Разделы сайта

Свежие новости

Гран При Бразилии: Комментарии после гонки

Марио Изола, руководитель автогоночного подразделения: «Сегодня мы увидели одну из самых драматичных гонок в истории Формулы 1 с невероятной борьбой вплоть до финиша. Два выезда автомобиля безопасности в конце гонки полностью изменили стратегию. До этого, казалось, что эффективнее вариант с двумя пит-стопами, в особенности из-за более высоких температур по сравнению с предыдущими днями.

Алекс Албон: Я не злюсь на Хэмилтона

Гонщик Red Bull Racing Алекс Албон не стал критиковать Льюиса Хэмилтона за столкновение на предпоследнем круге Гран При Бразилии, стоившее англо-тайцу первого подиума в Формуле 1. «Всё нормально. Льюис сделал это не специально, поэтому я не злюсь на него. Конечно, я хотел финишировать на подиуме.

Полезные статьи

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Жиль де Ферран (McLaren) и Кристиан Хорнер (Red Bull Racing)...

Вопрос: Сирил, вчера Даниэль Риккардо, находясь в этом зале, объяснял причины своего перехода в Renault. Когда вы начали с ним переговоры, и как удалось реализовать эту сделку?
Сирил Абитебул: Мы на протяжении двенадцати лет поставляем моторы Red Bull Racing и в рамках этого сотрудничества не первый год знаем Даниэля. Шутки о возможном переходе звучали давно, сложно сказать, когда именно они начались, но нас давно интересовала кандидатура Риккардо.

Нам нравится его мастерство, талант и лидерские качества, мы всегда были готовы предоставить ему место в кокпите. Но мы прекрасно понимали, что наша команда ещё в стадии становления, и если Даниэль будет искать команду с заведомо быстрой машиной, мы вряд ли сможем ему это предложить, но если ему интересен динамичный проект, в котором он сам может сыграть ключевую роль – тогда пожалуйста.

Удостоверившись в одинаковом понимании ситуации, мы предоставили Даниэлю время подумать, поскольку решение о переходе всегда важное и очень непростое – и в относительно короткой карьере гонщика, и в жизненном цикле команды. Мы понимали, что Даниэль будет рассматривать варианты, выжидать, и одновременно рассматривали альтернативы на случай, если переход не состоится, но в итоге он взвесил все факторы и принял предложение.

Вопрос: Даниэль сказал, что за 48 часов до принятия решения он не представлял, что окажется в Renault. Вас тоже удивил его выбор?
Сирил Абитебул: Нам эта новость принесла и удивление, и облегчение. Это замечательное событие для нашей команды, но с ним приходит не только радость, но и обязательство обеспечить Даниэлю машину, соответствующую его ожиданиям и таланту. Мы уже имеем обязательства перед акционерами, спонсорами и болельщиками, теперь к ним добавились обязательства перед Даниэлем – мы хотим, чтобы внутри Renault этот харизматичный гонщик обрел то, что давно искал. Прессинг усилился, но это даже к лучшему.

Вопрос: Кристиан, Даниэль сказал, что определился с решением довольно быстро. Вас оно застало врасплох?
Кристиан Хорнер: Мы слишком затянули обсуждение контракта. Переговоры начались еще в феврале с намерением достичь договоренностей к этапу в Австралии, затем мы перенесли дату на уик-энд в Монако, потом еще дальше. С Гран При Испании к переговорам подключился Дитрих Матешиц, и всё намекало на то, что Даниэль намерен остаться в Red Bull Racing. Когда в четверг Даниэль прилетел на отдых в Штаты, у него на руках было предложение, полностью устраивавшее его по всем условиям и срокам, но он чувствовал необходимость что-то поменять. По крайней мере, так он сам нам пояснил – настал момент попробовать нечто новое.

Конечно, для нас это стало сюрпризом. Мы предполагали, что если он и уйдет от нас, то в Mercedes или Ferrari, но выбор сделан, и мы этот выбор уважаем. Мы сотрудничали с Риккардо на протяжении десяти лет, компания Red Bull спонсировала его в Формуле Renault, в британской Формуле 3. Я помню, как следил за его выступлением в Формуле 3 в Сильверстоуне, уже тогда талант этого парня сложно было не заметить.

После Мировой Серии Renault Даниэль попал в Формулу 1 в команду HRT, затем оказался в Toro Rosso, ну а позднее, когда Марк Уэббер покинул чемпионат, был выбран в качестве напарника Себастьяну Феттелю в Red Bull Racing. Мы видели, как Риккардо развивался как гонщик и как личность, нам было приятно сотрудничать с ним в команде на протяжении пяти лет. У него потрясающий характер, мы предоставили ему возможность проявить свой талант и теперь желаем ему успеха в новом начинании.

Вопрос: Жиль, добро пожаловать на пресс-конференцию! Вчера Фернандо Алонсо, сидя рядом с Даниэлем, говорил о своем решении уйти из Формулы 1. Сегодня в первой тренировке с одной из машин McLaren работал Ландо Норрис, хотя для вашей команды не свойственно привлекать к первой части свободных заездов кого-либо кроме основных пилотов. В чем причина такого решения?
Жиль де Ферран: Наша команда несколько лет сотрудничает с Ландо, мы стараемся обеспечить ему больше возможностей. Здесь ему представился шанс поработать в условиях реального гоночного уик-энда, когда на трассе больше машин и состояние асфальта постепенно меняется. Думаю, мы будем использовать этот подход и дальше.

Вопрос: Прошло почти два месяца с тех пор, как вы стали гоночным директором McLaren. Каковы сейчас ваши приоритеты?
Жиль де Ферран: Да, я с командой всего два-три месяца, но есть ощущение, что мы работаем вместе всю жизнь! Поначалу я старался оценить текущее положение дел, познакомиться с сотрудниками, понять, кто и за что отвечает. Сейчас мне совершенно ясно, что в McLaren работают очень талантливые люди, и основная задача – использовать имеющиеся компетенции и навыки для достижения более высоких результатов.

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Вопрос: (Кристиан Менат) Кристиан, Фернандо Алонсо заявил, что в Red Bull Racing предлагали ему контракт на следующий сезон – не могли бы вы это пояснить?
Кристиан Хорнер: Совершенно определенно, мы ничего не предлагали Фернандо на следующий сезон. Алонсо – фантастический гонщик, но он сам выбрал свой путь. К нам обращались Флавио Бриаторе и представители Liberty Media, но позиция Red Bull всегда оставалась неизменной: мы инвестируем средства в молодых гонщиков и выбираем наиболее талантливых участников нашей молодежной программы. Так было с Себастьяном Феттелем, Даниилом Квятом, Даниэлем Риккардо, Максом Ферстаппеном – команда всякий раз выбирала из своих подопечных. Когда-то давно мы предлагали Фернандо контракт, но это было ещё в 2007 году.

Вопрос: (Ливио Орихио) Кристиан, почему вы предпочли Пьера Гасли Карлосу Сайнсу? И тот же вопрос, что я вчера задал Максу Ферстаппену: в Toro Rosso уже исчерпали лимит компонентов силовой установки на сезон, а впереди еще девять гонок. Насколько вы уверены в том, что в Honda успеют устранить проблемы с надежностью и смогут обеспечить вам конкурентоспособный мотор?
Кристиан Хорнер: Если говорить о вашем первом вопросе, мы выбрали Пьера Гасли, ориентируясь на результаты его работы в Toro Rosso. Собственно, ранее нам уже приходилось выбирать между Карлосом и Максом (в 2015-м году – прим.ред.), тогда мы предпочли Ферстаппена, а Карлоса позднее отдали в Renault, чтобы там он смог продолжить карьеру.

У нас оставалось право вернуть Сайнса, но, оценив варианты, мы решили, что Пьер Гасли будет правильным выбором для Red Bull Racing, и после этого освободили Карлоса от всех обязательств перед нами, чтобы он смог найти себе место. На тот момент у него было предложение от McLaren, и нам не хотелось помешать возможному соглашению – приятно, что Карлос в итоге оказался в хорошей команде.

Что касается Honda, временами замена компонентов была продиктована соображениями стратегии, а не нехваткой надежности. Партнеры прилагают максимум усилий, мы видим, какой объем средств инвестируется в проект, видим уровень задействованных специалистов – всё это вселяет уверенность. Ситуация развивается в правильном направлении. Думаю, до конца сезона вы еще увидите немало замен компонентов, но всё это часть подготовки к следующему сезону и работа на более отдаленную перспективу.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, после этапа в Венгрии вы выразили опасение, что Force India, выкарабкавшись из непростой ситуации, станет фактически дочерней командой Mercedes. Но позднее, насколько мне известно, вы согласились, чтобы реорганизованная команда всё же получила призовые за предыдущий сезон. Что заставило вас изменить мнение? Вы получили гарантии, что Force India не станет «дочкой» Mercedes?
Сирил Абитебул: Мы никогда не желали Force India дополнительных сложностей, в этом плане позиция Renault оставалась неизменной. В чемпионате и без того всего десять команд – минимальное количество, необходимое для существования Формулы 1. К тому же, для молодых перспективных гонщиков было бы лучше, чтобы в пелотоне было больше машин, а никак не меньше, потому никто в Renault не хотел навредить Force India.

Вместе с тем мы старались получить от держателя коммерческих прав гарантии, что в будущем для борьбы за титул не потребуется в обязательном порядке быть частью некоего консорциума команд. Наша цель – победа в чемпионате, но мы сами не имеем намерений и возможности сформировать альянс с какой-либо из команд-партнеров. Мы поставляем силовые установки команде Кристиана и вполне могли бы расширить технологическое взаимодействие, но нам бы не хотелось видеть в партнерстве залог конкурентоспособности и успеха.

Конечно, за время, отведенное для спасения Force India, закрепить какие-либо нововведения в правилах невозможно, но всё озвученное важно учесть при обсуждении вопросов об ограничении ресурсов и лимите бюджета. Мы разделяем видение Росса Брауна и Чейза Керри относительно будущего Формулы 1, и пусть нам не предоставили никаких гарантий, сейчас мы понимаем, что с держателем коммерческих прав одинаково смотрим на многие вещи.

Вопрос: (Алан Болдуин) Кристиан, вы сказали, что после известия о переходе Даниэля в Renault к вам обращались представители Liberty Media. Держатели коммерческих прав хотели пристроить к в Red Bull Racing Фернандо Алонсо, или им хотелось, чтобы вы каким-то образом убедили испанца не уходить из чемпионата?
Кристиан Хорнер: Нас спросили, рассматриваем ли мы кандидатуру Фернандо. Промоутеров чемпионата можно понять: Фернандо – важный актив Формулы 1, и если бы у него была конкурентоспособная машина, они бы предпочли, чтобы он остался в чемпионате, а не пытался завоевать «тройную корону». Я, собственно, и не ожидал, что они поступят иначе.

Вопрос: (Скотт Митчелл) После слов Сирила о ситуации с Force India и возможных альянсах между командами мне хотелось бы спросить Кристиана и Жиля, как вы относитесь к тому, что в Ferrari и Mercedes могут усилить свое политическое влияние в Формуле 1?
Жиль де Ферран: В McLaren хотят видеть Формулу 1 захватывающей и финансово состоятельной, притом все её участники должны выступать на более-менее сопоставимом уровне. Этой позиции мы придерживались в любой дискуссии, а о прочих аспектах вам лучше спросить не меня, а Зака Брауна.

Кристиан Хорнер: Для небольших команд сотрудничество всегда экономически выгодно. Toro Rosso принадлежит тому же владельцу, что Red Bull Racing, у нас явно наблюдается экономия на эффекте масштаба, но в целом в вопросах взаимодействия не всё так просто. Лично мы никогда не стремились направить все имеющиеся ресурсы на благо одной из команд. Если в процессе обмена технологий может быть получена обоюдная выгода – это хорошо, такая модель вполне жизнеспособна, но нам бы не хотелось, чтобы технические мощности двух клиентских команд Ferrari целиком работали на благо одной лишь Скудерии. Уверен, подобные нюансы будут закреплены в правилах, и оптимальный шанс поставить точку в данном вопросе нам представится с подписанием после 2020 года очередного Договора Согласия.

Вопрос: (Вальтер Костер) Кристиан, несколько недель назад в интервью одному из немецких изданий вы сказали, что гонщик в Формуле 1 должен быть более значимым фактором, что силовые установки на 70% определяют конкурентоспособность, тогда как на шасси, шины и гонщика остается всего 30%. Нет ли у вас ощущения, что Формула 1 по сути является соревнованием конструкторов и инженеров?
Кристиан Хорнер: Современная Формула 1 выглядит несбалансированной. Лично я придерживаюсь мнения, что в условиях действующего регламента двигатель фактически играет определяющую роль, тогда как в чемпионате должно быть равенство трех факторов – гонщика, шасси и силовой установки. Если вы обеспечите любые два из трех, вы будете конкурентоспособны, тогда как сейчас система не работает: силовая установка – настолько доминирующий фактор, что компенсировать его прочими двумя невозможно.

Надеюсь, с новыми правилами, которые сейчас обсуждаются и должны вступить в силу в 2021 году, мы восстановим баланс. Конечно, Формула 1 – командный вид спорта, но на виду у всех находятся именно гонщики, и мы хотим, чтобы парни могли активнее бороться друг с другом.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Кристиан, Сирил, позволю себе продолжить разговор о моторах. Когда вы оба в предыдущий раз присутствовали на пятничной пресс-конференции, всерьез обсуждалась идея перехода на моторы с иными технологиями в 2021 году. С тех пор многое изменилось, более того, на этой неделе Росс Браун заявил, что, возможно, сроки следует пересмотреть, и вполне вероятно, что нынешние силовые установки будут использоваться и после 2021 года. Что об этом думают в Red Bull Racing как в команде, приобретающей силовые установки у производителя, и в Renault, где сами строят моторы?
Сирил Абитебул: Пожалуй, я согласен с тем, что поставленные на 2021 год цели слишком амбициозны. Возможно, ситуация требует перемен, но впервые в истории чемпионата мы пытаемся одновременно изменить регламент на шасси, регламент на силовые установки, Договор Согласия, структуру управления спортом и вдобавок хотим ввести ограничение бюджета. Это слишком много, в попытках охватить все аспекты возникает риск не сделать ничего.

Как мне кажется, было бы правильным действовать прагматично и сосредоточиться на вопросах, требующих скорейшего решения – в частности, на разном уровне конкурентоспособности и несопоставимых финансовых возможностях команд. Нужно определиться, вводим ли мы лимит на расходы или нет, поскольку сейчас затраты очень высоки. Не думаю, что вопрос о регламенте на моторы имеет столь же высокий приоритет.

Доволен ли я нынешней ситуацией с силовыми установками? Нет, но это можно исправить собственными усилиями и эффективностью. Мы инвестировали средства и скорректировали структуру команды, чтобы отыграть отставание от соперников, но это проблема конкретно нашей команды, а не всей Формулы 1. Потому, как мне кажется, в списке вопросов, требующих внимания, силовые установки должны быть далеко не на первом месте, для них самих ключевое требование – стабильность регламента.

Вопрос: Кристиан, ваше мнение?
Кристиан Хорнер: Кажется, я понял, что хотел сказать Сирил! Нынешняя ситуация отличается от той, что была три месяца назад, и стабильность в самом деле очень важна. Новые производители в чемпионате не появились, так как возможным дебютантам никак не соблюсти все требования действующих правил, но вместо того, чтобы согласиться на полумеры и получить не то, что планировалось, нам лучше взять паузу и разобраться, какие моторы нужны будущей Формуле 1. Это вполне разумный подход, даже если нам потребуется на год или два больше времени.

Вопрос: Сколько времени потребуется на реализацию новых планов?
Кристиан Хорнер: Не думаю, что до 2023 года в чемпионате что-то изменится.

Вопрос: (Люк Смит) Жиль, как обстоят дела с планами McLaren выступить в IndyCar в 2019 году? Зак Браун говорил, что решение будет принято летом, притом это решение, насколько я понимаю, связано с дальнейшими планами Фернандо Алонсо?
Жиль де Ферран: Как вам известно, мы всерьез рассматриваем возможность выступления в IndyCar, но решение пока не принято. Мы сразу вам сообщим.

Вопрос: (Ариан Шутен) Вопрос для Сирила и Кристиана. Мы говорили о будущем, тогда как нынешний сезон еще не завершен. Red Bull Racing и Renault договорились идти разными путями, но вам еще предстоит провести вместе девять гонок. Не думаю, что в подобных условиях выступать просто – каким будет ваш подход?
Сирил Абитебул: Наше взаимодействие с Red Bull Racing ничуть не изменилось. Мы сотрудничали на протяжении одиннадцати с половиной лет и в оставшиеся полгода не намерены снижать заданный уровень. У Red Bull Racing по-прежнему есть шансы заработать несколько подиумов или даже побед – если у них это уже получалось, то почему бы и нет?

В этот уик-энд нам предстоит обсудить возможную поставку обновленной спецификации силовой установки в Монце, притом в этом вопросе мы будем ориентироваться на мнение Red Bull Racing относительно возможных рисков и преимуществ. Уверен, дискуссия пройдет в привычной атмосфере сотрудничества, в этом плане я не наблюдаю никаких перемен.

Вопрос: Кристиан, что скажете об отношениях с Renault в свете предстоящего перехода к ним Даниэля Риккардо? Можно ли сказать, что до конца сезона команда будет в непростой ситуации?
Кристиан Хорнер: Задачи остаются прежними. Впереди девять гонок, в каждой из которых мы должны добиться максимально возможного результата, это касается и Даниэля. Я говорил с ним, когда он вернулся из отпуска, и дал понять, что мы не станем обсуждать 2019-й год, но должны максимально результативно провести концовку нынешнего сезона.

У нас те же правила, что были в предыдущие 4,5 года: мы обеспечиваем гонщикам равные возможности и ждем от них, что они оба будут выкладываться на пределе. Уверен, на трассе так и будет, но что касается работы на симуляторе, то с этого момента для Даниэля её будет меньше.

Вопрос: (Оливер Браун) Кристиан, вчера Макс Ферстаппен сказал, что Даниэлю, очевидно, захотелось сменить обстановку, но не факт, что Renault для этого – лучший вариант. В Венгрии вы сами критиковали партнеров, заявив, что в Renault предоставили вам силовую установку, не соответствующую вашим стандартам. Уход Даниэля Риккардо сам по себе неприятен для Red Bull Racing, но усиливается ли досада от того, что ваш гонщик переходит к тем, кого вы открыто критиковали?
Кристиан Хорнер: Таково решение Даниэля, и если ему с ним комфортно, мы должны уважать выбор гонщика. Впервые за годы выступлений в Формуле 1 у Даниэля не было подписанного контракта, ему не помогали никакие менеджеры – он сам принял решение, и мы должны принять его выбор.

Я благодарен Риккардо за всё, что он сделал для Red Bull Racing. Он проводил за нас впечатляющие гонки, заставлял людей на подиуме пить шампанское из ботинка.

Столь серьезное решение он принял сам, руководствуясь одному ему известными причинами, а нам лишь пояснил, что почувствовал необходимость перемен. Как я уже говорил, дело не в зарплате и не в ощущении, будто команда относится к нему иначе, чем к напарнику – просто Даниэль решил, что настало время попробовать нечто новое.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Eau Rouge уже несколько лет проходится с педалью газа в пол, как и Blanchimont, а сегодня утром двум гонщикам – один которых представлял Red Bull Racing – похоже, удалось пройти на полной скорости и связку Pouhon. Исторические повороты уже фактически не являются поворотами, можно ли сказать, что в Формуле 1 что-то не так с соотношением мощности и уровня сцепления с асфальтом?
Жиль де Ферран: Лично я уверен, что чем быстрее машина, тем сложнее ей управлять, поскольку те же действия приходится выполнять за меньший промежуток времени, реагируя предельно точно. Да, некоторое время назад отдельные повороты были невероятно сложными, тот же Eau Rouge 20 лет назад считался очень непростым, но сейчас он таковым не является. Видимо, причину следует искать в балансе между массой машины, прижимной силой, мощностью мотора и сцеплением шин.

Сирил Абитебул: Я полностью согласен с тем, что нынешнее соотношение между мощностью и массой или между мощностью и лобовым сопротивлением не то, что нужно для зрелищной борьбы на трассе. Мы хотим наблюдать, как гонщик сражается с собственной машиной буквально в каждом повороте, но сейчас этого нет, что формирует неправильное впечатление о гонщиках – они по-прежнему выкладываются на пределе, но зрители этого не ощущают. Думаю, это обязательно нужно учесть в работе над новым регламентом для шасси и мотора.

Вопрос: Кристиан, есть что добавить? Ваша машина сегодня позволяла пройти Pouhon на полной скорости?
Кристиан Хорнер: Если вы посмотрите, с каким уровнем прижимной силы мы выступаем, вам станет понятно, почему некоторые повороты выглядят для наших гонщиков особенно захватывающими. Если говорить об Eau Rouge, там немного сместили поребрики, отказались от штрафов за выезд в зону безопасности. По сути, речь идет о балансе между скоростью и безопасностью, некоторые повороты в итоге стали откровенно простыми, но когда в дело вступает переменчивая бельгийская погода, становится по-настоящему интересно! При небольшом дожде Eau Rouge и Blanchimont вновь становятся сложными, так что ситуация в целом остается сбалансированной.

Вопрос: (Луис Деккер) Кристиан, насколько быстра ваша машина на этой трассе? Ранее ей не хватало скорости на длинных прямых...
Кристиан Хорнер: Насколько я понял, Mercedes и Ferrari привезли доработанную версию силовой установки, и предстоящие две гонки будут для нас очень непростыми. Да, в Бельгии всегда есть фактор погоды, всякое может случиться, но в целом у Ferrari и Mercedes в Спа и Монце будет преимущество. Надеюсь, в Сингапуре и Мексике борьба будет острее.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, Кристиан сказал, что в Red Bull Racing были готовы принять все требования Даниэля Риккардо, в том числе, возможно, весьма высокие финансовые запросы. Очевидно, что для привлечения австралийца вы должны были предложить ему нечто сопоставимое, однако среди всех команд Renault располагает далеко не самым большим бюджетом. Пришлось ли вам запросить у материнской компании больше средств или каким-то образом урезать расходы, чтобы позволить себе пригласить Даниэля?
Сирил Абитебул: Во-первых, будучи одним из ведущих производителей машин в мире компания Renault может позволить себе практически всё, если это имеет смысл. Вопрос лишь в том, стоит ли тратить большие суммы, если сама команда находится в стадии развития.

Во-вторых, вряд ли мы предложили Даниэлю больше, чем кто-либо из соперников, он принял решение не по финансовым соображениям, и в отношении него было бы неправильным сводить всё к деньгам. Наконец, было бы неразумным приглашать гонщика в ущерб финансированию работ над шасси и мотором, проще в целом увеличить бюджет команды.

Пресс-конференция

Участники: Отмар Сафнауэр (Racing Point Force India), Франц Тост (Toro Rosso), Клэр Уильямс (Williams)

Вопрос: Отмар, очевидно, летний перерыв получился для вас напряженным, но сейчас вы – руководитель команды Racing Point Force India. Как прошли эти недели?
Отмар Сафнауэр: Да, это были напряженные несколько недель для меня и внешнего управляющего, который старался найти оптимальный выход из сложившейся непростой ситуации. Я постоянно информировал сотрудников, находившихся в отпуске, о состоянии дел, ведь внешнее управление – не каждодневное мероприятие, многие не понимают суть этого процесса, что порождает беспокойство. Я старался держать всех в курсе, к счастью, эти усилия оказались ненапрасными.

Вопрос: Расскажите о событиях минувшей недели и двух днях с момента прибытия в Спа.
Отмар Сафнауэр: Насколько я понял, всё началось с продажи доли акций, которая затем по не понятным мне причинам переросла в продажу активов. Как только сделка состоялась, нам понадобилась новая заявка на участие в чемпионате, согласование которой в столь короткий промежуток времени потребовало немалых усилий. По сути, на протяжении двух суток мы делали всё, чтобы обеспечить новой команде право участия в чемпионате – к счастью, при поддержке со стороны FIA, FOM и других команд ситуация разрешилась благополучно. Спасибо всем командам, что не оставили нас в трудный момент.

Вопрос: Клэр, перспективы Force India во многом пересекаются с перспективами Williams благодаря участию Лоуренса Стролла в финансировании обеих команд. Каким выглядит будущее для вашего коллектива?
Клэр Уильямс: Прежде всего, для всей Формулы 1 это очень показательная история. До летнего перерыва мы все были обеспокоены судьбой Force India, но Лоуренс вмешался и гарантировал команде будущее, что хорошо и для её сотрудников, и для всего чемпионата.

Мы в Williams очень рады тому, как всё получилось, а если говорить о последствиях, пожалуй, самым заметным будет то, что Лоуренс станет реже появляться в нашем моторхоуме. Уже в этот уик-энд он много времени проводит в моторхоуме Force India, но в остальном для нас ничего не изменилось: у Лэнса контракт с Williams до конца сезона, а Лоуренс сможет периодически нас навещать.

Вопрос: Вы упомянули Лэнса, вчера на пресс-конференции он сказал, что надеется получить от отца приглашение в Force India. Будет ли Лэнс выступать за вас до конца сезона?
Клэр Уильямс: В Формуле 1 постоянно что-то меняется, не так ли? Последние несколько недель – хороший тому пример. Будет странно, если Лоуренс владеет одной командой, а его сын выступает за другую, но такова Формула 1! На данный момент у Лэнса контракт с Williams, этот уик-энд он проводит с нами, а как только у нас будет иная информация, мы вам сообщим.

Вопрос: Франц, стало известно, что в следующем сезоне Пьер Гасли будет выступать в Red Bull Racing. Какого гонщика в лице Пьера получит основная команда?
Франц Тост: Она получит весьма талантливого, быстрого и достаточно опытного гонщика, ведь Пьер – хороший пример воспитания по-настоящему конкурентоспособного спортсмена. Он добивался успеха в младших сериях, выигрывал чемпионаты, и когда присоединился к Toro Rosso, уже имел за плечами определенный опыт. У него есть скорость, он хорошо разбирается в технических вопросах, понимает поведение шин – убежден, в Red Bull Racing Пьер хорошо себя зарекомендует.

Вопрос: Уход Пьера означает, что в Toro Rosso образуется вакансия, но в молодежной программе Red Bull не так много претендентов. Каковы ваши планы?
Франц Тост: Посмотрим. В Red Bull рассматривают разные варианты, уверен, в ближайшем будущем компания определится с выбором.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Отмар, как разрешилась ситуация с призовыми выплатами и количеством моторов на сезон? Каковы последствия вступления в чемпионат под новым именем?
Отмар Сафнауэр: Главное последствие – на нашем счету сейчас ноль очков, поскольку ранее заработанные 49 очков принадлежат Force India, которая больше не участвует в чемпионате. Мы считаемся дебютантами и всё начинаем с нуля.

Конечно, мы сделаем всё возможное, чтобы в оставшихся гонках заработать как можно больше очков, а итоговая позиция в Кубке Конструкторов определит сумму призовых выплат на предстоящий сезон.

Если говорить о моторах, сегодня Чарли Уайтинг подтвердил, что количество доступных моторов и коробок передач будет тем же, как если бы Force India не прекратила существование. По мнению Чарли, такое решение наиболее справедливо по отношению к другим участникам, с этим решением мы и продолжим выступление.

Вопрос: Отмар, если команда потеряла очки, ранее заработанные под именем Force India, потеряла ли она и призовые, заработанные в предыдущем сезоне?
Отмар Сафнауэр: Нет. Все девять команд подписали документ, позволяющий нам получить призовые выплаты, заработанные Force India в предыдущем сезоне.

Вопрос: (Люк Смит) Отмар, известно, что ранее в Force India планировали сменить название команды. Казалось бы, для дебютантов это оптимальный момент – отказаться от старого наименования, однако вы предпочли оставить слова Force India в новом названии. В чем причина?
Отмар Сафнауэр: Согласитесь, забавная ирония: мы хотели сменить название, но когда представилась возможность, мы ей не воспользовались. Причина в том, что в начале сезона наше шасси получило наименование Force India, а в FOM и FIA не любят менять названия по ходу сезона, поскольку это вводит болельщиков в заблуждение. В итоге ради болельщиков мы сочли благоразумным оставить в названии слова Force India.

Наши машины по-прежнему окрашены в розовый, на них логотипы тех же спонсоров, в кокпите – те же гонщики, а в паддоке – тот же моторхоум с теми же сотрудниками. Команда осталась прежней, и было бы странным полностью отказываться от бренда Force India. Вместо слова Sahara появилось сочетание Racing Point – Racing Point Force India, чтобы можно было отличить старое от нового, а собственно Racing Point – это название британской компании, владеющей нашими активами. Наименование шасси осталось прежним – Force India, в отношении болельщиков, как мне кажется, это правильное решение.

Вопрос: (Оливер Браун) Вопрос для Отмара и Клэр. Многим в Формуле 1 нравится говорить о том, что чемпионат является примером меритократии, где каждый получает по собственным заслугам, однако сейчас Лэнса Стролла с Force India связывает исключительно тот факт, что его отец входит в консорциум, контролирующий команду. Я не хочу обсуждать конкретно Лэнса, этот вопрос весьма деликатный, но насколько, по-вашему, в современной Формуле 1 всё зависит от способностей, а насколько – от связей?
Клэр Уильямс: За последние полтора года я не раз высказывалась на эту тему. В Williams не посадят в кокпит гонщика, если будут сомневаться в его способность управлять машиной Формулы 1. Эти машины опасны, управлять ими должны те, кто соответствующим образом подготовлен, и Лэнс этим критериям удовлетворяет. За время работы с нами он доказал, что заслуживает места в Формуле 1. В свой дебютный сезон он стартовал с первого ряда в Монце, поднялся на подиум – кажется, в тот год он был единственным, кто смог финишировать в первой тройке, не будучи гонщиком одной из трех ведущих команд. Не думаю, что кто-либо вправе утверждать, что Лэнс выступает в Формуле 1 исключительно из-за своего отца.

Отмар Сафнауэр: Я согласен с Клэр. Лэнс и в младших сериях зарекомендовал себя победителем, и мы сами давно наблюдали за ним как за соперником. Клэр не упомянула одну вещь: когда идет дождь, талант Лэнса проявляется особенно ярко, а умение пилотировать на мокром асфальте всегда отличало гонщиков, блестяще контролирующих машину. Да, мы мало знаем Лэнса, но он, определенно, заслуживает право выступать в Формуле 1 вовсе не благодаря возможностям своего отца.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Отмар, с позиции операционного директора вы стали руководителем команды. Можете подтвердить, что вы также стали владельцем 25% акций новой команды?
Отмар Сафнауэр: Это было бы неплохо! Могу вас заверить, что это не так, но само предположение мне нравится. Пожалуй, мне следует срочно обсудить это с Лоуренсом и консорциумом акционеров!

Вопрос: (Жюльен Биллете) Отмар, состав команды останется неизменным до конца сезона, или перестановки возможны уже в Монце?
Отмар Сафнауэр: В ближайшей перспективе за нас по-прежнему будут выступать Эстебан и Серхио, а что будет дальше, сложно предугадать. Любой сценарий потребует множества договоренностей, так что мне трудно прогнозировать, как всё сложится.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Франц, вы сказали, что в компании Red Bull оценивают кандидатуры гонщиков и, возможно, в ближайшее время сделают заявление. Как вам идея пригласить в команду кого-то, не являющегося подопечным Red Bull? Весьма вероятно, что Стоффель Вандорн будет открыт для предложений, если в McLaren не захотят продлять с ним контракт.
Франц Тост: Как я уже говорил, сейчас обсуждаются разные варианты, но решение еще не принято. Мы ждем, когда в Red Bull сами объявят о своем выборе.
Вопрос: (Люк Смит) Франц, как складывается ситуация с Джеймсом Ки? В McLaren рассчитывали заполучить его к себе как можно раньше, есть ли вероятность такого сценария?
Франц Тост: Планы McLaren меня не интересуют, у Джеймса действующий контракт с Toro Rosso.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Франц, в следующем году Red Bull Racing переходит на силовые установки Honda. Есть ли намерения сделать техническое взаимодействие внутри «семьи» Red Bull еще более плотным?
Франц Тост: В следующем году наше сотрудничество с Red Bull Technology само по себе будет более плотным, поскольку у нашей машины и машины Red Bull Racing будет одинаковые задняя часть, коробка передач, силовая установка, подвеска – всё, что разрешено правилами. Да, внешние элементы будут разными, но всего перечисленного уже немало, ведь идентичная задняя часть подразумевает также использование одинаковой гидравлики и электроники.

Вопрос: (Пьер ван Влие) Отмар, в следующем сезоне команда сохранит нынешнее наименование?
Отмар Сафнауэр: У нас есть время определиться с названием. Сейчас мы команда-дебютант с шасси, именуемым Force India, а чтобы сменить наименование, мы должны сперва выбрать подходящий вариант, а затем получить одобрение Комиссии Формулы 1. Не представляю, к какому варианту мы придем, но хорошо, что до подачи заявки на следующий сезон у нас есть несколько месяцев на размышления.

Перевод: Валерий Карташев

Источник