Разделы сайта

Свежие новости

Алекс Элбон: Трасса в Имоле напоминает Сузуку

Гонщик Red Bull Racing Алекс Элбон в интервью пресс-службе команды подвёл итоги уик-энда в Портимао и рассказал об особенностях трассы в Имоле. Вопрос: Что вы думаете о прошедшей гонке в Португалии?Алекс Элбон: Странная и запутанная гонка. Я плохо стартовал, первые круги получились неудачными из-за проблем с прогревом шин и плохим сцеплением с трассой.

Ян Ламмерс о критике Ферстаппена: Все стали такими высокоморальными

Голландец Ян Ламмерс, известный по выступлениям в Формуле 1 в 70-х и 80-х годах и победе в 24 часах Ле-Мана в 1988-м, поддержал Макса Ферстаппена, от которого в Монголии требуют извинений.

Полезные статьи

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы по видео, от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Вопрос: Валттери, в Сочи вы одержали свою первую победу в Формуле 1. Для вас это практически домашняя гонка, правда, отсюда до Финляндии довольно далеко! Каков ваш настрой в этот уик-энд?
Валттери Боттас: До Финляндии отсюда слишком далеко, чтобы называть этот этап домашним (смеётся), но с этой трассой у меня связаны приятные воспоминания. Дебютная победа всегда воспринимается по-особенному, это чувство невозможно забыть. С того момента, как в Сочи стали проводить гонку, я всегда выступал здесь очень уверенно, даже с Williams. Мне нравится эта трасса.

Вопрос: В недавний свободный уик-энд вы тренировались на шоссейном велосипеде на перевале Коль д’Эз, через который несколько недель назад пролегал маршрут Tour de France. Как выглядели ваши результаты на фоне результатов профессиональных велогонщиков?
Валттери Боттас: Конечно, я довольно много уступил профессионалам! Пусть этот перевал находится не так уж далеко от места, где я живу, многие дорожки в его окрестностях я еще разведал. Та поездка была и тренировкой, и отдыхом одновременно, отличное сочетание.

Вопрос: Льюис, в этот уик-энд вы можете сравняться с Михаэлем Шумахером по количеству побед в Формуле 1. Что значил бы для вас такой успех, и планируете ли вы каким-то особенным образом отметить его, если в воскресенье одержите 91-ю победу?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я не знаю, что значило бы для меня такое достижение. Не представляю, что вам ответить. Прежде всего, я должен сработать хорошо. Как вы заметили, на этой трассе Валттери одержал свою первую победу, здесь он всегда очень быстр, да и Red Bull Racing в прошлом году в Сочи были очень конкурентоспособны. Добиться победы будет непросто, но если это случится… Знаете, когда-нибудь я сравняюсь с Михаэлем, возможно, уже скоро, но я не знаю и не могу вам сказать, как буду себя при этом чувствовать, что будет значить для меня такой успех, и будет ли он так уж важен на фоне гораздо более значимых событий и процессов, что происходят в мире. Это огромная честь, но не более.

Вопрос: Льюис, мой вопрос о Михаэле. Помните ли вы, как впервые беседовали с ним? Как складывались ваши отношения на протяжении многих лет, и поддерживаете ли вы связь с семьей Михаэля Шумахера?
Льюис Хэмилтон: Я не контактировал с семьей Михаэля, разве что с его сыном Миком. Я не помню первую гонку… Пожалуй, первое воспоминание – уик-энд в Имоле, когда погиб Айртон Сенна. С того момента я много лет наблюдал за успехами Михаэля… Я ответил на вопрос?

Вопрос: Как складывались ваши отношения с Михаэлем?
Льюис Хэмилтон: Я бы не сказал, что у нас были какие-то отношения. Я впервые встретил Михаэля на его трассе в Керпене, и для меня, еще совсем ребенка, было здорово оказаться на одной трассе с чемпионом мира! Мне даже удалось немного поговорить с Шумахером – не помню, о чём именно, это было очень давно. Гораздо лучше я помню, как после Гран При Абу Даби мы обменялись шлемами – невероятно, что Михаэль смог уделить мне время и согласился на обмен. Пожалуй, тот его шлем – самый ценный из всех, что у меня есть. Между нами никогда не было долгих искренних разговоров, но я всегда восхищался Михаэлем.

Вопрос: Валттери, как вы относитесь к тому, что ваш напарник имеет шансы уже в этот уик-энд повторить рекорд Михаэля Шумахера?
Валттери Боттас: Я следил за успехами Михаэля и многих других славных гонщиков, 91 победа – это невероятно много, но я постараюсь не допустить повторения рекорда в этот уик-энд, ведь я сам приехал сюда ради победы! Конечно, для Льюиса этот рекорд – вопрос времени, но осознать свой успех он, наверное, сможет только после завершения карьеры, когда станет заниматься чем-то другим и будет вспоминать, как много гонок выиграл.

Вопрос: Льюис, вы объявили состав Комиссии Хэмилтона, притом в неё вошел бывший руководитель McLaren Мартин Уитмарш. Расскажите, по какому принципу вы выбирали членов Комиссии, и какими будут следующие шаги.
Льюис Хэмилтон: Процесс получился довольно долгим, мне хотелось заполучить в Комиссию самых лучших специалистов и притом сформировать разнообразный состав. Мартин сыграл большую роль в моей карьере – в юности я едва ли не каждую неделю досаждал ему просьбами помочь мне пробиться Формулу 1! Примечательно, что Мартин хотел помочь мне добиться успеха и не считал цвет моей кожи какой-то проблемой или препятствием. Некоторых людей я пригласил в Комиссию, чтобы через участие в разработке новых принципов они смогли в большей степени влиять на ситуацию. Мне хотелось сформировать группу максимально разнородной, чтобы она смогла проанализировать всю имеющуюся информацию и представила наилучшие рекомендации. Кроме того, учитывалась и личная репутация – было много людей, которых я поначалу хотел видеть в Комиссии, однако их репутация оказалась не настолько хороша, как у тех, кого вы наблюдаете в составе. Я лично беседовал с каждым членом Комиссии, недавно у нас состоялась общая видеоконференция в Zoom – меня очень вдохновляет, что все готовы работать вместе, и что каждый готов приложить максимум усилий для наилучших результатов.

Вопрос: Льюис, вы совершенно четко обозначили своё неприятие расизма и выступаете против жестокости со стороны полицейских. Планируете ли вы в ближайшее воскресенье как-то по-особенному привлечь внимание к этим проблемам?
Льюис Хэмилтон: У меня нет каких-то особенных планов. Мы вновь проведем церемонию перед стартом гонки, но какое-то специальное послание я не готовил, поскольку не знаю, как обстоят дела с подобными проблемами в России. Мы по-прежнему будем использовать имеющуюся платформу, чтобы выразить коллективное мнение – точно так же, как делали в предыдущих Гран При. Я понимаю, что ситуация не изменится в момент, на это потребуется много времени – возможно, гораздо больше, чем я буду выступать в Формуле 1, или даже больше, чем мне отмерено судьбой. Но задача остаётся прежней – ради будущих поколений совместными усилиями изменить положение дел к лучшему.

Вопрос: Льюис, есть неочевидная грань между привлечением внимания к безнаказанности и политическими заявлениями. В Муджелло вы вышли на церемонию против расизма в футболке с надписью, призывающей арестовать полицейских, застреливших Бреонну Тэйлор – как отнеслись к этому в FIA? Они объяснили, какие действия корректны, а какие – нет?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, я не обсуждал это с FIA. Здорово, что болельщики поддержали этот жест, я ни на мгновение не пожалел о своем поступке. Я всегда поступаю так, как считаю правильным, в той ситуации тоже следовал зову сердца и сделал то, чего ранее в Формуле 1 не делал никто.

Люди часто говорят, что спорт должен быть вне политики, но в данном случае проблема касается нарушения прав человека, и мне кажется, что мы должны акцентировать на ней внимание. За Формулой 1 следят миллионы людей, у них разная культура, разный жизненный опыт, и мы должны продолжать нести им позитивный посыл – особенно в вопросе всеобщего равенства.

Вспомните реализуемую FIA программу повышения безопасности на дорогах общего пользования – можно сказать, эта программа тоже направлена на защиту определенных прав человека. Я не знаю, как поступлю в этот уик-энд, но жизни мне не раз приходилось иметь дело с разными ограничениями, притом эти ограничения не могли заставить меня отказаться от задуманного. Я буду работать с FIA и FOM, чтобы мой посыл аудитории был корректным – в этом плане всегда можно добиться большего, но это приходит постепенно, с опытом.

Вопрос: Льюис, в продолжение вопроса о количестве побед. В 2000 году в Монце Михаэль Шумахер сравнялся с Айртоном Сенной по числу побед и на пресс-конференции после гонки не смог сдержать слёз. Мы не ожидаем от вас такой же реакции, но, должно быть, вам сложнее настроиться на уик-энд, когда до рекорда рукой подать? Понимаю, победа не гарантирована, но вы наверняка понимаете, что шансы повторить достижение Шумахера очень высоки…
Льюис Хэмилтон: Кажется, я видел тот момент с пресс-конференции. Не помню, смотрел ли я запись целиком, наверняка Михаэль тогда объяснил свою реакцию. Все гонщики любят свою работу, всем приходится иметь дело с эмоциями и прессингом.

Не знаю, почему так, но я совсем не думаю о каких-то цифрах или показателях. Я отношусь к предстоящей гонке точно так же, как к любой другой, и буду изо всех сил стараться опередить Валттери и остальных соперников. Я знаю, насколько сложно опередить всех, и потому думаю не о рекорде, а о конкретных задачах по ходу уик-энда.

Если же говорить о количестве титулов, здесь ситуация немного отличается. Победа в чемпионате – это всегда результат долгой работы. Тебе кажется, что до успеха очень далеко, что он практически недостижим. Ты выкладываешься на пределе, но никогда не бываешь абсолютно уверен в том, что всё получится. А когда успех всё-таки приходит, ты уже думаешь о том, что дальше. Возможно, в случае повторения рекорда мне потребуется некоторое время, чтобы осознать, чего я добился.

Вопрос: Льюис, уверен, вы слышали, что в FIA размышляли о том, как реагировать на надписи на футболке, что была на вас в Муджелло. Не кажется ли вам, что в FIA недооценивают серьезность проблемы? Они обозначили, какими могут быть правила относительно надписей на футболках, что дозволено, а что – нет?
Льюис Хэмилтон: В FIA работают очень умные люди, и я надеюсь, что они понимают серьезность проблемы. Но, будучи организацией, FIA должна действовать в определенных рамках, они стараются удовлетворить интересы всех сторон, а это очень непросто.

Опять же, мы имеем дело с новой для всех ситуацией. На протяжении многих лет людей устраивало то, как живёт и функционирует общество, но молодое поколение в большей степени обеспокоено ситуацией с неравенством и считает, что нужны перемены. Необходима дискуссия, а поступки вроде того, что был у меня в Муджелло, призваны эту дискуссию вызвать – без той надписи на футболке диалог бы не начался.

Я не обсуждал эту тему с FIA, но слышал, что в пятницу они планируют представить новые правила насчёт того, что можно, а что – нельзя. Но вне зависимости от того, насколько я буду согласен с этими правилами, я продолжу работать с FIA и FOM, чтобы мы пришли к единому мнению и вместе работали над проблемой. Считаю ли я, что в FIA и FOM полностью осознают серьезность проблемы? Не знаю. Возможно, в будущем мы будем одинаково смотреть на вещи.

Вопрос: Валттери, в пяти предыдущих квалификациях вы четыре раза уступали поул, проиграв всего 0.06 секунды. Что вы об этом думаете?
Валттери Боттас: Конечно, досадно, когда уступаешь поул с таким ничтожным отставанием, но мне доводилось быть и по другую сторону – выигрывать квалификацию с преимуществом в несколько сотых или даже тысячных. В предыдущих Гран При мы с Льюисом не уступали друг другу в скорости, в такой ситуации особенно важно здорово провести две финальные попытки. Я старался сработать идеально, Льюис оказался быстрее, но совсем ненамного. После гонки в Муджелло я сказал, что в какой-то момент ситуация начнёт складываться в мою пользу, я снова буду завоевывать поулы и одерживать победы. Я абсолютно в этом уверен и буду продолжать делать то, что делаю сейчас – стараться в очередной уик-энд выступать лучше, чем в предыдущий.

Вопрос: Валттери, в Муджелло по ходу гонки вы просили команду поставить вам иные шины, чем Льюису. Планируете ли вы в оставшихся гонках регулярно использовать другую тактику, чем у напарника?
Валттери Боттас: В той ситуации я старался обеспечить себе оптимальные шансы на победу. Проведя первый отрезок гонки за машиной Льюиса, я понимал, что на одинаковых шинах смогу подобраться на дистанцию атаки только в случае ошибки со стороны напарника, а ошибается он крайне редко. Я рассчитывал, что разница между составами смеси в какой-то момент обеспечит мне преимущество, но реализовать альтернативную стратегию не удалось: гонку остановили красными флагами, и нам обоим поставили одинаковые составы смеси, чтобы снизить риск потерять позиции.

Я всегда ищу способ выиграть гонку. Иногда разница в составах смеси может стать решающим фактором, так что я не исключаю, что в оставшихся гонках у меня будет иная тактика, чем у Льюиса.

Вопрос: Льюис, мой вопрос не о количестве побед, а о том, как вы шли к рекорду. Критики говорят, что у вас всегда была лучшая машина, лучшая команда, однако это принижает ваш личный вклад в успех Mercedes. Насколько вы горды тем, что помогаете Mercedes на протяжении многих лет подряд оставаться сильнейшей командой чемпионата? И в какой мере успех команды объясняется вашей личной конкурентоспособностью?
Льюис Хэмилтон: Я всегда говорил о себе как о звене одной большой цепи, вряд ли вы услышите от меня, что успех Mercedes – исключительно моя заслуга. У нас многочисленный коллектив, в котором все сотрудники неустанно трудятся день за днем, неделя за неделей – я каждому из них очень благодарен! Не считая самого пилотажа, нет ничего лучше, чем наблюдать, как эти потрясающие умы совместными усилиями каждый год строят очень быструю машину, всякий раз придумывая нечто инновационное.

Что касается моей роли, в некоторых процессах я участвовал с первого дня работы с Mercedes, помогал команде меняться… Мы с Валттери помогаем направить усилия гениальных инженеров в нужное русло, подсказываем им, над какими областями нужно поработать, чтобы мы потом обеспечили наилучшие результаты на трассе. Будучи командным игроком, я всегда прилагаю максимум усилий, чтобы оправдать надежды коллектива.

Вне зависимости от того, насколько велико наше преимущество, или как сильно мы уступаем соперникам, на трассе и за её пределами мы всегда стремимся сработать максимально здорово. В истории команды бывали ситуации, когда мы были медленнее Red Bull Racing или Ferrari, но всё равно выигрывали гонки. Секрет нашего успеха в фантастически слаженной работе и постоянном стремлении к совершенству.

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Макс, Гран При Тосканы в Муджелло стал для вас гонкой упущенных возможностей?
Макс Ферстаппен: Я бы предпочёл назвать его «bad trip», кажется так в фильмах называют тяжёлое похмелье? Оно было тяжёлым, но еда мне всё же понравилась.

Вопрос: А что можно сказать о результатах?
Макс Ферстаппен: Я проехал совсем мало кругов…
Вопрос: Удалось ли оценить органичный характер этой быстрой трассы?
Макс Ферстаппен: Да, с этим в Муджелло всё в порядке! Жаль, конечно, ведь мне бы хотелось нормально выступить в той гонке. Но дальше двух поворотов после старта я не уехал, и в этом нет ничего ничего хорошего.

Вопрос: Да, к сожалению, вам не повезло, но как вы обычно поступаете, чтобы оставить подобные неприятности в прошлом?
Макс Ферстаппен: Если честно, я просто отправился домой, стараясь не слишком много думать о гонках, провёл какое-то время с друзьями – в общем, недельку отдохнул после тяжёлой серии из трёх Гран При.

Сейчас у меня вполне боевой настрой, я готов вновь взяться за дело, но важнее всего разобраться с причинами проблем. У нас три схода в девяти гонках, это плохо, и теперь мы должны постараться, чтобы такое не повторялось.
Вопрос: Удалось ли понять, с чем связаны проблемы?
Макс Ферстаппен: Да, инженеры мне многое объяснили, поэтому я надеюсь, что такого больше не будет, но пока мы можем только рассуждать на эту тему, поскольку сначала нужно всё проверить на трассе.

Вопрос: Алекс, в отличие от напарника, вам нечему расстраиваться, ведь в Муджелло вы впервые поднялись на подиум, и для вас Гран При Тосканы сложился очень удачно. Можете рассказать о вашем настроении после гонки?
Александер Элбон: Хорошее было настроение! Я знал, что мы можем неплохо провести эту гонку, но мы сами усложнили себе задачу, когда потеряли несколько позиций на рестарте. Но сама гонка сложилась неплохо, так что, конечно, я был рад подняться на подиум.

Вопрос: Алекс, в момент рестарта вы были первым гонщиком, кто получил от стюардов официальное предупреждение за то, что нестабильно работали газом и тормозами на старт-финишной прямой. Вы согласны с тем, что можно было что-то предпринять, чтобы предотвратить этот инцидент? Или вы считаете, что в FIA должны изменить процедуру рестарта?
Александер Элбон: Вообще-то мы направили им письмо с нашей реакцией, поскольку очевидно, что в моих действиях не было ничего странного или ошибочного. Понятно, что произошёл «эффект гармошки», на который, по-моему, очень сильно повлияла конфигурация трассы. Такое мы видели в Баку, и в Муджелло это повторилось: на этих трассах длинная прямая, и ты начинаешь разгон в последний момент, поскольку с машинами нынешнего поколения слипстрим работает очень эффективно. Отсюда и последствия.

Не знаю, есть ли способ сделать рестарт более безопасным. Если честно, я не знаю, как это можно сделать. К тому же сейфти-кар оставляет нам совсем мало времени, чтобы мы могли отреагировать на развитие ситуации. Думаю, Валттери Боттасу пришлось выжидать до момента, когда до поворота оставалось буквально 10 корпусов машин, поэтому у него не было возможности создать отрыв.

Я не виню никого из гонщиков, как получилось, так и получилось. Дело в том, что все пытались отгадать, как поедет Валттери. Все попытались начать разгон ещё до линии в тот момент, когда поняли, по какой траектории он поедет. В произошедшем нет вины гонщиков, надо просто каким-то образом скорректировать формат.

Вопрос: Макс, поскольку Льюис Хэмилтон до сих пор не продлил контракт с Mercedes, Эдди Джордан недавно предположил, что ему стоит перейти в Red Bull Racing. Вам было бы интересно такое развитие событий?
Макс Ферстаппен: Единственное, что меня интересует – это победа в чемпионате.

Вопрос: А что скажете о Льюисе?
Макс Ферстаппен: Для чего ему это нужно? Он тоже хочет выигрывать чемпионаты, как и я. Разумеется, для этого необходимо оказаться в правильной команде, и сейчас он выступает именно за такую команду, которая и выиграет чемпионат. В общем, посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: Алекс, в юности вы были поклонником Михаэля Шумахера – в какой мере его успешное сотрудничество с Ferrari повлияло на вас, на ваше профессиональное становление, и помогло стать тем гонщиком, каким вы стали?
Александер Элбон: Сложный вопрос, хотя, конечно, я восхищался тем, как Михаэль выстроил работу с командой. Можно сказать, что в каком-то плане я изучал его подходы, ведь понятно, что его талант проявлялся не только на трассе: он посвящал очень много времени работе с инженерами. Когда я рос, он для меня был образцом. Он достиг высоких результатов именно благодаря своему труду.

Вопрос: Макс, в этот уик-энд Льюис Хэмилтон может сравняться с Михаэлем Шумахером по числу побед. Можете как-то прокомментировать это достижение?
Макс Ферстаппен: Да, одержать столько побед и выиграть столько титулов – это впечатляющее достижение.

Вопрос: Алекс, вы могли подняться на подиум ещё в прошлом году в Бразилии и в этом году в Австрии. Вы почувствовали облегчение, когда показали, на что способны? Возможно, это добавит уверенности?
Александер Элбон: Конечно, я был очень рад. По мере продвижения к этой цели я чувствовал, что всё идёт в нужном направлении. Уже в Спа и Монце мне было комфортнее за рулём, темп улучшался, так что, конечно, подняться на подиум было приятно. Но в моём подходе к пилотированию ничего не изменится. Я по-прежнему буду с полной отдачей работать в каждый уик-энд, стараясь добиться максимально возможных результатов.
Вопрос: Макс, всё идёт к тому, что Льюис перекроет давнее достижение Михаэля Шумахера: вас радует, что вы соперничаете с гонщиком, который войдёт в историю Формулы 1? Или вы расстраиваетесь, что машина не позволяет его опередить?
Макс Ферстаппен: Вообще-то я об этом не думаю. Я просто занят своим делом, стараюсь выигрывать гонки и чемпионаты, и меня не очень занимает, кто там претендует на титул, и сколько побед на счету этих гонщиков. Я никак не могу на это повлиять, я могу контролировать только самого себя. Поэтому стараюсь максимально эффективно работать с командой, чтобы помешать соперникам одерживать победы.

Вопрос: Вы знаете, что Росс Браун собирается со следующего года проводить субботние квалификационные гонки? Вы считаете это хорошей идеей?
Макс Ферстаппен: Мне это не нравится. Это искусственная мера, направленная на повышение зрелищности, что противоречит базовым принципам Формулы 1. Самые быстрые машины должны стартовать из первых рядов, все стараются добиться максимально высоких скоростей, а такие квалификационные гонки с реверсивным порядком старта – не более чем попытка повысить зрелищность.

Под конец гонки быстрые машины всё равно окажутся впереди, но просто подобные затеи противоречат базовым принципам Формулы 1, ведь главное в ней – чистая скорость, именно над этим все работают. Хочется, чтобы ваша команда была самой быстрой, вы стремитесь стартовать из первого ряда. Так что мне всё это не нравится.

Вопрос: Алекс, ваше мнение?
Александер Элбон: Я думаю так же, как напарник. Такие гонки, как в Монце, бывают не часто, для этого должны совпасть многие факторы. Тогда гонки становятся особенными. Лично меня сейчас всё устраивает, и разговоры на подобные темы меня не очень волнуют.

Вопрос: Макс, вы говорили, что уик-энд в Сочи будет непростым – почему вы так считаете? На какие результаты можно рассчитывать на этой трассе?
Макс Ферстаппен: В Сочи мы никогда не были быстры, я не жду никаких чудес. Конечно, здесь длинные прямые и много 90-градусных поворотов, причём очень коротких, и в них сложно что-то отыграть. Наверное, парни, которые медленнее нас, на этой трассе подберутся к нам намного ближе, чем в Муджелло. Посмотрим, насколько конкурентоспособными мы будем, но наша задача – подняться на подиум.

Шарль Леклер и Себастьян Феттель

Вопрос: Сезон тяжело складывается для Ferrari, а на прошлом этапе в Муджелло команда провела тысячный Гран При, который тоже закончился не лучшим образом. Каково быть гонщиком Ferrari в такой ситуации?
Себастьян Феттель: Чтобы ни происходило, наши цели не меняются – добиться лучшего из возможных результатов. Уик-энд в Муджелло нельзя назвать выдающимся для нас, но нам ничего не остаётся, кроме как принять этот факт. Да, уик-энд был особенным для команды, но если говорить о результате, то мы выглядели не такими конкурентоспособными, какими хотели быть.

Шарль Леклер: Всегда здорово быть гонщиком Ferrari, особенно во время этапа на домашней трассе команды. Однако результат оказался совсем не таким, как нам хотелось бы. Я хорошо провёл квалификацию, но гонка получилась более сложной.

Вопрос: Вам бы хотелось, чтобы трасса Муджелло осталась в календаре Формулы 1?
Шарль Леклер: Мне нравится трасса. До начала уик-энда я скептически оценивал вероятность обгонов, но всё оказалось намного лучше ожиданий. Красные флаги и инциденты сделали гонку ещё интереснее, но и обгонять было достаточно просто.

Вопрос: Себастьян, как один из директоров профсоюза гонщиков GPDA, вы можете оказать прессинг на руководство чемпионата, чтобы Муджелло осталась в календаре?
Себастьян Феттель: Подобные вещи вне нашей компетенции. Существует много трасс, которые мы хотели бы увидеть в календаре, поскольку нам нравится пилотировать на них, но мы не обсуждаем подобные вещи, поскольку при выборе мест проведения Гран При принимаются в расчёт совсем другие интересы.

Что касается Муджелло, то гонщикам нравится эта трасса, но я не знаю, насколько реалистичны планы, чтобы мы вновь вернулись туда в будущем. Гонщики в подобных переговорах не участвуют.

Вопрос: После прошлой гонки вы выдвинули версию, что завал на рестарте произошёл из-за того, что автомобиль безопасности погасил огни позже обычного, что привело к более зрелищному рестарту в ущерб безопасности. Вы по-прежнему разделяете эту точку зрения?
Себастьян Феттель: Я не помню, чтобы я что-то говорил об огнях, поскольку с моей позиции не было видно автомобиля безопасности! (смеется) Возможно, это видел Льюис, но я не знаю. Очевидно, что на рестарте что-то пошло не так, поэтому нужно подумать, как не допустить повторения подобного в будущем. Главной жертвой произошедшего стал Антонио Джовинацци, находившийся в конце пелотона, но он не мог ничего сделать, чтобы предотвратить столкновение.

Вопрос: Себастьян, вы жаловались на старты с места и говорили, что те, кто стартуют с «грязной» стороны трассы, находятся в невыгодном положении. Как можно решить эту проблему?
Себастьян Феттель: Перед первым стартом позицию на решётке можно очистить, но к середине гонки она всё равно покрывается ошмётками резины, которая ухудшает сцепление на рестарте. Именно поэтому я считаю такую позицию невыгодной. Решения проблемы пока нет, но будет лучше, если у всех на стартовой решётке будут равные шансы.

Вопрос: Вы заметили изменения отношения к себе в команде после того, как стало известно о вашем переходе в Aston Martin в следующем году? Вы по-прежнему участвуете во всех брифингах с инженерами?
Себастьян Феттель: Я не заметил, что отношение ко мне изменилось, ведь уже давно стало известно, что я перестану сотрудничать с командой в следующем году. Всё, что должно было поменяться в рабочем процессе, уже давно поменялось. Больше никаких изменений не было.

Вопрос: Ожидается, что на Нюрбургринге на трибуны пустят болельщиков. Вы планируете для них что-то особенное?
Себастьян Феттель: Пока ничего, поскольку наше взаимодействие с болельщиками сильно ограничено. Будет здорово приветствовать их на трибунах во время Гран При, ведь они создают фантастическую атмосферу. Чем больше болельщиков, тем лучше, но главный приоритет – их и наша безопасность.

Я определенно представлю новый дизайн шлема на Нюрбургринге.

Вопрос: В этот уик-энд Льюис Хэмилтон может сравняться с рекордом Михаэля Шумахера по числу побед. Вас это огорчает?
Себастьян Феттель: Я всегда считал, что таких цифр невозможно достичь, но в последние годы Льюис всё подбирался и подбирался к этим рекордам. Думаю, в какой-то момент стало понятно, что это вопрос времени, когда Льюис установит новый рекорд.

С одной стороны грустно, ведь Михаэль остаётся для меня героем. С другой стороны, я буду очень рад за Льюиса. Он заслужил успех, которого добился в последние годы. В этом сезоне всё идёт к тому, что он вновь завоюет титул. Не знаю, продолжит ли он карьеру в следующем году, полагаю, что продолжит. Я испытываю смешанные эмоции.

Что касается меня, то мне очень далеко до рекордов Михаэля. Как я сказал, я всегда считал такие цифры недостижимыми, но, как мы видим, даже такие рекорды не устоят.

Вопрос: Шарль, что вы думаете о рекордах Льюиса?
Шарль Леклер: Я согласен с тем, что сказал Себастьян. Льюис заслужил такой результат. Он невероятно стабилен в последние годы и борется за ведущие позиции. С одной стороны, жаль, что рекорды Михаэля будут побиты, ведь он занимает особое место в истории Формулы 1 и Ferrari, но с другой можно только порадоваться за Льюиса.

Вопрос: Себастьян, вы чувствуете себя теперь более расслабленным после того, как решили вопрос с контрактом на следующий год?
Себастьян Феттель: Я с нетерпением жду следующий сезон, но впереди ещё половина нынешнего чемпионата. Последние гонки получились напряжёнными, поскольку у меня было много различных мыслей в голове, но сейчас всё прояснилось, и я могу получать удовольствие от следующих гонок.

Вопрос: Немецкое правительство настоятельно рекомендовала своим гражданам воздержаться от поездок в Россию. Учитывая это, с какими мыслями вы отправлялись в Сочи?
Себастьян Феттель: Сложный вопрос. Мы полностью доверяем организаторам и FIA. Мне больше нечего добавить.

Вопрос: Роман Грожан говорил, что гонщики сообщили Майклу Маси свои опасения после произошедшего рестарта в Муджелло. Что конкретно вы предлагаете изменить?
Себастьян Феттель: Вполне очевидно, что мы были не в восторге от произошедшего. В такой ситуации важно поддерживать диалог между Майклом и гонщиками. Возможно, вам лучше задать этот вопрос Роману!

Шарль Леклер: Мы можем только приветствовать любое решение, которое позволит не допустить повторения подобных ситуаций.

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Карлос Сайнс: «Из инцидента в Муджелло нужно сделать выводы. В той ситуации мы сами осложнили себе жизнь: кто-то из нас решил, что гонка возобновилась, потом передумал и снова замедлился – это обернулось большими проблемами для тех, кто ехал позади. Мы обязательно обсудим это на пятничном брифинге и вместе с FIA постараемся понять, что можно улучшить. Удар был очень сильным, притом сейчас, вспоминая те события, я понимаю, что всё могло закончиться намного хуже, если бы я врезался в машину впереди под немного другим углом. Нам повезло, что обошлось без травм, но ситуация была очень опасной, и важно понять, как избежать подобного в будущем. Мы поговорим об этом за закрытыми дверями, каждый выскажет своё мнение, а затем мы обсудим все идеи.

Лично я очень жду этого брифинга, чтобы выслушать отдельных гонщиков, а также разобраться, почему машина безопасности погасила огни настолько поздно. Мне не известны причины, потому сейчас я не могу составить какое-либо мнение – для этого мне нужно выслушать всех и сделать для себя выводы. Возможно, у нас получится найти способ изменить ситуацию к лучшему. Было бы неправильным публично критиковать гонщиков или FIA, подобные вопросы должны обсуждаться за закрытыми дверями.

Авария в Муджелло была одной из наиболее серьезных в моей карьере, но первой в этом списке остается авария в Сочи в 2015 году, когда мгновенная перегрузка составила 46G! Столкновение в Муджелло я бы поставил на второе место, ведь оно было по-настоящему пугающим. Не самое приятное ощущение, когда ты мчишься на скорости за 260 км/ч, а перед тобой внезапно появляется почти стоящая машина».

Ландо Норрис: «Все машины в разной степени подвержены влиянию внешних факторов. Проблемы не только у нас. Это ещё раз говорит о том, насколько сложны современные машины Формулы 1. Их разрабатывают для идеальной работы в определённых условиях, но когда условия не соответствуют заданным, у гонщиков возникают проблемы. Пилотировать становится сложнее, возрастает вероятность ошибок, в такой ситуации сложно добиться от машины максимума.

К примеру, наша машина более чувствительна к ветру, чем у соперников. Мы не знаем причину, но есть тенденция – в ветреную погоду число наших проблем возрастает. Казалось бы, проблема простая, но решить её очень сложно. Надеюсь, по ходу сезона мы найдём причину, чтобы избежать этой проблемы в будущем.

Борьба в средней группе в этом году действительно интересная, гораздо более напряженная, чем в прошлые годы. Это отличный сезон для меня, для McLaren, для нашего спорта. Каждый уик-энд уникален, что мне как гонщику очень интересен. Причина в том, что многие команды стали более конкурентоспособны».

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

На пресс-конференции в четверг Серхио Перес говорил о расставании с командой в конце сезона…
Серхио Перес: «С тех пор, как стало известно о моём уходе, некоторые люди в команде стали от меня что-то скрывать. И я не думаю, что это правильно.

У нас общая цель. Мы полностью сосредоточены на восьми оставшихся гонках, хотим заработать все возможные очки в Кубке конструкторов. У нас ещё есть шанс сделать этот сезон лучшим в истории команды. Думаю, мы будем разочарованы, если не оставим за собой третье место в Кубке конструкторов».

По слухам, Серхио узнал о том, что команда не планирует продлевать контракт, случайно услышав разговор за стеной в моторхоуме с участием Лоуренса Стролла.

Серхио Перес: «Честно говоря, я очень огорчён тем, что информация об этом вышла за пределы команды. Думаю, такие моменты должны оставаться между мной и командой, поэтому я не стану это комментировать. Это между нами».

Лэнс Стролл: «Последствия аварии в Муджелло? Я в порядке, спасибо, что поинтересовались. Икра левой ноги немного побаливала на следующий день, потому что пришлось очень сильно давить на педаль тормоза, когда я вылетел с трассы.

Благодаря многолетней работе FIA и Формулы 1 машины стали очень безопасными, так что я не пострадал в этой аварии, не получил никаких травм. И всё-таки жаль, что мы упустили возможность заработать немало очков.

Причины случившегося по-прежнему остаются неясными, но мы полагаем, что всё произошло из-за прокола колеса, поскольку я проехал по каким-то обломкам. Пока мы пришли к такому выводу, но полной уверенности нет – расследование продолжается. Машина была серьёзно разбита, так что в этот уик-энд у меня будет новое шасси».

Также канадца спросили, какого цвета в следующем году будут машины команды, когда её название сменится на Aston Martin.

«Я полагаю, что машины Aston Martin будут зелёными – это традиционный британский гоночный цвет, так что будут выглядеть очень здорово», – ответил Лэнс.

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Даниэль Риккардо: «Почему я не слишком хорошо выступал в Сочи? Да я просто медленный, вот и всё! (смеётся) Не знаю, но к каким-то трассам удаётся найти подход, порой для этого достаточно одного круга – ты сразу входишь в нужный ритм и чувствуешь уверенность. Но в Сочи такое бывало нечасто.

Эта трасса из тех, к которым в предыдущие годы мне не удавалось адаптироваться естественным образом, но это не значит, что я приехал в Сочи в унылом настроении, типа, предвидя, что впереди трудный уик-энд. Этот автодром – один из тех, где мне действительно есть над чем работать, я это чувствую. Но это же хорошо, когда ты знаешь, что можешь прибавить! Надо просто понять, как это сделать.

Рельеф трассы в Сочи очень ровный, здесь много 90-градусных поворотов, довольно похожих друг на друга, среди них сложно выделить какой-то один, который бы отличался особым характером, но в средней части круга есть немало комбинаций поворотов, где, по-моему, я смогу прибавить, но для этого надо всё собрать воедино.

Думаю, что год назад я на шаг отставал от моего напарника, Нико Хюлкенберга, который выступал здесь довольно уверенно. Но в этом году надо постараться найти к этой трассе правильный подход.

Учитывая особенности машины Renault R.S.20, и её скорость на прямых, я думаю, что мы сможем неплохо отработать в этот уик-энд, ведь даже в прошлом году нам удалось пройти в финал квалификации. Это остаётся нашей целью и сейчас, так что мы рассчитываем на места в первой восьмёрке или первой десятке».

Эстебан Окон: «Я не был на базе в Энстоуне, когда туда приезжал Фернандо Алонсо – по-моему, он появился там на следующий день после меня. Но могу представить, что для него это был эмоциональный момент. После этого мы с ним разговаривали, я получил информацию о результатах его работы на симуляторе.

Это было полезно, ведь мы тоже работали на симуляторе и хорошо подготовились к гоночному уик-энду в Сочи. После всех этих серий по три гонки подряд это был редкий случай, что мы все побывали на базе, и это было очень полезно.

Фернандо, поработав на симуляторе, подтвердил наши впечатления о машине, ведь понятно, что чем больше времени вы посвящаете тестам, тем больше появляется разных идей. А то, что он подтвердил наши выводы, это очень хорошо.

Мы очень довольны прогрессом Renault F1, по-моему, в трёх предыдущих гонках мы заработали больше очков, чем любая другая команда средней группы – это очень обнадёживает. Так что приложим все усилия, чтобы хорошо выступить и в Сочи, а там посмотрим, чего нам удастся добиться в оставшихся гонках сезона».

Даниил Квят

Вопрос: После Гран При Тосканы вы опубликовали в социальных сетях фотографию совместной тренировки с Конором Макгрегором. Можете рассказать, чему вы у него научились?
Даниил Квят: У нас не было спарринга! (смеётся) Мы просто перебросились несколькими фразами, я наблюдал за тем, как он тренируется – это здорово. Конор оказался приятным в общении человеком. В его глазах можно увидеть любовь к спорту.

Вопрос: Вы научились у него чему-нибудь?
Даниил Квят: Да, высокому удару ногой. Я попытался повторить, но получилось не очень. Нужно продолжать заниматься боксом! (смеётся) И пилотировать гоночную машину, конечно же.

Вопрос: Даниил, как вы оцениваете развитие интереса к Формуле 1 в России с момента первого Гран При в 2014-м?
Даниил Квят: Интерес к Формуле 1 заметно вырос с тех пор, когда я только начинал заниматься картингом. В стране появилось много картинговых трасс, что хорошо, ведь важно начинать с чего-то небольшого для повышения интереса к спорту.

Просто фантастика, что у меня есть домашний Гран При – не у каждого гонщика такая привилегия. Кроме того здорово, что в этом году в Сочи на трибуны пришли болельщики. Сложно поверить, что для меня это уже шестой Гран При России. Просто невероятно!

Вопрос: Поддержка болельщиков на домашнем Гран При действительно помогает гонщику или это один из мифов?
Даниил Квят: В Муджелло впервые в этом сезоне трибуны были не пустыми, но в Сочи зрителей будет ещё больше. Конечно, когда я пилотирую машину по трассе, я не обращаю внимания на то, что происходит на трибунах, но чем больше болельщиков, тем лучше. Зрители напоминают, что мы занимаемся чем-то действительно значимым.

Что касается помощи, то лично мне поддержка болельщиков всегда приятна. Я всегда радуюсь, когда вижу российские флаги на трибунах.

Вопрос: В Red Bull Racing заявили, что AlphaTauri перестала быть младшей командой, став сестринской. У AlphaTauri есть ресурсы, чтобы бороться за подиумы и победы в 2022-м, когда изменится регламент?
Даниил Квят: Интересный вопрос. Я много лет сотрудничаю с командой и хорошо всех знаю. Я знаю, что в команду продолжают инвестировать, и за последние годы AlphaTauri значительно выросла, улучшилась база. Наши возможности постоянно растут – это приятно.

Новый регламент вводится для того, чтобы обострить борьбу. Думаю, у нас появятся хорошие шансы на то, чтобы на регулярной основе бороться за подиумы. Будет фантастикой, если у нас получится.

Вопрос: Что вы думаете об идее реверсивной стартовой решётки?
Даниил Квят: В краткосрочной перспективе реверсивная стартовая решётка поможет повысить зрелищность, но она не решит глобальную проблему, заключающуюся в том, что в чемпионате доминируют несколько команд. Если гонщики Mercedes будут стартовать с восьмого или десятого места, то через десять кругов они вновь окажутся впереди. Формула 1 станет интереснее, если шансы команд сравняются.

Вопрос: Вы считаете правильным решение проводить гонку в Сочи и открывать доступ на трибуны для зрителей, учитывая ситуацию с коронавирусом в России?
Даниил Квят: Мы провели уже много гонок, и первые зрители пришли на трибуны ещё в Муджелло. В Формуле 1 и FIA внимательно следят за ситуацией. Правила нахождения в паддоке очень строгие. Я уверен, что перед тем, как принять решение о проведении гонки, все очень хорошо продумали необходимые ограничения и правила безопасности. Уверен, уик-энд пройдёт без проблем.

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Пьер, на Гран При Тосканы вы выбыли из борьбы уже на первом круге. За восемь дней вы пережили и триумф, и разочарование…
Пьер Гасли: Да, неделя была непростой. Победа в Монце получилась эмоциональной, как и следующие несколько дней. С точки зрения работы машины всё складывалось очень позитивно – мы были конкурентоспособны в Спа, выиграли гонку в Монце и надеялись на успешное выступление в Муджелло, но на первом круге произошёл инцидент, опустивший нас с небес на землю. В нашем спорте такое бывает.

После потрясающей победы в Монце гонка в Муджелло получилась для меня слишком короткой, я был очень расстроен, упустив шанс на ещё один неплохой результат. Но Даниил отлично справился, заработав очки для команды.

Вопрос: В Муджелло вы были быстры на тренировках, но в квалификации неожиданно потеряли скорость. У вас было время разобраться с причинами?
Пьер Гасли: Причин несколько. Были повреждены некоторые аэродинамические новинки, мне не удалось оптимально использовать гибридную систему – энергия закончилась до того, как круг закончился. Из-за этого я потерял пару-тройку десятых, а в условиях плотной борьбы в середине пелотона это автоматически отбрасывает вас с восьмого на шестнадцатое место. Чтобы сражаться за хороший результат, нужно во всём действовать безупречно. Результаты в средней группе команд очень плотные.

Вопрос: В Red Bull Racing заявили, что AlphaTauri перестала быть младшей командой, став сестринской. У AlphaTauri есть ресурсы, чтобы бороться за подиумы и победы в 2022-м, когда изменится регламент?
Пьер Гасли: Я думаю, что команда сможет стабильно бороться в первой десятке. Команда растёт, как и её амбиции, но не стоит недооценивать тот опыт, который за последние годы приобрели лучшие команды, те инвестиции, что они сделали. Даже при ограниченных бюджетах понадобится несколько лет, чтобы ситуация выровнялась.

Но это не краткосрочный проект. Он рассчитан на перспективу, и у меня оптимистичные ожидания. Не сомневаюсь в том, что команда станет сильнее, но понадобится время.

Да, в сезоне 2022 года изменится регламент, но я удивлюсь, если сегодняшние лидеры из-за этого вдруг окажутся в средней группе. Нужно больше времени, но я надеюсь, что в будущем мы увидим что-то похожее на MotoGP, где мой хороший друг Фабио Куартараро сражается за чемпионство в составе частной команды.
Вопрос: Вам нравится идея реверсивного стартового поля?
Пьер Гасли: Не особенно. На мой взгляд, гораздо важнее уравнять машины по скорости. Если бы все машины умещались в пять-шесть десятых, борьба стала бы гораздо острее.

Сейчас мы видим минимальные интервалы между машинами в средней группе – и каждом Гран При пилоты Renault, Racing Point, McLaren, Alfa Romeo и нашей команды ведут упорную и интересную борьбу.

Правда, от тройки лидеров мы отстаём весьма серьёзно, шансов на подиум в обычной ситуации у нас нет. Сложно сказать, сработает ли идея реверсивного старта. Возможно, стоит попробовать. Но я считаю более приоритетной задачу сокращения разницы между машинами, чтобы все команды были конкурентоспособны.

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Кими Райкконен: «Почему мне часто не везло в Сочи? Не помню, чтобы я такое говорил. Удача тут не при чём. Да, результаты могли быть лучше, но это можно сказать про любую трассу. В какие-то годы у вас получается, в какие-то нет.

Я не из тех, кто анализирует прошлое. Сейчас я полностью сосредоточен на этом Гран При, попытаюсь получить от машины максимум. На недавних этапах нам несколько раз удавалось пройти во вторую часть квалификации, а в гонках мы вели борьбу в средней группе. Цель в Сочи – пробиться в десятку лучших и заработать очки.

Конечно, хотелось бы большего прогресса, но соперники тоже не стоят на месте. Очевидно, что нам хотелось бы получить больше мощности от силовой установки, а самим нужно прибавить в аэродинамике.

Повторение рекорда Баррикелло по числу проведённых Гран При? Я об этом не думаю. Каждый рекорд однажды будет побит. Возможно, однажды я оглянусь назад и улыбнусь этому факту, но сейчас гонка в Сочи 2020 года для меня точно такая же, как и все остальные».

Антонио Джовинацци: «Я доволен своей работой в нынешнем сезоне, но у меня по-прежнему нет новостей о будущем. Я должен продолжать максимально выкладываться – посмотрим, какое решение будет принято. Сезон ещё не завершён – впереди восемь гонок. Со своей стороны я делаю всё, что в моих силах

В оставшихся гонках мы хотим сделать машину лучше во всех областях – именно этим команда и занимается. Не так просто отыграть даже десятую, но шаг за шагом машина становится лучше, особенно по сравнению с первой гонкой сезона. Мы должны продолжать работать в том же ключе.

Наша следующая цель – сократить отставание от команд средней группы и догнать AlphaTauri, которая в данный момент намного опережает нас».

Роман Грожан и Кевин Магнуссен

В четверг гонщиков Haas F1 вновь спрашивали о контрактах на следующий сезон, и оба признались, что у них нет информации…

Роман Грожан: «Очевидно, что вакансий в чемпионате почти не осталось, а кандидатов достаточно. Я понимаю позицию команды – они спокойно ищут для себя лучший вариант. Я тоже не особенно тороплюсь с принятием решения. Есть варианты и в других сериях, хотя Формула 1 – это Формула 1.

Время ещё есть. До конца сезона ещё много гонок. Сейчас я должен думать только о пилотировании, о том, как добиться максимума от машины и до конца года заработать хотя бы пару очков для команды.

Я дам знать, когда всё решится. Скорее всего, я останусь в Европе. Вряд ли я поеду в Америку, IndyCar – отличный чемпионат, но овалы меня пугают. В Европе есть интересные варианты – Hypercar в Ле-Мане и WEC, Формула E. Если не получится в Формуле 1, буду искать варианты в других сериях».

Кевин Магнуссен: «У меня такая же ситуация, как у Романа. Решение за командой, они примут его, когда сочтут нужным. Очевидно, это займёт ещё какое-то время.

Я отлично провёл время в Haas F1 в последние годы, а сейчас готов к любым вариантам продолжения карьеры. Я люблю гонки, я никогда не планировал всю жизнь гоняться только в Формуле 1. В какой-то момент я уйду. Не представляю, когда это произойдёт – в следующем году или в какой-то момент в будущем.

Сейчас я полностью сосредоточен на своей работе, на текущем Гран При. Будущее пока не определено, но сейчас главное – предстоящая гонка».

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

На пресс-конференции в Сочи в четверг гонщики Williams вспоминали прошлую гонку в Муджелло...

Джордж Расселл: «Наверное, в психологическом плане гонка в Муджелло была самой тяжёлой за пять лет. Я был жутко расстроен и переживал за всю команду – мы заслуживали шанса финишировать в десятке.

Гонка проходила в очень странных обстоятельствах, и мы этот шанс упустили. Я тяжело переживал неудачу, но теперь у меня вновь боевой настрой. Было приятно, что после гонки в Муджелло люди признали, что я старался максимально хорошо справиться со своей задачей, но вся наша команда работала здорово, начиная с механиков. В воскресенье все действовали отлично, но на последнем рестарте я буквально за пару секунд потерял несколько позиций. Это было ужасно.

Возможно, в тот уик-энд я провёл свою лучшую гонку, ощущения от машины тоже были лучше, чем когда-либо раньше, за всё время выступлений за Williams. Достаточно привести один факт: по темпу мы были сравнимы с Ferrari.

Тем не менее, могу сказать, что теперь вместе с командой мы ещё больше будем стремиться заработать очки на каких-то трассах, и будем уже чаще бороться за позиции в первой десятке».

Николас Латифи: «На таких трассах, как в Муджелло, лидер всегда до последнего ждёт с разгоном, чтобы не дать соперникам обогнать себя с помощью слипстрима. Когда стартовая прямая настолько длинная, вполне естественно, что в середине пелотона гонщики начинают нервничать, решая, когда начинать разгоняться. Пелотон собирается, потом вновь растягивается. Чем дальше вы от лидеров, тем сильнее «эффект гармошки».

Во второй половине пелотона ты не видишь лидеров. В идеальной ситуации стоило отъехать в сторону, чтобы увидеть лидера и реагировать на его действия, но на практике приходится реагировать на действия соперников впереди.

В результате в пелотоне образовались отрывы, заставшие некоторых гонщиков врасплох. Инцидент стал следствием стечения обстоятельств. Никто из участников не мог ничего сделать, чтобы его избежать.

В прошлые годы можно было обгонять после пересечения «линии автомобиля безопасности», которая расположена намного дальше, чем «контрольная линия». Возможно, на таких трассах, как в Муджелло или Баку, стоит пересмотреть использование этих двух линий, чтобы минимизировать дистанцию, на которой пелотон как бы толкается в ожидании начала разгона лидера.

Это единственное, что я могу предложить. Не думаю, что нам нужны особые зоны, как в других гоночных сериях, достигнув которых, лидер должен начинать разгоняться».

Источник