.

Вопрос: Расскажите о сильных и слабых сторонах Романа...
Гюнтер Штайнер: И о слабых? С каких же начать? Роман с нами уже очень давно, а когда мы оценивали результаты, поняли, что проблема команды не в гонщиках, а в машине. Потому мы решили сосредоточить усилия на машине, а прочие факторы оставить неизменными – так Роман получил контракт ещё на один год. Мы знаем его слабые стороны, многим известно, что он может выступать как очень здорово, так и очень плохо. Надеюсь, с новым контрактом будут и изменения к лучшему, лично я очень на это рассчитываю.

Вопрос: Как вы можете помочь ему выступать стабильнее?
Гюнтер Штайнер: Я всегда стараюсь найти возможность всё обсудить. Если кто-то может меня чему-то научить – пожалуйста, я открыт. Просто договоритесь со Стюартом Морриссоном, и я внимательно вас выслушаю.

Вопрос: Фредерик, команда Alfa Romeo – вариант для Нико Хюлкенберга?
Фредерик Вассёр: Мы сосредоточены на сотрудничестве с Антонио Джовинацци. В Спа у него был очень непростой уик-энд, однако в Монце он выступил сильно. Мы хотели бы и далее помогать его прогрессу. У нас еще будет время обсудить перспективы, но лично я сейчас полностью занят работой с Антонио.

Вопрос: Что необходимо сделать Антонио, чтобы сохранить за собой место в команде?
Фредерик Вассёр: В Формуле 1 все работают в условиях прессинга, не только гонщики. Каждый из нас должен заслужить место в Формуле 1, и Антонио – не исключение.

Вопрос: По-вашему, у него достаточно скорости и стабильности?
Фредерик Вассёр: Скорость у него есть, с самого начала сезона в квалификациях Антонио ничуть не уступает Кими. На скорость Джовинацци жаловаться не приходится.

Вопрос: Наверное, вам хотелось, чтобы Антонио выступал более стабильно?
Фредерик Вассёр: Я хочу, чтобы команда зарабатывала больше очков, но это вам скажет любой из моих коллег.

Вопрос: Зак, после летнего перерыва у McLaren было несколько непростых гонок, тогда как в Renault сумели заметно подобраться к вам в Кубке конструкторов. Были ли предприняты дополнительные меры, чтобы избежать проблем с надежностью?
Зак Браун: Нет, мы просто должны продолжать гоняться. В Монце нам помешали проблемы на пит-стопе, мы разобрались с причинами и надеемся, что неприятности не повторятся. Да, предыдущие две гонки сложились для нас неудачно, но таков спорт. Впереди еще семь этапов, борьба будет предельно острой до конца сезона.

Вопрос: Насколько важно для команды вроде McLaren снова поймать кураж?
Зак Браун: В спорте кураж важен и гонщику, и команде. После двух неудачных гонок было бы неплохо уехать их Сингапура с хорошим результатом, но трасса здесь непростая, и кто знает, какими будут погодные условия. По-моему, нужно действовать привычным образом, забыть о недавних неудачах и целиком сосредоточиться на уик-энде.

Вопрос: Предыдущий сезон McLaren закончила на шестом месте в Кубке конструкторов. Насколько важно для команды в этом году оказаться четвертой?
Зак Браун: Нам хотелось бы сработать лучше, чем в 2018-м. Если реально смотреть на вещи, тогда мы были седьмыми, ведь Force India с какого-то момента очки не начисляли. На пути возвращения в лидеры нам важен постоянный прогресс, четвертое место стало бы отличным достижением, но это максимум, на что мы можем рассчитывать. Будет непросто удержаться впереди соперников, сражение с Renault довольно плотное, да и Toro Rosso уступает нам не так много.

Вопрос: Сирил, насколько важно для Renault закончить сезон на четвертом месте в Кубке конструкторов?
Сирил Абитебул: Скажем так, четвертое место важно в том смысле, что год назад мы закончили сезон именно с таким результатом, и все вокруг, включая нас самих, ожидают если не улучшения, то как минимум повторения. Но прогресс, как известно, требует времени, а откатываться назад всегда неприятно.

В предыдущие три года мы постоянно улучшали свои достижения, когда по итогам сезона были сперва девятыми, потом шестыми, а затем и вовсе четвертыми. Хотелось бы продолжить позитивную динамику, но спорт есть спорт.

Мы несколько раз упускали возможность заработать немало очков, но пару недель назад в Монце все-таки сумели выступить здорово. Думаю, сражение будет интересным, для нас большая честь бороться с такой командой, как McLaren – они смогли добиться прогресса и построили весьма неплохое шасси, у нас с ними полноценное и равное соперничество.

Вопрос: С подтверждением контракта Романа Грожана у Нико Хюлкенберга стало одним вариантом меньше на следующий сезон. Насколько вы будете огорчены, если расставание с Renault обернется для Нико уходом из Формулы 1?
Сирил Абитебул: Это будет непростой момент. Я не раз говорил, что Нико был одним из столпов нашей команды. Он замечательный гонщик, опытный профессионал, без него Формуле 1 будет чего-то не хватать. Я уже не в силах повлиять на ситуацию, но надеюсь, что Хюлкенберг найдет себе место.

Вопрос: Кристиан, Александер Элбон провел за Red Bull Racing уже две гонки. Как вы оцениваете его прогресс?
Кристиан Хорнер: Александер сработал очень здорово. Ему пришлось довольно быстро адаптироваться, однако уже в Спа, в своей первой гонке за нашу команду, он смог впечатляюще прорваться с последнего места на пятое, а в Монце тоже выступил сильно. Должен признаться, все в Red Bull Racing очень впечатлены его работой и результатами.

Вопрос: В Сингапуре на счету Red Bull Racing двенадцать подиумов – в два раза больше, чем любой другой команды. Сегодня в первой тренировке Макс Ферстаппен оставил за собой лучший результат, как вы оцениваете свои шансы на гонку?
Кристиан Хорнер: Статистика впечатляющая, но, к сожалению, за последние пять лет Mercedes часто финишировали впереди нас в гонках и здесь наверняка снова будут фаворитами. Льюис в Сингапуре всегда выглядел очень уверенно, однако у нас быстрая машина, и мы всё же рассчитываем побороться с ним и Валттери Боттасом. Год назад Макс активно прессинговал Хэмилтона – надеюсь, в этот раз он сумеет оказаться на одну позицию выше. Ферстаппен в отличной форме, он хорошо провел первую тренировку, однако это всего лишь начало долгого уик-энда.

Вопрос: (Люк Смит) Кристиан, когда в Red Bull Racing определятся с гонщиками на следующий сезон? Есть ли вероятность, что решение будет принято уже после окончания нынешнего сезона?
Кристиан Хорнер: У нас нет необходимости спешить. У всех кандидатов есть действующий контракт с Red Bull, так что мы в уникальной ситуации, когда не приходится торопиться. Мы используем всё отведённое время на оценку прогресса Александера Элбона и сравнение его с Даниилом Квятом и Пьером Гасли.

Вопрос: То есть, речь идёт только о сравнении с Даниилом и Пьером? Планируете ли вы присмотреться к Нико Хюлкенбергу?
Кристиан Хорнер: Нико нет в нашем списке, хотя он отличный гонщик, и будет досадно не видеть его в паддоке в 2020-м. Хюлькенберг – профессионал, который пока не раскрыл свой потенциал в Формуле 1, и я надеюсь, что он найдёт себе место. Он лучше некоторых действующих гонщиков и должен выступать в чемпионате.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Фредерик, вы сказали, что ждёте от Антонио Джовинацци дальнейшего прогресса. В свете необходимости выбрать гонщика на 2020-й означает ли это, что вы предпочтёте подождать до финиша гонки в Абу-Даби, чтобы у Антонио в распоряжении был полный сезон?
Фредерик Вассёр: В этом нет необходимости, так как мы в принципе не торопимся. Да, мы могли бы отодвинуть срок принятия решения и дольше наблюдать за прогрессом Антонио, но, как мне кажется, он уже прогрессирует достаточно уверенно.

Вопрос: (Жюльен Биллотт) Вопрос для Фредерика и Сирила. Что вы думаете о решении не проводить этапы Формулы 2 и Формулы 3 в уик-энд Гран При Франции в 2020-м?
Фредерик Вассёр: Это досадное решение для французского уик-энда, так как гонки Формулы 2 и Формулы 3 всегда получаются зрелищными, но выбор продиктован техническими причинами. В прошлом году молодежные серии не приезжали вместе с Формулой 1 в Германию, так как им очень непросто гоняться три или четыре уик-энда подряд. Они вынуждены пропускать один из Гран При, в следующем году это будет Гран При Франции.

Сирил Абитебул: Подобные новости всегда огорчают промоутеров. В случае с Гран При Франции организаторам было непросто и в первый год из-за проблем с удаленностью трассы, и во второй из-за не самой зрелищной гонки.

Будучи французами, мы должны каким-то образом поддержать Гран При Франции. В 2018-м мы провели на трассе заезды кубка Renault Clio, можем подумать и о том, чтобы привезти в Поль Рикар Formula Renault. Мы в силах сделать так, чтобы уик-энд был по-настоящему насыщенным и стоил тех немалых денег, которые зрители платят за билеты - главное, не превратить это в порочный финансовый круг.

Мы здесь для того, чтобы сохранить Гран При Франции. Для нас, французских производителей машин, нет ничего лучше гонки Формулы 1 в родной стране с нашей французской командой, а в 2020-м и с французским гонщиком.

Вопрос: (Давид Гоат) Зак, вчера Ландо Норрис принял участие в виртуальных гонках McLaren Shadow. Как виртуальный спорт влияет на команду, если, конечно, это влияние есть?
Зак Браун: В прошлом году мы первыми из команд Формулы 1 запустили свою платформу для виртуальных гонок, наша программа Shadow весьма успешна. Мне кажется, виртуальные гонки работают на благо автоспорта, становятся новой стартовой площадкой.

Исторически такой площадкой был картинг, но он дорог сам по себе и доступен немногим, а виртуальными гонками могут заниматься женщины и мужчины любого возраста по всему миру. Программа Shadow помогает нам привлечь юных болельщиков, она очень нравится нашим партнерам – в целом она хороша и для McLaren, и для всего автоспорта.

Вопрос: (Джо Клаусманн) Вопрос для Фредерика и Гюнтера. Что вы думаете о лимите на расходы? Он действительно необходим? Его размер достаточный? Лимит поможет вам выступать лучше?
Фредерик Вассёр: К этой теме можно возвращаться снова и снова. Лимит на расходы намного превышает наш нынешний бюджет, но это только первый шаг в финансовом регулировании чемпионата. Впрочем, эффект вряд ли будет значительным – не знаю, как у Гюнтера, но у нас в Alfa Romeo точно.

Гюнтер Штайнер: Согласен с Фредериком. Это тот случай, когда все команды смогли договориться, что происходит крайне редко. У нас бюджет тоже намного меньше максимально возможной суммы, но сам лимит уже зафиксирован в правилах – посмотрим, что будет с ним дальше.

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Вопрос ко всем. Как вы относитесь к тому, что Ник де Вриз, без пяти минут чемпион Формулы 2, в следующем году будет выступать в Формуле Е, а не в Формуле 1?
Зак Браун: Здорово, что он будет выступать в Формуле Е вместе с Mercedes. Ник замечательный гонщик, он был участником молодежной программы McLaren. В Формуле 1 сейчас не так много вакансий, и хорошо, что Ник нашел возможность продолжить свою карьеру где-то ещё.

Сирил Абитебул: Я не раз говорил, что меня удивляет ситуация, когда в Формуле 1 недостаточно мест для гонщиков. Десять команд – это минимум, нужно 11 или 12, чтобы Формула 1 стала доступнее для молодых гонщиков, нужны команды вроде той, какой была Minardi. Сейчас есть разве что союз Red Bull Racing и Toro Rosso, однако это эксклюзивная прерогатива крупных команд. Мы в Renault хотели бы видеть в пелотоне больше новых команд, чтобы сама система развития молодых гонщиков была более динамичной.

Кристиан Хорнер: Хорошо, что Ник выстраивает профессиональную карьеру. Он провел в Формуле 2 немало сезонов и даже в не самые удачные годы привлекал к себе внимание. Приятно, что он получил контракт с заводской командой в Формуле Е.

Гюнтер Штайнер: Такой же ответ. Хорошо, что Ник получил контракт с достойной командой и может продолжить свою карьеру. Не всем суждено оказаться в Формуле 1, но в ситуации Ника можно рассмотреть и позитивные моменты: альтернативы есть и вне нашего чемпионата. У парня есть будущее, это главное.

Фредерик Вассёр: Мне нечего добавить. Ник славный гонщик, он был очень быстр в картинге, побеждал в GP2… (звучит звонок мобильного телефона)… Это Роман Грожан!

Гюнтер Штайнер: Он решил позвонить после моих комментариев здесь!

Вопрос: (Бен Хант) Кристиан, после Гран При Италии звучали мнения, что формат квалификации могут изменить уже в следующем сезоне. Есть ли какие-нибудь новости об этом? Формат действительно нужно менять?
Кристиан Хорнер: Формат квалификации вызывал много вопросов, но, по-моему, всё отлично работает. Есть три сессии – это не так сложно, и интрига нарастает. Всё это относительно просто для рядового зрителя. Но сейчас самые быстрые машины по итогам квалификации стартуют с первого ряда – а позиции на стартовой решетке во многом определяют результаты на финише, если в гонке используется стратегия с одним пит-стопом, и обходится без проблем с надежностью.

Должна быть возможность использовать другие стратегии в гонке – так мы перемешаем карты, создадим больше риска и получим больше наград. Мы видели несколько очень интересных гонок, в частности, Гран При Германии, когда во всём анализе не было нужды – пришлось просто положиться на интуицию и ориентироваться на происходящее на трассе. В таком случае невозможно заранее подготовить стратегию.

Сегодня команды Формулы 1 настолько хорошо анализируют данные и максимально используют эффективность машины от старта до финиша. Мне кажется, если в гонке добавить больше переменных, но не искусственных мер, то получится нечто невероятное.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Штрафы с потерей позиций на старте на протяжении уже несколько лет являются болезненной темой. Недавно предложили заменять их добавлением нескольких килограммов балласта. Вы поддерживаете такую идею? Насколько она реализуема? Возможно, у вас есть лучшая альтернатива штрафам с потерей позиций?
Фредерик Вассёр: Я не сторонник идеи с добавлением балласта, это гораздо хуже скажется на шансах в гонке. Сейчас если гонщик теряет позиции и стартует из последнего ряда, это, по крайней мере, создает дополнительную интригу, а с дополнительным балластом всё будет намного сложнее и хуже.

Гюнтер Штайнер: Согласен. В случае с балластом будет сложнее объяснить зрителям, почему одна машина едет намного медленнее прочих. Нам нужно придумать достаточно жесткую систему штрафов, при которой провинившийся будет стартовать из последнего ряда или с какой-то вычисляемой позиции, но и нынешняя система в этом плане работает не так уж плохо – мне она нравится явно больше идеи с дополнительным балластом.

Кристиан Хорнер: Полностью согласен. На примере других гоночных серий мы уже видели, что идея с дополнительным балластом не работает, она портит гонщику не только квалификацию, но и весь уик-энд. Единственный недостаток нынешней системы штрафов, пожалуй, в том, что она лишает зрителей возможности наблюдать бескомпромиссную борьбу за стартовые позиции.

В Монце Макс, зная о назначенном штрафе, проехал лишь пару кругов в первой части квалификации. Если бы нам предложили более сбалансированную систему вместо автоматической отправки гонщика в последний ряд, нам следовало бы её рассмотреть, чтобы в субботу в квалификации парни сражались на пределе.

Сирил Абитебул: Позиция Renault остается неизменной, мы не раз предлагали заменить штраф в виде потери позиций добавленным временем. Это время можно было бы отбыть на пит-стопе, или его могли бы добавить к результату на финише. Всё это способствовало бы интересным сражениям в гонке без каких-либо перестановок на стартовой решетке. Возможно, я не осознаю каких-то последствий, но я не понимаю, почему наш вариант не находит поддержки. Видимо, весомые причины всё же есть.

Зак Браун: Сирил, я с тобой согласен, так что один голос в поддержку у тебя уже есть. Штраф в виде добавленного времени понятен каждому, его можно отбыть на пит-стопе, и вот здесь в дело вступает стратегия: в какой момент свернуть в боксы, как использовать шины и так далее. Зрителям стало бы проще разбираться в ситуации на трассе, да и гонки стали бы более захватывающими.

Вопрос: (Крис Медланд) Кристиан, Red Bull Racing на протяжении десяти лет известна своим сильным отделом аэродинамики. Из того, что вам известно о правилах на 2021 год, можно ли сказать, что они носят излишне предписывающий характер, или они всё же вдохновляют специалистов вроде Эдриана Ньюи? Вопрос к остальным: что думают о новых правилах специалисты по аэродинамике?
Кристиан Хорнер: Сомневаюсь, что хоть один специалист по аэродинамике, ознакомившийся с новыми правилами, испытал от них восторг. Этим людям чужды какие-либо рамки или предписания, и отдельные правила, которые нам представили в минувший четверг, наверняка вызвали у них удивление. Впрочем, нам не впервые приходится иметь дело с чем-то подобным, и сила Red Bull Racing заключается не в одной лишь аэродинамике. Важно доработать правила, они еще будут обсуждаться на наших бесчисленных собраниях и встречах, а там посмотрим, к какому результату мы все придем.

Зак Браун: Мне бы тоже хотелось, чтобы у инженеров было больше возможностей действовать свободно. Лимит на расходы определяет, сколько вы можете потратить, и если бы правила на аэродинамику или прочие области были более свободными, у команд появилась бы возможность выбора, и машины стали бы выглядеть по-разному, так как инженеры сами бы решали, за счет чего добиться конкурентного преимущества. В Формуле 1 инженеры очень сообразительны, они быстро разберутся, на что нужно направить усилия, но для этого нужно снять ограничения в правилах. Лимит на расходы не позволяет тратить колоссальные суммы, и, возможно, в таких условиях жесткие технические ограничения не так уж и необходимы, ну а далее каждая команда сама сделает свой выбор.

Сирил Абитебул: В 2021 году нас ждет весьма серьезная смена правил, и в такой ситуации не так уж и плохо начать с жестких рамок, а далее в зависимости от результатов постепенно ослаблять ограничения. История не закончится в 2021-м, правила, как обычно, будут претерпевать изменения, и у нас всегда будет возможность сделать их менее жесткими. Но нужно соблюдать осторожность, так как в предыдущий раз серьезная корректировка регламента – а было это в 2014-м – породила цикл, при котором разница в конкурентоспособности команд оказалась зафиксированной на долгое время. Возможно, не так уж и плохо для начала установить предельно жесткие ограничения, а затем постепенно от них отказываться.

Гюнтер Штайнер: Я бы сказал, что в правилах слишком много предписаний. Всё должно регулироваться лимитом на расходы и ограничениями на использование аэродинамической трубы и средств вычислительной гидродинамики, но, возможно, в этом есть плюс, что на начальной стадии мы не даем инженерам полную свободу. Нужно подождать несколько недель, пока специалисты спокойно всё оценят – сейчас они реагируют эмоционально, но им все равно удастся найти какие-нибудь лазейки, как уже бывало не раз.

Фредерик Вассёр: Я лишь опасаюсь, что возможностей для выбора будет насколько мало, что мы придем к моноклассу. Впрочем, его нельзя будет назвать моноклассом в полном смысле этого слова, так как все команды будут продолжать тратить миллионы долларов на разработки.

Вопрос: (Луис Деккер) Кристиан, считаете ли вы, что Сингапуре у Red Bull Racing лучшие шансы выиграть третий Гран При по ходу сезона? Или прогресс команды настолько велик, что такой шанс будет в любой из оставшихся гонок?
Кристиан Хорнер: В последних пяти гонках мы демонстрировали очень хорошую скорость. Мы уверенно выглядели в Австрии и Сильверстоуне, победили в Хоккенхайме, взяли поул и были близки к победе в Венгрии, а в Монце Макс, стартовавший из последних рядов, на свободной трассе ничуть не уступал лидерам. То, что мы оказались конкурентоспособны на совершенно разных трассах, по-своему воодушевляет. Да, в оставшихся гонках какие-то автодромы подойдут нам чуть лучше прочих, но хочется верить, мы будем достаточно сильны на всех.

Вопрос: (Гэтан Винерон) Похоже, многие гонщики в Формуле 2 и Формуле 3 не застрахованы. Не кажется ли вам, что командам следовало бы в обязательном порядке страховать своих гонщиков на случай серьезных проблем?
Фредерик Вассёр: Я не знаю, обеспечиваем ли мы страховку всем гонщикам. В команде ART, например, страхуют своих парней и в Формуле 2, и в Формуле 3, но, возможно, у других гонщиков ситуация несколько иная. Пожалуй, вы правы, нам следует заняться этим вопросом.

Гюнтер Штайнер: Я не знал, что кто-то из гонщиков не застрахован, для меня наличие страховки в автоспорте кажется само собой разумеющимся. Я не в курсе причин и не могу комментировать эту ситуацию.

Кристиан Хорнер: Вы о страховании жизни или машины? Когда я сам выступал в гонках, каждый гонщик самостоятельно заботился о наличии страховки с учетом личных предпочтений и особенностей. Думаю, это именно задача гонщика – выбрать себе подходящий страховой полис.

Сирил Абитебул: Насколько мне известно, все слушатели гоночной академии Renault застрахованы – для них это обязательное квалификационное требование. Да, существуют разные виды страхования, и, возможно, нам следует добиваться того, чтобы страховка обязательно была у каждого спортсмена. В случае с подопечными Renault мы тщательно за этим следим.

Зак Браун: У всех гонщиков должна быть страховка, но это личная обязанность каждого из них. В Формуле 1 все гонщики застрахованы, ведь это исключительно важно и обходится не так уж дорого. Да, многие гонщики по ходу карьеры не могут позволить себе страховку, но её наличие крайне важно, особенно в случае непредвиденных ситуаций. Думаю, в FIA или национальных гоночных федерациях могли бы предусмотреть правило, что гоночная лицензия выдается только при наличии определенной страховки, но тогда возникают вопросы – какого типа должна быть страховка, достаточно ли её в принципе? Впрочем, ключевой посыл в том, что страховка должна быть у каждого гонщика.

Вопрос: (Йоост Недерпельт) Кристиан, в Монце мы все убедились, что у Ferrari очень мощная силовая установка. Вы абсолютно уверены в том, что в Honda сумеют в ближайшее время отыграть отставание?
Кристиан Хорнер: В плане мощности Ferrari сейчас ориентир для всех, их скорость на прямых действительно впечатляет. У прочих производителей характеристики силовых установок во многом схожие, только Ferrari выделяется на общем фоне - следовательно, перед всеми стоит задача отыграть отставание.

Вопрос: (Оливер Дэвис) Расскажите немного об уик-энде в Сингапуре. В условиях ночной гонки каково команде заметно позднее приступать к работе? Нет ли ощущения, что день в целом длится дольше?
Зак Браун: Все гонщики придерживаются европейского времени, так что они воспринимают эту гонку так же, как любой европейский этап. То же самое можно сказать о сотрудниках гоночной бригады, а вот для руководителей вроде меня день действительно получается более продолжительным. В Сингапуре я каждый день просыпаюсь в 8 часов утра по местному времени и могу сказать вам, что устаю больше обычного.

Сирил Абитебул: Организм здесь испытывает странные ощущения: ты стараешься придерживаться европейского графика, тогда как вокруг совсем иной ритм. Здесь ты либо ешь пять раз в день, либо не ешь вовсе, я стараюсь найти некий баланс. Может показаться, что день длится дольше, но досадно лишь за то, что здесь мы не ощущаем город вокруг нас. Иногда после работы приятно прогуляться по городу, в котором проходит гонка, но здесь если выйти из паддока в 3 или 4 часа утра... Так, похоже, я никогда не сформулирую свою мысль!

Кристиан Хорнер: Прежде всего, очень здорово гоняться ночью, а для Зака хорошо то, что здесь он может завтракать дважды в день! Немного странно просыпаться в 4 часа утра по европейскому времени и видеть, как все вокруг желают друг другу доброго утра и наслаждаются кофе и завтраком. Но здорово наблюдать, как вечером гонщики проносятся на своих машинах мимо отеля! Здесь разница а часовых поясах по-настоящему работает, зрелище получается фантастическое, а гонка по праву считается одним из ярких событий всего сезона. Но в плане корпоративных мероприятий для нас это самый напряженный уик-энд в году, так как гостей сюда приезжает больше, чем на 90% всех Гран При. Каждый хочет оказаться в паддоке Сингапура, ну а мы стараемся под это подстроиться.

Гюнтер Штайнер: Согласен, мы просто адаптируемся. Ночная гонка в Сингапуре по-настоящему особенная, но каждый здесь действует по-своему, нет какого-то единого графика. Ты просыпаешься, когда вздумается, и завтракаешь столько раз, сколько пожелаешь - несправедливо указывать на это одному лишь Заку! Атмосфера уик-энда здесь уникальна, ночная гонка всем особенно интересна. Да, все мы немного путаемся, когда говорим здесь «сегодня», но я могу списать это на особенный график! Думаю, у меня всё, передаю слово моему другу Фредерику!

Фредерик Вассёр: Я полностью согласен с Гюнтером.
Перевод: Валерий Карташев

Источник