Разделы сайта

Свежие новости

Монтедземоло готов взять часть вины на себя

Бывший президент Ferrari Лука ди Монтедземоло готов взять на себя часть вины за неудачную форму команды после перехода на гибридные турбомоторы в 2014-м… Лука ди Монтедземоло: «Я был президентом, когда принималось решение о переходе на гибридные турбомоторы. Я согласился, поскольку это был поворотный момент в автомобильной промышленности. Это было очень важно.

Хельмут Марко: Мы всегда говорили, что борьба в чемпионате не закончена

Спортивный консультант Red Bull Хельмут Марко с оптимизмом прокомментировал прогресс команды в чемпионате. После победы во второй гонке в Сильверстоуне Макс Ферстаппен вышел на второе место в личном зачете и сократил отставание от Льюиса Хэмилтона с 36 до 30 очков.

Полезные статьи

Флавио Бриаторе: В 1994-м Мосли объявил войну Benetton

Флавио Бриаторе: В 1994-м Мосли объявил войну Benetton

Бывший руководитель команд Формулы 1 Флавио Бриаторе считает, что серия дисквалификаций Михаэля Шумахера в сезоне-1994 имела исключительно политический подтекст. По словам итальянцам, руководство чемпионата просто не могло смириться с победами Benetton.

«Для Макса [Мосли] и Берни [Экклстоуна] победы производителя одежды в Формуле 1 были катастрофой. Мы так успешно начали сезон-1994, что нас начали дисквалифицировать просто для того, чтобы сделать гонки интереснее, – сказал Бриаторе в подкасте Beyond The Grid. – Против нашей команды начали войну. Нас дисквалифицировали в трех гонках, и это не было связано с подозрениями в использовании трекшн-контроля. Да, нас публично обвиняли в этом, но доказательств так и не нашли. Все прекрасно знают, что в Спа планка на днище машины Михаэля была стерта о поребрик, но нас всё равно дисквалифицировали. Никто, кроме Мосли, не знал, что Шумахер обогнал Хилла на прогревочном круге в Сильверстоуне, но всё равно было начато расследование.

Макс – не Жан Тодт. Мстительный и хитрый: он очень часто вмешивался в дела Формулы 1 и мешал многим гонщикам. По сути, он был гоночным директором. Да, он лично решал конфликты между командами и хорошо справлялся со своими обязанности. Скажем так, он был хорошим руководителем в 80% случаев, но остальные 20% перекрывали все эти хорошие случаи. С ним было тяжело вести конструктивный диалог – Макс всегда считал, что он прав. Помню, когда нас заподозрили в использовании антипробуксовочной системы, Чарли Уайтинг встал на нашу сторону, но Макс всё равно выступил против. Он постоянно пытался загнать нас в угол».

Тем не менее по итогам сезона-1994 Шумахер стал чемпионом мира, завоевав свой первый из семи титулов в Формуле 1.

Источник