Разделы сайта

Свежие новости

Вандорн: В McLaren просили меня пропустить Алонсо

В первой гонке нового сезона Формулы Е Стоффель Вандорн поднялся на подиум, финишировав третьим. Бельгиец уже второй год выступает в чемпионате, а до этого два сезона провёл в McLaren вместе с Фернандо Алонсо. В интервью бельгийскому изданию Sport Voetbalmagazine Стоффель рассказал некоторые подробности своего сотрудничества с двукратным чемпионом мира.

Роберт Кубица: Ограничение бюджетов не уравняет команды

Гонщик Williams Роберт Кубица сомневается, что благодаря лимиту бюджетов команды среднего эшелона смогут подтянуться к лидерам. С 2021 года расходы в Формуле 1 будет ограничены на уровне 175 млн долларов. Жак Вильнёв: Ограничение бюджетов – это чистый социализм! «Деньги – это важная составляющая, но не единственная.

Полезные статьи

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в четверг

Участники : Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Фернандо Алонсо (McLaren), Пьер Гасли (Toro Rosso), Карлос Сайнс (Renault)

Вопрос: Фернандо, начнем с вас. Все присутствующие здесь гонщики в 2019-м не будут выступать за свои сегодняшние команды, а вы даже объявили об уходе из Формулы 1. Как вы пришли к такому решению?
Фернандо Алонсо: Я год его обдумывал. В начале 2018-го в команде произошло много изменений, мы сменили поставщика силовых установок. Я решил подождать ещё год, посмотреть, как будет развиваться ситуация.

Мне нравится управлять современными машинами Формулы 1 с их невероятной прижимной силой и широкими колесами и даже в нынешнем сезоне я получал удовольствие от гонок и думал, не остаться ли. Но я выбрал на этот год определенные приоритеты, связанные с участием в чемпионате WEC, и пару месяцев назад решил, что момент настал, поскольку я хочу попрощаться с Формулой 1, будучи конкурентоспособным, а не тогда, когда мне будет негде себя проявить. Я предпочитаю самостоятельно принимать решения и готов искать новые вызовы, которые Формула 1 мне сейчас предложить не может.

Вопрос: Благодарю вас! Даниэль, в следующем сезоне с переходом из Red Bull Racing в Renault вам предстоит новый вызов. Почему вы решили сменить команду?
Даниэль Риккардо: Очевидно, я долго об этом думал. Меня закидывали вопросами, когда Макс объявил о продлении контракта – уже тогда часть внимания досталась и мне. Решение не было простым, но наступил момент, когда я понял, что нужны перемены. Я был готов принять новый вызов, получить новую мотивацию.

На словах всё кажется простым, но решение не было лёгким. Я провёл несколько бессонных ночей, пытаясь найти лучший для себя вариант. Но когда решение было принято, когда я сделал заявление, я почувствовал себя очень комфортно. Я уверен, что поступил верно.

Вопрос: Спасибо! Карлос, вам предстоит сменить Фернандо Алонсо в McLaren, однако в течение определенного времени казалось, что вы имеете шансы на место в Red Bull Racing. Расскажите, как всё получилось.
Карлос Сайнс: Когда объявили о переходе Даниэля в Renault, я некоторое время не знал, где в итоге окажусь. У меня было несколько вариантов, среди которых давно присутствовал контракт с McLaren – с руководством этой команды я поддерживал контакт на протяжении пары лет и потому чувствовал себя достаточно спокойно.

По сути, требовалось немного подождать, посмотреть, как всё повернется, а затем принять решение. В итоге всё сложилось неплохо, я покидаю «семью» Red Bull без какого-либо конфликта. Я многим обязан этим людям, поскольку именно они привели меня в Формулу 1, помогли выстроить карьеру – благодаря им я в итоге перехожу в McLaren, открывая новую для себя главу двухлетним контрактом!

Вопрос: Благодарю вас! Пьер, от вас по ходу отпуска не требовалось принимать решений по поводу дальнейшей карьеры, но всё обернулось так, что следующий сезон вы проведете в Red Bull Racing, хотя еще год назад вы в принципе не выступали в Формуле 1! Вы сами верите в такой прогресс? Насколько он стремителен?
Пьер Гасли: Потрясающе, насколько в Формуле 1 всё быстро меняется! Конечно, я рад новому вызову, хотя меня самого, как и всех, очень удивили новости о переходе Даниэля в Renault. Мне позвонил Хельмут Марко, сказав, что команде потребуется время на принятие решения – сложно сохранять спокойствие, когда знаешь о вакансии в Red Bull Racing, но я всё же старался насладиться отпуском. Притом я ждал следующего звонка, чтобы понять, останусь ли в Toro Rosso или же перейду в старшую команду. Наконец, Хельмут сообщил, что в Red Bull Racing хотят, чтобы я выступал за них в следующем сезоне – меня это безумно обрадовало!

Это гигантский шаг для моей карьеры, но я должен оставаться сосредоточенным на оставшихся гонках. Да, вы спрашиваете о следующем сезоне, однако впереди еще девять Гран При с Toro Rosso.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Даниэль, в какой мере ваше решение уйти из Red Bull Racing связано с возможными сомнениями в потенциале сотрудничества с Honda? Для самой команды смена поставщика – серьезный шаг, и они наверняка приложили немало усилий, чтобы убедить вас в правильности принятого решения…
Даниэль Риккардо: Неизвестных всегда много, особенно если речь идёт о выборе команды на очередной сезон. Не было какого-то одного фактора. Очевидно, пройдёт ещё какое-то время, прежде чем Honda выйдет на конкурентоспособный уровень – им предстоит доказать, что они способны это сделать, но и этот фактор не был ключевым. Я исходил из своих желаний, мне хотелось «сменить декорации», но причиной стали не деньги и не смена поставщика моторов.

Я пять лет провёл с Red Bull Racing, десять лет сотрудничал с этой компанией – это был удивительный и успешный период, но теперь я хочу попробовать что-то новое, поэтому принял такое решение.

Вопрос: (Эдд Стро) Даниэль, повлияло ли на ваше решение положение Макса Ферстаппена в команде? В Red Bull Racing явно стали уделять ему больше внимания, и ранее по ходу сезона это приводило к определенным сложностям. Возможно, желая нового вызова, вы также хотели оказаться вне команды, которая постепенно выстраивается вокруг Макса?
Даниэль Риккардо: Короткий ответ – нет. Возможно, журналистам и болельщикам могло так показаться, ведь в Баку мы с Максом столкнулись, затем была еще пара инцидентов, но если говорить об отношении со стороны команды, положа руку на сердце готов сказать, что никаких признаков неравенства не наблюдалось.

Вопрос: (Кристиан Менат) Даниэль, сколько времени вам потребовалось для принятия решения. Хельмут Марко сказал, что был уверен в продлении вашего действующего контракта с Red Bull Racing, однако всё оказалось иначе.
Даниэль Риккардо: Срок для принятия решения приближался, но нельзя сказать, что о смене команды я размышлял неделями или месяцами. Да, вариант с Renault не появился в последнюю минуту, но меня долго терзали сомнения. Сразу после венгерской гонки я ещё не был уверен в том, как поступлю. Во вторник я провёл тесты, потом потребовалось ещё какое-то время, но через 48 часов я определился.

Пришлось взвесить множество факторов, но для меня главным было ощущение того, что настало время что-то поменять. Первая половина нынешнего сезона сложилась для меня потрясающе, было немало радостных моментов, но в силу разных причин я чувствовал внутри себя некоторое огорчение, никак не связанное с командой. Я пытался понять причины и пришел к выводу, что новый вызов – как раз то, что мне нужно.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Фернандо, рассматриваете ли вы вариант вернуться в Формулу 1 когда-нибудь в будущем, или это окончательное расставание с чемпионатом?
Фернандо Алонсо: В настоящий момент я говорю Формуле 1 "до свидания", но мы знаем, как быстро все может измениться, поэтому я оставляю для себя дверь открытой. Я не умею предсказывать будущее и не знаю, как все сложится.

Вопрос: (Жаклин Мане) Даниэль, вы говорили о жажде нового вызова – что такое произошло в Red Bull Racing, что вы почувствовали разочарование? Если говорить о ваших переговорах с командой, была ли у Red Bull Racing возможность ответить на ваше решение уйти из коллектива?
Даниэль Риккардо: Я никогда не говорил о разочаровании, его не было. Я говорил о том, что многое казалось рутиной. Да, гонщики не работают в одном офисе с 9 до 17 часов каждый день, но когда из года в год приезжаешь на одну и ту же базу, выполняешь привычные действия, рутина снижает уровень удовольствия от спорта.

Кажется, Фернандо говорил о чем-то подобном – я словно заново себя открыл, для меня многое изменилось практически мгновенно. То, как я рассуждал еще год назад, совсем не похоже на мои мысли сейчас. Не скажу, что рутина не позволяла мне выкладываться по максимуму, но её влияние ощущалось.

Уверен, меня еще не раз об этом спросят, но хотел бы заявить абсолютно точно: у меня нет никакого конфликта ни с руководством Red Bull Racing, ни с кем-либо из сотрудников команды. Понимаю, многим казалось, что я гарантированно подпишу очередной контракт, я сам не раз говорил, что близок к принятию решения, но никогда не заявлял, что точно останусь с Red Bull Racing. Не было ничего такого, что внезапно натолкнуло меня на мысль о переходе, она зрела довольно давно. Каким был второй вопрос?

Вопрос: (Жаклин Мане) У команды была возможность среагировать?
Даниэль Рикардо: Мы вели переговоры на протяжении нескольких месяцев, согласовали устраивающие всех условия, выбор был за мной, и я его сделал.

Вопрос: (Ливио Орихио) Карлос, вы огорчены, что в Red Bull Racing предпочли пригласить Пьера, а не вас? Пьер, каково вам будет в следующем сезоне сражаться с Максом Ферстаппеном?
Карлос Сайнс: Невозможно чувствовать огорчение, если переходишь в McLaren – я мечтал об этом ещё ребенком. Да, я на протяжении многих лет был членом «семьи» Red Bull и всегда говорил, что контакт с Red Bull Racing – моя цель, но McLaren давно меня вдохновляла, так что я никак не могу быть огорчен сложившейся ситуацией.

Вопрос: Пьер, что насчет борьбы с Максом?
Пьер Гасли: Здорово, что моим напарником станет один из лучших гонщиков. Да, я провожу свой первый полноценный сезон в Формуле 1 и по-прежнему набираюсь опыта, но для меня новый контракт – отличный шанс. Я много лет знаю Макса, мы вместе гонялись в картинге и вдвоем наверняка сможем добиться отличных результатов. Я сотрудничаю с Red Bull уже почти два года, мне, конечно, многому предстоит научиться в первых гонках следующего сезона, но я хочу стать лучшим в Формуле 1, а для этого нужно соперничать с самыми быстрыми гонщиками, к которым точно можно отнести Макса. Здорово, что мы будем выступать в одной команде!

Вопрос: (Абхишек Такле) Даниэль, вы говорили о желании сменить обстановку. Ранее по ходу сезона вас связывали с Mercedes и Ferrari, что наверняка натолкнуло вас на мысли о карьере вне «семьи» Red Bull. Скажите, когда начинаешь думать об иных условиях, те условия, в которых находишься, начинают казаться менее привлекательными? Если да, это усиливает стремление что-то изменить?
Даниэль Риккардо: Не знаю. В моем взаимодействии с командой ничего не изменилось, что особенно заметно по нашим выступлениям в гонках – мотивация на результат по-прежнему стопроцентная, а стремление оказаться лучшим ничуть не уменьшилось. Тут дело, скорее во мне. Находясь вдали от трассы, лежа ночью в своей постели я много думал и задавал себе все больше вопросов о том, чего я в самом деле хочу и где себя вижу.

Вопрос: (Марко Консеко) Фернандо, насколько быструю машину вы передадите Карлосу в конце нынешнего сезона?
Фернандо Алонсо: Карлос будет работать с машиной следующего сезона, которая, хочется верить, позволит ему добиться более высоких результатов. Такова цель команды в оставшихся девяти гонках: наилучшим образом подготовиться к следующему сезону.

Не представляю, насколько быструю машину получит Карлос, но знаю, что он присоединился к отличной команде. McLaren – вторая по успешности команда в истории Формулы 1, это сразу ощущаешь, когда переступаешь порог её технологического центра. Все сотрудники – инженеры, конструкторы, механики – абсолютно преданы делу и стремятся вернуть команду на первые позиции. Уверен, первое знакомство Карлоса с командой будет очень приятным, а следующий повод для радости, будем надеяться, представится уже на тестах в Барселоне.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Фернандо, вы говорили о вызове, который Формула 1 вам не в состоянии предложить. Речь идет о победе в конкретной гонке? Вы бы продолжили выступать в чемпионате, если бы получили конкурентоспособную машину? Как вы относитесь к тому факту, что не получали машину, соответствующую вашим гоночным способностям?
Фернандо Алонсо: В 2019-м я хочу найти более серьезный вызов, чем мне может дать Формула 1. Я никогда не скрывал, что хочу завоевать «Тройную корону» – победить в Монако, Ле-Мане и Индианаполисе» - и не раз говорил, что есть два пути стать лучшим гонщиком в мире: выиграть восемь титулов, что для меня маловероятно, или реализовать себя в различных гоночных сериях. Сейчас я неплохо выступаю в гонках на выносливость, год назад вполне конкурентоспособно смотрелся в «500 милях Индианаполиса». Если добиваешься успеха в разных категориях, выходишь на совершенно иной уровень, так что вариантов на следующий сезон у меня достаточно.

Я не остаюсь в Формуле 1 потому, что сейчас победить здесь можно только с двумя командами, и в обеих состав на следующий сезон остается неизменным. Нынешняя Формула 1 не такая, о какой я мечтал еще ребенком, не такая, какой была в год моего дебюта – в 2001-м. Как заметил Даниэль, если из года в год приезжаешь в одно и то же место, выполняешь те же действия и видишь тех же людей, в какой-то момент всё это, как и сам вызов, начинает вызывать заметно меньше эмоций.

Вопрос: (Оливер Браун) Даниэль, из сказанного Хельмутом Марко можно сделать вывод, что в процессе переговоров команду Red Bull Racing, если позволите, вы провели. Со слов Марко, вы дали ему и Дитеру Матешицу понять, что подпишете контракт во вторник после Гран При Венгрии, а в четверг позвонили и сообщили о переходе в Renault. Насколько сложными были переговоры с командой, и как господин Марко отреагировал на ваш звонок?
Даниэль Риккардо: Поверьте, мне самому было не до смеха. Вряд ли кому-либо нравится расстраивать собеседника, я сам не люблю обманывать ожидания – мне было непросто решиться на тот звонок, но я должен был его сделать, пусть даже очень из-за этого нервничал.

Всё прошло неплохо, по ходу разговора Хельмут, как мне кажется, меня понял. Мы знаем друг друга уже десять лет, временами он чувствовал во мне перемены, замечал разочарование, так что новость о переходе не стала для него неожиданной, хотя она его, конечно, огорчила. Мне самому было немного досадно уходить, зная, что в команде хотят продолжить сотрудничество, но разговор прошёл спокойно и в атмосфере взаимоуважения.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Фернандо, вы сказали, что на ваше решение об уходе повлиял тот факт, что сейчас шансы на титул имеют только две команды, и что нынешняя Формула 1 не та, какой была в 2001 году. Но если вспомнить историю, в первые шесть лет с момента вашего дебюта в чемпионате побеждали только две команды: Ferrari и Renault, причем последняя – вместе с вами. Так насколько на ваше решение повлиял тот факт, что сейчас вы выступаете не в одной из сильнейших команд?
Фернандо Алонсо: Конечно, это тоже сыграло свою роль. Если выступаешь за одну из команд-победительниц, ты будешь продолжать гоняться, даже если не получаешь от этого удовольствия. Еще вариант – продолжать карьеру, если тебе просто нравится путешествовать и из года в год делать одно и то же.

Формула 1 всегда была спортом с одной или двумя доминирующими командами, здесь традиционно гораздо больше зависит от машины, но у нас случались сезоны, когда можно было свободнее выбирать шины, по-своему планировать стратегию. Даже если одна команда явно выглядела сильнее, при жаркой или откровенно прохладной погоде, с дождевыми или промежуточными шинами борьбы было больше. То же самое можно сказать о стратегии.

В 2004-м я не одержал ни одной победы, но заработал несколько поулов, поскольку в субботу выезжал на попытку с меньшим количеством топлива, выбрав заведомо более рискованную тактику на гонку. Возможно, сейчас всё иначе, но сравнивать здесь нечего. Своими комментариями я не пытался противопоставить нынешние времена прошлым или Формулу 1 другим гоночным сериям, хотя мои слова зачастую воспринимают именно так и пытаются доказать, что я не прав. Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но решение об уходе я принял лично и им вполне доволен.

Вопрос: Вопрос для Даниэля и Пьера. Даниэль, Макс много раз называл вас лучшим напарником, с которым ему доводилось выступать, и если верить видеороликам команды, между вами сложились замечательные отношения. Будете ли вы скучать по Максу в следующем сезоне, и есть ли у вас совет для Пьера, как взаимодействовать с Ферстаппеном?
Даниэль Риккардо: Если Макс назовет Пьера лучшим напарником, моё сердце будет разбито! Я не раз говорил, что для столь конкурентоспособных гонщиков, коими мы являемся, над удалось весьма неплохо контролировать собственное внутреннее соперничество. Из множества гонок лишь в паре случаев дело заканчивалось серьезной аварией – это не идеально, но, вместе с тем, не так уж и плохо. Мне нравилось выступать с по-настоящему быстрым напарником, и каждый, кто разбирается в гонках, знает, что в следующем году у меня будет таковой в лице Нико Хюлкенберга.

Что касается Пьера, похоже, он должен Хельмуту выпивку, а уже мне – тем более! Его ситуация напоминает мой собственный переход из Toro Rosso в Red Bull Racing в 2014-м, я понимаю, что он чувствует – это потрясающее ощущение, которым нужно насладиться! В нынешнем сезоне Пьер выступает очень здорово, современные молодые гонщики, несмотря на свой юный возраст, уже являются зрелыми спортсменами – уверен, у него всё получится.

Вопрос: Вопрос ко всем за исключением Фернандо. Согласны ли вы с Фернандо, что Формула 1 сейчас слишком предсказуема, и стало бы это для вас достаточной причиной для ухода из спорта?
Карлос Сайнс: При моем возрасте и уровне мотивации – вряд ли. Я чувствую себя в Формуле 1, как дома, здесь сбываются мои мечты – сперва сотрудничество с Renault, теперь переход в McLaren. Предсказуемость? Да, как заметил Фернандо, Формула 1 стала слишком предсказуемой, но я верю, что в Liberty Media намерены это изменить. В гонках гораздо больше должно зависеть от гонщика – я не хочу проводить сравнения с другими видами спорта, но это сделало бы саму Формулу 1 более привлекательной для зрителей и более справедливой по отношению к самим гонщикам. Уверен, в Liberty Media приложат для этого максимум усилий, и, возможно, в какой-то момент Фернандо захочется вернуться.

Вопрос: Пьер?
Пьер Гасли: Согласен с Карлосом. Да, я сам еще очень молод и счастлив выступать в Формуле 1, но это правда, что чемпионат слишком предсказуем. Mercedes, Ferrari и Red Bull Racing стабильно занимают первые шесть мест, тогда как мы можем рассчитывать максимум на седьмое. Каждому гонщику хотелось бы бороться со всеми, а зрителям – наблюдать сражение двадцати машин. Впрочем, это всё же маловероятно, но было бы здорово, если бы на подиум или победу претендовало хотя бы десять. Как заметил Карлос, в Liberty Media понимают необходимость перемен и пытаются предпринять кое-какие действия, но это долгий процесс, нужно дать им время.

Что касается меня, я очень воодушевлен. Моя карьера в Формуле 1 едва началась, притом сейчас в ней наступил потрясающий момент! По этой причине моя оценка явно расходится с оценкой Фернандо, но если владельцы чемпионата смогут сделать соперничество более плотным, будет здорово!

Вопрос: Даниэль, вы выступаете в Формуле 1 дольше Карлоса и Пьера, ваше мнение?
Даниэль Риккардо: Парни хорошо всё прокомментировали. Нам всем хотелось бы, чтобы как можно больше машин сражалось за ведущие позиции – это правда. Конечно, в таком случае добиться победы сложнее, но и успех более приятен, если опережаешь не двоих-троих соперников, а, скажем, восьмерых. Конечно, говорить об этом проще, чем сделать, но если такое всё же случится, все будут сражаться на пределе. У каждого из нас есть необходимый талант, наши возможности примерно равны – было бы интересно взглянуть, кто в итоге окажется лучшим.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Пьер, вы сказали, что переход в Red Bull Racing – важный шаг в вашей гоночной карьере. Что станет для вас самым непростым вызовом в следующем сезоне, и как вы намерены к нему готовиться?
Пьер Гасли: Мне предстоит бороться за первые места, так что прессинг будет совсем другой, у меня быстрый напарник, но я готов к этому вызову. Каждый гонщик в Формуле 1 мечтает оказаться лучшим, а для этого нужно соперничать с лучшими. Я знаю, что для меня нынешний сезон первый, что мне еще многому предстоит научиться и добиться прогресса, а для этого нужно оставаться сосредоточенным на собственной работе и стараться быть максимально быстрым на трассе. Пока ты конкурентоспособен и обеспечиваешь команде тот результат, которого она от тебя ждет – всё в порядке. Я знаю свои цели, и мне не нужен кто-то, кто станет говорить, что делать. Я сам недоволен, если выступаю недостаточно хорошо, потому я должен сосредоточиться на собственных усилиях, чтобы в следующем сезоне сработать максимально результативно.

Вопрос: (Дэвид Крофт) Даниэль, пару лет назад на одной из таких пресс-конференций вы сказали, что готовы побороться за титул. Что такого сказали вам в Renault, что вы почувствовали, что по-прежнему имеете шансы однажды стать чемпионом мира в Формуле 1?
Даниэль Риккардо: Я помню, на какой пресс-конференции сказал те слова. Это было в Монако в 2016-м – я сказал это тогда, готов повторить и сейчас. Конечно, в следующем сезоне титул маловероятен. Mercedes и Ferrari стабильно ведут борьбу за первенство, и пусть в этом году Red Bull Racing удалось выиграть несколько гонок, в целом одолеть две ведущие команды очень сложно.

Тем не менее, краткосрочные и среднесрочные планы Renault вселяют оптимизм. Я впечатлен тем прогрессом, которого достигла команда за минувшие два года, а их объем разработок и структура финансирования свидетельствуют о том, что в коллективе рассчитывают добиться успеха как можно скорее. Конечно, этого хотят в каждой команде, но то, что мне показали на презентации, добавило уверенности. Впрочем, никто в Renault не обещал мне победу уже в Мельбурне, как бы мне того ни хотелось. Путь к успеху потребует времени, но команда старается преодолеть этот путь максимально быстро.

Вторая пресс-конференция гонщиков в Спа

Участники: Макс Ферстаппен (Red Bull Racing), Стоффель Вандорн (McLaren), Маркус Эриксон (Sauber), Лэнс Стролл (Williams)

Вопрос: Макс, на первой пресс-конференции на вопросы отвечал ваш напарник, Даниэль Риккардо. Вас удивило его решение уйти из Red Bull Racing? В следующем сезоне вашим напарником будет Пьер Гасли...
Макс Ферстаппен: Думаю, решение удивило всех, но главное, чтобы сам Даниэль был в нем уверен.

Вопрос: Что скажете о вашем будущем напарнике?
Макс Ферстаппен: Пьер – отличный парень, я знаю его с картинга. В начале этого года он гостил у меня в Монако, вечерами мы играли в футбол на приставке. У нас замечательные отношения, вдобавок, Пьер – очень быстрый гонщик, что хорошо для нашей команды.

Вопрос: Стоффель, ваши перспективы в McLaren остаются неясными, но точно известно, что один из контрактов уже подписан с Карлосом Сайнсом. Рассчитываете ли вы оказаться его напарником в 2019-м?
Стоффель Вандорн: Я чувствую себя достаточно уверенно, хотя сейчас контракт на следующий сезон мне не гарантирован. Приятно после летнего перерыва приехать в Спа на домашнюю гонку, встретиться с друзьями, семьей, болельщиками, которые всегда добавляют энергии. Главное в этот уик-энд – выступить как можно лучше, а там посмотрим.

Вопрос: В Венгрии вы выглядели увереннее, чем в предыдущих гонках. Рассчитываете на нечто подобное и в Спа?
Стоффель Вандорн: Конечно. Перед летним перерывом у нас было несколько неудачных уик-эндов, когда проблемам с машиной не находились объяснения, но затем мы полностью заменили шасси и в Венгрии я вернул былую скорость. К сожалению, в Будапеште мне пришлось сойти с дистанции, но я надеюсь, что в предстоящий уик-энд мы продолжим прогрессировать.

Вопрос: Лэнс, за минувшие несколько недель произошли изменения на рынке пилотов, у одной из команд сменился собственник – как летний перерыв сказался на ваших перспективах?
Лэнс Стролл: Для меня пока ничего не изменилось, я по-прежнему одет в цвета Williams, нам предстоит очередной гоночный уик-энд, и я целиком сосредоточен на работе. Те изменения, о которых вы говорили, приятны моему отцу – он видит большой потенциал в сделке с Force India. У команды в течение долгого времени были сложности, а мой отец, будучи бизнесменом, увидел в ней существенные перспективы. Отец всегда питал особую страсть к Формуле 1, своими действиями он спас 400 рабочих мест и не сомневается, что сумеет вернуть команде конкурентоспособность и финансовую состоятельность – лично я за него очень рад.

Вопрос: Есть ли некий срок, к которому вы планируете определиться с собственным будущим? Когда ждать новостей о том, где вы будете выступать в 2019-м?
Лэнс Стролл: Как я уже сказал, сейчас мое место в Williams, и я пока не знаю, где буду выступать в будущем. Посмотрим, что решит мой отец. Он славный человек и, надеюсь, пригласит меня в свою команду.

Вопрос: Маркус, что значит нынешняя ситуация на рынке? У вас пока тоже нет контракта на следующий сезон...
Маркус Эриксон: Она значит то же самое, что для других гонщиков: нужно сохранять концентрацию и добиваться результатов на трассе. Я должен доказать, что заслуживаю места в Формуле 1 на следующий сезон. Не секрет, мне хотелось бы остаться в Sauber, я не первый год сотрудничаю с командой, и в нынешнем сезоне мы вместе добились существенного прогресса. Хотелось бы продолжить в 2019-м, так что предстоящие несколько этапов будут лично для меня очень важными.

Вопрос: Многочисленные перемены в составах команд не повлияли на ваше стремление остаться в Sauber?
Маркус Эриксон: Нет. В Формуле 1 всегда что-то происходит, никогда не знаешь, какие новости принесет завтрашний день, но гонщик должен думать о результатах на трассе, а прочими вопросами пусть занимаются менеджеры. Для меня ничего не изменилось, всё мое внимание по-прежнему направлено на предстоящие гонки.

Вопрос: (Оана Попоиу) Макс, в этот уик-энд в Red Bull Racing планируют использовать обновленный состав топлива, что должно позволить улучшить результат на круге. За какие позиции вы сможете бороться в квалификации и гонке?
Макс Ферстаппен: Чтобы одолеть Ferrari и Mercedes, нам нужно нечто большее, чем новое топливо. Всегда приятно получать доработки, команде приходится выкладываться на пределе, так как обновленной спецификации силовой установки пока не предвидится, но посмотрим, как всё сложится. Хочется верить, здесь мы будем чуть ближе к соперникам.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, Даниэль сказал, что причина его перехода не деньги, не ваше присутствие в команде и не его собственный статус в Red Bull Racing, а желание сменить обстановку. Наблюдали ли признаки этого, ведь Даниэль, помимо прочего, говорил о чувстве разочарования?
Макс Ферстаппен: Не думаю. У каждого по ходу карьеры бывают моменты, когда ты недоволен текущим положением дел. Все хочется выигрывать гонки и титулы, однако зачастую всё идет иначе – нужно сохранять терпение и продолжать выкладываться, стараясь собрать воедино все факторы. Над этим сейчас и работают в Red Bull Racing – уверен, мы сумеем построить машину, способную побеждать в каждой гонке. Команда прилагает для этого максимум усилий, и потому я удивлен, что Даниэль вдруг решил уйти. Если он просто захотел сменить обстановку, не уверен, что Renault – лучший вариант, но ему самому виднее.

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, в нынешнем сезоне с Honda в Toro Rosso давно превзошли лимит на количество использованных компонентов силовой установки. Полагаете, к следующему сезону в Honda сумеют устранить проблемы с надежностью и подготовят по-настоящему конкурентоспособную силовую установку?
Макс Ферстаппен: В Toro Rosso производили замены, поскольку им либо всё равно предстояло стартовать из последних рядов, или же случалось нечто, никак не связанное с силовой установкой. Сейчас они чувствуют себя вполне комфортно и вряд ли в ближайших гонках получат штраф, так что меня ситуация ничуть не беспокоит.

Вопрос: (Кристиан Менат) Стоффель, вы сказали, что контракт на следующий сезон вам не гарантирован. Прощу прощения, что спрашиваю об этом в ваш домашний уик-энд, но гарантировано ли вам место в McLaren на следующую гонку? Ходят слухи, что вы не приедете с McLaren в Монцу.
Стоффель Вандорн: Лично у меня никаких сомнений нет. Слухов ходит немало, но я чувствую себя достаточно уверенно. Всё, что мне остается – сосредоточиться на работе, притом я уже доказал, что способен практически не уступать Фернандо. Думаю, некоторые из ваших коллег-журналистов собрали статистику, сколько каждый из напарников проигрывал Фернандо – думаю, среди всех этих гонщиков я далеко не последний.

Вопрос: (Эдд Стро) Стоффель, в McLaren могли продлить с вами контракт, однако предпочли объявить о подписании соглашения с другим гонщиком. Похоже, в отношении вашего контракта есть некоторые сомнения, так почему вы сами настолько уверены в перспективах? В команде сказали вам, каким образом вы можете обеспечить себе место на следующий сезон? Всё зависит от того, сумеют ли они заполучить кого-то еще, или вам сказали: «Слушай, если будешь выступать на таком же уровне, как в Венгрии, место твое?»
Стоффель Вандорн: От меня зависит лишь моя собственная скорость на трассе. Как я уже говорил, до этапа в Венгрии у нас было немало проблем с машиной, но в Будапеште ситуация вернулась в норму, а в предстоящих гонках мы наверняка добьемся нужных результатов. Вряд ли от нас можно ожидать некоего чуда, но я настроен позитивно.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Макс, когда вы перешли из Toro Rosso в Red Bull Racing, для вас это был столь же значимый шаг, как сейчас для Пьера Гасли. В те времена Даниэль Риккардо был первым номером в Red Bull Racing, а вы постепенно набирались опыта. В следующем сезоне вам самому предстоит стать лидером команды – вы к этому готовы?
Макс Ферстаппен: В Red Bull Racing у гонщиков всегда был равный статус, не думаю, что в этом плане что-то изменится. Я не ощущаю себя лидером и просто стараюсь максимально сработать на себя и команду. Опыта у меня, конечно, больше, чем у Пьера – постараюсь извлечь из этого преимущество.

Вопрос: Макс, в Венгрии вы и Кристиан Хорнер были очень огорчены техническими проблемами у силовой установки Renault. Что вы чувствуете сейчас? Во время летнего перерыва вы обсуждали с Renault вопросы надежности?
Макс Ферстаппен: Мне не следовало ругаться, но после четырех лет сотрудничества нехватка надежности начинает раздражать. Постараемся взять максимум от оставшихся гонок – хочется верить, хотя бы на одной из трасс мы сумеем побороться за победу или подиум.

Вопрос: (Рене Аутман) Вопрос ко всем. Благодаря вам, Макс, в Бельгию приехало немало голландских болельщиков, притом ходят слухи, что и Гран При Нидерландов может вернуться в календарь. Если бы у вас была возможность скорректировать расписание сезона, какую бы трассу вы добавили?
Маркус Эриксон: Андершторп в Швеции, хотя сейчас она не соответствует стандартам Формулы 1. Гонка в одной из северных стран – скажем, в Швеции, Дании или Финляндии – пошла бы на пользу чемпионату, ведь у этих стран богатая спортивная история, там проживает немало болельщиков.

Лэнс Стролл: Вариант с уличной трассой в Майами лично для меня звучит захватывающе. Знаю, этот проект не состоялся, но было бы здорово погоняться на еще одной уличной трассе.

Стоффель Вандорн: Я бы предпочел отправиться в Имолу. Мне всегда нравилось гоняться на ней в компьютерных играх – жаль, что сейчас этой трассы нет в расписании сезона.

Макс Ферстаппен: Я бы выбрал Макао, разве что трассу там нужно сделать чуть шире, пусть даже это весьма нелегко.

Вопрос: (Дэвид Крофт) Лэнс, есть ли связь между вложениями вашего отца в Force India и дальнейшим развитием вашей гоночной карьеры? Или слухи о том, что в следующем сезоне вы будете выступать за Force India, абсолютно беспочвенны?
Лэнс Стролл: На данный момент у меня есть контракт с Williams. В прошлом году мы с командой добились неплохих результатов и сейчас продолжаем борьбу.

Вопрос: (Сара Монтериан) Макс, раз уж мы коснулись возможного возвращения Гран При Нидерландов, рассматривались разные варианты, где этап может быть организован. В качестве примера звучали уличные трассы в Роттердаме или Амстердаме, возвращение на автодром в Зандфорте. Какой вариант вы бы предпочли?
Макс Ферстаппен: Я бы предпочел этап на стационарном автодроме – в календаре достаточно уличных конфигураций, стационарные мне нравятся больше, а где именно автодром будет располагаться – не принципиально.

Вопрос: (Рене Аутман) Макс, в Нидерландах, помимо Зандфорта, есть еще одна стационарная трасса – TT в Эссене. Какую из двух вы были предпочли?
Макс Ферстаппен: Я уже сказал, мне всё равно.

Вопрос: (Ливио Орихио) Маркус, в нынешнем сезоне ваш напарник заработал заметно больше очков, чем вы. Как это может сказаться на ваших перспективах в Формуле 1?
Маркус Эриксон: В Формуле 1 сравнивать напарников между собой вполне естественно. Мы с Шарлем не уступаем друг другу в гонках, но квалификации в первой половине сезона он проводил явно лучше, и на вторую половину моя основная задача – добиться прогресса именно в квалификации. Шарль – очень быстрый гонщик, и если я докажу, что способен его опережать, это повысит мои шансы. Постараюсь сделать это уже в предстоящий уик-энд.

Вопрос: Макс, в предыдущие годы вы отлично ладили с Даниэлем Риккардо. Как складываются ваши отношения с Пьером? В этом году мы наблюдали, как вы вместе катались на лыжах...
Макс Ферстаппен: Отношения замечательные. Пьер – отличный парень, я знаю его еще с картинга и не думаю, что между нами будут какие-то сложности.

Вопрос: Лэнс, вы уверены, что закончите этот сезон с Williams?
Лэнс Стролл: Это не гарантировано. В любом случае, сейчас я целиком сосредоточен на предстоящем уик-энде, постараюсь, как всегда, сработать на пределе, а там посмотрим. Я намерен действовать от гонки, а там будет видно, как всё сложится.

Вопрос: (Кристиан Менат) Лэнс, ваш отец самостоятельно ведет бизнес, или в делах Force India спрашивает вашего совета?
Лэнс Стролл: Нет, не спрашивает. Отец всегда действует очень осмотрительно и всё просчитывает. Он понимал, что Force India выступает гораздо лучше, чем позволяют её финансовые возможности, видел в этой команде значительный потенциал, и для него её покупка – отличное вложение средств. Отец уверен, что сможет помочь команде добиться прогресса и снова стать конкурентоспособной. Что касается меня, я пока продолжаю выступать в Williams и желаю отцу всего наилучшего в его делах с Force India. Перспективы там в самом деле захватывающие, но я пока целиком сосредоточен на предстоящем уик-энде и оставшейся части сезона.

Вопрос: (Джап де Грут) Макс, после Венгрии у команды были сомнения насчет замены мотора. Ранее её планировалось провести на следующей неделе в Монце, но потом возникли опасения, что придется сделать это здесь, в Бельгии, получив соответствующий штраф. Как обстоят дела?
Макс Ферстаппен: Лично у меня никаких сомнений и опасений не было, поскольку запасных компонентов у нас достаточно.

Перевод: Валерий Карташев

Источник