Разделы сайта

Свежие новости

Братчес: 75% аудитории должны смотреть гонки бесплатно

Руководство Формулы 1 хотело бы вернуть трансляции гонок на общедоступные британские телеканалы, а действующий эксклюзивный контракт со Sky Sports считает «неоптимальным». В 2016 году, ещё при Берни Экклстоуне, был заключён шестилетний контракт, по которому телекомпания Sky получила эксклюзивные права на трансляцию этапов чемпионата – сумма сделки оценивается в 600 млн. фунтов стерлингов.

Кубица: В Монако машина Williams едет ещё хуже, чем на других трассах

Гонщик Williams Роберт Кубица заявил, что на городской трассе в Монако недостатки шасси FW42 проявились как никогда остро. На тренировках в четверг поляк и его напарник Джордж Рассел предсказуемо заняли два последних места, уступив четыре секунды лидеру Льюису Хэмилтону. «В Монако всё ещё хуже, чем на других трассах. Нам не хватает прижимной силы и сцепления.

Полезные статьи

Германия’89: Заполняя пустоту

Германия’89: Заполняя пустоту

Через две недели после британского этапа 1989 года чемпионат мира приехал на Гран При Германии, открывавший вторую половину сезона. За это время сразу в двух командах сменились руководители: в Lotus был отправлен в отставку Питер Уорр, много лет проработавший рука об руку с Колином Чэпмэном, а в Benetton пришёл новый человек, далёкий от автоспорта, но хороший управленец – Флавио Бриаторе.

Отставка Уорра стала следствием многочисленных проблем и поражений Lotus на трассе и вне её. В вину британцу ставили потерю Айртона Сенны, Жерара Дюкаружа и Honda, отказ от доработки активной подвески, ставку на дорогого, но не приносящего результат Нельсона Пике. Всё это, помимо прочего, очень нервно воспринимали в руководстве главного спонсора команды – Camel. Удержать табачную компанию было главной задачей нового руководителя Lotus – легендарного инженера Тони Радда.

Парадоксально, но практически аналогичная задача стояла и перед Бриаторе. Новый руководитель Benetton знал, что руководство итальянского концерна не устраивают текущие результаты команды, и он задумал глобальные перемены. Одной из главных задач было привлечение крупного спонсора – и Флавио сразу же сосредоточился именно на Camel. Кроме того, он искал для команды сильного и опытного пилота, способного тянуть команду наверх – Алессандро Наннини был талантлив, но недостаточно опытен для этой задачи. Как ни странно, этим пилотом станет Нельсон Пике.

Ещё одна необычная история, связанная с Camel, взяла своё начало двумя этапами раньше. Перед Гран При Франции американская табачная компания значительно расширила свой контракт с Tyrrell, действовавший с 1988 года. Однако из-за этого возник конфликт интересов, ведь пилот Tyrrell, Микеле Альборето, пользовался поддержкой Marlboro.

Алессандро Наннини за рулём Benetton на Гран При Германии 1989 года

Итальянец проявил завидную лояльность бренду и покинул команду. Бренд, однако, не стал отвечать тем же – сославшись на то, что Альборето больше не выступает в Формуле 1, в Marlboro лишили его финансовой поддержки! К счастью, связей и авторитета Альборето хватило на то, чтобы вернуться в паддок самостоятельно – в Германии он дебютировал в составе Larrousse, сменив Эрика Бернара.

Правда, обмен трудно было назвать равноценным. Французская команда использовала британские шасси Lola и итальянские двигатели Lamborghini (что и стало триггером заключения контракта с Альборето), но красиво выглядела эта комбинация только на бумаге. Шасси никуда не годилось, моторы V12 постоянно ломались, так что в первой половине сезона команда не заработала ни одного очка. А это означало, что как раз с Гран При Германии она должна была участвовать в предквалификации, сменив там Brabham.

Не нужно было больше участвовать в этой унизительной процедуре и Алексу Каффи на Dallara – свою роль сыграл подиум в Канаде его напарника Андреа де Чезариса и два результативных финиша самого Каффи. Не обошлось без курьёза – в силу стечения обстоятельств на этапе в США пилот Rial Кристиан Даннер сумел финишировать четвёртым, и эти три очка позволили его напарнику, немцу Фолькеру Вайдлеру, также избежать предквалификации, хотя за всю первую половину чемпионата он ни разу этот барьер не преодолел!

Первая предквалификация с новым составом получилась достаточно драматичной, в том числе из-за особенностей трассы, где мотор имел большее, чем обычно, значение. В конечном счете, выйти в основную квалификацию смогли оба гонщика Onyx, Бертран Гашо и Стефан Йохансон, и оба гонщика Larrousse. Но при этом показавший четвёртое время Альборето опередил Янника Дальма из AGS всего на 0,001 секунды!

В квалификации машины Lola c моторами Lamborghini выглядели гораздо увереннее, и оба пилота попали на стартовую решётку, причём Филипп Альо показал 15-е время. Не прошли квалификацию Луис Перес-Сала на Minardi, Бертран Гашо на Onyx, и, конечно же, обе машины Rial, которым ничуть не помог тот факт, что этап был домашним как для команды, так и для пилотов.

Инцидент между пилотами Ferrari на тренировке

Несмотря на переход на атмосферные двигатели, самыми мощными оставались моторы Honda, так что нет ничего удивительного в том, что пилоты McLaren на сверхскоростном Хоккенхайме оказались самыми быстрыми. Поул завоевал Айртон Сенна, Прост уступил ему почти секунду, но при этом ещё почти столько же выиграл у ближайшего из преследователей – Найджела Мэнселла. Всё остальные, начиная с Герхарда Бергера, проигрывали лидеру более двух секунд.

Нельзя сказать, что квалификация прошла для Сенны без проблем – в пятницу утром он на высокой скорости наехал на камень за пределами трассы и пробил поддон. Повреждения оказались настолько серьёзными, что Айртону пришлось пересесть на запасную машину. Всего в распоряжении McLaren было три шасси с новой поперечной коробкой передач, и списание одного из них ставило команду в сложное положение.

Но ещё до Гран При в качестве меры предосторожности менеджер команды Джо Рамирес попросил тестовую бригаду, которая уже направлялась в Имолу с новой машиной, остановиться в Дижоне. Как только стало ясно, что машина Сенны повреждена слишком сильно, бригада отправилась в Хоккенхайм, так что уже к субботу в распоряжении команды снова было три шасси.

Отношения между гонщиками McLaren к тому моменту испортились до такой степени, что они даже свободное время на Гран При проводили в разных местах – Прост в моторхоуме McLaren, Сенна в хоспиталити TAG. Они не только не разговаривали, но лишний раз даже старались не оказываться рядом. Рон Деннис пытался хоть как-то контролировать ситуацию, но это было почти невозможно. Во избежание эскалации напряжения, все ключевые сотрудники были строго проинструктированы не давать прессе никаких комментариев.

Айртон Сенна на Гран При Германии 1989 года

Прост считал себя главным пострадавшим в этой истории, но действительно тяжёлые времена переживал Сенна. Четыре схода подряд в столь ответственный момент серьёзно подкосили его психологически, а помочь было некому. Он как раз недавно порвал со своей девушкой, один из самых близких ему людей, его друг, наставник и практически второй отец Армандо Ботельо Тейшейра лежал при смерти, и его единственным сопровождающим была сестра Вивьен. Даже его бразильские друзья отмечали, что Айртон сам пожинает плоды той пустоты, что создал вокруг себя за последние годы.

Именно поэтому важность гонки в Хоккенхайме для Сенны трудно было переоценить. Прост тоже просто так отдавать своё преимущество в 20 очков не собирался. Отставание в квалификации его не волновало – в гонке он Сенне в скорости не уступал. Всё должно было решиться на трассе – или на пит-стопе, который для всех лидеров был практически неизбежен.

Правда, в воскресенье небо над Хоккенхаймрингом заволокло тучами, метеорологи начали рассуждать о вероятности дождя во время гонки. Однако к старту по-прежнему было сухо. Стремясь стартовать как можно лучше, трое лидеров, Сенна, Прост и Мэнселл, перестарались и допустили пробуксовку. Спокойствие сохранил только Бергер – и именно он захватил лидерство в первом повороте!

Пройдёт ещё несколько лет, и Бергер будет считаться главным специалистом по Хоккенхаймрингу, непревзойдённым мастером обороны на этой трассе. Но в 1989 году это ещё было не так – Сенну и Проста австриец пропустил ещё до окончания первого круга. Напарника Герхард удерживал позади вплоть до 14 круга, когда на торможении перед первой шиканой у него взорвалась задняя левая шина. Его Ferrari вылетела с трассы и высоко подлетела на поребрике, приземлившись уже со сломанным носовым обтекателем и подвеской. Это был восьмой сход Бергера в восьми гонках сезона, в которых он принял участие.

Тем временем Сенна и Прост вели отчаянное сражение между собой. Айртон лидировал, Ален неотступно следовал за ним, уступая менее секунды, лучшими временами пилоты McLaren обменивались практически на каждом круге! Однако до атаки дело пока не доходило – оба ждали пит-стопов.

Прост остановился первым, на 18-м круге. Пит-стоп прошёл откровенно плохо – механик долго не мог зафиксировать гайку на заднем левом колесе, так что Ален смог покинуть расположение команды только через 20 секунд. Француз вернулся на трассу третьим, позади Мэнселла. Он сразу же резко прибавил, но потеря времени на пит-стопе оказалась слишком большой, чтобы претендовать на победу. На следующем круге Мэнселл тоже остановился – его пит-стоп занял 9 секунд, англичанин вернулся на трассу четвёртым, позади Benetton Эммануэля Пирро, которому ещё тоже предстояло останавливаться.

На 20-м круге в боксах свернул и Сенна. Механики быстро меняют колёса, но… тот из них, что отвечал за правое заднее, не уверен в результате. Он снова снял колесо, снова его надел, и только после этого поднял руку, сигнализируя о готовности. Остановка заняла 23 секунды, и Айртон вернулся на трассу позади Проста!

Борьба между лидерами разгорелась с новой силой, но теперь уже Сенна пытался догнать Проста, а тот – не подпустить к себе напарника. На 26-м круге относительно спокойный характер гонки нарушила авария Пирро на входе на Стадион. Вылетев с трассы, итальянец врезался в ограждение, и так как удар принял на себя, в том числе, шлем пилота, его отправили в медицинский центр, а затем и в госпиталь. Всё обошлось лёгким сотрясением.

Долгое время отрыв между лидерами держался на уровне 3-4 секунд, но когда до финиша оставалось десять кругов, начал уменьшаться. Сцепление на машине Проста работало со сбоями – когда удавалось проехать чистый круг, он снова был очень быстр, а на других кругах терял. На 42-м круге (из 45-ти!) Прост показал лучший круг гонки. А на 43-м на его McLaren внезапно отказала шестая передача, и Ален смог лишь проводить взглядом промчавшегося мимо Сенну. Айртон при этом ещё и перекрыл его достижение на круге.

Найджел Мэнселл на Гран При Германии 1989 года

Прост смог завершить два оставшихся круга, но отстал от Сенны на 18 секунд. Впрочем, это значило, что он потерял всего три очка из своего запаса. Занимавший третье место Мэнселл уступил ему более минуты. Всё остальные, начиная с Риккардо Патрезе, проигрывали круг. Очки также заработали Нельсон Пике и Дерек Уорик.

На подиуме гонщики McLaren игнорировали друг друга. На пресс-конференции оба выглядели уставшими. «Это была очень быстрая и тяжёлая гонка, – признался Прост. – И Айртон, и я атаковали, как только могли, не думая ни о тормозах, ни о двигателе, ни о шинах. Эту гонку нужно было выигрывать. Когда я потерял шестую передачу, то подумал, что всё кончено. Но затем действовал осторожно, чтобы заработать шесть очков. Это важно».

Сенна отказался отвечать на вопрос журналиста, смог ли бы он опередить Проста, если бы не проблема с коробкой передач, подчеркнув, что просто рад прервать серию из четырёх сходов подряд. «У меня не было особой стратегии на эту гонку, - сказал Айртон. – После затянувшегося пит-стопа я старался ехать как можно быстрее, чтобы быть рядом с Простом. Я не терял концентрацию даже за три круга до финиша – могло произойти всё что угодно. Я надеялся на техническую проблему или ошибку, и шанс неожиданно появился. Я очень доволен этой победой».

Но отпраздновать долгожданную победу Сенне не удалось. Буквально через несколько минут после пресс-конференции сестра Вивьен сообщила Айртону, что Армандо Ботельо Тейшейра скончался от рака печени в Сан-Паулу. Потрясённый гонщик заперся в своём моторхоуме вместе с сестрой, чтобы помолиться. Многие завсегдатаи паддока впервые увидели, насколько чувствительным и эмоциональным может быть обычно резкий и эгоистичный бразилец.

Источник