Разделы сайта

Свежие новости

Mercedes заплатит рекордный стартовый взнос в сезоне-2020

Стали известны стартовые взносы, которые придётся заплатить командам Формулы 1 за участие в сезоне-2020. Рекордную сумму в 5 млн. 490 тыс. долларов США – почти на 200 тыс. больше прошлого рекорда 2016 года – заплатит обладатель Кубка конструкторов Mercedes.

Квят — десятый в рейтинге пилотов «Формулы-1» сезона-2019

Российский пилот «Торо Россо» Даниил Квят занял десятое место в рейтинге пилотов «Формулы-1» по итогам сезона-2019.

Полезные статьи

Гран При Франции: Пресс-конференция в субботу

Гран При Франции: Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Шарль Леклер (Ferrari)

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, блестящая работа и очередной поул – вы наверняка очень рады, не так ли? Валттери в этот уик-энд для вас очень непростой соперник...
Льюис Хэмилтон: Добрый день! Французская трасса очень непростая. Да, здесь широкие зоны безопасности, но конфигурация невероятно техничная. Валттери был быстр с самого начала уик-энда, но я постепенно к нему подбирался, а в финале квалификации два быстрых круга получились именно такими, как я хотел.

В завершающей попытке я опережал собственный график почти на полсекунды, но ошибся в предпоследнем повороте, потеряв часть преимущества. Тем не менее, я доволен тем, что максимально раскрыл потенциал машины. Наша команда вновь сработала фантастически!

Вопрос: (Пол ди Реста) Что скажете о ветре? Многие гонщики жаловались, что из-за него в конце круга теряли время. Вас это тоже коснулось?
Льюис Хэмилтон: Возможно, в заключительной попытке мне помешал ветер. Он усиливался по ходу квалификации, по ходу круга приходилось быстро адаптироваться. На отдельных участках можно было атаковать в полную силу, на других приходилось учитывать направление ветра. Видимо, его порыв испортил мне предпоследний поворот, но я всё равно улучшил результат, это здорово!

Мы много работали на этот результат, механики и инженеры постарались на славу. Этот поул я посвящаю нашей замечательной команде и памяти Карла Лагерфельда.

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, с самого начала уик-энда вы доминировали на трассе, однако в финале квалификации Льюис сильно прибавил. Вам не удалось ему ответить?
Валттери Боттас: Думаю, что Льюис под конец проехал отличный круг, хотя с самого начала уик-энда между нами шло очень острое соперничество, и счёт шёл на сотые доли секунды, а результаты зависели от нюансов.

Но по ходу квалификации полностью поменялось направление ветра, и, по-моему, была пара поворотов, в которых из-за этого моя траектория оказалась не лучшей, и мне пришлось принимать меры. Но в конечном итоге Льюис сегодня оказался быстрее, а для команды в целом результат очень неплохой.

Вопрос: (Пол ди Реста) Полагаю, вы с уверенностью ждете гонку. Ваша машина очень быстра, а условия ожидаются такие же, как в квалификации...
Валттери Боттас: В этот уик-энд у нас очень быстрая машина, поэтому пилотирование доставляет удовольствие. Надеюсь, в гонке всё будет так же. На этой трассе можно хорошо разогнаться в сторону первого поворота, так что, будем надеяться, я смогу этим воспользоваться.

Вопрос: (Пол ди Реста) Планируете поработать над реакцией на стартовые огни?
Валттери Боттас: Важно хорошо провести старт, и я собираюсь уделить этому максимум внимания.

Вопрос: (Пол ди Реста) Шарль, вас горячо приветствовали болельщики. Знаю, эта трасса занимает особое место в вашем сердце, она находится не так далеко от Монако, где вы родились. Похоже, в этот уик-энд Mercedes недосягаемы для Ferrari, верно?
Шарль Леклер: Да, в этот уик-энд гонщики Mercedes недосягаемы. Я очень доволен своим кругом, но этого результата оказалось недостаточно. Нам нужно продолжать работу. Я уверен, скоро мы сократим отставание, но на сегодня наш максимум – третье место.

Вопрос: (Пол ди Реста) В гонке ожидается жаркая погода, притом на здешней трассе немало длинных прямых – рассчитываете ли вы уже на первом круге побороться с Mercedes?
Шарль Леклер: Да, я хочу побороться с Mercedes на первом круге. Очень важно хорошо стартовать. У нас неплохая скорость на прямых, а наши соперники быстры в поворотах…

Льюис Хэмилтон: Я хотел бы побороться с Шарлем!

Шарль Леклер: В Бахрейне мне не удалось побороться с Льюисом, но я надеюсь, что в этой гонке всё получится.

Гран При Франции: Пресс-конференция в субботу

Вопрос: Льюис, в финале квалификации любой из ваших быстрых кругов гарантировал вам поул. Расскажите, были ли у вас какие-либо сложности?
Льюис Хэмилтон: Сегодня всем пришлось выкладываться на пределе. Погода была жаркой, трасса прогрелась почти до шестидесяти градусов, и добиться наилучшей эффективности шин было непросто. С начала уик-энда мы постепенно оптимизировали настройки, в квалификации машина ехала лучше, чем во всех предыдущих сессиях, отсюда и отличный результат.

Инженеры сработали очень здорово, каждый раз отправляя меня и Валттери на попытку в оптимальный момент. Не знаю, осознают ли зрители, насколько важно верно выбрать время для попытки, но от позиции на трассе в самом деле зависит очень много.

В первых двух сессиях у Валттери было преимущество, но в финале я понимал, на каких участках могу прибавить. Первый круг получился фантастически удачным, меня он полностью устроил, но я понимал, что отрыв минимален и нужно еще постараться. Второй круг вполне мог оказаться одним из лучших за долгое время – здорово, что после стольких лет стремление быть быстрейшим ничуть не ослабевает, но и проще с годами тоже не становится, приходится на пределе бороться за любой результат. К предпоследнему повороту я опережал собственный график почти на полсекунды, но потерял часть преимущества то ли из-за порыва ветра, то ли из-за того, что слишком быстро вошел в поворот.

Как бы то ни было, я очень доволен. Завоевать поул становится всё сложнее, Валттери стабильно быстр на тренировках и в квалификации, а Ferrari тоже создают прессинг. Правда, сегодня соперники уступили нам чуть больше, чем обычно, но в гонке сражение наверняка будет предельно плотным – хорошо, что я всё-таки стартую с первой позиции!

Вопрос: Прошлогоднему времени поула вы привезли почти 1,7 секунды. В какой мере это объясняется прогрессом машины, а в какой – новым асфальтом?
Льюис Хэмилтон: Новый асфальт, определенно, помог, но и машина заметно прибавила. W10 – эволюция прошлогодней W09, притом с каждым уик-эндом она едет всё лучше. В прошлом году во Франции мы тоже были очень быстры, но за счёт устранения определенных недостатков в этот уик-энд выглядим ещё увереннее.

Тот факт, что я выступал здесь в прошлом году… Знаете, мне и раньше доводилось бывать на этой трассе, но возможность провести на ней гонку представилась только в 2018-м. Получив тогда некоторый опыт, сейчас я лучше понимаю, в каких местах и насколько агрессивно можно атаковать. Вряд ли я смогу оценить, в какой мере прогресс объясняется машиной, новым асфальтом или опытом – проще сказать, что мы прибавили буквально во всем. В этом году наша команда лучше работает с машиной, мы берем максимум от каждой сессии – этим и объясняется наша конкурентоспособность, мы уделяем внимание всем факторам.

Вопрос: Валттери, Льюис сказал, что в первых двух сессия у вас было преимущество. Почему в финале вам не хватило скорости?
Валттери Боттас: С самого начала уик-энда машина была очень быстра, я чувствовал себя комфортно, но понимал, что в квалификации сражение будет плотным. Похоже, Льюису удалось лучше проехать круг, он заслуженно завоевал поул. Что касается меня, мой первый быстрый круг в целом был неплохим, но к тому моменту направление ветра изменилось, и я не лучшим образом прошел связку восьмого и девятого поворотов. Сложности с ними наблюдались еще с пятницы, позднее мне удалось определить более-менее оптимальную траекторию, но с изменившимся направлением ветра ехать там в привычной манере оказалось невозможно. В общем, никаких фундаментальных сложностей, скорее сочетание множества незначительных факторов.

Во второй попытке мне не повезло с тем, что впереди не было машины соперника, я не мог воспользоваться слипстримом и терял время на прямых. Я пытался отыграться в последних поворотах, но всё-таки уступил, что, конечно, досадно, ведь мне хотелось взять поул. Впрочем, второе место – неплохой вариант для старта, до первого поворота здесь довольно длинная прямая.

Вопрос: Вы, Льюис и Шарль начнете гонку на шинах Medium. Погода ожидается жаркая, насколько сложно будет контролировать износ резины?
Валттери Боттас: Если бы мы стартовали на Soft, было бы намного сложнее. Даже если условия окажутся еще более жаркими, судя по пятничным тренировкам, составу Medium хватит износостойкости. Похоже, в начале пелотона все стартуют на Medium, так что неожиданностей быть не должно.

Вопрос: Шарль, в этот уик-энд вы демонстрируете неплохую скорость. Перед началом квалификации насколько вы были уверены в том, что сумеете побороться за места в первой тройке?
Шарль Леклер: Я понимал, что в предыдущих Гран При мне мешало то, что в финале квалификации я не мог добиться от машины максимума. Я много над этим работал и очень обрадовался, когда в этот уик-энд дела пошли намного лучше.

В финале мой быстрый круг получился довольно удачным. Как заметил Валттери, смена направления ветра осложнила задачу, я потерял какое-то время в связке восьмого и девятого поворотов, но в остальном сработал неплохо. Хорошо, что в решающий момент машина оказалась достаточно быстра, я очень рад. Да, отставание от Mercedes велико, над этим нужно работать, но я надеюсь, что гонка всё же получится интересной.

Вопрос: Насколько вы уверены в том, что на дистанции сумеете побороться с Льюисом и Валттери?
Шарль Леклер: Это станет непростой задачей, ведь в пятницу на длинной серии кругов Mercedes были очень быстры. Важно хорошо стартовать, а там посмотрим. Если удастся сразу выйти вперед, будет проще, но не намного.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, вы сказали, что на тренировках уступали Валттери, но в квалификации смогли прибавить. Означает ли это, что на свободных заездах оставался резерв скорости, или вам действительно пришлось выкладываться?
Льюис Хэмилтон: На тренировках мы с Валттери показывали практически идентичные результаты, разница не превышала пяти-шести сотых, причем не скажу, что я легко мог прибавить. Я понимал, в чем могу сработать лучше, и хорошо, что мне это удалось в ключевой момент – в первой попытке в финале квалификации. Вторая попытка складывалась ещё удачнее, к сожалению, я потерял большую часть преимущества, но всё-таки сумел немного улучшить результат.

Что касается Валттери, наши с ним машины настроены практически одинаково. Мы предъявляем аналогичные требования к регулировкам, что для команды, безусловно, хорошо, но в таких условиях одолеть напарника очень сложно, потому в финале квалификации мне в самом деле пришлось выкладываться на пределе.

Вопрос: (Люк Смит) Шарль, по ходу квалификации вы несколько раз обращались к команде с просьбой, чтобы Себастьян прибавил и немного отъехал от вас. Напарник мешал вам?
Шарль Леклер: Нет, не мешал, просто по ходу квалификации я пару раз едва успевал уйти на попытку и опасался, что мне не хватит времени, поэтому просил команду, чтобы Себастьян ускорился. В остальном он никак не мешал моим попыткам.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, ощущаете ли вы себя несокрушимым? Вы не оставляете соперникам ни единого шанса, что вы чувствуете, когда садитесь в кокпит? Сражение в самом деле кажется вам плотным? Вы постоянно об этом говорите, но притом раз за разом опережаете конкурентов.
Льюис Хэмилтон: Я никогда не считал себя несокрушимым. Да, я чувствую, что выступаю очень сильно, но каждый раз, когда я ловлю себя на мысли, что мне удалось хорошо начать уик-энд, Валттери демонстрирует какой-то невероятный темп! Он постоянно меня подгоняет, притом в Канаде наше соперничество было особенно острым. В отдельных гонках соперники не создают для нас столь сильного прессинга, как нам хотелось бы, но наше внутреннее сражение от этого ничуть не ослабевает.

В большинстве случаев разница в темпе не превышает нескольких сотых, мне в самом деле приходится выкладываться на пределе, чтобы остаться впереди. Прессинг столь же силен, как если бы мы боролись с Ferrari. Впрочем, по ходу сезона я обычно адаптируюсь к машине и прибавляю в скорости – надеюсь, так будет и в этот раз.

Вопрос: (Джо ван Бьюрик) Шарль, Ferrari уступает Mercedes в какой-то конкретной области, или машине в целом не хватает скорости?
Шарль Леклер: В основном мы уступаем им в уровне сцепления с трассой в поворотах. Наша машина очень быстра на прямых, но в поворотах возникают сложности. В этот уик-энд в команде заметили интересную особенность, которой пока не нашли объяснения: на первых двух секторах мы уступаем не так уж и много, основные потери времени приходятся на третий. Не знаю, было ли так в квалификации, но на тренировках – точно. Нужно всё проанализировать и понять причины.

Вопрос: (Тьери Вотра) Льюис, вы как-то обмолвились, что в ночь на пятницу вам не спалось. Вы нервничали из-за того, что могли лишиться победы в Гран При Канады?
Льюис Хэмилтон: Нет, это не было причиной моей бессонницы. Я в принципе сплю не так много часов в сутки, но той ночью мне почему-то особенно хотелось выспаться, а вместо этого я только и делал, что ворочался. Когда не удается уснуть, в голову лезут разные мысли – не обязательно о повторных слушаниях у стюардов, о многом другом. К счастью, когда я написал об этом в социальной сети, мои друзья, которые очень беспокоятся, если я пишу нечто подобное, в ответ написали мне немало слов поддержки.

Иногда я позволяю себе говорить о собственных проблемах, поскольку понимаю, что многим людям точно так же приходится иметь дело с разными сложностями, и никогда не поздно сказать друг другу слова поддержки. Мне было важно услышать, что иногда случаются непростые времена, но я обязательно справлюсь. Я получил много сообщений от болельщиков и поймал себя на мысли, что пусть сейчас мне непросто, но все эти люди добавили мне сил!

Приятно, когда чувствуешь нечто подобное. Мои друзья поступили точно так же, они выразили свою поддержку. Уже в пятницу я чувствовал себя намного лучше, в ночь на субботу спал, как ребенок, а в квалификации настрой был самым позитивным!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, в продолжение темы. В Instagram вы написали, что опасаетесь, как вас встретят на трассе в пятницу. Это как-то связано с тем, что в четверг вы отсутствовали в паддоке, так как участвовали в мероприятиях в память о Карле Лагерфельде? Вас не первый раз пытаются критиковать на ваши действия вне трассы, этим ли объясняется беспокойство?
Льюис Хэмилтон: Нет, не этим. Сам уик-энд начался для меня немного иначе, чем обычно. Как правило, мы приезжаем на автодром в среду вечером, но в этот раз я появился здесь на сутки позднее. Да, мы без проблем выполнили запланированную программу, но если привык к четырехдневному формату уик-энда, адаптироваться к скорректированному графику не так уж просто.

Было немного странно приехать сюда, зная, что всё это время в Ferrari работали над новыми аргументами – лично я и наша команда предпочли бы, чтобы в Ferrari сосредоточились на собственной машине. Впрочем, когда стало ясно, что новые доказательства сводятся к комментариям Каруна Чандхока, я вздохнул с облегчением и больше об этой ситуации не вспоминал.

Да, мне было неприятно слышать неодобрительный гул болельщиков в свой адрес, но таков спорт – в конечном итоге, подобные ситуации делают меня сильнее. В целом я получаю колоссальную поддержку на автодромах и в социальных сетях. Когда ты чувствуешь себя не лучшим образом, нет ничего плохого в том, чтобы себя приободрить или обратиться за поддержкой – именно такими были мои ощущения в четверг.

Вопрос: (Бен Хант) Шарль, в какой мере подготовка к апелляции помешала подготовке непосредственно к уик-энду? Льюис сказал, что по ходу сезона он всегда прогрессирует – вам и Ferrari есть чем ему ответить?
Шарль Леклер: Что касается апелляции, я ей не занимался, на моей подготовке она никак не сказалась.

Каким был второй вопрос? Прогресс Льюиса? Что ж, от нас самих тоже можно ожидать большего. Время покажет, будет ли нашего прогресса достаточно, но мы прилагаем максимум усилий, чтобы становиться конкурентоспособнее с каждой гонкой. К этому этапу команда подготовила немало новинок, одни оказались удачными, другие – не очень. Чтобы стать сильнее, нужно понять, почему не все доработки получаются эффективными.

Перевод: Валерий Карташев

Источник