Разделы сайта

Свежие новости

Владимир Путин отметил важность достижений «КАМАЗ-мастер»

13 декабря в Набережных Челнах прошло торжественное мероприятие, посвященное 50-летию автомобильного завода «КамАЗ». Поздравить работников предприятия приехал Президент России Владимир Путин, в своем выступлении отметивший не только их достижения в автомобильной промышленности, но и в автоспорте.

Итоги сезона: Racing Point F1 Team

Для Racing Point год получился переходным. В 2018-м сменились владельцы и появился бюджет, но машиной 2019 года занялись слишком поздно... Перед началом сезона команда сменила название на Racing Point, окончательно избавившись от наследства Force India, и подписала контракт с новым титульным партнёром – букмекерской компанией SportPesa.

Полезные статьи

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Франц Тост (Toro Rosso), Отмар Сафнауэр (Racing Point), Гюнтер Штайнер (Haas), Тойохару Танабе (Honda).

Вопрос: Сирил, в следующем году в Renault будет выступать Эстебан Окон. Почему вы приняли такое решение?
Сирил Абитебул: Сделать выбор было сложно, но контракт Нико заканчивался, и нам в любом случае нужно было решить, оставить ли состав неизменным, или провести замену. Решение получилось непростым, в команде все любят Нико. Он сыграл важную роль в прогрессе, которого мы достигли. У нас проблемы в этом году, но в прошлом сезоне он сыграл важную роль в том, что команда заняла четвёртое место в Кубке конструкторов. Сам Нико занял седьмое место в личном зачёте – лучший результат, на который мы могли рассчитывать.

Честно говоря, когда вы принимаете подобное решение, то основываетесь не только на чистой скорости, необходимо учитывать и общую динамику. Динамика такова, что нам нужен был рестарт и перезагрузка всей команды. Для этого необходимо было определить среднесрочные и долгосрочные цели, не только на 2020-й, но и 2021-й, какие у нас будут гонщики и так далее. Мы учли всё это, а также динамику, которую Эстебан, вероятно, даст команде. Он год не выступал, поэтому вполне естественно, что он жаждет гонок – мы учли все эти факторы.

Также важно заметить, что мы абсолютно уверены… впрочем, в Формуле 1 нельзя быть абсолютно уверенным в чем-либо, но нам кажется, что шансы Нико продолжить гоночную карьеру весьма велики. Этот фактор мы год назад приняли в расчёт в случае с Карлосом Сайнсом, аналогичным образом поступили в этот раз в случае с Нико.

Вопрос: В 2020-м Эстебан Окон сохранит связь с Mercedes?
Сирил Абитебул: Он – гонщик Renault, это очевидно. У Mercedes не будет никаких прав на него на весь срок контракта с нами. Его менеджеры связаны с Mercedes, но ситуация отличается от прошлогодней с Карлосом Сайнсом, когда мы взяли его в аренду у Red Bull. Эстебан будет полноценным гонщиком Renault.

Вопрос: Гюнтер, Сирил только что выразил надежду, что Нико Хюлкенберг останется в Формуле 1 в 2020-м. В Haas были бы заинтересованы в контракте с Хюлкенбергом?
Гюнтер Штайнер: Конечно, да. Как справедливо заметил Сирил, иногда нужно оценивать динамику команды в целом, а не скорость гонщика, и если профессионал вроде Нико оказывается открыт для предложений, мы должны рассмотреть такой вариант.

Как вы знаете, решение еще не принято, мы должны оценить все возможности и понять, что позволит добиться прогресса. В этом году мы выступаем хуже, чем в 2018-м, и обязаны разобраться, в чём нужно прибавить. Если появляются свободный профессионал – я говорю о разных специалистах, не только о гонщиках – мы должны присмотреться к нему и понять, способен ли он усилить команду.

Вопрос: Вы сказали, что в Haas еще не определились с выбором. Когда можно ждать заявлений?
Гюнтер Штайнер: Надеюсь, в ближайшие две-три недели, это будет оптимальным и для команды, и для гонщиков. Если Роман Грожан останется в коллективе, ему не придется переживать насчёт будущего, а если к нам перейдет Нико, будет правильным дать тому, кого он заменит, больше времени на поиск иных вариантов. Мы рассчитываем принять решение в ближайшие несколько недель.

Вопрос: Франц, Александер Элбон проведет оставшиеся этапы сезона в Red Bull Racing. Что вы думаете об этом переходе? По-вашему, Александер к нему готов?
Франц Тост: Время покажет, сейчас сложно делать прогнозы. В Toro Rosso Александер провел двенадцать хороших гонок, заработав шестнадцать очков. Должен признаться, он ещё на зимних тестах впечатлил меня своей скоростью.

Если помните, я уже после первой серии тестов в Барселоне сказал, что Элбон может стать главным открытием сезона. Сейчас он на верном пути, в Red Bull Racing предоставят ему фантастически быструю машину, так что я жду от Александера очень хороших результатов.

Вопрос: Для вернувшегося в Toro Rosso Пьера Гасли это очень непростая ситуация – уверен, вы знаете это на примере Даниила Квята, который в 2015-м так же вернулся из Red Bull Racing в вашу команду. Как много времени потребуется Гасли, чтобы оправиться от досады и огорчения?
Франц Тост: Надеюсь, Пьер не огорчен возвращением в Toro Rosso, где все относятся к нему очень тепло. Он провел вне коллектива не так много времени, и когда пришел в мой кабинет, я сказал ему: «Такое ощущение, будто ты был здесь буквально вчера!» У Пьера хорошие отношения с механиками и инженерами, если мы предоставим ему достаточно быструю машину, он снова начнет демонстрировать результаты – в этом я абсолютно уверен.

Вопрос: В четверг сам Пьер сказал, что чувствует огорчение. Опасаетесь ли вы, что у него возникнут проблемы с мотивацией?
Франц Тост: Не думаю, что до этого дойдет. В Формуле 1 гонщик обязан всегда сохранять мотивацию и выжимать из машины максимум. Гасли знает, что ему предоставлен шанс, потому его мотивация будет предельно высока.

Вопрос: Отмар, в четверг Серхио Перес сказал, что надеется в ближайшее время объявить о своих планах на будущее. Вы можете это как-то прокомментировать?
Отмар Сафнауэр: Фраза «в ближайшее время» означает, что заявление может быть сделано уже сегодня!

Вопрос: Возможно, прямо сейчас?
Отмар Сафнауэр: Знаете, у нас есть формальная процедура для объявления контрактов. Серхио прав, мы скоро обо всем расскажем.

Вопрос: В какой мере Racing Point обязана своим прогрессом Серхио Пересу?
Отмар Сафнауэр: Кажется, об этом говорили Сирил и Гюнтер. Дело не только в скорости и результатах по воскресеньям, важно то, как ты помогаешь команде совершенствовать машину, насколько эффективно оцениваешь новинки.

На протяжении шести лет, которые Серхио провел в нашем коллективе, он во многом способствовал общему прогрессу. Лэнс Стролл – талантливый гонщик с большим потенциалом, однако он не так давно работает с Racing Point, потому нужен кто-то с опытом. Думаю, с Лэнсом и Серхио у нас очень сбалансированный состав.

Вопрос: Прошел год с тех пор, как Лоренс Стролл стал владельцем команды. Насколько нынешнее положение дел отличается от того, что было до смены собственника?
Отмар Сафнауэр: Изменилось многое, но главное, теперь нам не приходится иметь дело с финансовой нестабильностью, которая была ранее. Мы можем планировать доработки на конкретную гонку и получать их в назначенное время, можем своевременно платить зарплату сотрудникам, что всегда хорошо.

Кроме того, у нас есть планы на перспективу: в октябре мы рассчитываем согласовать строительство новой базы, а в первом квартале следующего года приступить к инженерным работам, чтобы переехать в новые помещения в конце 2020-го – начале 2021-го. Пусть этого события ждать еще почти полтора года, планирование идет уже сейчас.

Мы увеличили штат, пригласив 40 специалистов – теперь численность команды составляет 445 человек. Как сказал Гюнтер, если на рынке есть достойные специалисты, нам интересно их заполучить. Мы наращиваем ресурсы, хотим быть более конкурентоспособными, но на воплощение всех планов, безусловно, потребуется время, перемены не происходят в один день.

Вопрос: Господин Танабе, в Спа Honda привезла четвертую спецификацию силовой установки. Какими преимуществами по сравнению с предыдущей версией она обладает?
Тойохару Танабе: Мы повысили эффективность силовой установки в целом, что изначально было нашей целью. Я не раз говорил, что мы должны сократить отставание от других производителей, а для этого нужно продолжать совершенствовать силовую установку.

Вопрос: В этот уик-энд обновленную силовую установку будут использовать только Даниил Квят и Александер Элбон. Чем обусловлено такое решение?
Тойохару Танабе: Мы обсуждали с Red Bull Racing и Toro Rosso ситуацию с количеством элементов силовых установок до конца сезона. Решение было принято из стратегических соображений.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для руководителей команд. По опубликованной в пятницу предварительной версии календаря на следующий сезон, командам предстоит провести 22 Гран При. Выдвигали ли вы какие-либо дополнительные условия, прежде чем согласились на 22 этапа? Сирил, кажется, вы требовали увеличить допустимое число компонентов силовой установки – это правда?
Сирил Абитебул: Да, правда. Мы попросили применить согласованное на 2021 год правило уже в 2020-м. В проекте регламента на 2021 год заложен принцип: если в сезоне больше 21 Гран При, участникам позволяется использовать дополнительные элементы силовой установки. Мы запросили эти условия уже на следующий сезон по простой причине – к 2020-му мы просто не успеем повысить надежность нынешних компонентов. Без дискуссии, как всегда, не обошлось, но нам удалось прийти к устраивающему всех компромиссу.

Особенно радует то, что количество доступных модулей MGU-K станет таким же, как количество моторов на сезон (по три для каждого гонщика – прим. ред.), что существенно облегчит жизнь нашим механикам. Мы редко обращаем внимание на подобные нюансы, но они способны сыграть свою роль – особенно в свете возможных штрафов за замену элементов. В общем, мы изначально отстаивали именно это требование, в целом же в Renault полностью поддерживают увеличение количества гонок.

Франц Тост: Если с увеличением числа гонок растут наши доходы, меня это полностью устраивает. Технические моменты только что пояснил Сирил, мне нечего добавить.

Гюнтер Штайнер: Мы вели себя скромно и ничего не требовали.

Франц Тост: И денег не требовали?

Отмар Сафнауэр: В свете увеличения числа гонок мы также согласились сократить количество дней тестов, что вполне оправданно, если подумать о нагрузке на механиков из-за частых переездов. Если я правильно помню, одним из условий было именно сокращение зимних тестов.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для руководителей команд. В 2020-м регламент не изменится, и Росс Браун сказал, что в таких условиях было бы интересным опробовать несколько иной формат уик-энда с прицелом на 2021-й год. Вы готовы поддержать такую инициативу? Каким, по-вашему, мог бы стать формат уик-энда?
Отмар Сафнауэр: Во время предыдущей встречи с Россом мы обсуждали разные варианты для субботы, чтобы в воскресенье стартовая решетка выглядела несколько иначе. Следующая встреча состоится уже в сентябре, и если мы действительно ставим своей целью повысить зрелищность гонок, нет ничего плохого в том, чтобы попробовать нечто новое и посмотреть на реакцию болельщиков. Если людям понравится, я буду за такие перемены.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Мне кажется необходимым убедиться, что смена формата не приведет к росту расходов, что при заметно больших усилиях с нашей стороны отдача будет несоизмеримо меньше. Предложения звучат самые разнообразные, но мы не обсуждаем детали. Когда же до деталей дойдет дело, обнаружится немало сложностей. Если со сменой формата мы будем действовать совершенно иначе и из-за этого тратить гораздо больше средств, такая инициатива окажется нежизнеспособной.

Вопрос: Что скажете об идее проводить квалификационную гонку в субботу?
Гюнтер Штайнер: Она будет дорого стоить, потребуется больше запасных частей, больше модулей MGU-K, которые могут легко выйти из строя. Нужно учитывать все факторы.

Вопрос: Франц, ваше мнение?
Франц Тост: Есть несколько хороших доводов в пользу смены формата уик-энда, мы их обсудим через две недели, когда соберемся на очередную встречу в Женеве. По мне гораздо важнее, чтобы машины команд были более-менее равны по скорости. Можно как угодно менять формат уик-энда, но если отдельные машины на секунду быстрее прочих, ситуация останется прежней.

Мы должны предоставить болельщикам хорошее зрелище, а для этого скорость машин должна отличаться не более чем на две десятые – как у команд из середины пелотона. Если взглянуть на нынешнее положение дел, три команды намного впереди, но в середине пелотона всё решают сотые доли секунды, и борьба там получается по-настоящему интересной. Болельщики хотят видеть именно захватывающее сражение, формат уик-энда на остроту соперничества никак не влияет.

Вопрос: Сирил, вам не кажется, что формат уик-энда нужно скорректировать?
Сирил Абитебул: Думаю, нам нужно мыслить прогрессивно и адаптировать спорт под потребности новой аудитории. Людям сейчас не интересно проводить перед экраном телевизора пару часов в субботу и еще три часа в воскресенье, это нужно учесть. Ну а пятничные свободные заезды при почти пустых трибунах для меня означают упущенные возможности.

Притом необходимо внимательно учитывать все нюансы, связанные с тестами в преддверии следующего сезона, ведь до них осталось не так много времени. Планы уже сверстаны, а пока мы здесь ведем беседу, на базах команд во всю идет работа над моторами. Если вспомнить, как долго мы договаривались о двадцати двух Гран При, боюсь, нам будет сложно проработать все нюансы смены формата уик-энда до конца нынешнего сезона. Да, изменения необходимы, но к ним нужно подходить обстоятельно и с твёрдыми намерениями довести дело до конца, а не просто опробовать идею. Возможно, для перемен в 2020-м уже слишком поздно, но к 2021-му мы вполне успеваем.

Вопрос: (Люк Смит) Франц, вы сказали, что не опасаетесь за мотивацию Пьера Гасли, однако когда в 2016-м году в Toro Rosso точно так же вернулся Даниил Квят, ему потребовалось немало времени, чтобы снова поверить в свои силы. Планируют ли в Red Bull и Toro Rosso каким-то образом дополнительно поддержать Пьера, если это окажется необходимым?
Франц Тост: Если обнаружится нехватка мотивации, мы, конечно же, всячески поддержим Пьера. Но он отлично знает Toro Rosso, адаптация вряд ли займет много времени. А если машина будет быстра, и Пьер сумеет добиться хорошего результата, к нему вернется уверенность в собственных силах и былая скорость. Не забывайте, год назад в Бахрейне он финишировал четвертым, в том сезоне с Toro Rosso заработал немало очков – уверен, совсем скоро Пьер снова себя проявит.

Вопрос: (Дэн Натсон) Сирил, в Кубке Конструкторов Renault явно не на той позиции, на которую вы рассчитывали. Что необходимо изменить, чтобы оказаться намного выше?
Сирил Абитебул: Вы правы, команда далека от желаемых позиций. По сравнению с предыдущим сезоном мы явно сдали, заработали меньше очков. Но мы совершенно точно понимаем, над какими областями нужно поработать.

Нам удалось добиться неплохого прогресса в работе над мощностью силовой установки, о чем свидетельствует высокая максимальная скорость. У нас быстрые гонщики, удачное шасси – не хватает эффективной аэродинамики, но над этим мы активно работаем. В этот уик-энд мы снова оценим новинки и продолжим двигаться дальше.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Сирил, год назад насколько вы были близки к подписанию контракта с Эстебаном Оконом? Были ли у вас переговоры с ним самим и Mercedes?
Сирил Абитебул: Вы о 2018-м? Тогда мы не скрывали того факта, что ведем переговоры с Эстебаном и Mercedes. Что было дальше, тоже всем известно. Нам представилась возможность подписать контракт с Даниэлем Риккардо – такой вариант мы тоже рассматривали, но всерьез на него не рассчитывали. Когда он стал реален, решение пришлось принимать быстро – команде, переживающей переходный период, не каждый день выпадает шанс подписать такого гонщика, как Риккардо. Хорошо, что все мы – сам Эстебан, Renault, Mercedes и Тото Вольфф – смогли забыть о тех событиях и в этот раз нашли устраивающее всех решение.

Вопрос: (Жюльен Биллот) Сирил, Нико Хюлкенберг высказал предположение, что одним из факторов подписания контракта с Эстебаном могла быть национальность. Насколько важно для Renault видеть в кокпите одной из своих машин француза, и насколько сложно будет команде и самому Окону, если в следующем сезоне желанный прогресс не наступит?
Сирил Абитебул: Подписывая контракт с гонщиком, мы создаем определенные ожидания, а с ожиданиями иметь дело всегда непросто. Взгляните на нынешнюю ситуацию: мы оказались под огнем критики в том числе потому, что создали высокие ожидания, подписав контракт с Даниэлем Риккардо. С Оконом ситуация та же, принимая решение, мы соглашаемся на возможные последствия.

Что касается национальности, я бы не стал преувеличивать этот фактор. Национальность Окона – это плюс, бонус, но никак не мотив принятия решений. Включение этого фактора в принятие решения означало бы, что мы изменили свои критерии, когда оценивали Эстебана. Это было бы несправедливо и по отношению к Эстебану, и по отношению к Нико, и по отношению к руководству Renault. Повторюсь, национальность – это плюс, но гораздо важнее, чтобы Эстебан в итоге получил конкурентоспособную машину.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Звучали предположения, что в 2021 году в чемпионате могут появиться две новые команды. Что вы об этом думаете? Должно ли число команд быть больше нынешних десяти?
Сирил Абитебул: Отвечу честно и кратко: если это сильные команды с хорошей финансовой поддержкой, такой вариант жизнеспособен.

Франц Тост: Согласен. Двенадцать – хорошее число, ведь никогда не знаешь, что может произойти с какой-либо из команд. На этот случай на стартовой решетке должно быть максимально возможное количество машин. Двадцать четыре машины – вполне допустимо с точки зрения безопасности и пространства на трассе, я был бы рад видеть в чемпионате новых участников.

Гюнтер Штайнер: Было бы здорово видеть в чемпионате новых участников при условии, что они, как заметили Сирил и Франц, имеют достаточное финансирование и необходимые знания. Но в то же время в FOM должны следить за положением дел у уже представленных в чемпионате команд, не нужно стараться изо всех сил заполучить новых участников только потому, что новое вроде как лучше старого. Нужно заботиться о тех, кто хорошо выполняет свою работу и инвестирует в спорт значительные средства, а подход в стиле «больше значит лучше» в Формуле 1 не сработает.

Отмар Сафнауэр: В будущем, когда появится лимит на расходы, вариант с двенадцатью командами будет вполне реален. Но нужно озаботиться более равномерным распределением призовых, чтобы все двенадцать команд были финансово состоятельными.

Вопрос: (Маттьё Масталерц) Сирил, вы как-то сказали, что в Renault недооценили объем финансирования команд вроде Mercedes, что соперники увеличили объем инвестиций гораздо больше, чем вы могли предполагать. Планируют ли в Renault тратить на Формулу 1 больше средств, чтобы всё-таки добиться поставленных целей?
Сирил Абитебул: Проблема в том, что процесс требует времени: даже если решение о финансировании будет принято сейчас, тратить гораздо большие суммы вы сможете лишь через несколько лет, так как сперва нужно нанять больше специалистов. А если вспомнить, что с 2021 года вступает в силу лимит на расходы, думать о повышении инвестиций уже слишком поздно. По сути, у нас нет иного выбора, кроме как продолжать следовать своему плану, смириться с имеющимися трудностями, не используя их как оправдание, и прилагать максимум усилий, чтобы к 2021 году стать более конкурентоспособными.

Кому-то из соперников придется сокращать штат сотрудников, но мы сохраним коллектив, а то и вовсе немного увеличим численность, поскольку лимит на расходы всё равно выше тех сумм, которые мы тратим в настоящее время. Нам хотелось бы, чтобы лимит был еще ниже, но я понимаю, что выбран компромиссный вариант, притом этот вариант вполне позволяет нам стать более конкурентоспособными, чем мы есть сейчас.

Вопрос: (Скотт Митчелл) По ходу летнего перерыва от FOM и FIA поступали отдельные новости о том, как продвигается работа над новым регламентом. До 2021 года предстоит решить еще немало вопросов, но скажите, насколько вы довольны тем, как всё складывается? Есть ли опасения, что три топ-команды могут попросту заблокировать инициативы, за счет которых планируется сократить разницу в скорости между участниками чемпионата?
Отмар Сафнауэр: До конца октября мы проанализируем все варианты, постараемся вникнуть в нюансы и прийти к итоговому решению. Мнений довольно много, но, как мне кажется, все хотят видеть более плотную борьбу в гонках, хотят, чтобы Формула 1 осталась верна принципам прогресса и разнообразия. Притом большинство участников желает снизить расходы. Всё это необходимо принять во внимание, когда мы соберемся вместе для общего обсуждения. Надеюсь, к концу октября мы получим свод правил, который устроит всех без исключения.

Гюнтер Штайнер: Я согласен с Отмаром. Все команды должны собраться вместе, оценить варианты и как можно скорее определиться с правилами, поскольку мнения у всех разные, а дискутировать можно бесконечно. Для утверждения итоговой версии регламента так или иначе придется прийти к компромиссу. Конечно, если топ-команды пожелают поменять всё и сразу, Haas и прочим участникам придется нелегко, но у FIA и FOM есть своё мнение на этот счёт, так что посмотрим, что будет на повестке к концу октября. Уверен, мы найдем решение. Конечно, не всех оно устроит на 100%, но в этом суть компромисса.

Франц Тост: Правила обсуждаются в рамках сразу нескольких спортивных и технических групп, и должен заметить, что в FIA и FOM ведут процесс в верном направлении. Мы знаем, что сможем уложиться в обозначенный лимит на расходы, что схема распределения призовых выплат будет более справедливой. Да, нам предстоит договориться об ином спортивном и техническом регламентах, но и здесь мы на верном пути. Решение должно остаться за FIA и FOM, дата его принятия назначена на конец октября – что ж, постараемся успеть.

Сирил Абитебул: С позиции Renault необходимо сосредоточиться на трех важнейших аспектах. Во-первых, лимит на расходы – сами принципы согласованы, нужно проработать все детали и закрепить их в документах. Во-вторых, распределение призовых выплат – как сказал Франц, оно должно быть более равномерным, иначе мы придем к тому же неравенству, что наблюдается сейчас. Наконец, структура управления, но здесь мы не так уж беспокоимся насчет нюансов технического или спортивного регламентов, поскольку они так или иначе будут утверждены. Мы готовы доверить принятие решений FIA и FOM, которые сформировали серьезную команду с целью понять, что будет правильным для развития Формулы 1. Эти люди провели много исследований, точно знают, что будет во благо спорта, и всё же нам хочется, чтобы три ключевых аспекта, о которых я только что говорил, были согласованы как можно скорее.

Вопрос: (Люк Смит) Франц, на этой неделе вы говорили о дебюте Макса Ферстаппена в Toro Rosso в 2015-м. Не могли бы вспомнить, каково вам было работать с голландцем в дебютном для него сезоне? Насколько вам было приятно помочь ему заложить базис для успешного будущего? Вы быстро поняли, что заполучили будущую звезду Формулы 1?
Франц Тост: Как вы помните, Макс пришел в Toro Rosso из Формулы 3, причем тогда многие говорили, что ему слишком рано дебютировать в чемпионате. Но мы позволили Ферстаппену провести несколько пятничных тренировок, и он убедительно доказал, что ему всё по силам. Его с самого начала отличал безупречный контроль над машиной, потому в Red Bull согласились подписать контракт, и мы провели с Максом фантастический сезон.

Макс очень быстро прогрессировал и в свой второй сезон в Формуле 1 уже после пяти гонок перешел в Red Bull Racing, где сразу же выиграл гонку в Барселоне. С тех пор Макс добился еще большего прогресса, сейчас он вполне способен выигрывать Гран При и сражаться за титул – для этого у него есть все необходимые гоночные качества.

Перевод: Валерий Карташев

Источник