Разделы сайта

Свежие новости

В Peugeot представили гиперкар для Ле-Мана’2022

Французский автоконцерн Peugeot свернул программу участия в гонках на выносливость почти десять лет назад, но в прошлом декабре было принято решение вернуться в WEC в 2022 году, чтобы выступать в категории гиперкаров.

Peugeot показала изображения гиперкара WEC

В преддверии 88-го в истории марафона «24 часа Ле-Мана» компания Peugeot представила публике изображения своего гиперкара для нового топового класса WEC. В 2021-м на смену смену LMP1 придет класс Hypersport. В первом сезоне участие примут Toyota, Aston Martin, Glickenhaus-ByKolles. А в 2022-м к ним примкнет Peugeot. Работа над гиперкаром с силовой установкой мощностью 680 л.с.

Полезные статьи

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в четверг вновь была виртуальной – гонщики всех команд по очереди отвечали на вопросы ведущего, начиная от Williams до Mercedes. Мы цитируем их в обратном порядке...

Вопрос: Льюис, с этого уик-энда в Формуле 1 вступает в силу запрет на использование квалификационного режима работы мотора. Что сказали вам в команде насчёт того, в какой мере скажется на скорости вашей машины этот запрет?
Льюис Хэмилтон: (обращается к Валттери) Не так много сказали, верно?

Валттери Боттас: Да, что будем быстрее в гонке.

Льюис Хэмилтон: Верно, гоночный темп будет выше.

Вопрос: Запрет уменьшит преимущество Mercedes в квалификации?
Льюис Хэмилтон: Конечно, мы потеряем какую-то часть преимущества, но вряд ли это обернется для нас большими проблемами. Все участники в какой-то степени потеряют в скорости, кто-то больше, кто-то меньше, но не думаю, что у Mercedes возникнут явные сложности.

Вопрос: Вас воодушевляют такие перемены?
Льюис Хэмилтон: Лично на меня они никак не влияют.

Вопрос: Валттери, хотелось бы узнать и ваше мнение.
Валттери Боттас: Оно практически такое же, как у Льюиса. В квалификации потеря скорости, скорее всего, окажется незначительной, а вот в гонке, хочется верить, темп будет выше за счёт использования более производительного режима на протяжении всей дистанции. Команда постаралась добиться максимально возможного эффекта, посмотрим, как пройдет этот уик-энд, но вряд ли расклад сил заметно изменится. Просто одним фактором стратегии станет меньше.

Льюис Хэмилтон: Забавно, что сперва в FIA объясняли запрет тем, что так им будет проще контролировать режимы работы моторов, а затем в Red Bull Racing объявили себя инициаторами этих изменений.

Причины могут быть самыми разными, но, в конечном итоге, стремление замедлить Mercedes – хорошее доказательство того, что наши специалисты по моторам сработали невероятно здорово. Мы и в новых условиях постараемся добиться прогресса, будет любопытно взглянуть, как пойдут дела уже в этот уик-энд.

Вопрос: В кокпите вам теперь будет немного проще?
Льюис Хэмилтон: Да, хотя мне нравилось самому решать, когда задействовать всю мощность мотора, а когда стоит его поберечь. У меня получалось эффективно экономить ресурс силовых установок по ходу сезона, эта часть работы теперь в прошлом – что ж, зато переключаться между режимами больше не нужно.

Вопрос: Сегодня стало известно, что семья Уильямс уходит из Формулы 1. Валттери, вам довелось выступать за Williams, а у вас, Льюис, возможно, был вариант присоединиться к ним в какой-то момент карьеры. Что вы думаете о достижениях команды Williams и о том, какую роль она сыграла в истории Формулы 1?
Валттери Боттас: С Williams я дебютировал в Формуле 1. До сих пор отлично помню, как приехал на базу команды, встретился с Фрэнком Уильямсом и получил место резервного гонщика. Позже в Williams поверили в мои способности и подарили шанс показать себя в гонках, без них и особенно без Фрэнка Уильямса, который в тот момент руководил командой, меня бы здесь сейчас не было.

Я всегда буду благодарен Williams за то, что помогли моему прогрессу, с ними я заработал свои первые очки, впервые поднялся на подиум. Со временем руководство командой перешло к Клэр Уильямс, и я с сожалением узнал сегодня о том, что вся их семья, включая Фрэнка, покидает Формулу 1.

Для Фрэнка Уильямса команда – дело всей его жизни, он и его семья могут по праву гордиться тем, чего добился этот славный коллектив. Если кто-то плохо знаком с историей Формулы 1, пусть попробует поискать в Google – система покажет, каких впечатляющих успехов добилась эта по сути семейная команда. Я опечален и одновременно очень благодарен Williams за всё, что они для меня сделали.

Вопрос: Спасибо за тёплые слова, Валттери! Льюис, ваше мнение?
Льюис Хэмилтон: Я с большим уважением отношусь к сэру Фрэнку Уильямсу и всему тому, что он сделал для Формулы 1. По отношению ко мне он всегда был настроен дружелюбно, это один из наиболее уважаемых мною и едва ли не самый честный человек во всей Формуле 1.

Досадно, что завершается славная глава или даже целая история, но наследие Williams будет жить – по крайней мере, команда сохранит своё легендарное имя. Несколько лет назад я надеялся, что они вернутся в первые ряды пелотона, мечтал когда-нибудь прокатиться на машине Найджела Мэнселла, но не рассматривал всерьез возможность присоединиться к ним и предпочел перейти из McLaren в Mercedes. Я желаю Williams всего наилучшего.

Вопрос: Валттери, по ходу гонки в Бельгии вы жаловались, что у вас постепенно немеет левая нога, притом это был не первый такой случай. Что вы и команда можете предпринять, чтобы избавиться от этих неприятностей?
Валттери Боттас: Команда прилагает максимум усилий, чтобы помочь мне справиться с этой проблемой. В Mercedes всегда внимательно относятся ко всему, что влияет на комфорт гонщика в кокпите.

Работа продолжается, надеюсь, этот уик-энд пройдет без сложностей, но пока я не могу сказать вам, когда именно риск повторения проблем будет исключен совсем. Мы проводим много времени в кокпите и хотим, чтобы всё было идеально. Я по-прежнему могу управлять машиной, ситуация в целом в порядке, но может быть и лучше.

Вопрос: В Mercedes у вас уже наблюдалось нечто подобное?
Валттери Боттас: Да. В 2017 году в мой первый сезон с Mercedes из-за проблем с сидением мои мышцы периодически немели, но тогда мы быстро всё исправили. В следующие годы подобные сложности временами давали о себе знать, но в целом нет ничего удивительного в том, что они иногда возникают – особенно если вспомнить, какие перегрузки мы испытываем в кокпите.

Вопрос: Льюис, недавно в Instagram вы рассказали о том, что ничто человеческое вам не чуждо, что у вас тоже бывают трудности. В мире сейчас происходит много вещей, которые вас беспокоят, однако вам удается выступать на высочайшем уровне – скажите, каким образом вы справляетесь с психологическими нагрузками? Не кажется ли вам, что в автоспорте в целом и особенно в Формуле 1 гонщики мало говорят о своем психологическом состоянии, поскольку это может быть воспринято как проявление слабости?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, так уж ли необходимо гонщикам обсуждать между собой психологические вопросы… В условиях конкуренции раскрытие эмоций – совсем не то, что заботит тебя в первую очередь. Мне кажется, что гораздо важнее не то, что происходит здесь, в Формуле 1, или со мной конкретно, а то, что по всему миру каждый человек в той или иной степени испытывает трудности, сталкивается с какими-то сложностями, и это в каком-то смысле делает нас похожими друг на друга.

Мало кто знает, насколько непросто приходится гонщику в кокпите машины Формулы 1, это трудно объяснить. Вы наблюдаете нас по телевизору на протяжении трех дней, со стороны всё выглядит красиво и безупречно, но на деле перед вами лишь верхушка айсберга. Гораздо больше остается за кадром, потому я пытался донести мысль, что сталкиваться с трудностями – нормально, что непростые времена дают тебе намного больше для собственного развития.

Мне кажется, я неплохо справляюсь с психологическими нагрузками. Меня окружают замечательные люди, а период вынужденной изоляции позволил уделить больше времени общению с родными, укрепить отношения с мамой, отцом, братом и всеми, с кем я работаю. Я вижу в этом много позитивных моментов.

Вопрос: Одним из способов разнообразить стратегию по ходу гонки могло бы стать появление требования использовать все три состава смеси. По-вашему, эта идея может сработать? С ней гонки стали бы более непредсказуемыми?
Льюис Хэмилтон: Вряд ли с этой идеей будет хуже, чем сейчас, когда мы должны использовать два состава смеси и часто ограничиваемся всего одним пит-стопом, что для меня всегда менее интересно, чем проводить гонку с двумя сменами шин. Мне кажется, такое решение может сработать, ведь у всех будут разные составы на разных отрезках гонки, и борьба от этого точно станет более захватывающей.

Вспомните предыдущую гонку в Бельгии, когда все практически одновременно провели пит-стоп – если бы у нас было то правило, о котором вы говорите, было бы интересно наблюдать, кто и какой состав выбрал на очередной отрезок гонки, а так все были вынуждены поставить одинаковые шины и беречь их до самого финиша, что не добавляет зрелищности.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Не вижу никаких минусов в том, чтобы проводить по два пит-стопа. Но лично мне кажется, что гонки получаются интересными тогда, когда у участников разная стратегия – кто-то ограничивается одним пит-стопом, а кто-то рискует провести два. Если все меняют шины только один раз, предсказуемости становится больше, а интриги – меньше, так как именно за счёт пит-стопов мы зачастую пытаемся переиграть соперников. Лично я не имею ничего против идеи использовать три состава.

Вопрос: Льюис, Себастьян Феттель сказал, что Формула 1 должна стать более экологичной, чтобы соответствовать изменившемуся миру через десять лет. Какие меры, по-вашему, необходимо предпринять, чтобы добиться такой цели?
Льюис Хэмилтон: Вряд ли я смогу дать исчерпывающий ответ. Но мне кажется, что до пандемии Формула 1 оставляла после уик-энда слишком много мусора – например, горы пищевой упаковки и много тысяч пластиковых бутылок. Организаторам чемпионата совместно с промоутерами гонок в конкретных странах нужно сделать так, чтобы последствия для окружающей среды были минимальными, чтобы мусора оставалось как можно меньше.

Что касается технической составляющей, мы постепенно перешли от 10-цилиндровых моторов к 8-цилиндровым, а затем к 6-цилиндровым – возможно, нам следует продолжать двигаться в этом направлении и постепенно перейти на полностью электрические силовые установки. Я намерен всячески способствовать инновациям, возможно, не все они появятся, пока я буду выступать в Формуле 1, но в будущем они точно будут полезны.

Вопрос: Валттери, хотелось бы услышать и ваше мнение.
Валттери Боттас: Формула 1 уже предпринимает значительные усилия в работе над экологичностью, в частности, в прошлом году у нас появился план по сокращению углеродных выбросов. Безусловно, ситуация не изменится в момент, но мы должны продолжать делать от нас зависящее, чтобы сберечь окружающий мир, не быть эгоистами и думать о будущих поколениях. Да, многие мероприятия уже реализуются, но нужно делать еще больше.

Макс Ферстаппен

Вопрос: С начала сезона вы поднимались на подиум уже шесть раз подряд, но гонщики Red Bull ещё не были на подиуме в Монце после перехода Формулы 1 на гибридные силовые установки. В этот уик-энд всё должно измениться?
Макс Ферстаппен: Да, мы постараемся! А вообще это действительно грустно, ведь я должен был подняться на подиум в 2018-м, но меня оштрафовали. Линию финиша я пересёк третьим, но на подиуме не стоял. Впрочем, подобный опыт у меня уже был, так что я привык. Но теперь я надеюсь на него подняться.

Вопрос: Насколько вы уверены в возможностях вашей машины на трассе, подобной Монце?
Макс Ферстаппен: Вполне уверен. Я никогда не был так уверен в этом, как сейчас. И вообще, если в квалификации я срежу вторую шикану, то завоюю поул с преимуществом в полсекунды. (смеётся)

Если серьёзно, я, конечно, постараюсь финишировать в первой тройке. На этой трассе очень длинные прямые, что для нас не очень хорошо, но я надеюсь, нам удастся найти правильные настройки для прохождения поворотов, и это позволит компенсировать потери. Хотя, конечно, Монца – не самая простая трасса для нас.

Вопрос: Что вы слышали от мотористов Honda в связи с запретом использовать квалификационные режимы работы двигателя, и как это может сказаться на вас?
Макс Ферстаппен: Надеюсь, не слишком сильно. Не думаю, что в нашем случае эти режимы сильно отличались от гоночных, так что мы не так уж заметно потеряем в мощности. О других командах судить сложно, посмотрим, как всё будет складываться в финале квалификации.

Вопрос: Когда вам приходится беречь резину, как это было в Бельгии, вы в основном полагаетесь на интуицию, определяя, насколько агрессивно можно атаковать, или, наоборот, темп надо снизить? И в какой мере вам помогает информация, которую получаете от команды?
Макс Ферстаппен: Нам приходится беречь резину в каждой гонке, и бельгийская в этом плане мало отличалась. Хотя очень жаль, что мы вынуждены этим заниматься на такой классной трассе, как Спа. Конечно, выполняя эту задачу, я полагаюсь на самого себя, но также общаюсь с командой, хотя в конечном итоге машину ведёт гонщик, и, конечно, он может влиять на износ шин, поскольку чувствует, что с ними происходит.

Вопрос: В Формуле 1 у вас репутация одного из лучший мастеров обгона. Режимы повышенной мощности двигателя могут использоваться и для обгонов, и для обороны позиции. Может ли введение запрета на их использование как-то отразиться на вашем стиле пилотирования?
Макс Ферстаппен: Не слишком сильно, поскольку обычно я вижу перед собой две машины Mercedes, и чаще всего мне не удаётся к ним приблизиться, чтобы оказаться в зоне DRS. Так что, наверное, ничего не изменится. Если честно, всё это даже немного упростит задачу.

Не то чтобы раньше это было слишком сложно, но теперь во время стартов или рестартов не надо будет переключать режимы работы силовой установки. Мне кажется, что так даже лучше. Как правило, после квалификации нам не разрешают менять настройки машины, хотя, конечно, было разрешено менять режимы работы двигателя. Если быть последовательным, то мне кажется, что это правильное решение.

Вопрос: Кристиан Хорнер и Хельмут Марко по-прежнему верят, что у вас есть шанс выиграть чемпионат, а вы что об этом думаете?
Макс Ферстаппен: Мы не собираемся сдаваться, но при этом я вполне реалистично оцениваю ситуацию: пока мы слишком медленные. Чтобы побеждать в гонках, нам нужна удача, и нам удалось отыграть несколько очков. Если посмотреть на ситуацию в личном зачёте, то складывается впечатление, что мы по-прежнему участвуем в борьбе за титул. Однако в каждой гонке я теряю примерно по семь очков, и в какой-то момент отставание неизбежно станет слишком большим.

Разумеется, в каждый уик-энд я пытаюсь добиться максимально возможного результата, и нельзя сказать, что мой настрой стал менее позитивным. Но мы реально смотрим на ситуацию: в Спа мы вновь были на полсекунды медленнее, чем Mercedes, и пока нам не удаётся навязать им борьбу.

Вопрос: Как вам удаётся сохранять мотивацию, если вы понимаете, что у Mercedes более быстрая машина, и в обычной ситуации одолеть их не получается?
Макс Ферстаппен: Я не понимаю, почему люди считают, что я могу потерять мотивацию. У меня прекрасная работа, одна из лучших в мире, я езжу на сверхбыстрых машинах, при этом финиширую вторым или третьим. Одна победа на моём счету в этом сезоне тоже есть. И кто-то считает, что я могу растерять мотивацию? По-моему, это глупо.

Я люблю дело, которым занимаюсь. Мне нравится пилотировать гоночную машину, и, конечно, я буду пытаться атаковать Mercedes, но если это невозможно, меня устраивает и тот максимальный результат, которого позволяет добиться та машина, что есть в моём распоряжении. Всё это доставляет мне удовольствие.

Вопрос: Вы гонщик Формулы 1, но при этом ещё и человек: готовы ли вы признавать какие-то свои слабости?
Макс Ферстаппен: Конечно, нет. Даже если они есть, я никогда этого не признаю. Если у вас есть те или иные слабости, что тут можно объяснить? Так что я никогда не стану говорить на такую тему.

Вопрос: В этот уик-энд в Pirelli приняли решение повысить давление в передних шинах на 2 psi (фунта на кв. дюйм) по сравнению с прошлым годом. Может ли это как-то сказаться на расстановке сил?
Макс Ферстаппен: Возможно, машины будут немного больше скользить, поскольку сцепление снизится. Ситуация неидеальная, но в любом случае все будут в равных условиях, так что придётся просто адаптироваться.

Вопрос: Один из предлагаемых способов повысить непредсказуемость гонок состоит в том, чтобы ввести обязательное использование резины всех трёх составов. Может ли это сработать?
Макс Ферстаппен: Это значит, что в гонках будет минимум два пит-стопа. Но иногда не хочется переходить на самый мягкие или самые жёсткие шины – по-моему, у моего напарника, Алекса Элбона, был подобный опыт в Барселоне, когда ему поставили шины Hard.

Если резина разных составов будет не слишком сильно отличаться в плане деградации, может быть, гонки и станут интереснее, но мне кажется, что вводить подобную меру принудительно было бы неправильно. Не думаю, что будет принято подобное решение.

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Александер Элбон заметно уступает в скорости своему напарнику, Максу Ферстаппену, который занимает вторую строчку в личном зачёте и в семи гонках сезона шесть раз поднялся на подиум. Результаты Элбона скромнее: он пока на 4-м месте и у него в два раза меньше очков, чем у Макса.

Тем не менее, в команде Red Bull Racing по-прежнему стараются оказывать Элбону всемерную поддержку и воздерживаются от явной критики, тогда как болельщики в социальных сетях высказывают куда более категоричные оценки. Однако, по словам Алекса, он старается не обращать на это внимания.

Александер Элбон: «Всё очень просто: не надо это читать то, что там пишут. А лучше просто выбросить телефон. В конце концов, изменить положение дел можешь только ты сам.

Разумеется, все эти комментарии существуют, но они не могут ни на что повлиять, всё зависит только от меня самого. Так что я в курсе этой критики и понимаю, с чем она связана, но это на меня не влияет.

Я воспринимаю это так: у людей есть своё мнение, это здорово, но я здесь для того, чтобы стать лучше – я сосредоточен именно на этом».

Шарль Леклер и Себастьян Феттель

Вопрос: Как вы оцениваете прошедший этап в Спа?
Шарль Леклер: Мы провели очень сложный уик-энд. Мы сделали всё, что в наших силах, но гонка всё равно получилась разочаровывающей. Я хорошо стартовал, но после меня все обгоняли. Затем возникли некоторые проблемы с двигателем, из-за чего пит-стоп получился затянутым, и я потерял дополнительное время.

Не такой результат мы хотели, но мы кое-что выяснили. Команда не ждёт чудес в этот уик-энд, но я надеюсь, что мы выступим лучше, чем в Спа.

Вопрос: Что болельщикам ждать от Ferrari в этот уик-энд?
Шарль Леклер: Я не солгу, если скажу, что нас ждёт сложный уик-энд. Я бы не ждал кардинальных отличий от прошлого уик-энда. Неделю назад мы выступили хуже, чем обычно, поэтому я надеюсь, что в Монце мы вернёмся к своей привычной форме. При этом мы знаем, что трассы подобного типа не подходят машине, так что посмотрим.

Мы приехали сюда, чтобы бороться не только за себя, но и за тифози. Мы сделаем максимум возможного, но в этот уик-энд нам будет сложно на многое претендовать. У нас не будет поддержки трибун, но мы постараемся добиться максимума.

Вопрос: Шарль, можно ли сказать, что вы уже смирились с текущей формой и переключились на подготовку к 2022 году, когда вступит в силу новый регламент?
Шарль Леклер: Нет. Я о многом думаю, но сейчас главное разобраться с причиной проблем, с которыми мы столкнулись в этом году. Я стараюсь максимально выкладываться, как и все в команде. Мы пытаемся решить проблемы и заложить основу для успешных выступлений в будущем.

Вопрос: Маттиа Бинотто говорил, что у Ferrari могут уйти годы, прежде чем команда вернётся в число лидеров. Вам хватит терпения, чтобы этого дождаться?
Шарль Леклер: У меня нет выбора! (смеется) Конечно, потребуется определённое терпение, но я готов ждать. Моя работа заключается и в том, чтобы уменьшить время, которое нам потребуется для возвращения на позиции, на которых мы должны быть. Это непросто сделать, на это потребуется время, но я готов. Моя работа состоит в том, чтобы делать максимум возможного в любых условиях.

Вопрос: Себастьян, вы сказали на этой неделе, что беспокоитесь о будущем Формулы 1. Что вы имели в виду?
Себастьян Феттель: Не уверен, что я говорил такое на этой неделе! Что именно я сказал? Я не понимаю, о чём конкретно вы меня спрашиваете.

Вопрос: Вы говорили, что вас беспокоит, что станет с Формулой 1 через десять лет…
Себастьян Феттель: А, я понял! Я говорил это в интервью, но это было не на этой неделе. Речь шла о том, какое место Формула 1 будет занимать в современном мире. Я считаю, что об этом нужно всерьёз задуматься. Я полагаю, что чемпионат ждут серьёзные вызовы, и нынешняя ситуация с пандемией не помогает.

В любом случае, необходимо найти ответы на серьёзные вопросы, чтобы Формула 1 оставалась актуальной и в будущем. Как бы мир не изменился, мы должны на это реагировать и соответствовать.

Формула 1 – не только спорт и развлечение, мы можем и должны делать большее, быть более открытыми и толерантными. Это только моё личное мнение, но Формулу 1 могут ждать сложные времена.

Вопрос: Возможно, вы сможете влиять на будущее Формулы 1 изнутри, если, например, возглавите команду?
Себастьян Феттель: Я ещё слишком молод для этого! Никогда не знаешь, что ждёт тебя в будущем. У руководителя команды не так много рычагов влияния на Формулу 1, и чтобы принимать какие-то решения, нужно занимать другие должности, нежели руководитель команды.

Вопрос: Что конкретно вы предлагаете сделать Формуле 1, чтобы она соответствовала изменившемуся миру через десять лет?
Себастьян Феттель: Формула 1 – одно из тех спортивных соревнований, которое каждый год проходит по всему миру, в разных странах. Как глобальный спорт Формула 1 должна становиться примером для других, а не реагировать на прессинг со стороны.

Если мы говорим об окружающей среде, то мы каждый уик-энд сжигаем много топлива. Конечно, в глобальном масштабе выбросы от машин Формулы 1 невелики, но мы должны больше внимания уделять этой проблеме, стать примером. Мы должны задуматься о сокращении потреблении пластика, не искать дешёвые решения, а становиться примером для остальных. Формула 1 – вершина автоспорта с точки зрения разработки машин, но мы должны думать и о других аспектах ради лучшего будущего.

Вопрос: У машины SF1000 есть сильные стороны? Насколько реальные у Ferrari шансы занять третье место в Кубке конструкторов в этом году?
Шарль Леклер: Сильная сторона машины? Баланс. Я вполне доволен балансом нашей машины в этом году.

Что касается третьего места в Кубке конструкторов, то сейчас сложно делать прогнозы. Я бы дождался результатов гонки в Муджелло, поскольку на этой трассе мы увидим картину, которая расскажет нам о расстановке сил во второй половине сезона. В Спа нам было тяжело, и в Монце будет тяжело, но после должно стать лучше. Хватит ли этого «лучше» для того, чтобы вернуться на третье место в Кубке конструкторов, я не знаю. Но как гонщик я хочу верить в лучшее, хотя прекрасно понимаю, что нам будет сложно.

Себастьян Феттель: Я согласен с Шарлем.

Вопрос: Вы согласны с тем, что у Ferrari и раньше были проблемы с машиной, но они были незаметны благодаря высокой мощности силовой установки?
Себастьян Феттель: Сложно сказать, но машина нынешнего года – развитие прошлогодней. Мы старались сделать шаг вперёд, но оказались в сложной ситуации, поскольку в этом сезоне у нас проблемы с мощностью и нехваткой сцепления. При этом нынешняя машина стала шагом вперёд по сравнению с прошлогодней, хотя нам хотелось бы, чтобы этот шаг оказался больше. Сейчас ничего не остаётся, кроме как пытаться выжать максимум из той ситуации, в которой мы оказались сейчас.

Шарль Леклер: Мне к этому больше нечего добавить.

Вопрос: Себастьян, насколько вам тяжело приезжать в Монцу, зная, что это ваша последняя гонка на этой трассе за рулём Ferrari?
Себастьян Феттель: Для меня ничего не изменилось в том отношении, что я хочу завершить сотрудничество с Ferrari как можно более высокими результатами. Мы вместе с командой делаем всё возможное, чтобы машина стала быстрее, ищем различные решения, пытаемся подобрать правильные настройки.

Мы все хотим завершить сотрудничество высоким результатом, регулярно занимать высокие позиции, но в этом году ситуация такова, какова есть. Результаты двух-трёх гонок никак не повлияют на эмоции, которые я испытал с командой за последние годы.

Вопрос: Каким результатом по итогам года вы будете удовлетворены?
Себастьян Феттель: Я в Ferrari для того, чтобы делать свою работу и хочу, чтобы в конце года, когда я в последний раз выйду из машины, я мог сказать, что сделать максимум для достижения лучшего результата.

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Карлос Сайнс: «Было очень досадно не выйти на старт в Спа. К сожалению, на бельгийской трассе подобное со мной случалось и раньше, причём дважды. В 2019-м я не смог стартовать из-за проблем с датчиком топлива, а в 2015-м был вынужден вернуться в боксы уже на прогревочном круге. Получается, из шести уик-эндов в Спа в трёх я не смог провести гонку – печальная статистика. Притом до дебюта в Формуле 1 практически во всех младших сериях я завоевывал в Спа поулы и выигрывал гонки.

Что именно произошло с выхлопной системой? На этот вопрос вам лучше ответят специалисты Renault, я могу лишь сказать, что с мотором всё в порядке, я буду использовать его в пятницу – надеюсь, обойдется без проблем, и я смогу выступать с этим мотором и дальше.

Раздумывал бы я над предложением Ferrari, если бы оно поступило сейчас? Нет. Я не сомневаюсь в своём решении продолжить карьеру в Ferrari и на 100% уверен, что им по силам добиться успеха, ведь они знают, как строить по-настоящему быстрые машины. Нервничаю ли я? Меня больше беспокоит то, что в нынешнем сезоне я не по своей вине не досчитался примерно 30 очков.

Я уже ощущаю позитивную энергетику со стороны тиффози, даже если им удается наблюдать меня лишь несколько секунд – пока я иду от дверей отеля к машине. Им каким-то образом удается уличить этот момент и подарить мне свои радостные эмоции. Благодаря этой энергетике я уже начинаю догадываться, насколько потрясающий будет уик-энд с Ferrari в Монце в следующем году. Не думаю, что существует какой-то подходящий или неподходящий момент для перехода в Ferrari, выступление за эту команду – совершенно уникальный опыт для любого гонщика Формулы 1, и вряд ли кто-нибудь скажет: «Нет, я не хочу выступать за Ferrari». Спросите меня хоть сто раз о том, хочу ли я гоняться в Ferrari, я неизменно буду отвечать: «Да».

Ландо Норрис: «В этом сезоне я лучше понимаю машину, чем в предыдущем, знаю, в чем могу сработать эффективнее, и в целом чувствую себя уверенно, но кто знает, как всё сложится в Монце. В прошлом году Карлос претендовал здесь на гораздо лучший результат, чем моё десятое место, но был вынужден сойти с дистанции.

Я бы не сказал, что итальянская трасса нам не подходит, но и лучшей для McLaren её не назовешь. Опять же, гонки здесь нередко складывались успешно, год назад я сумел финишировать в первой десятке, хотя стартовал с далекой позиции из-за штрафа за замену элементов силовой установки. Постараемся в этот уик-энд продлить результативную серию, которая длится уже несколько уик-эндов.

Почему я особенно быстр на последних кругах гонки? Думаю, здесь несколько факторов. Можно попытаться объяснить всё особенностями машины, однако у нас бывали гонки, в которых сложностей с шинами у McLaren было больше, чем у соперников. Притом с современными машинами очень сложно обгонять, из-за чего мы иногда подолгу едем медленнее, чем могли бы – например, на втором отрезке в Спа у меня был отличный темп, но в самом его начале я на протяжении пятнадцати кругов не мог пройти Лэнса Стролла.

Многое зависит от того, насколько хорошо ты контролируешь эффективность работы шин, не допускаешь ли пробуксовок, глупых ошибок. Моей скорости хватило, чтобы организовать прессинг для Лэнса и вынудить его атаковать агрессивнее. Притом я эффективнее берег шины и, когда у Лэнса резина потеряла эффективность, смог выйти вперед и на последних кругах гонки был очень быстр. Думаю, всё дело в сочетании хороших характеристик машины, понимания работы шин и аккуратного пилотажа».

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Лэнс Стролл: «Думаю, мы уже знаем сильные и слабые стороны нашей машины. Она отлично справляется со скоростными поворотами на трассах, где нужна высокая прижимная сила – таких, как Барселона или Хунгароринг. Но в Сильверстоуне или Спа мы были уже не так быстры – похоже, что RP20 больше подходят трассы, где требуется более сильный прижим. Поэтому надо продолжать работать над повышением эффективности машины, когда она настроена на меньшую прижимную силу, как в Монце.

От нашей команды многого ждут, это приятно, ведь у нас быстрая машина, хотя нам пока далеко до Red Bull и Mercedes, и всё-таки в этом сезоне уже была возможность побороться за подиум, например, в Венгрии. Поскольку мы выступаем более конкурентоспособно, то должны ставить перед собой более высокие цели. Не скажу, что из-за этого я испытываю более сильный прессинг, но выступать в гонках стало интереснее!»

Серхио Перес: «Разумеется, эта машина очень сильно отличается от тех, что были у нас в предыдущие годы. Раньше мы обычно были очень конкурентоспособны в Спа, хотя на других трассах дела обстояли хуже. Но сейчас многое изменилось, и я согласен со Лэнсом: мы уже изучили достоинства и недостатки новой машины и теперь стараемся найти правильный баланс, чтобы она хорошо справлялась со всеми трассами.

На некоторых из них мы будем выступать более уверенно, на других нам придётся несколько сложнее, поэтому надо добиться минимизации потерь. Думаю, в Монце мы должны выступить лучше, чем в предыдущий уик-энд. Надо поставить перед собой задачу, чтобы обе машины финишировали в первой десятке, ведь для команды крайне важно вернуться на 3-е место в Кубке конструкторов».

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Даниэль Риккардо: «Положение в Кубке конструкторов может меняться очень быстро, достаточно одного удачного уик-энда. Я помню, как в прошлом году после Гран При Италии мы вернулись на 5-ю строчку Кубка конструкторов.

Сейчас в командном зачёте идёт очень острая борьба, но в Спа всё складывалось отлично с самого начала уик-энда и до финиша гонки. В ходе второй тренировки в пятницу у нас были сложности, но в плане скорости машины это был один из лучших уик-эндов в составе Renault.

Я уверен, что в Монце мы вновь можем быть конкурентоспособны. Мы все должны на это настраиваться. Надеюсь, мы сможем развить успех, которого добились в предыдущий уик-энд, ведь здесь возможны обгоны и борьба колесо в колесо.

В общем, мы приложим все усилия. Посмотрим, будет ли этого достаточно, чтобы претендовать на подиум, ведь мы знаем, что машины Формулы 1 могут задавать интересные загадки, готовить нам сюрпризы, как приятные, так и не очень.

Но после бельгийского уик-энда мы должны чувствовать уверенность. Получится подняться на подиум или нет, покажет время, но мы обязательно должны ставить перед собой такую цель».

Эстебан Окон: «Конечно, в Спа мы были очень близки к подиуму, хотя команда ещё на настолько сильна, чтобы бороться за места в первой тройке. Но машина уже весьма конкурентоспособна, так что в Монце у нас вновь будет возможность успешно выступить.

Впрочем, надо постараться не думать об этом слишком много, а лучше просто выполнить задачу как можно более качественно, и если у нас будет скорость, мы постараемся максимально эффективно её использовать. Но отработать в этот уик-энд так же хорошо, как в Спа, будет непросто. Монца – другая трасса, и борьба предстоит очень острая. Но однозначно, что у нас боевой настрой, мы будем атаковать и постараемся повторить успех».

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: Даниил, в Спа вы квалифицировались 11-м, добившись лучшего для себя результата в сезоне. Значит ли это, что теперь машина соответствует вашим требованиям?
Даниил Квят: Для всех нас квалификация на прошлом этапе оказалась сложной, но в Спа получаешь удовольствие за рулём Формулы 1. Нам действительно удалось найти подход, благодаря которому машина стала конкурентоспособнее в квалификации. У нас есть всё необходимое, чтобы добиваться хороших результатов, и я уверен, что если удастся всё сделать правильно, то я начну зарабатывать очки, как это получается у Пьера. Он отлично справляется с работой, и я думаю, что нашей стороне боксов это тоже по силам.

Вопрос: Над какими областями вы работали последние 12 месяцев, чтобы прибавить, как гонщик?
Даниил Квят: Я работал над собой в комплексе, не могу выделить какую-то одну область. Ты каждый год получаешь новый опыт, продолжаешь работать с инженерами. Я доволен теми людьми, которые окружают меня в дни уик-эндов. Мы работаем вместе, сообща преодолеваем трудности, сохраняем спокойствие и много работаем ради улучшения результатов. Я уверен, вместе у нас всё получится.

Вопрос: А что можете сказать о своей физической форме?
Даниил Квят: Физическая форма никогда не была для меня проблемой.

Вопрос: Начиная с этапа в Монце, командам запрещено использовать разные режимы работы силовой установки в квалификации и в гонке. Как это скажется на AlphaTauri?
Даниил Квят: Сложный вопрос! Честно говоря, я не углублялся в детали. Вся необходимая информация есть в распоряжении мотористов и команды. Возможно, завтра мы будем больше понимать, как на нас повлияет этот запрет. Я не жду кардинальной разницы, но посмотрим.

Вопрос: Звучат предложения сделать обязательным использование в гонке всех трёх составов сликов. Полагаете, это пойдёт на пользу и сделает гонки менее предсказуемыми?
Даниил Квят: Думаю, будет интересно. Я никогда не думал об этом, но это хорошая идея. Может стоит вернуть и дозаправки? Чем больше вариантов стратегии, тем больше непредсказуемости.

Вопрос: Вам удалось оценить трассу в Муджелло на симуляторе? Что вы ждёте от гонки в следующий уик-энд?
Даниил Квят: Я считаю трассу в Муджелло великолепной. Я выступал на ней в Формуле Renault примерно девять лет назад. Я помню, что мне понравилось, и я не сомневаюсь, что трасса мне понравится за рулём Формулы 1. В Муджелло есть быстрые повороты, затяжные шиканы – идеальные условия для машины Формулы 1. Что самое важное, я считаю, что трасса должна подойти нашей машине.

После работы на симуляторе я могу подтвердить, что это отличная трасса. Если удастся вплотную преследовать соперников в поворотах перед длинной прямой, то нас ждёт интересная гонка.

Пьер Гасли

На пресс-конференции в четверг в Монце Пьер Гасли вновь отвечал на вопросы о контракте на следующий сезон, ведь на прошлой неделе Кристиан Хорнер заявил, что не ждёт его в Red Bull Racing. Значит ли это, что Пьер останется в AlphaTauri?

Пьер Гасли: «Не мне решать, где я буду выступать. Единственное, что зависит от меня, я делаю на трассе. Уверен, хорошие выступления получат должную оценку. Сейчас я не знаю, каким будет моё будущее, нужно ещё немного подождать.

У меня контракт с Red Bull, моя задача – выступать как-можно лучше. Посмотрим, какие возможности появятся в будущем».

Кими Райкконен

Кими Райкконен: «Думаю, у нас есть шансы на трассах, похожих на Спа. Мы неплохо выступили на прошлой неделе, хотя оказались недостаточно быстры, чтобы заработать очки. На самом деле, шансы могут появиться в любой уик-энд.

Мы должны продолжать работать с максимальной отдачей, чтобы сделать машину быстрее. Не думаю, что можно говорить о том, что какая-то конкретная трасса нам подходит больше, а другая не подходит. Нужно стараться избегать ошибок, поскольку за них приходится расплачиваться воскресным результатом.

Нет сомнений, что атмосфера на трассе будут другой. Тифози болеют за Ferrari, но поддержку чувствуют и другие гонщики. Атмосфера на подиуме просто непередаваемая, но я не думаю, что в этот уик-энд нам удастся на него подняться, если не произойдёт ничего экстраординарного.

Мы уже привыкли к тому, что на трибунах нет болельщиков. Не знаю, возможно, на следующих этапах мы и увидим небольшое количество зрителей. Во всяком случае, лучше так, чем никак».

На прошлом этапе в Бельгии Антонио Джовинацци разбил машину, а отлетевшее колесо от его Alfa Romeo повредило ещё и Williams Джорджа Расселла. В Монце Антонио прокомментировал свой вылет в Спа.

Антонио Джовинацци: «Физически я в порядке, никаких проблем. Я вздохнул с облегчением, когда увидел, что с Джорджем тоже всё в порядке. Бельгийская трасса оказалась неудачной для меня, ведь в 2019-м я тоже попал в аварию в Спа.

Разумеется, я детально изучил причины аварии, поскольку хочу учиться на своих ошибках. В тот момент я атаковал, чтобы не отстать от Себастьяна Феттеля. Когда едешь на пределе, ошибки случаются. Мне жаль, что я подвёл команду.

Тем не менее, нельзя зацикливаться на прошлом – нужно смотреть вперёд. Хорошо, что следующий этап уже через несколько дней после Гран При Бельгии.

Насколько я знаю, замена шасси не потребуется. Команда отремонтировала все повреждения, в Монце я буду выступать на той же машине».

Гран При Италии: Пресс-конференция в четверг

Роман Грожан: «В Спа мы сделали всё, что было в наших силах, хотя мне не нравится формулировка, что это был "трудный уик-энд". Да, в плане результатов всё было не очень хорошо, но за исключением проблем, помешавших нам в пятницу, уик-энд прошёл гладко.

Я ожидаю, что так будет и в Монце, т.е. в плане скорости предвижу сложности, хотя мы будем стараться сделать всё, что только возможно. Но я уже говорил, что мы ориентируемся на Ferrari. В Alfa Romeo отлично поработали в Спа, опередив Скудерию – посмотрим, может быть, нам это тоже удастся».

Кевин Магнуссен: «Мы должны выжать из нашей машины всё, чтобы добиться максимально возможного результата в Монце, но при этом я бы воздержался от каких-то завышенных ожиданий.

Надо просто постараться отработать без сбоев, получше настроить машину, а в воскресенье выложиться в ходе гонки. В Спа мы понимали, что не сможем заработать очков, и думали, что будет лучше, если мы проведём лишний пит-стоп и поставим шины Soft, на которых мы в тот уик-энд ещё не ездили. Можно сказать, мы оставили надежду чего-то добиться в гонке, чтобы получить какую-то информацию об их работе.

Я считаю, что мы действовали правильно, ведь это было важно, поскольку в пятницу мы не смогли поработать на трассе. Хотя, конечно, я бы предпочёл сражаться за очки, применяя для этого оптимальную тактику, и всё-таки в тот момент мы приняли правильное решение».

Пресс-конференция гонщиков Williams

В четверг в Монце стало известно об уходе семьи Уильямс из Формулы 1. На пресс-конференции перед Гран При Италии гонщики команды Джордж Расселл и Николас Латифи прокомментировали предстоящие перемены.

Джордж Расселл: «Печальный день для нас. Сегодня утром Клэр рассказала мне и Николасу о своём уходе. Она и её отец получили заверения, что команда сохранит дух Williams. В противном случае они бы не продали её. Если их всё устраивает, то и меня тоже.

Лично мне жаль ещё и потому, что сэр Фрэнк и Клэр дали мне первый шанс в Формуле 1, и я всегда буду им за это благодарен. Для меня честь выступать за эту великую команду».

Николас Латифи: «Должен признаться, что сегодня утром я был шокирован. Когда стало известно о планах продать команду, то в глубине души я предполагал, что подобное может произойти, но не ожидал, что это случится так скоро.

Команда Williams дала мне шанс, а такие вещи не забываются. В повседневной рутине всё останется по-прежнему, но с приходом нового руководителя команды последуют перемены».

Отвечая на вопрос, кто теперь возглавит Williams, Джордж Расселл пошутил: «Не знаю, объявили об этом уже или нет, но я собираюсь совмещать две должности – гонщика и руководителя команды!»

Источник