Разделы сайта

Свежие новости

Ирина Сидоркова: Я сделала всё, чему меня учили весь год

.

Даниэль Риккардо: Цель на уик-энд – набрать больше очков, чем McLaren

Гонщик Renault Даниэль Риккардо на Гран При Мексики нацеливается опередить принципиальных соперников из McLaren, с которой команда из Энстоуна сражается за четвёртое место в Кубке конструкторов. За четыре этапа до конца сезона на счету Renault 77 очков, тогда как у McLaren – 111.

Полезные статьи

Гран При Италии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Италии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Кими Райкконен (Ferrari)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, примите поздравления! Всем очевидно, что значит эта победа для Mercedes, а судя по вашему голосу, сегодняшняя гонка была для вас одной из самых напряженных! Вам удалось одолеть Ferrari на их домашней трассе в Монце!
Льюис Хэмилтон: Во-первых, я хотел бы поблагодарить Ferrari – они сработали очень здорово и дали нам настоящий бой! Во-вторых, спасибо моим болельщикам, без их поддержки у нас вряд ли бы всё получилось.

В Монце в наш адрес всегда обращено много негатива, но я видел на трибунах британские флаги, и это придавало мне сил, помогало сражаться. Скажу всем на будущее: негатив мне только на пользу, я умею превращать эту энергию в позитивную! Наконец, огромное спасибо Валттери за помощь!

Вопрос: (Пол ди Реста) Мы слышали ваши слова по ходу круга возвращения на пит-лейн. Вам удался отличный старт, вы не собирались без борьбы отказываться от победы. Да, у Ferrari быстрая машина, но вы, похоже, готовы сражаться с ними до конца!
Льюис Хэмилтон: Именно так, мы никогда не сдаемся!

Вопрос: (Пол ди Реста) Кими, когда Себастьян Феттель откатился назад, на ваши плечи легла колоссальная ответственность. На вас смотрела вся Италия, все болельщики Ferrari. Машине не хватило скорости, чтобы одолеть Льюиса?
Кими Райкконен: Думаю, мы оказались достаточно быстры. Скорость у нас была, но задние шины начали сдавать, я мало что мог сделать и в этот момент проиграл сражение. Я пытался сопротивляться, но это уже было невозможно. Всё это далеко не идеально, но таков наш сегодняшний результат. Мы сделали всё, что в наших силах.

Вопрос: (Пол ди Реста) Но уик-энд оставил и позитивные моменты, не так ли? Первый поул за долгое время. Борьба продолжается, и вы, наверное, поможете Себастьяну Феттелю опередить Льюиса?
Кими Райкконен: Конечно, мы старались, но задние шины не выдержали до конца гонки. По крайней мере, мы заняли второе место и теперь продолжим борьбу!

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, вы активно боролись с Максом Ферстаппеном, как всё прошло?
Валттери Боттас: Я старался делать всё возможное, чтобы финишировать в тройке. Сначала моей задачей было некоторое время сдерживать Кими. Затем я вёл жёсткий поединок с Ферстаппеном. Борьба не всегда была честной, но в итоге Макс получил штраф, а я поднялся на подиум.

Вопрос: (Пол ди Реста) Уверен, сегодня вечером в Mercedes будет праздник, ведь победа стала результатом командных усилий! Вы сыграли в этом важную роль, так как сдерживали Кими, что позволило Льюису впоследствии его опередить...
Валттери Боттас: Это отличный результат для команды, и мы ему рады. В домашней гонке Ferrari мы заработали больше очков, чем они. Вчера они были быстрее, нам пришлось признать поражение, но я надеюсь, что в следующий раз мы выступим лучше и в квалификации.

Гран При Италии: Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: (Фредерик Ферре) Кими, если бы вы чуть позже отправились на пит-стоп, шины в конце гонки были бы в лучшем состоянии? Льюис, а вы изначально планировали пит-стоп позже 21-го круга?
Кими Райкконен: Оценивая произошедшее, всегда понимаешь, что можно было сделать лучше. Не думаю, что сегодня мы в чем-то просчитались, просто на последних кругах шинам не хватило эффективности. Нет смысла вдаваться в рассуждения, результат такой, какой есть, нужно двигаться дальше.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Вы хотели узнать, был ли это правильный момент для пит-стопа?

Вопрос: Мы видели, как механики Mercedes готовились к пит-стопу за несколько кругов до того, как вы отправились на пит-лейн. Вы изначально планировали останавливаться настолько позже?
Льюис Хэмилтон: Нет, мы планировали провести пит-стоп намного раньше, но по ходу гонки активно обменивались информацией с командой и я сказал, что у меня шины по-прежнему в хорошем состоянии, а у Кими уже начались сложности. Мне удавалось держаться за ним примерно в секунде, но я был удивлен, что в Ferrari провели пит-стоп раньше – я думал, мы постараемся их переиграть.

Когда Кими свернул на пит-лейн, я сразу прибавил. Следующие несколько кругов я проехал в очень хорошем темпе и даже стал надеяться, что после пит-стопа окажусь впереди Райкконена, но за счет разницы в эффективности шин он довольно быстро сократил отставание до уровня, позволяющего ему снова меня обойти. В этой ситуации мы просто старались оставаться на трассе настолько долго, насколько позволяет резина, но я всё равно удивился, что когда меня, наконец, позвали в боксы, шины были в хорошем состоянии.

Другое дело, что в тот самый момент Кими постепенно догонял Валттери. Похоже, мы поступили абсолютно верно, решив провести пит-стоп именно на том круге – я смог довольно быстро подобраться к Валттери и Кими и даже пытался атаковать. Ну а что было дальше, вы сами прекрасно знаете.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Валттери, более поздний пит-стоп во многом определил ваш сегодняшний результат, но еще один важный момент был в первом повороте, когда между вами и Максом Ферстаппеном произошел контакт. Что скажете о его маневрах на торможении и реакции на назначенный штраф? В переговорах с командой Макс четко обозначил, что намерен продолжать сражение несмотря на риск подпустить Себастьяна Феттеля и уступить тем самым еще одно место.
Валттери Боттас: По ходу гонки у меня была пара моментов для атаки на Макса. В первом случае я попробовал обогнать его по внутреннему радиусу, однако Ферстаппен срезал шикану и остался впереди. Для второго случая в правилах предельно понятно прописано, что при обороне позиции ты должен выбрать траекторию и оставить сопернику пространство, соответствующее ширине машины. Макс этого не сделал, между нами произошел контакт, и Ферстаппену назначили штраф.

Вопрос: (Даниэль Хорват) Льюис, у вас было потрясающее сражение с Кими. Если в следующем сезоне Кими не продолжит выступление в Формуле 1, вам будет его не хватать?
Льюис Хэмилтон: Буду ли я скучать по Кими? Всегда сложно отвечать на подобные вопросы, но Формуле 1 его явно будет не хватать. Я не раз говорил, что еще до дебюта в Формуле 1, играя в гонки на PlayStation, всегда выбирал Райкконена и McLaren и представлял себя на его месте. А первая машина, которую я опробовал в McLaren, была настроена именно под Кими – я помню всё это, словно это было вчера! Наш стиль пилотирования был на тот момент во многом схожим, потому с настройками Кими мне было вполне комфортно.

У Кими потрясающая карьера, для меня большая честь соперничать со столь быстрым финном – такое ощущение, что он ничуть не меняется с годами! Не знаю, в чем секрет финнов – видимо, в сауне и морозе!

Вопрос: (Жолт Година) Кими, на подиуме вы сказали: «Возможно, в следующий раз». У вас появилась новая информация о возможных перспективах? Есть ли у вас варианты на следующий сезон кроме контракта с Ferrari?
Кими Райкконен: В жизни варианты всегда есть, всё зависит от того, чем ты хочешь заниматься. Посмотрим, что ждет меня в будущем.

Вопрос: (Хейкки Культа) Льюис, как вы оцените свою атаку на Кими? Всё получилось довольно легко, или вам пришлось всерьез постараться?
Льюис Хэмилтон: Мне часто приходится соперничать с финскими гонщиками, и сегодняшнее сражение было по-настоящему интересным. На рестарте я сработал здорово, но Кими сразу контратаковал. Пусть терять позицию всегда неприятно, должен признать, маневр Кими был впечатляющим. Я оставил ему достаточно места и надеялся, что позже мы продолжим борьбу.

Как я уже говорил, большую часть времени я ехал в 1.1-1.3 секунды от Ferrari, подобраться ближе было довольно сложно, но в этом плане нынешние машины явно прогрессируют. Хочется верить, в следующем сезоне нам будет еще проще преследовать соперника.

В момент решающей атаки Кими пытался остаться на внешней кромке трассы, затем сместился немного право, потом влево, но для меня это не стало проблемой. Требовалось как можно позже затормозить перед первым поворотом, борьба была плотной, но Кими действовал предельно корректно и оставил мне достаточно места. В момент обгона между нашими машинами были считанные сантиметры, но именно такими должны быть гонки!

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, примите поздравления! Считаете ли вы эту гонку одной из лучшей в карьере благодаря сегодняшним обгонам и тому обстоятельству, что победа одержана на домашней для Ferrari трассе?
Льюис Хэмилтон: Всегда сложно сравнивать гонки между собой, и я не раз говорил, что не могу назвать какое-то одно выступление лучшим. Но с учетом прессинга, с которым пришлось иметь дело, этот Гран При явно в верхней части списка. Мы смогли победить на домашней трассе Ferrari при многочисленных негативно настроенных к нам болельщиках. Соперники были очень сильны, но мы сумели собраться с силами и одержали верх.

В этом году я сам выступаю довольно стабильно и в целом доволен той скоростью, какую мне удается выжимать из машины. И я безмерно благодарен команде за то, что она продолжает в меня верить и выкладывается по максимуму. В день вроде сегодняшнего особенно приятно возвращаться в боксы и видеть лица механиков – думаю, мы сделаем общее фото и отпразднуем наш успех! Я горжусь тем, что являюсь частью этого коллектива. В современных командах Формулы 1 работает очень много людей, каждый сотрудник одинаково важен – сегодня все в Mercedes сработали великолепно!

Вопрос: (Луиджи Перна) Льюис, Себастьян Феттель назвал глупым ваш маневр во второй шикане. Что вы на это скажете?
Льюис Хэмилтон: Что этот маневр сработал! Он был вполне гоночным, примерно так же меня атаковал Кими – не знаю, что ещё можно сказать. Собственно, этого от нас и ждут – что мы будем бороться друг с другом. Я оставил Себастьяну достаточно места, видимо, свои слова он сказал под властью эмоций. Всегда неприятно, когда твою машину разворачивает, ты видишь мчащихся тебе навстречу соперников, а затем приходится прорываться с последних позиций. Мне знакомы подобные эмоции, и я не стану осуждать Себастьяна за его слова – уверен, он не хотел меня задеть.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопросы для Кими и Льюиса. Кими, победа Льюиса сегодня была поистине командной. Скажите, вы с Себастьяном получали какие-либо инструкции перед стартом? Вы оба блокировали колеса в первом повороте, что могло закончиться совсем иным результатом. Льюис, в гонке вы были очень быстры на прямых. Причина в новой спецификации силовой установки, которую вы получили еще в Спа, или в соответствующих настройках аэродинамики?
Кими Райкконен: У нас в команде есть четкие правила, и я не понимаю, как моя блокировка колес могла сказаться на результатах гонки. К сожалению, на торможении колеса иногда блокируются, и на старте всегда приходится нелегко, если шины не в оптимальном состоянии. Но сегодня это не привело к большим трудностям, мы без проблем преодолели первый поворот – не думаю, что блокировка на что-то повлияла.

Вопрос: (неразборчиво)
Кими Райкконен: Как я уже говорил, мы с Себастьяном знаем, что можно делать, а что – нельзя.

Вопрос: Льюис, что скажете о скорости на прямых?
Льюис Хэмилтон: Есть важный момент: в Монце очень заметен эффект слипстрима. Когда Кими лидировал в гонке, он был в менее выгодной ситуации в том плане, что помогал мне «воздушным мешком» от своей машины. Вы сами видели, в квалификации все старались воспользоваться слипстримом, так как он позволяет сэкономить до трех десятых на каждой прямой. Главное – удержаться за соперником в поворотах и как можно лучше выйти за ним на прямую.

Стоило мне пройти Кими, поведение машины в поворотах стало намного стабильнее, ведь мне не приходилось бороться с возмущенным потоком воздуха, в котором скорость то возрастает, то падает. Это очень помогло, но и силовая установка сегодня сработала отлично. В Ferrari привезли сюда доработанную версию своей силовой установки, но, похоже, в этом плане мы с ними прогрессируем в одинаковом темпе.

Вопрос: (Хейкки Культа) Кими, поддерживали ли вас когда-нибудь активнее, чем сегодня, когда вы лидировали в Гран При Италии на машине Ferrari?
Кими Райкконен: По ходу гонки мы не слышим болельщиков, и только на подиуме, когда получаем кубок, видим, как много их собралось на трассе. К сожалению, сегодня мы не смогли порадовать их лучшим результатом, но так иногда случается. Уверен, они поддерживали нас настолько же сильно, насколько мы пытались победить, и это было очень приятно наблюдать.

Вопрос: (Франческа Гальбиати) Льюис, теперь у вас пять побед в Монце, как у Михаэля Шумахера. Что вы об этом думаете?
Льюис Хэмилтон: Это очень здорово! Как я уже говорил, у меня плохая память, и я даже не осознавал, что столько раз побеждал в Монце! Если учесть, как прошла сегодняшняя гонка, мне кажется, будто я победил здесь впервые – пожалуй, эта победа одна из самых ярких в моей карьере! В Монце всегда здорово финишировать первым, а тот факт, что я побеждал здесь столько же раз, сколько Михаэль… Знаете, для меня большая честь, когда моя фамилия упоминается рядом с фамилией столь великого человека, за выступлениями которого я следил еще ребенком и за которого очень болел.

Вопрос: (Штефан Бургшталлер) Льюис, вы посвящаете эту победу Ники Лауде?
Льюис Хэмилтон: Я посвящаю её всей нашей команде. Что касается Ники, я часто контактирую с его женой, она сообщает мне о состоянии его здоровья. Ники продолжает восстанавливаться после операции, новости, которые я получаю, вселяют оптимизм – можно сказать, что он словно бы здесь, с нами. Честно говоря, я не думал о том, чтобы посвятить эту победу кому-то одному – у меня есть мысли на этот счёт, но я предпочту их не озвучивать. Скажу позднее своим родным.

Вопрос: (Бен Хант) Допустимо ли для Формулы 1 освистывание на подиуме? Да, мы наблюдаем это во время футбольных матчей, но допустимо ли такое поведение для болельщиков Формулы 1?
Валттери Боттас: У каждого болельщика есть право выразить своё отношение к конкретному гонщику и конкретной команде. Конечно, когда тебя освистывают, это не так приятно, как если бы твое имя скандировали, но, как заметил Льюис, спортсмены с правильным складом ума и настроем способны обратить негативный опыт себе на пользу. При правильном восприятии даже негативный опыт можно использовать как источник внутренней энергии.

Льюис Хэмилтон: Да, такое поведение вполне допустимо, оно проявляется едва ли не в каждом виде спорта. Но если честно, лично мне оно не понятно, поскольку я был на футбольных и баскетбольных матчах, на соревнованиях по регби и никогда не освистывал соперников команды, за которую болел. И никто из моих друзей не освистывал, потому психологию такого поведения я никак не пойму. Возможно, в футболе и Формуле 1 я чаще замечал освистывание, чем где-либо еще, но ситуация такая, какая есть. Как заметил Валттери, можно позволить негативным эмоциям влиять на твою жизнь, а можно использовать в качестве дополнительной мотивации, как я сделал сегодня. Если меня и впредь будут освистывать, я от этого стану только сильнее.

Вопрос: Вас это не оскорбляет?
Льюис Хэмилтон: Нет, ведь здесь нет ничего такого, что могло бы оскорбить. Я не думаю обо всей это ситуации, она лишь вызывает у меня улыбку. На трибунах я видел тех, кто путешествует со мной по всему свету, стараясь меня поддержать. И я горжусь этими людьми, ведь когда вокруг все одеты в красное и свистят, а ты один размахиваешь британским флагом… Я видел на трибуне такого человека – не помню, взрослого или ребенка. Представляете, какого ему было чувствовать на себе взгляды окружающих! Я очень дорожу такой поддержкой и во время парада гонщиков, на круге после финиша и на подиуме старался найти в толпе своих болельщиков и помахать им в знак признательности.

Кими Райкконен: Каждый имеет право открыто выражать свое мнение, но такое поведение, безусловно, неприятно. Подобного не должно происходить в Формуле 1, однако не мне это решать. Такова жизнь, но освистывание, определенно, не лучший пример поведения.

Перевод: Валерий Карташев

Источник