Разделы сайта

Свежие новости

В Pirelli объяснили выбор составов на Гран При Мексики

На Гран При Мексики шинники из Pirelli привезут составы С2, С3 и С4. Руководитель автогоночного подразделения итальянской компании Марио Изола объяснил, чем продиктован такой выбор. Марио Изола: «В Мексике всегда проходят сложные и непредсказуемые гонки. На трассе фантастическая атмосфера, особенно на «Стадионе», где гонщики слышат, как их приветствуют болельщики.

Ирина Сидоркова: Попасть в W Series очень почетно и ответственно

Участница программы SMP Racing Ирина Сидоркова прокомментировала своё попадание в число гонщиц, прошедших отбор во второй сезон W Series. «Мне очень приятно, что организаторы выбрали меня в качестве участницы следующего сезона W Series, – цитирует Сидоркову пресс-служба SMP Racing.

Полезные статьи

Гран При Германии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Германии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Брендон Хартли (Toro Rosso), Нико Хюлкенберг (Renault), Серхио Перес (Force India), Себастьян Феттель (Ferrari)

Вопрос: Брендон, поговорим о событиях двухнедельной давности в Сильверстоуне. Со стороны ваша авария выглядела ужасно, как вы себя чувствуете? Обошлось без последствий?
Брендон Хартли: Собственно, я уже в воскресенье был готов продолжать – никаких последствий, что удивительно, ведь авария действительно выглядела впечатляюще. На самом деле, удар оказался не таким сильным, как в Канаде и Барселоне, но, похоже, я записал на свой счет три самых зрелищных инцидента с начала сезона! Надеюсь, впредь ничего такого не случится.

Вопрос: Перейдем к вопросу о сотрудничестве Toro Rosso и Honda – как оно развивается по ходу сезона? Чувствуете ли вы, что темп доработки вырос?
Брендон Хартли: Сотрудничество складывалось позитивно с первых кругов зимних тестов, хотя многие уже тогда заранее списывали нас со счетов. Хорошая дистанция на тестах стала отличным стартом, все в Toro Rosso увидели во взаимодействии с Honda новые возможности. К этапу в Канаде силовая установка была серьезно доработана, каждый уик-энд мы понемногу прогрессируем. Отношения между Toro Rosso и Honda складываются очень здорово!

Вопрос: Ощущается ли в команде прессинг от необходимости постоянно дорабатывать силовые установки перед переходом на них Red Bull Racing?
Брендон Хартли: Все доработки планировались заранее, некоторые из них уже реализованы, кое-что пока в стадии подготовки, но дополнительного прессинга я не наблюдаю. Конечно, мы рады любому приросту в скорости, но нынешнее взаимодействие Toro Rosso и Honda выстроено очень конструктивно, мы вместе движемся в правильном направлении.

Вопрос: Вы впервые приехали в Хоккенхайм после выступления здесь в Формуле 3 в 2009-м. Чего вы ждете от этой трассы с машиной Формулы 1?
Брендон Хартли: С нетерпением жду возможности проехать по этой исторической трассе. Конечно, конфигурация совсем не та, что использовалась прежде, когда большая часть трассы пролегала через лес, но она мне всё равно нравится. Несмотря на результаты недавних гонок, я настроен оптимистично. Большинство моих неудач обусловлено не моими ошибками, я по-прежнему уверен в себе и готов сработать по максимуму.

Борьба за позиции с седьмой по двадцатую очень плотная, если нам удастся выжать из машины на пару десятых больше, это позволит заработать несколько очков. Конкуренция острая, в ближайшие дни мы должны сами собрать всё воедино и сработать безупречно.

Вопрос: Нико, в прошлом году Гран При Германии отсутствовал в расписании сезона. Насколько значима для вас возможность выступить у себя на родине?
Нико Хюлкенберг: Приятно вернуться в Хоккенхайм, с этим местом у меня связано немало воспоминаний. На этой трассе я в 2005 году провел свою первую гонку в формулах – это была Формула BMW, затем я выступал здесь в Формуле 3, притом всякий раз для меня всё складывалось удачно. Даже в Формуле 1 я сумел здесь дважды финишировать седьмым! Мне нравится само место, пейзаж – я слышал, что и билеты почти распроданы. С нетерпением жду начала уик-энда!

Вопрос: Позади половина сезона, как вы оцениваете свой прогресс и прогресс команды Renault?
Нико Хюлкенберг: В целом неплохо. Да, мы несколько раз упускали возможность добиться хорошего результата – иногда в силу технических проблем, иногда просто уик-энд складывался слишком сложно. Предыдущие три-четыре этапа мы провели не лучшим образом, всякий раз возникали некоторые заминки, из-за чего мы потеряли относительно наших соперников, но такова жизнь: в календаре из 21 Гран При сложно постоянно всё делать идеально.

Мы по-прежнему занимаем четвертое место в Кубке конструкторов, это уже достижение, а в ближайшие несколько недель машина будет доработана. Надеюсь, мы будем вполне конкурентоспособны во второй половине сезона. Хочется прибавить в скорости и удержать это четвертое место.

Вопрос: В Сильверстоуне в финал квалификации не прошла ни одна из машин заводской команды Renault. Британская трасса выявила слабые стороны RS18?
Нико Хюлкенберг: Отчасти всё объясняется особенностями трассы. Мы понимали, что её конфигурация не подходит RS18, из-за чего команде пришлось сложнее, но до того мы стабильно выходили в финал квалификации. Для борьбы в середине пелотона выход в финал не всегда так уж и важен, порой выгоднее завершить борьбу раньше и реализовать иную стратегию.

Мы прилагаем максимум усилий, чтобы сделать машину конкурентоспособнее и сохранить отрыв от соперников, но борьба предельно острая, а скорость зачастую зависит от трассы: одна конфигурация лучше подходит Haas или Force India, в следующий уик-энд преимущество получает Toro Rosso. Но в целом мы выступаем вполне стабильно.

Вопрос: Вы сказали, что команда прилагает максимум усилий в доработке машины – насколько нынешняя RS18 быстрее, чем была в Мельбурне?
Нико Хюлкенберг: Сложно говорить о времени на круге, но по сравнению с Мельбурном машина серьезно доработана, команда подготовила немало новинок. Отставание от трех ведущих команд слишком велико. Нам самим это не нравится, но конкуренты работают превосходно, подобраться к ним сложно. Гонщикам всегда хочется большей скорости, в этот уик-энд у нас очередные новинки – с нетерпением жду возможности опробовать их уже завтра!

Вопрос: Серхио, продолжим своеобразный полугодовой отчет. Как складывается сезон для вас и Force India?
Серхио Перес: В первой половине сезона не обошлось без спадов, мы ожидали большего, но всё же команда постоянно прогрессирует, и если говорить о борьбе в середине пелотона, мы всё ближе к ведущим позициям. До конца сезона ещё далеко, во второй половине сезона мы должны быть вполне конкурентоспособны. Начало выдалось не самым результативным, но потом удалось добиться прогресса и сейчас мы вполне можем претендовать на солидное количество очков.

Вопрос: Какие команды вы назовете прямыми соперниками Force India? Вам по силам, скажем, побороться с Renault?
Серхио Перес: Думаю, да. Как заметил Нико, в борьбе в середине пелотона многое зависит от конкретной трассы, а отрывы настолько минимальны, что всё решается непосредственно в гонке. Даже если вы неудачно выступили в квалификации, можно отыграться и заработать немало очков. Полагаю, у нас есть шансы зацепиться за четвертое место в Кубке Конструкторов, такова цель.

Вопрос: Себастьян, гонщикам Формулы 1 предстоит впервые выступить в Хоккенхайме на машинах нового поколения. Насколько этот опыт будет отличаться?
Себастьян Феттель: Думаю, гоняться будет веселее! Нынешние машины быстрее в поворотах, а когда скорости выше, это всегда здорово. В Хоккенхайме есть скоростные изломы, взять тот же первый поворот или вход на стадион, однако интереснее будет не только там, но и на среднескоростных участках. Нынешними машинами приятнее управлять, так что удовольствия должно быть больше, чем пару лет назад, а если мы окажемся еще и вполне конкурентоспособными, то будет приятно вдвойне!

Вопрос: В 2016-м году время поула – 1:14.3. Какой результат вам по силам показать в предстоящий уик-энд?
Себастьян Феттель: Посмотрим, сравнивать напрямую не всегда легко. Нынешние машины явно быстрее тех, что были в 2016-м, но и прижимной силы у них больше, из-за чего мы несколько теряем на прямых. Впрочем, в целом результат должен быть лучше, плюс у нас будут шины UltraSoft. Не знаю, на сколько именно, но разница должна быть существенной, а чем быстрее ты едешь, тем больше удовольствия!

Вопрос: Вы возглавляете личный зачет, Ferrari лидирует в Кубке конструкторов. Темп доработки вашей машины впечатляет, но как вы сами оцениваете прогресс по сравнению с предыдущим сезоном?
Себастьян Феттель: Ferrari давно выступает в Формуле 1, а я сам сотрудничаю с ними уже три с половиной года, но мы и сейчас набираемся опыта. Команда прогрессирует, у нас по-настоящему замечательные сотрудники.

Всегда стремишься добиться большего, но иногда доработка машины превосходит ожидания, а иногда – нет. Похоже, в конце 2016 года мы словно открыли верный путь и с тех пор постоянно движемся вперед. Смена регламента в 2017 году позволила немного подобраться к фаворитам, после чего машина была стабильно быстра, а команда активно её дорабатывала. Да, в конце предыдущего сезона нам не хватило скорости, но мы сделали выводы и в этот раз постараемся сработать лучше. Посмотрим, как всё сложится, у нашей машины есть необходимый потенциал.

Вопрос: Вы побеждали на Нюрбургринге, но не в Хоккенхайме. Победа в воскресенье будет значить для вас больше, чем очередные двадцать пять очков?
Себастьян Феттель: Конечно! Кроме того, мы выступаем в Германии, хотя, насколько я понял, после нынешнего уик-энда немецких этапов вновь долго не будет – досадно потерять одну из классических гонок. Я родился и вырос в гододке всего в получасе езды от автодрома, это место многое для меня значит, я был бы счастлив выступить здесь максимально уверенно.

Гран При Германии: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: (Соня Крейе) Себастьян, когда в 2016 году Нико Росберг выиграл титул, одной из причин своего успеха он назвал медитацию. Вы используете подобные методы?
Себастьян Феттель: Это слишком обширная тема. Не знаю, что именно делал Нико, но каждый гонщик действует по-своему, где-то сознательно, где-то – на уровне подсознания. Основываясь на собственном опыте, каждый из нас перед стартом или тестами выполняет свои привычные действия, следует своим ритуалам, отличающимся от действий и ритуалов соперников.

Перед началом квалификации или стартом гонки я сам повторяю определенную цепочку, мысленно прохожу трассу, но я не практикую медитацию и прочие вещи, которые имеют в виду люди, говоря о психологической подготовке – речь идет о привычных процедурах. Квалификация всегда идет по более-менее привычному сценарию, ты знаешь, чего ожидать, и стараешься быть предельно собранным.

Вопрос: (Вольфганг Монзер) Брендон, пара вопросов для вас. Первый – есть ли регулярный обмен информацией и опытом между Toro Rosso и Red Bull Racing на уровне гонщиков, инженеров? Второй – вы родом из Новой Зеландии, небольшой страны с богатым гоночным наследием, созданным Брюсом МакЛареном, Майком Тэкуэлом, Крисом Эймоном… Сейчас вы представляете Новую Зеландию в Формуле 1, а в США в IndyCar её представляет Скотт Диксон. Эти две гоночные серии очень разные, но контактируете ли вы со Скоттом, обмениваетесь ли опытом?
Брендон Хартли: Что касается первого вопроса о Toro Rosso и Red Bull Racing, это две отдельные команды. Да, у нас общая кухня, а я очень дружен с Максом Ферстаппеном и Даниэлем Риккардо, как, впрочем, со многими другими. Небольшой обмен информацией, конечно есть, но не мне обсуждать подобные темы – к тому же, я не знаю точно, о каком объеме данных идет речь. Однако должен заметить, что речь всё же идет о двух разных командах, и Toro Rosso сама строит машину в Фаэнце и Бистере.

Если перейти ко второму вопросу, я хорошо знаю Криса Эймона, но лишь за пределами родной страны понял, насколько богата её гоночная история. Вы упомянули Скотта Диксона – да, мы поддерживаем связь. Видимо, такова особенность представителей небольшой нации – мы стараемся проявить себя и очень гордимся, когда кто-то из нас добиваться успеха. Опять же, дело не ограничивается мной и Скоттом, есть немало новозеландских гонщиков, выступающих в ведущих гоночных сериях, и я горжусь быть одним из многих!

Вопрос: (Алан Болдуин) Себастьян, сегодня было объявлено о продлении контракта между Льюисом Хэмилтоном и Mercedes до конца 2020 года. Ближайшие два года вы, Льюис и Макс Ферстаппен проведете в тех же командах, за которые выступаете сейчас – какие перспективы сулит такой расклад?
Себастьян Феттель: Наконец-то! Не знаю, почему с продлением контракта Льюиса так тянули – всё было давно очевидно. Перспективы? Меня интересует лишь то, что важно для меня самого, а действия других людей не имеют значения. У меня есть контракт и свои цели – для меня это главное.

Вопрос: (Удо Дёринг) Как заметил Себастьян, предстоящий Гран При Германии может стать последним в истории. Вопрос для двух немецких гонщиков – что вы думаете о такой ситуации, и почему настолько трудно сохранить национальный этап?
Нико Хюлкенберг: Немцы – автомобильная нация, для которой потеря национального этапа будет крайне досадна. Видимо, всему причиной чисто коммерческие соображения. У Германии немало успехов в автоспорте в целом и в Формуле 1 в частности – возможно, соотечественники просто устали от гонок. Немцы здорово выступали в Формуле 1 на протяжении многих десятилетий – сперва с Михаэлем Шумахером, затем с Себастьяном, с Нико Росбергом. Возможно, Германия несколько избалована успехом, но не уверен, имеет ли это хоть какой-то эффект для перспектив Гран При – видимо, экономические причины всё же преобладают.

Вопрос: Себастьян, желаете что-то добавить?
Себастьян Феттель: Будет досадно потерять Гран При Германии с его богатой историей. Как сказал Нико, Германия известна своими автомобилями, но за право проведения гонки нужно платить деньги. Проблема в том, что другие страны готовы платить, а Германия – нет, как не готова продвигать Формулу 1, завлекать людей на трибуны. Отличается само видение, в этом причина. Я хорошо знаю организаторов уик-энда, знаю, каких усилий им стоит привлечь сюда максимальное число зрителей, но без поддержки со стороны государства обеспечивать необходимое финансирование невероятно трудно.

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Себастьян, в продолжение вопроса о контракте Льюиса Хэмилтона. Ваше сражение с британцем привлекает интерес миллионов болельщиков на протяжении уже многих лет, притом в нынешнем сезоне этот интерес особенно велик. Рассчитываете ли вы на продолжение соперничества в ближайшие два года?
Себастьян Феттель: Если из борьбы я выйду победителем, тогда да! На самом деле, всякое сражение приятно, и особенно здорово, если на подиум и победу претендуют сразу несколько гонщиков. Сейчас за первое место сражаются шестеро – гораздо больше, чем в предыдущие годы, и было бы здорово, если бы соперничество стало еще более плотным.

Как правило, так со временем и происходит, если не менять правила. В следующем сезоне корректировки минимальны, в 2020-м тоже всё должно быть стабильно – посмотрим, что ждет нас в 2021-м, но до него ещё далеко. Гонщику всегда приятно иметь возможность сражаться за подиумы и победы, всегда хочется соперничать с лучшими, а Льюис с самого своего дебюта остается одним из наиболее грозных конкурентов – я рад, что наше противостояние продолжается.

Вопрос: (Хейкки Культа) Себастьян, насколько изменится для вас обстановка, если вашим напарником в Ferrari будет не Кими Райкконен, а Шарль Леклер?
Себастьян Феттель: Не представляю. Я мало знаком с Шарлем и знаю его лишь благодаря программе поддержки молодых гонщиков. Кими – финн, Шарль – француз, они очень разные. Стоп, Шарль – монегаск, тысяча извинений! Мне нравится Кими, мы отлично ладим друг с другом, у нас нет никаких проблем. Помнится, я как-то врезался в него на трассе, но мы всегда просто и открыто решаем любую ситуацию, что хорошо для команды. С Кими приятно работать, однако решение принимать не мне – посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: (Фил Дункан) Себастьян, после гонки в Австрии со стороны Льюиса и Mercedes звучали определенные комментарии по поводу событий, произошедших на первом круге. Позднее Льюис отозвал некоторые свои слова, но скажите, как вы и Ferrari повели бы себя, если бы оказались на месте Хэмилтона и Mercedes?
Себастьян Феттель: Я не любитель раздувать из ситуации нечто большее, чем она есть на самом деле. По-моему, всё в порядке, тема закрыта. Да, некоторые слова звучали глупо, но мы гонщики, и каждому из нас неприятно не по своей вине получать удар от соперника. И нет ничего зазорного в том, чтобы выразить свое мнение, даже если оно ошибочно – в конце концов, мы тоже люди. События произошли две недели тому назад, не стоит продолжать уделять им внимание, нужно двигаться дальше.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Себастьян, если вы выиграете предстоящую гонку, это повлияет на перспективы Гран При Германии? Для вас прессинг сильнее, чем обычно?
Себастьян Феттель: Прессинг? Нет, а вот воодушевления больше! Надеюсь, после неудачного выступления сборной Германии на чемпионате мира по футболу люди не выбросили национальные флаги и придут с ними на автодром, чтобы поддержать меня и Нико! Насколько мне известно, зрителей ожидается немало, так что я с нетерпением жду гонку. Если представится шанс победить, с удовольствием это сделаю, а если успех поможет сохранить Гран При Германии в календаре – это станет приятным дополнением. Как я уже говорил, было бы досадно навсегда потерять национальный этап, мне хотелось бы вернуться сюда уже на следующий год или спустя пару лет.

Вопрос: (Люк Смит) Себастьян, в продолжение вопроса Хейкки – лично вы в следующем сезоне предпочли бы видеть своим напарником Кими Райкконена, или же в отличие от предыдущих лет вы допускаете иные варианты?
Себастьян Феттель: Что вы имеете в виду, говоря о предыдущих годах? Мне нравится Кими, и я уже говорил, что был бы рад и дальше выступать с ним в Ferrari, но решение зависит не от меня. У Шарля в любом случае будет фантастическая карьера, для этого у него есть все необходимые качества и скорость, но спешить ему не следует, ведь по молодости гонщика во многом подводит собственное нетерпение. Не знаю, кто в итоге окажется моим напарником, но это, собственно, не принципиально. Я четко понимаю, где проведу следующий сезон, а команде одинаково подойдут и Кими, и Шарль.

Вопрос: (Кристиан Менат) Себастьян, из трех предыдущих гонок как минимум в двух преимущество было явно на стороне Mercedes, притом в Mercedes говорили, что их машина ехала как никогда здорово. Нет ли у вас ощущения, что вы, возможно, выдержали самую сложную фазу сезона?
Себастьян Феттель: Нет. В целом Mercedes выглядели быстрее во Франции и Австрии, но в Сильверстоуне скорость была практически равной. Да, в квалификации мы уступили Льюису, но если разница составляет менее одной десятой, нельзя утверждать, что одна команда явно сильнее другой. Кроме того, в гонке у нас тоже был хороший темп, хотя ранее в Сильверстоуне Ferrari выступала намного слабее – посмотрим, как пойдут дела здесь.

В Великобритании у нас были новинки, которые должны сработать и в Хоккенхайме. Все стремятся получить преимущество, определенные трассы чуть лучше подходят машине, чем остальные, но в целом наша SF71-H достаточно быстра, и мы стремимся сделать её ещё быстрее.

Вопрос: (Альверо Родригез-Мартин) Нико, временами складывается ощущение, что у вас и Карлоса шины изнашиваются быстрее, чем у соперников. Как вы над этим работаете? Есть ли опасения, что и здесь износ резины станет проблемой?
Нико Хюлкенберг: Возможно, на некоторых трассах у нас наблюдались сложности, но далеко не на всех. Отчасти это зависит от конфигурации и температурных условий, а также от того, как машина взаимодействует с шинами. В определенных ситуациях наша машина не бережет ресурс резины, за что мы расплачиваемся потерей эффективности шин, но мы знаем о проблеме и активно над ней работаем. Предстоящий жаркий уик-энд станет для нас неплохой проверкой – посмотрим, удалось ли добиться прогресса.

Вопрос: (Вальтер Костер) Себастьян, по ходу гонки в Сильверстоуне Кими Райкконен просил разрешения перевести силовую установку в режим повышенной мощности, инженер ответил отказом, на что Кими возмутился: «Мне что, не позволено самому решать, как лучше для меня?» В какой мере по ходу гонки вы самостоятельно принимаете решения, и в какой за вас решает команда? Позволю себе заметить, что многие люди не следят за Формулой 1, поскольку считают современные технологии слишком изощренными, а гонки – искусственно управляемыми. Согласны ли вы, что Формула 1 стала еще более отчужденной от болельщиков, чем раньше? Кстати, вы помните мой первый вопрос?
Себастьян Феттель: Я его забыл! Хотя нет, помню. То, что произошло с Кими в предыдущей гонке, объясняется стратегией. Да, ты ведешь машину по трассе, чувствуешь состояние шин и противостоишь соперникам, но притом ты не видишь всей ситуации, как видит её команда. Если мы заезжаем на пит-стоп, парни точно знают, на какой позиции мы вернемся на трассу, тогда как нам самим это никак не прикинуть – в зеркалах невозможно увидеть, что творится в двадцати секундах позади. Видимо, в тот момент команда и Кими неправильно друг друга поняли.

Я согласен с вами в том, что со стороны гонки могут показаться искусственно управляемыми, но на самом деле это не так. Нынешние машины и заложенные в них технологии очень сложны, для обслуживания такой техники нужно больше двух-трех механиков, что могли управиться с машиной 40-50 лет назад. Да, сами разработки впечатляют, но, опять же, силовые установки скрыты кожухом, их не разглядеть снаружи. Конечно, технологическим интеллектуалам всё это интересно, но большинство хочет просто наблюдать, как гонщики сражаются друг с другом, пилотируя на пределе возможностей. В прошлом гонки представляли собой сочетание инженерных технологий и мастерства гонщика, но и сейчас несмотря на всю изощренность технологий от сидящего в кокпите зависит очень многое. На перспективу мне самому хотелось бы многое упростить, чтобы у зрителей было более правильное впечатление. Я понимаю, почему Формула 1 им кажется искусственной, наигранной, но верная ли эта оценка? Нет, поскольку я знаю, что сам веду машину по трассе, и что остальные девятнадцать гонщиков тоже ведут свои машины самостоятельно.

Вопрос: (Фил Дункан) Вопрос ко всем. Если бы вы были владельцем команды Формулы 1, вы были бы готовы платить гонщику 40 миллионов фунтов в год?
Серхио Перес: Конечно, я бы нанял самого себя!

Нико Хюлкенберг: Согласен, отличная идея! Гонщик способен обеспечить команде необходимое преимущество, он вполне может стоить своих денег.

Вопрос: Брендон, насколько важен в наше время фактор гонщика?
Брендон Хартли: Кажется, вы спрашивали, согласился бы кто-нибудь из нас платить гонщику 40 миллионов. Думаю, это зависит от бюджета и курса валюты. Серхио нашел отличный ответ – каждый из нас присмотрелся бы к своей кандидатуре, если на тот момент продолжал бы выступать.

Вопрос: (Леннарт Блоемхоф) Себастьян, вы выступаете за Ferrari и лидируете в личном зачете чемпионата, притом перспективы Гран При Германии остаются неясными. Возвращаясь к ремарке Нико Хюлкенберга, я хотел бы спросить вас, действительно ли немцы пресытились успехами в Формуле 1 во времена Михаэля Шумахера?
Себастьян Феттель: Нико сделал очень ценное замечание. Когда что-то случается впервые, большой интерес вполне естественен – в Германии именно Михаэль Шумахер сделал Формулу 1 по-настоящему популярной, но в разных странах ситуация складывается по-разному. Скажем, в Великобритании, на родине гонок, во все времена были очень успешные гонщики, тогда как в Нидерландах сейчас настоящий бум популярности чемпионата благодаря Максу Ферстаппену, что благотворно сказывается и на остальных гонщиках, ведь на автодромы – в основном, конечно, на европейские вроде Спа и Red Bull Ring – приезжает в целом больше болельщиков.

Если возвращаться к Германии, Михаэль спровоцировал всплеск интереса к Формуле 1, после чего немцы неизменно наблюдали в чемпионате своих соотечественников. Кажется, был период, когда в пелотоне было пять или шесть немецких гонщиков, тогда как сейчас Германию представляем я и Нико – в этом плане тоже бывает и рост, и спад. Опять же, в сравнении с представителями другх стран самих немцев очень непросто заинтересовать, воодушевить. Я лишь надеюсь, что проигрыш национальной сборной на чемпионате мира по футболу позволил моим соотечественникам сэкономить отложенные на барберю средства, и они согласятся устроить себе праздник в кэмпинге близ автодрома – благо, погода ожидается замечательная!

Вопрос: (Джо Клаусманн) Нико, вы наверняка следили за рекордными заездами Porsche 919 Evolution в Спа и Нюрбургринге. Вам хотелось бы прокатиться на той машине или совершить аналогичный заезд на машине Renault Формулы 1?
Нико Хюлкенберг: Конечно, мне хотелось бы прокатиться на Porsche 919 Evolution, но я наверняка уступили бы рекордному результату очень много. Чтобы показать такие секунды, нужно быть подлинным специалистом по «Северной петле» - им можно назвать Тимо Бернхарда, но никак не меня. В свое время я проехал несколько кругов по той трассе, она поистине сумасшедшая, притом на записи с бортовой камеры вы сами могли видеть, насколько кочковатый асфальт, насколько динамична конфигурация, и насколько велика скорость. Здорово, что в Porsche решились на такую попытку и намного превзошли предыдущий рекорд – мне знакома 919-я модель, но в спецификации Evolution она, должно быть, впечатляет еще сильнее. Проехать там на машине Формулы 1? Думаю, нам не хватило бы дорожного просвета и хода амортизаторов.

Себастьян Феттель: Можно просто сменить асфальт на всей «Северной петле» - эта мера сейчас очень популярна.

Вопрос: (Луис Деккер) Вопрос ко всем. Вам было бы интересно что-нибудь изменить в Формуле 1, или вы предпочли бы оставить всё как есть? Что скажете об обратной стартовой решетке, о двух гонках за уик-энд?
Серхио Перес: У нас замечательный спорт, и мне хотелось бы сделать его более непредсказуемым. Сейчас все привыкли разделять пелотон на две группы – лидеров и остальных, но мне бы хотелось, чтобы каждый участник имел реальный шанс на победу или подиум, тогда и зрителей у чемпионата было бы больше.

Брендон Хартли: В предыдущих гонках обратная стартовая решетка меня бы очень выручила! Серхио справедливо заметил, что три ведущие команды сейчас фактически недосягаемы, но в середине пелотона борьба очень плотная, и если бы так было со всеми участниками, это очень бы помогло. Я не в курсе всех дискуссий вокруг технологий – лично мне нравится, что Формула 1 остается в авангарде прогресса, можно разве что сделать так, чтобы болельщикам все инновации стали более понятными. В нынешнем регламенте на силовые установки подчас сложно разобраться даже сотрудникам команд, так что в некоторых областях упрощение явно не помешает.

Нико Хюлкенберг: Нам хочется больше борьбы колесо в колесо в каждом повороте и по всему пелотону. В чемпионате слишком многое зависит от аэродинамики – она и раньше была одним из ключевых факторов, но сейчас её влияние особенно сильное, что не способствует зрелищным сражениям. Если бы найти способ снизить чувствительность машины к возмущенному потоку воздуха, чтобы мы не потеряли в скорости, но смогли вплотную преследовать соперника… Нынешнее положение дел очень огорчает: ты выкладываешься на пределе, догоняешь конкурента, но как только оказываешься непосредственно за ним, сразу теряешь в скорости, шины начинают перегреваться, и круг от круга ситуация только ухудшается. Любая мера, способная снизить негативный эффект, сделала бы борьбу более плотной и более зрелищной.

Себастьян Феттель: Все высказались очень верно. По мне нужно удвоить количество цилиндров в моторе и убрать аккумуляторы, оставив лишь тот, что необходим для запуска двигателя.

Вопрос: Себастьян, что скажете об идее проводить две гонки за уик-энд?
Себастьян Феттель: Нынешний формат уик-энда меня вполне устраивает, и менять его, как мне кажется, было бы неправильным. Опять же, не мне принимать решение, но я такую инициативу точно бы не поддержал. Формат уик-энда не без причин остается неизменным на протяжении уже многих лет, а дистанция в 300 километров больше соответствует статусу Гран При. Если сократить её вполовину, то, возможно, кому-то скучная гонка покажется вполовину менее скучной, но я смотрю на это иначе.

Для меня 300 км – это достойный, настоящий вызов. Когда впервые участвуешь в Гран При Формулы 1, поражаешься тому, насколько продолжительной может быть гонка, и насколько она непростая в физическом и в психологическом плане. Со спринтерской гонкой это будет совсем другой спорт, так что я бы не стал корректировать формат уик-энда: для повышения зрелищности и более плотного соперничества нужно искать иные меры.

Перевод: Валерий Карташев

Источник